Детективы и Триллеры : Триллер : Дремлющий страх : Кей Хупер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33

вы читаете книгу




Бывший армейский офицер, а теперь — федеральный агент ООП, Райли обладала способностями хамелеона, — ясновидящая, способная смешаться с окружающим миром, быть любым человеком, каким она захочет. Эксперт ООП по оккультным наукам, она по заданию своего загадочного начальника Ноя Бишопа отправилась пожить в пляжном домике на Опаловом острове, чтобы принять участие в расследовании сообщений об опасных событиях, будто бы связанных с оккультизмом.

В одиночку она вынуждена выживать в смертельной игре в слепую, когда все вокруг нее — не те, за кого себя выдают. И странное убийство — раздражающее напоминание о том, насколько высоки ставки.

Бишоп хочет снять Райли с этого задания. Этого же желает влиятельный местный окружной прокурор Эш Прескотт. А ее старый приятель Гордон Скиннер и шериф Джек Бэллард считают, что она может поймать жестокого убийцу. Но один из этих четырех мужчин знает, что на самом деле происходит в этом прибрежном городке, и именно этого знания Райли ужасно не достает. А то, что она не может вспомнить, может стоить ей жизни. На сей раз зло не только ближе, чем она думает, — оно уже здесь.

Перевод осуществлен на сайте http://lady.webnice.ru. Переводчики: BlackSuNRise, KattyK, kira in love, zulchick, Паутинка, bulya, na, Синчул, фасолька.

Бета-ридинг: m-a-r-i-n-a


Глава 1

Часть 1

Не успев открыть глаза, Райли Крейн осознала две вещи. Ее голова пульсировала от боли, и она чувствовала запах крови.

Не то, что бы и то, и другое было таким уж необычным.

Следуя инстинкту и опыту, она лежала совершенно неподвижно, закрыв глаза, пока не уверилась в разумных пределах, что совершенно проснулась. Она лежала на животе, вероятно, на кровати. Возможно, в своей собственной. На одеялах или, по крайней мере, не прикрывшись.

Одна.

Она приоткрыла глаза только, чтобы оглядеться. Смятые простыни, подушки. Решила, что всё-таки, это ее смятые простыни и подушки. Ее постель. Комод, на котором, как обычно, стоит лампа, неаккуратно сложенная стопка книг, и будильник.

Судя по красным цифрам, было два часа дня.

Ладно, вот это необычно. Она никогда не просыпала и никогда не спала днем. К тому же, хотя и головная боль, и запах крови для нее не были чем-то из ряда вон выходящим, но вместе они наполнили ее тревогой.

Райли попыталась что-то услышать, и ее нервозность возросла, когда она поняла, что слышит лишь на «обычном» уровне. Слабый шум кондиционера. Глухое громыхание и шум прибоя на пляже. Крик чайки, пролетающей над домом. То, что обычный слух воспринимает автоматически, без дополнительного сосредоточения и концентрации.

И больше ничего. Сколько бы она ни пыталась, но не могла услышать внутренний пульс дома, созданный из воды в водопроводе и электричества, гудящего в линиях электропередач, и едва различимого движения и потрескивания с виду твердого дерева и камня, когда ветер дул с океана прямо на здание.

Она этого услышать не могла. И это было скверно.

Рискнув, Райли поднялась на локте, а потом засунула правую руку под подушки. А… по крайней мере, оно было там, где и должно было быть. Ее рука сомкнулась на придающем ей уверенность оружии, и она вытащила его, чтобы быстро осмотреть.

Обойма на месте, пистолет стоит на предохранителе, затвор не передернут. Она автоматически достала обойму, проверила, не пустая ли она, и потом вставила на место. Затем дослала патрон в патронник. Она действовала быстро и слаженно, сказывались годы практики. Она чувствовала себя хорошо с оружием в руках. Это было правильно.

Но что-то другое было не так.

Она теперь не только чувствовала, но и видела кровь. Та была на ней.

