Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 3 : Кей Хупер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20

вы читаете книгу




Глава 3

Серинед, Теннесси.



— Собаки, — предложил шериф Дункан. — Не сегодня, конечно, но завтра с самого утра. Здесь в горах так часто теряются люди, что мы создали почти дюжину поисково-спасательных команд из собак и у них очень высокий процент успеха. Они могут выследить практически что или кого угодно. Снайпер, должно быть, оставил след от того места, где были тела до своего наблюдательного пункта. И так как дождь пока не прошел, собаки должны его уловить.

— В состав трех команд входят тренеры, обучавшиеся при полицейском управлении, и у них есть разрешение на ношение оружия, так что они смогут защитить себя, если что, — добавил главный помощник Скэнлон.

— Стрелок не станет слоняться поблизости, — проговорил Квентин. — Поэтому будет ли в этом смысл? Готов поспорить, что он почистил место: подобрал гильзы, и любые другие улики, которые указывали бы на то, что он там был. Этот парень профессионал, а профессионал не оставит улик, которые мы смогли бы обнаружить.

— Капитулянт. — Покачивая головой, Демарко добавил: — Хотя я согласен с тобой — это бесполезная трата людских ресурсов. Он давно ушел, по крайней мере, оттуда.

Квентин согласно кивнул.

— Я готов поспорить, что если мы все-таки захотим потратить людские ресурсы и продолжить поиски, то найдем старую охотничью беседку[8] или что-то подобное: место, где он мог провести день в относительном комфорте.

Вероятно, почти в таком же комфорте, как и мы сейчас, размышлял Квентин. Поскольку условия, в которых они оказались, были далеки от его представлений о комфорте. «Конференц-зал» в управлении шерифа округа Пиджет едва ли можно было назвать большим. В нем помещался стол, за которым могли сесть шестеро — если конечно никто не возражает сидеть с тесно прижатыми локтями. И если они в состоянии терпеть стулья — такие старые, что от легкого движения, сидящего на них человека, начинают не просто скрипеть, а громко визжать.

Скэнлон стоял, облокотившись о дверной косяк — комната просто не могла вместить еще одного человека.

В помещении было единственное маленькое окно, закрытое пыльными жалюзи, которые скрывали из вида быстро спустившуюся на город ночь. Стремительно приходящие сумерки — это так характерно для ранней весны в горах. В один угол комнаты были втиснуты два высоких шкафа для документов. Два более низких шкафа стояли возле двери, обеспечивая необходимую свободную поверхность для размещения несуразной кофеварки, пестрой коллекции кружек, молочного порошка и пластиковых ложек.

Хотя никто из сидящих за столом и не соблазнился кофе. Вкус которого, как предполагал Квентин, будет больше похож на тормозную жидкость.

В другом углу у стены находился старый стол с поцарапанной крышкой, который занимал слишком много места и использовался, очевидно, как свободная поверхность для древнего принтера, высокой скособоченной стопки желтых папок, двух отсоединенных клавиатур и блестящего нового телефонного аппарата с несколькими линиями.

Телефон не был подключен.

Квентину казалось, что он работал и в более унылых помещениях, но сейчас на память не приходило ни одно.

Шериф Дункан уже извинился за недостатки старого здания и этой тесной комнаты, даже предположил, что они, вероятно, смогут занять столовую в гостинице, которая предоставляла номер с завтраком. Ее то он и посоветовал им на время пребывания в городе.

— Пожалуйста, — говорил он, — не останавливаетесь в мотеле. Тараканы частенько уносят ночью обувь.

Миранда серьезно отнеслась к совету, позволив одному из помощников Дункана позвонить и заказать необходимые комнаты для команды, в то время как другой отвез багаж агентов в гостиницу. Но она настаивала, что для этой первой настоящей встречи группы больше подойдет конференц-зал шерифа.

— День был долгим и все устали. Мы можем отдохнуть и начать завтра утром, возможно прямо в гостинице, если управляющий не возражает.

— Я позвоню Джуэл… Джуэл Лоусон — владелица и управляющая. Я уверен, она не будет возражать. Ваша группа в любом случае займет почти все номера, и вы не потревожите других гостей.

— Спасибо, шериф.

— Называйте меня Дес, пожалуйста. Все вы. Мы здесь, как видите, не особо придерживаемся формальностей. Черт, у меня всего шесть помощников, работающих полный рабочий день, и горстка временных, которым я не позволяю даже носить оружие. — Он покачал головой. — У нас и без всего этого дел невпроворот.

— Это правда, — пробормотал Скэнлон.

