Детективы и Триллеры : Триллер : 39 : Джон Хоукс

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46

вы читаете книгу




39

Холлис полз по узкой горизонтальной трубе. Руки вязли в слизистой жидкости, похожей на разбавленное водой моторное масло. Впереди виднелся свет, и когда Холлис добрался до конца, то увидел над головой дренажную решетку; стальные прутья делили прямоугольник света на маленькие квадратики.

Прижав подбородок к груди, Холлис уперся в решетку плечами. Стальной прямоугольник оказался тяжел, но ноги у Холлиса были сильные. Наконец незакрепленный кусок металла сместился. Холлис руками сдвинул его в сторону; появился зазор в четыре дюйма. Сменив положение, боец убрал решетку совсем и вылез наверх в подземный коридор, вдоль стен которого тянулись силовые кабели и водопроводные трубы.

Он вынул пистолет из кобуры.

Все было тихо.

Вернувшись тем же путем к матушке Блэссинг и Свободным бегунам, Холлис сообщил:

— Труба выводит в подземный коридор для техперсонала. Хорошая точка проникновения, безопасная, никого нет.

— Видите, — облегченно сказал Тристан матушке Блэссинг, — все в ажуре.

— Сомневаюсь, — ответила ирландка, передавая сумку с инструментами Холлису.

— Мы пошли? — спросил Тристан.

— Да, спасибо, ребята, — ответил Холлис. — Будьте осторожны.

К Тристану вернулась былая уверенность, и он низко поклонился. Крете во весь рот улыбнулся Холлису.

— Свободные бегуны Шпандау желают вам удачи.


Холлис полз по трубе, а за ним — матушка Блэссинг. Когда они выбрались в коридор, Арлекин прошептала ему на ухо:

— Говорите как можно тише. Здесь могут быть голосовые сенсоры.

Они прошли по коридору до стальной двери, которая отпиралась магнитной картой. Матушка Блэссинг достала из сумки пистолет-автомат и нечто похожее на кредитную карточку с подсоединенным к ней тонким проводом. Включив ноутбук, ирландка присоединила провод к компьютеру, набила на клавиатуре команду и вставила карточку в паз для магнитного ключа на двери.

Взломщики пристально глядели на монитор — на шесть синих квадратов. Чтобы подобрать трехзначное число к первому квадрату, ушла минута. Потом процесс пошел быстрее. Минуты через четыре были подобраны все шесть чисел, и замок открылся.

— Ну что, входим? — спросил Холлис.

— Не спешите. Внутри — камеры слежения, спрятаться от них не получится. Понадобится прикрытие. — Ирландка достала из сумки предмет, похожий на небольшую видеокамеру. — Приставьте это к плечу. Когда открою дверь, нажмете на серую кнопку.

Пока матушка Блэссинг убирала инструменты назад в сумку, Холлис поместил устройство для прикрытия на правое плечо, нацелив вперед.

— Готовы? — Матушка Блэссинг подняла пистолет-автомат и приоткрыла дверь. Заметив камеру наблюдения, Холлис, будто оператор, прицелился и нажал кнопку. Прибор выстрелил по линзам обратного отражения видеокамеры лучом инфракрасного света — луч вернулся, и автоматически наведенный лазер ослепил устройство слежения.

— Не стойте, не стойте, — поторопила матушка Блэссинг. — Идите.

— Камера точно нас не видит?

— Лазер сработает как нужно. Охрана увидит только вспышку света у себя на мониторе.

Поспешив дальше по коридору, свернули за угол. Там Холлис обезвредил еще одну камеру. В конце коридора была дверь, ведущая на пожарную лестницу — по ней матушка Блэссинг с Холлисом поднялись на площадку первого этажа.

— Готовы? — спросила Арлекин.

— Идем дальше, — кивнул Холлис.

— Долго же я просидела на том дрянном островке. Ведь есть занятия куда веселее.

Арлекин толчком открыла дверь, и они вошли в помещение на цокольном этаже. Повсюду было установлено машинное оборудование. Белая дорожка вела к стойке, за которой охранник поедал завернутый в вощеную бумагу сандвич.