Райли одним движением перекатилась и села, с опаской осматривая спальню. Ее спальню, она поняла это, ощущая чувство уверенности: она там, где ей следовало быть. Ей эта комната знакома. И тут, кроме нее, никого не было.

Ее голова заболела еще сильнее от резких движений, но она не стала обращать внимание, рассматривая себя. Рука, держащая оружие, была заляпана кровью, и когда она переложила оружие в другую руку, то увидела, что та тоже в крови. Кровь была на ее ладонях, тыльной стороне рук, предплечьях и даже под ногтями.

Насколько она могла судить, крови не было ни на одеялах, ни на подушках. Что означало, что та на ее руках высохла до того, как она, не раздеваясь, упала на постель и заснула. Или отключилась. В любом случае…

«Иисус Христос».

Кровь на ее руках. Кровь на светлой футболке. Кровь на ее поношенных джинсах.

Много крови.

«Ее ранили?» Она не чувствовала ничего, кроме пульсирующей головной боли. Но она всё еще испытывала холодный, растущий страх, потому что тот факт, что она оказалась покрыта кровью ничего хорошего сулить не мог, каким бы живым она не обладала воображением.

Она, немного напряженно, сильно дрожа, встала с кровати и босиком вышла из спальни. Быстро, но осторожно она осмотрела помещения, чтобы увериться, что она одна, и нет никакой непосредственной угрозы. Вторая спальня была безупречно чистой и, казалось, ею давно не пользовались, что, вероятно, было правдой: у Райли редко появлялись гости, которым нужна была вторая спальня.

Она быстро проверила дом, в основном состоявший из открытого пространства, бывшего кухней, столовой и гостиной. Чисто, немного не прибрано, повсюду разбросаны книги, журналы, газеты, CD и DVD диски. Обычное дело в повседневной жизни.

Похоже, что она превратила обеденный стол в рабочее пространство, так как коврики под тарелки были сдвинуты в сторону, а сумка для ноутбука лежала на одном из стульев. Компьютера на столе не было, поэтому, очень вероятно, что она не работала на нем в последнее время.

Двери были закрыты и заперты на замок. Окна также были закрыты и заперты на замок, а летом на побережье Южной Каролины становилось жарковато.

Она была одна.

Тем не менее, Райли вошла в ванную с оружием, проверила, нет ли кого за занавеской в душе, прежде чем закрыла дверь, оказавшись в довольно замкнутом помещении. Потом она снова испытала шок, посмотрев в зеркало над раковиной.

Ее лицо было также покрыто высохшей кровью, пятнами выделяющейся на щеке. Кровь была и в светлых волосах. Много крови.

— Дерьмо.

Ее желудок перевернулся, и она замерла на мгновение, закрыв глаза, пока тошнота не отступила. Потом она положила оружие на туалетный столик и разделась догола.

Она проверила каждый дюйм своего тела и не нашла ничего. Никаких ран, даже царапины. Это была не ее кровь.

Это должно было ее успокоить. Но не успокоило. На ней была чужая кровь. Что вызывало беспокоящие, возможно даже пугающие вопросы.

«Что — или кто — запачкал ее своей кровью? Что произошло? И почему она не может вспомнить?»

Райли посмотрела на смятую одежду на полу, потом на себя: ее кожа, покрытая бледно-золотым загаром, была чиста, лишь предплечья и кисти рук были покрыты запекшейся кровью.

Предплечья. Она буквально оказалась по локти в крови и не знала, как именно это случилось. «Иисусе».

Забыв про весь опыт, говоривший, что ей следовало бы вызвать местные власти до того, как сделать что-то еще, Райли встала под душ. Она сделала воду такой горячей, какую только смогла стерпеть, и взяла большое количество мыла, смывая запекшуюся кровь. Пилочкой убрала темные полоски засохшей крови из-под ногтей и, по крайней мере, дважды вымыла свои короткие светлые волосы шампунем. Даже после того, как Райли вымылась, она стояла под струей горячей воды, обдававшей плечи, шею и всё еще пульсирующую от боли голову.

