Детективы и Триллеры : Триллер : 28 : Джон Хоукс

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46

вы читаете книгу




28

Дождавшись, пока Габриель спустится обратно на крышу, волки схватили его, заломив руки за спину, скрутили запястья проволокой, а глаза завязали драной тряпкой. Как только Странник стал совсем беззащитен, один из волков ударил его в горло. Габриель упал на крытую рубероидом крышу и попытался собраться в «поплавок». Но его начали пинать в грудь и живот, а он, слепой, только отчаянно хватал ртом воздух.

В основание спины ударили дубинкой, и каждая частичка тела отозвалась болью. Потом кто-то сказал: «В школу его». Странника рывком поставили на ноги, повели назад в дом, затем вниз по мраморной лестнице и — на улицу. Габриель шел, спотыкаясь об осколки мостовой и раскрошенную кладку. По пути пытался запомнить дорогу: поворот налево, направо, остановились… Боль мешала думать.

Наконец его привели к другой лестнице, поднялись. Втолкнули в комнату с гладким плиточным полом, надели на шею цепь. Габриель оказался прикован к полу.

Все болело. Руки и лицо покрывала запекшаяся кровь. В голове крутились образы разрушенного моста, черной реки и газового пламени меж руин. Наконец Габриель провалился в тяжелый сон. Он проснулся, услышав, как открылась дверь. Повязку сдернули с глаз — перед Странником стояли двое: блондин с косичками и чернокожий в халате.

— Ты отсюда не выйдешь, — пообещал блондин. — И жизни тебе не будет, пока мы не дадим.

Волки стали снимать с него кандалы.

Габриель тем временем огляделся и увидел учительский стол под старинной классной доской. На стене висели картонные карточки с буквами алфавита (некоторые из них болтались вверх ногами на одной-единственной булавке).

— Пойдешь с нами, — сказал темнокожий. — Тебя хочет видеть комиссар.

Взяв Габриеля под руки, двое волков вывели его в коридор. Здание было трехэтажное, с кирпичными стенами и окнами, закрытыми ставнями. На каком-то этапе войны волки превратили школу в крепость, где жили, прятали припасы и пытали пленников. Но кто такой этот комиссар? Наверное, он крупнее, сильнее и злее тех людей, что расхаживают по коридору с дубинками и ножами на поясе.

Свернув за угол, они миновали несколько дверей, потом вошли в бывший актовый зал, где сохранились сцена и сиденья амфитеатром. Через сцену проходила изогнутая на конце металлическая труба-факел. У дальней стены на двух скамьях, будто просители, пришедшие к королю, сидели волки.

В центре сцены стоял стол, заваленный конвертами из желтой бумаги и черными гроссбухами. За столом сидел мужчина в синем деловом костюме, белой сорочке и красном галстуке-бабочке. Он был худ, лыс, а лицо его излучало самодовольство. Уже издалека Габриель увидел, почувствовал, что этот человек знает назубок все законы и правила, которые готов любым путем укрепить; ни о каких переговорах или уступках речи быть не могло — для него все виновны и должны быть наказаны.

Дойдя до середины прохода между рядами сидений, волки с Габриелем остановились. Комиссар разговаривал с крупным мужчиной, принесшим запачканную кровью сумку из джута. Один из помощников комиссара, покопавшись в сумке, пересчитал предметы и шепотом сообщил о результатах начальнику.

— Очень хорошо, — важно ответил тот сильным голосом. — Паек ты заработал.

Комиссар сделал запись в гроссбухе. Тем временем волки нагло, игнорируя остальных посетителей, подвели Габриеля к сцене, заставили подняться на нее и там усадили на деревянный стул. Комиссар, закрыв книгу, изволил взглянуть, что за новая беда свалилась на его голову.

— Та-ак, это тот самый пришелец? Мне сообщили, что тебя зовут Габриелем. Это верно?

Габриель молчал. Блондин ткнул его в спину дубинкой.

— Да, верно. А вы кто?

— Мои предшественники любили пышные и бессмысленные титулы вроде верховного главнокомандующего или главы города. Один даже назначил себя пожизненным президентом. Но жизнь его, как ни странно, длилась после этого пять дней. Поразмыслив, я выбрал титул поскромнее — комиссар патрулей этого сектора данного города.

Габриель кивнул, но ничего не ответил. За спиной шипел газовый факел.

— Гости извне появлялись и раньше, однако ты — первый, с кем я познакомился. Ну, рассказывай, кто ты и как проник сюда?

— Как и все здесь, — просто ответил Габриель. — Проснулся, открыл глаза и… я возле реки на берегу.

— Не верю. — Комиссар патрулей встал из-за стола — за поясом у него Габриель увидел револьвер. Стоило начальнику щелкнуть пальцами, как помощник принес второй стул, поставив его рядом с Габриелем. Сев ближе к Страннику, комиссар наклонился и прошептал: — Говорят, что в конце концов останется группа избранных, которых спасет божественная сила. В моих интересах эти слухи поддерживать. Но я верю, что мы будем убивать друг друга снова и снова, снова и снова — до конца дней. А это значит, что я здесь — навсегда. Или пока не найду способ отсюда выбраться.

— Есть еще города кроме этого?

— Разумеется, нет. Пока небо не потемнело, вниз по реке были видны другие острова, но, думаю, там свой ад для людей из других культур и исторических эпох. Однако в одном острова едины: они суть места, где люди обречены страдать вечно.