— Не ругайте себя, — посоветовал им Квентин. — На самом деле никто не может быть готов к появлению монстра. Вы просто надеетесь, что он пройдет через ваш город и покинет его, как можно быстрее.

— Оставив после себя так мало тел, как только возможно? — сказал Дункан.

— Вот именно. Немного везения и нам не придется оставаться здесь дольше, чем ночь или две.

Но, как все полицейские, ведущие расследование и стремящиеся добраться до сути, даже если пока особо и не с чем работать, они испытывали беспокойство и не торопились добраться до гостиницы и устроиться.

— Останки на пути к судмедэксперту штата и пока не получено совпадений по отпечаткам, поэтому у нас есть лишь предположения. И слишком много вопросов, — проговорил Демарко.

Квентин кивнул.

— В настоящий момент самый главный вопрос для меня — почему в Риза и Холлис стреляли. Если это наш убийца, то было глупо привлекать внимание к своему присутствию.

— Может, он запаниковал, — предположила Дайана.

— Может быть. Но если мы правы насчет расстояния, с которого он стрелял, значит, этот парень настоящий профессионал, обученный снайпер. А они обычно не поддаются панике.

Демарко — сам бывший в своей прошлой армейской жизни опытным снайпером — сказал:

— Это требует дисциплины. А дисциплина развивает терпение.

— Или, по крайней мере, что-то очень похожее на терпение, — согласилась Миранда — сама дипломированный снайпер. — Меня волнует, что профиль неверен.

Демарко кивнул.

— Если хороший снайпер соберется кого-нибудь убить, скорее всего, он сделает это с максимального расстояния при помощи винтовки с прицелом. Руки марать не будет — сработает чисто и холодно, как его учили. Это обезличенное убийство.

— Этих людей практически разделали и это уж точно не обезличенно.

— Может, убийства на расстоянии где-то на полпути перестали его удовлетворять. И он решил запачкать руки кровью.

— Серийные убийцы обычно эволюционируют, — согласилась Миранда.

Дункан уставился на нее.

— Серийные убийцы? Разве не должно произойти как минимум три убийства со схожим почерком, прежде чем можно будет заявить, что орудует серийный убийца?

Миранда внимательно на него посмотрела.

— То незаконченное дело, о котором я упоминала.

— Которым вы занимались, когда я позвонил? В Северной Каролине, откуда вы прилетели? И что с ним?

— Может получиться так, что это одно и то же дело, Дес.

Дункан посмотрел на каждого агента, сидящего за столом, а затем вновь сосредоточился на ее лице.

— Было больше тел, больше жертв? И они были найдены так же, как и эти двое?

— Найдены в местах, где тела оставили специально, и так в трех штатах. Жертв замучили до смерти.

Шериф нахмурился. Он слегка откинулся на стуле и выругался сквозь зубы, когда тот громко застонал. А затем проговорил:

— Признаю, я немного знаю о пытках, но за последние несколько лет мы все услышали об этом больше, чем хотели. Думаю, это не те пытки, которые применяются, чтобы получить информацию?

Миранда покачала головой.

— Насколько мы можем судить, жертвы не обладали ценной информацией. Никаких связей с организованной преступностью или бандитскими группировками, полувоенными или террористическими организациями. Они были обычными среднестатистическими гражданами — ни в чем неповинными, за исключением того, что привлекли к себе внимание убийцы. Убийцы, который очевидно любит наблюдать, как страдают его жертвы.

— Господи. — Дункан выглядел крайне встревоженным. — Вы слышите о подобном, видите в новостях, но никогда не ожидаете, что это случится на вашем заднем дворе.

— Мы не знаем, случилось ли это на самом деле, особенно учитывая последние события с участием профессионала со снайперской подготовкой. До сих пор убийца не демонстрировал подобных навыков. Но это вероятно, особенно если эти две жертвы никак не связанны друг с другом и не имеют явных врагов.

— То есть, вы говорите мне, что это или ваш серийный убийца прошел через мой город, или же у меня имеется местный свихнувшийся убийца, затаивший злобу против этих мужчины и женщины. — Дункан неожиданно нахмурился. — Мужчины и женщины, которых мы не можем найти ни в одном списке пропавших по нашему округу. Один из моих помощников уже в третий раз проверяет списки за последний месяц.

— Мужчина, вероятно, был жив и здоров еще вчера, — напомнила ему Миранда. — Поэтому заявление о его пропаже пока и не поступило, особенно если он жил один и регулярно отправлялся в деловые поездки. Женщина, с другой стороны…

— Мертва, по меньшей мере, несколько дней, — внес свой вклад Демарко. — Вероятно около недели. Если она жила одна и у нее не было семьи, тогда у нее скорей всего имелась работа, где к настоящему моменту должны были заметить ее пропажу.