«Что же произошло?»

У нее не было ни малейшего представления, черт побери. Она не помнила, как на ней оказалась кровь.

Она помнила кое-что другое. Почти всё важное.

— Твое имя — Райли Крейн, — пробормотала она, пытаясь убедить себя, что всё в порядке. — Тебе тридцать два года, не замужем и работаешь федеральным агентом в отделе ООП.

Имя, звание, серийный номер — вот в этом она была более-менее уверена.

Этих фактов амнезия не затронула. Она выросла в семье военного с четырьмя старшими братьями, ездила по всему миру, получила обширное и хорошее образование, много опыта в таких делах, которыми не каждая женщина могла бы похвастаться, и с раннего возраста умела сама о себе позаботиться. И она знала, где ее место — в ФБР, в ООП. Это она помнила.

А что касается недавних событий…

Христос, что последнее она припоминала? Она сняла этот коттедж, даже устроилась здесь. Несла коробки и сумки из машины. Раскладывала вещи. Ходила на пляж. Сидела на веранде в ночной темноте, чувствуя теплый океанский бриз на лице, и…

Была не одна. Кто-то еще сидел с ней. Неясные, туманные воспоминания о тихих голосах. О приглушенном смехе. Она так отчетливо почувствовала прикосновение, хотя всего лишь на мгновение, что озадаченно посмотрела на свою руку.

А потом ощущение пропало.

Как Райли ни пыталась, но вспомнить что-то еще не могла. В ее голове был полный беспорядок. Лишь отрывки, большая часть которых не имела никакого смысла, странные фразы, которые она не понимала.

И эти вспышки сопровождались приступами головной боли.

Решив, что именно ее головная боль является причиной провалов в памяти, Райли вышла из душа и вытерлась. Разумеется, это всего лишь головная боль. Она выпьет пару таблеток аспирина, поест, добавит кофеина в организм и потом всё вспомнит. Разумеется. Она завернулась в полотенце и, снова взяв оружие, вернулась в спальню за чистой одеждой.

И изумилась, открыв ящики комода и проверив чулан: оказалось, она тут была довольно давно. Она, в самом деле, устроилась и зашла намного дальше, чем привыкла. Это не было похоже на ее «жизнь на чемоданах», где всё валялось беспорядочно по сумкам. Одежда была аккуратно разложена по ящикам, висела в шкафу. И там оказалась не только одежда для отпуска на пляже.

Да, была тут обычная одежда, а также несколько нарядов: милые слаксы, шелковые блузки и платья. Даже туфли на каблуках и чулки.

Так, ладно. Она тут по работе, так должно быть. Проблема в том, что она не могла вспомнить, в чем именно заключалась ее работа.

Райли открыла ящик и вытащила очень миленький, сексуальный, кружевной комплект, состоящий из лифчика и трусиков. Очень странно. Это совсем не походило на ее обычные вещи, очевидно, обновка, и в ящике было еще несколько подобных штучек. «Чем, черт побери, она тут занималась?»

Этот вопрос зазвучал еще громче, кода она нашла также пояс с подвязками.

Пояс с подвязками, а вслух сказала:

— Иисусе. Бишоп, во что ты меня впутал на сей раз?

Часть 2

3 года назад

— Мне в команде необходим кто-то вроде вас, — Ной Бишоп, глава Отдела Особых Преступлений ФБР мог быть при желании очень убедительным. И очевидно старался убедить свою собеседницу.

Райли Крейн с сомнением и осторожностью разглядывала его. Зная о ее прошлом, он понимал ее отношение и ожидал чего-то подобного.