— Позвольте обследовать остров, и я поищу выход.

— О, ты поищешь, я знаю. — Встав со стула, комиссар снова щелкнул пальцами. — Особое кресло сюда, будьте добры.

Один из помощников выбежал и вернулся, катя перед собой старинное кресло-каталку из гнутого дерева; сиденье было из ивовых прутьев, а колеса имели резиновые покрышки. Сняв с Габриеля наручники, волки усадили его в кресло, привязав за запястья и лодыжки к раме нейлоновым шнурком и проводами. Комиссар наблюдал за этим, время от времени говоря, чтобы добавили узлов.

— Вы же здесь главный, — сказал Габриель. — Почему не остановите убийства?

— Я не могу избавить людей от гнева и ненависти. Могу только направлять эти чувства в нужное русло. Я уцелел, потому что умею определять врагов — дегенерирующие формы жизни, которые должны быть истреблены. Сейчас, например, мы охотимся на тараканов, которые прячутся в темноте.

Комиссар спустился со сцены. За ним, толкая кресло-каталку с Габриелем, шел блондин. Снова они прошли по школьному коридору на первом этаже. Волки, завидев комиссара, опускали головы. Если комиссару случалось увидеть малейший намек на неповиновение, объект недовольства немедленно становился врагом.

В конце коридора, у задней двери комиссар достал из кармана ключ и отпер замок.

— Жди здесь, — велел он блондину, а сам покатил кресло с Габриелем дальше — в большую комнату, где рядами были выстроены зеленые металлические шкафы для документов. Часть ящиков отсутствовала, а их содержимое валялось на полу. Глянув на бумаги, Габриель понял, что это — контрольные работы, тесты с оценками и учительскими пометками. Некоторые из бумаг темнели от крови.

— В этих шкафах — школьные документы. На острове детей нет, но в первое утро здесь была самая настоящая школа. Мы нашли мел, бумагу, карандаши, ручки и консервы в столовой — мелкие детали, чтобы повысить уровень жестокости. Мы разрушили не какой-то там воображаемый город, нет. Мы разрушили реальное место со всеми мелочами вроде светофоров, кафе…

— Вы за этим привезли меня сюда?

Комиссар толкал кресло дальше мимо шкафов. Из стены торчали две трубы-факела, но света не хватало, в комнате было темно.

— Я не случайно выбрал своей штаб-квартирой школу. Все истории о пришельцах связаны с этой комнатой. Есть в ней что-то особенное. Пока не знаю, что именно, но есть.

Они достигли центральной рабочей области, куда были свалены столы, подносы и металлические стулья. Пошевелиться Габриель не мог, но головой вертеть получалось. Он оглядывался по сторонам, ища кусочек бесконечной темноты — выход, через который можно будет вернуться в Четвертое измерение.

— Если пришельцы как-то проникают сюда, должен быть и выход. Где он, Габриель? Скажи, ты обязан.

— Не знаю.

— Ответ не принимается. Послушай внимательно: на данном этапе ты — либо моя единственная возможность выбраться отсюда, либо угроза моей жизни. И, знаешь, так получается, что у меня нет ни времени, ни желания гадать, который из вариантов приемлем. — Достав из-за пояса револьвер, комиссар приставил дуло к голове Габриеля. — В барабане три патрона. Наверное, последние три патрона на всем этом проклятом острове. Не хотелось бы потратить один на то, чтобы тебя застрелить.


Содержание:
 0  Чёрная река The Dark River : Джон Хоукс  1  Действующие лица : Джон Хоукс
 2  Вступление : Джон Хоукс  3  1 : Джон Хоукс
 4  2 : Джон Хоукс  5  3 : Джон Хоукс
 6  4 : Джон Хоукс  7  5 : Джон Хоукс
 8  6 : Джон Хоукс  9  7 : Джон Хоукс
 10  8 : Джон Хоукс  11  9 : Джон Хоукс
 12  10 : Джон Хоукс  13  11 : Джон Хоукс
 14  12 : Джон Хоукс  15  13 : Джон Хоукс
 16  14 : Джон Хоукс  17  15 : Джон Хоукс
 18  16 : Джон Хоукс  19  17 : Джон Хоукс
 20  18 : Джон Хоукс  21  19 : Джон Хоукс
 22  20 : Джон Хоукс  23  21 : Джон Хоукс
 24  22 : Джон Хоукс  25  23 : Джон Хоукс
 26  24 : Джон Хоукс  27  25 : Джон Хоукс
 28  26 : Джон Хоукс  29  27 : Джон Хоукс
 30  вы читаете: 28 : Джон Хоукс  31  29 : Джон Хоукс
 32  30 : Джон Хоукс  33  31 : Джон Хоукс
 34  32 : Джон Хоукс  35  33 : Джон Хоукс
 36  34 : Джон Хоукс  37  35 : Джон Хоукс
 38  36 : Джон Хоукс  39  37 : Джон Хоукс
 40  38 : Джон Хоукс  41  39 : Джон Хоукс
 42  40 : Джон Хоукс  43  41 : Джон Хоукс
 44  42 : Джон Хоукс  45  43 : Джон Хоукс
 46  Использовалась литература : Чёрная река The Dark River    



 




sitemap