— Ждите здесь, — велела ирландка Холлису, отдавая ему оружие. Она быстро вышла из тени и направилась к стойке. — Спокойно, без паники! Все будет в порядке. Вам позвонили?

От неожиданности охранник забыл спрятать сандвич. Покачав головой, он ответил:

— Нет. А должны были?

Не останавливаясь, Арлекин достала пистолет и выстрелила охраннику в грудь; того аж выбросило из кресла. Обойдя стойку, матушка Блэссинг приблизилась к стальной двери.

Холлис подбежал к ирландке.

— Ручки нет, — заметил он.

— Замок электронный. — Матушка Блэссинг тщательно осмотрела стальную коробку на стене у двери. — Инфракрасный сканер рисунка кровеносных сосудов ладони. Мы не изготовили бы подделку, даже если бы знали о нем заранее.

— Но мы можем пробиться?

— Есть два пути обойти систему безопасности: грубый и высокотехничный.

Забрав у Холлиса пистолет-пулемет, Матушка Блэссинг достала из сумки запасную обойму и сунула ее за пояс. Потом сделала Холлису знак рукой:

— Отойдите. Действовать будем грубо.

Ирландка выпустила обойму в левую часть двери; полетели куски металла и деревянная щепка. Патроны закончились, и матушка Блэссинг перезарядил оружие. Холлис тем временем просунул руку в образовавшуюся зазубренную дыру, потянул; заскрежетал металл, и дверь поддалась.

Ворвавшись в помещение, Холлис увидел стеклянную башню высотой с трехэтажное здание. По всей высоте башни мерцали лампы компьютерного оборудования — огни светодиодов отражались на стеклянных стенах, будто миниатюрные фейерверки. Конструкция выглядела одновременно прекрасно и загадочно, словно посреди здания приземлился корабль пришельцев.

Футах в двадцати от башни на стене висел огромный монитор, на котором демонстрировалось изображение некой части Берлина: созданные программой люди гуляли по площади созданного программой же города. У панели прямо под монитором застыли два перепуганных техника. Вдруг один — тот, что моложе — ударил по кнопке на панели и бросился бегом через комнату.

Матушка Блэссинг прицелилась и выстрелила технику в ногу. Тот растянулся на полу, а по залу замигали тревожные огни; из динамика зазвучал механический голос: «Verlassen Sie das Gebunder! Verlassen…»[28]

Раздраженно выстрелив в динамик, Матушка Блэссинг сказала:

— А мы не хотим покидать здание. Тут весело!

Раненый техник лежал по полу, вцепившись в ногу и крича. Ирландка подошла и наставила на него пистолет.

— А ну заткнись и радуйся, что жив. А то, знаешь ли, я терпеть не могу, когда включают сигнализацию.

Но раненый будто не слышал, все кричал, катаясь по полу и зовя доктора.

— Я только просила замолчать, — сказала матушка Блэссинг, теряя терпение. — Неужели так трудно заткнуться?!

Ирландка выждала несколько секунд — раненый вопил. Выстрелив ему в голову, Арлекин подошла ко второму технику — худощавому мужчине лет тридцати с короткими черными волосами и угловатым лицом. Он дышал так часто, будто готов был хлопнуться в обморок.

— Как зовут? — спросила матушка Блэссинг.

— Гюнтер Линдеманн.

— Добрый вечер, герр Линдеманн. Не подскажете, где у вашего компьютера USB-порт?

— 3-здесь нет… То есть имеется, но в башне. — Отлично. Ведите.

Линдеманн провел их к двери в башню из листового стекла толщиной шесть дюймов. Техник просунул руку в сканер ладони, и дверь открылась.

Внутри в стерильном помещении царил холод. Холлис быстро подошел к рабочей станции с компьютером, клавиатурой и монитором, снял с шеи золотую цепочку и вставил флэш-карту в порт.