Бишоп пришел к выводу, что она была интересной особой. Он не ожидал такой внешности: ниже среднего роста, маленькая, почти хрупкая на вид. По ней и не скажешь, что она может, не слишком напрягаясь, швырнуть мужчину в два раза больше себя через плечо. Большие серые глаза, обманчиво ребяческие, невинно смотрели с эльфийского личика, необычного, интригующего и очень запоминающегося, хотя красавицей девушку не назовешь.

Просто удивительно, что такое лицо было у хамелеона.

— Почему я? — спросила она, переходя прямо к делу.

Бишоп оценил прямоту, и спокойно ответил:

— Кроме навыков следователя у вас есть две уникальные способности, которые, по моим расчетам, могут принести пользу в нашей работе. Вы можете вписаться в любую ситуацию, быть кем угодно по вашему выбору в определенное время, а еще вы — ясновидящая.

Райли решила не возражать, лишь отметила:

— Мне нравится наряжаться в маскарадные костюмы. Играть в «Давайте представим». Когда ребенком живешь в воображаемом мире, то набираешься опыта в подобных делах. А что касается второй способности — я ведь себя не рекламировала в таком качестве, а даже напротив, и поэтому у меня возник вопрос: как вы узнали?

— Я прислушиваюсь к слухам, — пожав плечами, ответил Бишоп.

— Этого недостаточно.

— Я создаю подразделение, состоящее из агентов с паранормальными способностями. И за последние несколько лет я уделил много времени… вещам, выходящим за рамки обычного. Я обратился к людям, которым доверяю, служащим в органах правопорядка и в других сферах, с просьбой найти подходящие кандидатуры.

— Экстрасенсов.

— Не просто экстрасенсов. Мне нужны исключительно крепкие люди, способные справиться со своими талантами, а также с эмоциональными и психологическими сложностями нашей работы, — он кивнул на место, позади нее.

— Мне кажется, что вы точно сможете справиться с тем крайне высоким напряжением, о котором я говорю.

Райли посмотрела назад, где ее команда работала среди обломков камней, появившихся в результате тщательно спланированного взрыва. Несколько часов назад жертв нашли и унесли с места преступления — кого на носилках, а кого в мешках для трупов. Теперь военные следователи искали улики.

— Это работой я занимаюсь не так уж долго, — заметила Райли. — И, разумеется, предпочитаю работу следователя, но на предыдущем посту занималась обеспечением безопасности базы. Я иду туда, куда меня отправляют.

— Ваш командир сказал мне то же самое.

— Вы с ним говорили?

Она заметила, что Бишоп заколебался, но потом ответил:

— Он связался со мной.

— Так мой начальник — один из тех доверенных особ, которых вы упоминали?

— Так и есть. В некотором роде друг моего друга. Человек широких взглядов, не отрицающий паранормальные явления. Такого не часто встретишь среди военных. Я, конечно, не хотел вас обидеть.

— Я не обиделась. Что он вам сообщил?

— Он считает, что ваши способности тут пропадают зря, и он не может вам предложить те сложные задачи, в которых, по его мнению, вы нуждаетесь.

— Он так сказал?

— Всё в таком духе. Я понял, что тут вы работаете неполный день, а через несколько недель намереваетесь вернуться на военную службу. А может, и не вернетесь.

— Вся моя профессиональная жизнь связана с военной службой, — ответила она.

— А возможно и нет, — сказал Бишоп.

Райли покачала головой, а потом заметила:

— Вот данный момент, агент Бишоп, не могу придумать ни единой причины, почему мне нужно поменять жизнь военного на карьеру в ФБР, каким бы особенным ни был ваш отдел. К тому же, даже если у меня случаются иногда озарения, это никак не влияет на исход событий.

— Неужели?

— Да.

— Мы можем помочь вам научиться принимать и фокусировать ваши способности, а также конструктивно их использовать. Вы удивитесь, насколько это повлияет на результат.

Не дожидаясь ответа, Бишоп открыл свой портфель и достал большой, пухлый, желто-коричневый конверт.