Холлис наклонилась вперед, вздрогнув, когда ее стул протестующе заскрипел, и проговорила:

— Может, мы не достаточно широко раскинули сеть. Ясно, что места обнаружения тел, не являются первоначальными местами преступления, и мы не знаем, где их на самом деле убили. И мы не можем утверждать, что жертвы — местные.

— Верно, — согласилась Миранда. — Точно так же было и с тремя предыдущими жертвами, если предположить, что убийца все-таки один и тот же. Пока мы не установим личности, мы не сможем узнать, откуда они. Нам следует проверить списки пропавших, как минимум, в радиусе ста миль.

— Для начала, — пробормотал Квентин.

— Мои люди уже работают над этим, — проговорил шериф. — И мы расширим поиск.

Несколько стульев пронзительно заскрипели, когда люди на них беспокойно задвигались. Миранда поднялась с грустной улыбкой.

— Думаю, на сегодня мы сделали все, что могли. Гостиница выше по улице, верно?

— Три квартала вверх, легко дойти пешком. По дороге есть два хороших ресторанчика, в обоих прекрасная кухня, кроме того они работают достаточно долго.

— Мы, вероятно, воспользуемся вашим предложением и оборудуем своего рода командный центр в гостинице. Если конечно управляющая не будет против, и условия позволят использовать наши ноутбуки и другую электронику. Я позвоню вам утром и дам знать.

Когда под аккомпанемент стонов и скрипов встали остальные, Дункан вздохнул и проговорил:

— Думаю, это лучший выбор. Здесь у нас недостаточно надежный доступ в Интернет, но гостиница была отреставрирована несколько лет назад и хозяйка установила все новейшие технические штучки, включая wi-fi.

— Звучит прекрасно. Вы знаете, где нас искать, если что-то случится ночью, в противном случае увидимся утром.

Дункан проводил агентов до небольшого помещения, где находились рабочие места. Один из его временных помощников даже не пытался выглядеть профессионально — откинувшись назад на стуле и положив ноги на стол, он читал журнал. Второй временный помощник внимательно смотрел на монитор компьютера.

Двое постоянных помощников этой смены находились на патрулировании.

Даже не убрав ноги со стола и не отложив в сторону журнал, Дейл Макмари проговорил:

— Кто-то доставил арендованные внедорожники для агентов, шериф. Меня просили передать, что они припаркованы у входа, ключи под ковриками.

Прежде чем Дункан смог удивиться откуда взялись арендованные автомобили в городе, который не мог похвастаться прокатной компанией или успел спросить, кто доставил автомобили, Миранда весело проговорила:

— Сегодня мы просто оставим их снаружи, если вы не против.

— Нет, никаких возражений. Заприте их на всякий случай, но вряд ли их здесь потревожат. Увидимся утром.

Когда за агентами закрылись двери, Макмари горестно сказал:

— Я думал, федералы всегда носят куртки с надписью ФБР большими буквами на спине.

— Ты слишком много смотришь телевизор, — вмешалась Бобби Сильверс. — Это маленький городок и они не хотят выделяться больше, чем это необходимо.

Однажды я потеряю ее. Она перейдет в управлении полиции большого города.

Дункан вздохнул и проговорил:

— Какие-нибудь успехи?

— Нет, прости шериф. Я перепроверила все звонки, которые мы получили за последний месяц — уже четыре раза, чтобы быть абсолютно уверенной, что ничего не пропустила — и нет ни одного пропавшего человека похожего на описание.

— Хорошо. Проверь ближайшие округа, по крайней мере, в радиусе ста миль. Управления шерифов, полицейские управления, дорожные патрули. И государственные бюро тоже. Проверь их списки пропавших, и выясни, нет ли в них наших жертв.

— Сделаю, шериф.

— Нейл, иди домой и отдохни, — обратился Дункан к своему главному помощнику. — Завтра ты мне будешь нужен.

— Хорошо.

— А что я? — спросил Макмари.

Дункан посмотрел на него.

— Ты, Дейл, убери ноги со стола. Я хочу, чтобы ты нашел «ВД-40»[9], а затем отправился в конференц-зал и смазал каждый чертов стул.


* * *

Би Джей наблюдал.

Здание было старым, кирпичи заплесневели и слегка пахли сыростью. А с северной стороны, которая даже днем находилась в тени, был переулок между этим строением и соседним, которым мало кто пользовался. Здесь его окружала темнота, и он чувствовал себя, как в убежище.