На экране тут же выскочило сообщение на четырех языках: «В СИСТЕМЕ НЕИЗВЕСТНЫЙ ВИРУС. ОПАСНОСТЬ — ВЫСОКАЯ». Экран на секунду погас, затем появился красный квадрат, состоящий из девяноста квадратов меньшего размера: только один был чистого красного цвета — он мигал. Словно раковая клетка, поразившая здоровое тело…

Матушка Блэссинг обернулась к Линдеманну.

— Сколько охранников в здании?

— Прошу, не надо…

— Просто ответь на вопрос, — перебила она.

— Один охранник — за стойкой снаружи, двое — наверху. Есть еще те, кто сегодня отдыхает. Они живут в здании через улицу и могут прийти в любой момент.

— Что ж, буду готова их встретить. — Арлекин повернулась к Холлису: — Дайте знать, когда мы закончим.

Она вывела Линдеманна из башни, а Холлис остался у рабочей станции. На экране замигал второй квадратик. Что за битва шла сейчас внутри компьютера? И что сказала бы Вики, будь она здесь, рядом с Холлисом? Убийство охранника и техника сильно огорчили бы ее. «Семена в ростки…» — так она всегда говорила, мол, совершенное во гневе вернется к тебе и затмит Свет.

Холлис снова взглянул на монитор: два квадрата ярко светились. Вирус дублировал себя каждые десять секунд. Вот красным загорелись все квадратики; где-то в здании зазвучала тревога. Не прошло и минуты, а вирус победил систему. Замигали все девяносто секций фигуры, и экран погас окончательно.

Выбежав из башни, Холлис увидел, что Линдеманн лежит на полу лицом вниз. Футах в десяти от него стояла матушка Блэссинг, нацелив пистолет-автомат на дверь.

— Все, — крикнул Холлис. — Уходим.

Ирландка развернулась к Линдеманну — ее глаза блестели все тем же холодным огнем.

— Оставьте, — сказал Холлис. — Только время терять.

— Ну, смотрите, — ответила матушка Блэссинг таким тоном, будто ее просили пощадить насекомое. — Он может сказать Табуле, что я больше не прячусь на острове.

Они вернулись в подвал, но только вышли из-за штабелей оборудования, как на них обрушился шквал огня. Матушка Блэссинг с Холлисом бросились на пол позади резервного генератора. Пули под разными углами били в трубы теплотрассы над головами.

Стрельба прекратилась. Послышались щелчки затворов; солдаты меняли обоймы штурмовых винтовок. Кто-то что-то выкрикнул по-немецки; свет в подвале погас.

Холлис с матушкой Блэссинг лежали вплотную на бетонном полу в полной темноте. Только слабенько суетились красные диоды на корпусе генератора. Сев и потянув к себе сумку с инструментами, Холлис заметил рядом темный силуэт Арлекина.

— Лестница в сотне футов отсюда, — прошептал Холлис. — Бежим к ней.

— Свет выключили, — возразила матушка Блэссинг. — Это значит, у наемников инфракрасные визоры. Мы их не видим, зато они видят нас.

— Что же вы предлагаете? Оставаться и биться?

— Охладите меня. — Арлекин протянула Холлису фонарик и небольшую металлическую канистру. Холлис не сразу, но сообразил, что это — тот самый баллончик с жидким азотом, которым матушка Блэссинг намеревалась обезвреживать датчики движения.

— Обрызгать вас этим? — недоверчиво спросил боец.

— Да. Но не заденьте кожу. Распылите азот на одежде, этого хватит.

Зажав фонарик в кулаке, Холлис включил его, так чтобы свет пробивался сквозь пальцы. Матушка Блэссинг лежала лицом вниз. Холлис стал разбрызгивать жидкий азот по ее штанам, ботинкам и куртке. Потом ирландка перевернулась на спину, и Холлис продолжил, стараясь не попасть ей на руки и в глаза. Когда азот закончился, баллончик слабо зашипел. Арлекин села. Губы ее дрожали. Коснувшись плеча ирландки, Холлис ощутил обжигающий холод.

— Возьмете пистолет-пулемет?

— Н-нет, — ответила Арлекин. — В-вспышка от выстрела выдаст м-меня. Об-бойдусь мечом.