— Посмотрите его содержимое, когда будет возможность, — сказал он, протягивая его Райли. — Сегодня вечером, завтра. После, если вас это заинтересует, позвоните мне. Мой номер написан внутри.

— А если меня это не заинтересует?

— В этом конверте только копии. Если вам это неинтересно, уничтожьте его и забудьте об этом. Но я могу побиться об заклад, что вас это заинтересует. Так что несколько дней побуду неподалеку, майор. На всякий случай.

Райли стояла и долго смотрела ему вслед, задумчиво похлопывая рукой по конверту. Потом оставила его в своей машине и вернулась к работе.

Лишь поздно вечером, оставшись в одиночестве в своей квартирке за территорией базы, она узнала, что Бишоп не сказал всей правды. В конверте содержались не только копии: одна вещица оказалась подлинником.

Она сознательно собрала всю свою решимость прежде, чем открыть конверт. В некотором роде потому, что благодаря здравому смыслу догадывалась, что ее ждет, и потому, что экстрасенсорные способности также предупреждали ее об этом, с той самой минуты как она дотронулась до конверта. Годы упорядоченной жизни в военных частях научили ее концентрации и фокусировке, так что она могла приглушать необычные ощущения, когда в них не было нужды.

Пока не была готова сконцентрироваться на том, что видела. И вывалила содержимое конверта на стол.

Да, там были копии. Адские копии. Отчеты и фотографии вскрытия. Фотографии мест преступлений. С полдюжины мест преступлений. Убийств на вид совершенно здоровых молодых людей. Жестокие, зверские, кровавые, варварские убийства.

Не глядя на отчеты вскрытия, Райли тем не менее знала, что убийства происходили в разных городах. Она знала, что все жертвы были знакомы с убийцей. Она знала, что эти убийства совершил один человек.

Она также знала, как Бишоп собирался поймать этого убийцу.

— Значит, вот почему он выбрал меня, — сказала она себе. Сложная задача? О, да. Задача, которая может стоить жизни. Смертельно опасная проверка ее навыков. Всех навыков.

Она неспешно потянулась и взяла предмет из конверта подлинник. Монета в пятьдесят центов. В ней не было ничего примечательного. Вот только прикоснувшись к ней, Райли поняла еще кое-что.

Она узнала, что случится, если она откажется от предложения Бишопа.

В конце концов, нечего было раздумывать. Райли нашла карточку с номером его мобильного и позвонила. Когда он ответил, она перешла сразу к делу.

— Вы нечестно играете, — сказала она.

— Я не играю, — ответил он.

— Мне запомнить это на будущее?

— Вы мне скажите.

Райли сжала монету в руке, и вздохнула:

— Где поставить подпись?


Настоящее время

Райли быстро оделась. Выбрала обычное практичное белье без кружев, в котором ей было удобно, нашла джинсы и топ. Девушка не стала сушить свои короткие волосы, лишь расчесала пальцами, позволяя им высохнуть самостоятельно.

Босиком она пошла на кухню, поставила кофеварку, потом после недолгих поисков нашла аспирин. Поморщившись, проглотила пару таблеток, не запивая. Лишь потом Райли нашла в холодильнике апельсиновый сок и выпила его, надеясь избавиться от горького послевкусия. Она изумилась тому, что холодильник оказался полон продуктов. Обычно она заказывала еду, а готовила лишь яйца, тосты, иногда бифштекс.

Желудок заурчал, доказывая, что она не ела уже давно. Девушка испытала облегчение, потому что возможно, именно голод приглушил ее чувства. В теле не доставало горючего, необходимого для работы на пике своих возможностей.

Это было ее индивидуальной особенностью. Большинство агентов ООП могли похвастаться какой-нибудь странностью.

Райли приготовила себе большую порцию хлопьев и съела их, прислонившись к кухонному столу.

Оружие она всегда держала поблизости.

Кофе сварился, когда она закончила есть. Она взяла первую на сегодня чашку и подошла к окнам, выходящим на океан, и стеклянным дверям, ведущим на веранду. Райли лишь открыла жалюзи и, попивая кофе, смотрела на сероватый Атлантический океан, дюны и пляж.

Мало что можно было там увидеть. Несколько людей, вытянувшись на полотенцах или лежа на шезлонгах, жарились на солнышке. Ребятишки рядом с загорающей парочкой строили странное сооружение из песка. Еще одна парочка прогуливалась по берегу, невысокие волны доставали им до лодыжек.

Пляж между домиком Райли и водой был пуст; люди привыкли соблюдать границы между частным и общественным пляжем, в особенности в малонаселенном уголке этого островка. И если платишь бешеные бабки за вид на океан, то обычно к этому получаешь собственный кусочек пляжа.

Райли вернулась на кухню, чтобы налить себе вторую чашку кофе. Она нахмурилась, потому что ее голова всё еще болела, несмотря на аспирин, еду и кофеин. И еще потому, что не могла вспомнить, что случилось такого, от чего на ней была засохшая кровь.

— Черт побери, — пробормотала она, неохотно собираясь сделать то, что было необходимо. Райли очень ценила контроль, как и большинство агентов ООП, и она с неудовольствием признала, что ситуация вышла из-под контроля. С этим не поспоришь.

По крайней мере, на данный момент.

Оставив чашку на кухне, но не расставаясь с оружием, она стала искать мобильный телефон, в конце концов, найдя его в простой сумочке. С первого взгляда она поняла, что телефон совершенно разряжен, и смиренно вздохнула. Нашла зарядку, включенную в розетку возле кухонного стола, и поставила телефон заряжаться.

Тут же стоял обычный телефон, и Райли в нерешительности уставилась на него, закусив губу.

Дерьмо. Ничего другого не оставалось.

Она выпила вторую чашку кофе, прекрасно понимая, что тянет время. Потом, наконец, набрала номер.

Когда он ответил отрывисто «Бишоп», она постаралась говорить спокойно и беспечно.

— Привет, это Райли. Мне кажется, тут что-то не так.

Наступила долгая пауза, а потом Бишоп хрипло сказал:

— Мы об этом догадались. Что, черт побери, происходит, Райли? Ты дважды не отчиталась.

Холодок пробежал по ее позвоночнику.

— Что ты говоришь? — она всегда отчитывалась. Всегда.

— Мы не слышали ни слова от тебя уже больше двух недель.



Содержание:
 0  вы читаете: Дремлющий страх : Кей Хупер  1  Часть 1 : Кей Хупер
 2  Часть 2 : Кей Хупер  3  Глава 2 : Кей Хупер
 4  Часть 2 : Кей Хупер  5  Часть 1 : Кей Хупер
 6  Часть 2 : Кей Хупер  7  Глава 3 : Кей Хупер
 8  Часть 2 : Кей Хупер  9  Часть 1 : Кей Хупер
 10  Часть 2 : Кей Хупер  11  Глава 4 : Кей Хупер
 12  Часть 2 : Кей Хупер  13  Часть 1 : Кей Хупер
 14  Часть 2 : Кей Хупер  15  Глава 5 : Кей Хупер
 16  Глава 6 : Кей Хупер  17  Глава 7 : Кей Хупер
 18  Глава 8 : Кей Хупер  19  Глава 9 : Кей Хупер
 20  глава 10 : Кей Хупер  21  глава 11 : Кей Хупер
 22  глава 12 : Кей Хупер  23  глава 13 : Кей Хупер
 24  глава 14 : Кей Хупер  25  глава 15 : Кей Хупер
 26  глава 16 : Кей Хупер  27  глава 17 : Кей Хупер
 28  Глава 18 : Кей Хупер  29  Глава 19 : Кей Хупер
 30  Глава 20 : Кей Хупер  31  Глава 21 : Кей Хупер
 32  Эпилог : Кей Хупер  33  Использовалась литература : Дремлющий страх



 




sitemap