— Вы же не видите противника.

— Я использую ч-чувства, мистер Уилсон. Противник н-напуган, дышит чаще, тяжелее и п-палит в каждую тень. Чаще всего наш враг п-поражает себя сам.

— От меня что-нибудь требуется?

— Дайте мне п-пять секунд, потом с-стреляйте вправо.

Арлекин скрылась во тьме. Холлис встал и расстрелял обойму из пистолета-пулемета. Наемники ответили огнем из трех точек в левой стороне подвала. Через секунду раздался мужской крик. Вновь началась стрельба.

Вытащив полуавтоматический пистолет, Холлис вставил обойму, передернул затвор. Услышав, как кто-то из наемников перезаряжает винтовку, он двинулся на звук. Подвал озарился светом со стороны открывшихся дверей лифта. Тогда Холлис пальнул по фигуре, стоящей возле какого-то механизма.

Снова раздались выстрелы. Потом наступила тишина.

Включив фонарик, Холлис увидел в шести футах перед собой мертвое тело наемника. Возле кондиционера наткнулся на второй труп — правая рука солдата была отделена от плеча.

Посветив по сторонам, Холлис увидел третий труп у дальней стены и четвертый — у лифта. В нескольких шагах, скорчившись, лежал еще один. Подойдя ближе, Холлис увидел, что это — матушка Блэссинг. Она была ранена в грудь — свитер пропитался кровью. Ирландка не выпускала из рук меча, будто оружие могло спасти от смерти.

— Последнему повезло, — сказала она. — Повезло… Шальная пуля. — В голосе не было привычной резкости; Арлекин не могла продышаться. — Но ведь смерть тоже приходит случайно.

— Да не умрете вы, — пообещал Холлис. — Я вытащу вас отсюда.

Матушка Блэссинг повернулась к нему.

— Дурак… Возьми, — протянула она меч. — И смотри… чтобы имя тебе дали верное. Я свое ненавижу… Мне его дала мать..

Отложив клинок, Холлис потянулся, чтобы поднять Арлекина на руки, но та из последних сил оттолкнула его.

— В детстве… мне говорили, что я… умница… — Изо рта ирландки текла кровь; слов было почти не разобрать. — И крас-са… ви… ца-а…


Содержание:
 0  Чёрная река The Dark River : Джон Хоукс  1  Действующие лица : Джон Хоукс
 2  Вступление : Джон Хоукс  3  1 : Джон Хоукс
 4  2 : Джон Хоукс  5  3 : Джон Хоукс
 6  4 : Джон Хоукс  7  5 : Джон Хоукс
 8  6 : Джон Хоукс  9  7 : Джон Хоукс
 10  8 : Джон Хоукс  11  9 : Джон Хоукс
 12  10 : Джон Хоукс  13  11 : Джон Хоукс
 14  12 : Джон Хоукс  15  13 : Джон Хоукс
 16  14 : Джон Хоукс  17  15 : Джон Хоукс
 18  16 : Джон Хоукс  19  17 : Джон Хоукс
 20  18 : Джон Хоукс  21  19 : Джон Хоукс
 22  20 : Джон Хоукс  23  21 : Джон Хоукс
 24  22 : Джон Хоукс  25  23 : Джон Хоукс
 26  24 : Джон Хоукс  27  25 : Джон Хоукс
 28  26 : Джон Хоукс  29  27 : Джон Хоукс
 30  28 : Джон Хоукс  31  29 : Джон Хоукс
 32  30 : Джон Хоукс  33  31 : Джон Хоукс
 34  32 : Джон Хоукс  35  33 : Джон Хоукс
 36  34 : Джон Хоукс  37  35 : Джон Хоукс
 38  36 : Джон Хоукс  39  37 : Джон Хоукс
 40  38 : Джон Хоукс  41  вы читаете: 39 : Джон Хоукс
 42  40 : Джон Хоукс  43  41 : Джон Хоукс
 44  42 : Джон Хоукс  45  43 : Джон Хоукс
 46  Использовалась литература : Чёрная река The Dark River    



 




sitemap