Защищено.

Он наблюдала за ними, как давно научился наблюдать за собакой, в характере которой не уверен — уголком глаза, а не прямо. Он посмотрел на них, а затем отвел глаза, позволяя своему взгляду скользить, не задерживаясь. Би Джей избегал смотреть в упор из опасения, что кто-нибудь из них может ощутить это.

Они особенные и ему надо быть очень осторожным, сегодня он это понял.

Но удивительно как много можно увидеть только взглянув.

Все пятеро носили обычную одежду, предназначенную для того, чтобы помочь им смешаться с толпой или, по крайней мере, сделать их не похожими на агентов ФБР. Двое мужчин, три женщины. По его мнению, всем им было около тридцати. Их движения были непринужденными, как у людей, которые чувствуют себя уютно в своих натренированных и энергичных телах. Прогуливаясь вдоль тротуара, Би Джей медленно двигался вверх по склону к гостинице, где как он знал, они остановятся на ночь.

По дороге из управления шерифа они зашли в один из ресторанов — сидели за столиком возле окна и разговаривали. Он заметил несколько улыбок, но пришел к выводу, что они не слишком увлечены светской болтовней.

Би Джей задавался вопросом — смогли бы они в другом месте и в другое время стать друзьями.

Он распознал их с первого взгляда. Как солдаты одного боевого подразделения или полицейские, отправляющиеся на облаву, они были также сконцентрированы на единой цели, на своем задании. И это чувствовалось — независимо от того насколько расслабленными они выглядели внешне — эта внутренняя настороженность и напряженность, эта бдительность к тому, что их окружало.

К опасности.

Заметнее всего эта внутренняя готовность к действию была в одном из мужчин. Каждое его движение — даже просто шаг, сделанный с кошачьей легкостью — выдавало это. У него были хорошие инстинкты, очень хорошие. И вполне вероятно больше, чем просто инстинкты.

Иначе он никогда не смог бы спасти жизнь Темплтон.

— Выведи ее из игры, если представится шанс.

Шансы появлялись и исчезали. Но без сомнения будут еще.

Би Джей наблюдал, как они удаляются от него. Это была короткая улица, просматривающаяся целиком, с небольшими кварталами, характерными для маленького городка, которые в большом городе и кварталами бы не назвали. Поэтому он мог наблюдать за группой вплоть до самой гостиницы, не покидая своего укрытия в переулке.

В гостиницу легко забраться. У него была вся прошлая ночь, чтобы осмотреться и теперь он знал планировку здания, как свои пять пальцев. Просто на всякий случай.

Он наблюдал, как они поднялись по ступеням широкого крыльца и слегка задержались перед открытой дверью, прежде чем их пригласили внутрь. Дверь закрылась, и гости исчезли из его поля зрения.

Почти развернувшись, чтобы направиться по другим запланированным на сегодня делам, он остановился, краем глаза заметив движение в тени на тротуаре рядом с гостиницей. Ему пришлось изо всех сил напрячь глаза и сосредоточиться, и на мгновение он все-таки успел разглядеть мелькнувшего впереди другого наблюдателя, следовавшего за агентами ФБР.

Би Джей не был уверен мужчина это или женщина. Но кем бы ни являлся другой наблюдатель, он настолько слился с тенью, будто был ее частью и не имел своей формы и материи. Он скользил в тени, и, наконец, остановился в углу маленького переднего дворика гостиницы, в высоком кустарнике у изгороди из кованого железа, которая выполняла скорее декоративную функцию, нежели защитную.

Мимо проехал автомобиль и Би Джей заметил, что другой наблюдатель настолько хорошо замаскирован кустарником или своими навыками, что даже фары не смогли выдать его или ее.

Би Джей помедлил еще одно лишнее мгновение, затем медленно двинулся назад через переулок туда, где припарковал свой автомобиль, мысленно добавляя в игру еще одного игрока. Неизвестного игрока, с неясными мотивами.

Интересно…


* * *

Было почти десять часов вечера, когда Миранда вышла из комнаты на балкон второго этажа, который огибал здание Викторианской эпохи с трех сторон. Она еще не оделась для сна, и это хорошо, так как температура была всего на несколько градусов выше нуля. Чувствуя себя уверенно в свитере и джинсах, она оперлась на высокие перила и посмотрела вниз на тихую, залитую мягким светом Главную улицу Серенад.

— Похоже на открытку? — Тихий голос раздался сзади, от угла здания, где балкон поворачивал на другую сторону. — Идеальный вид «приезжайте и навестите нас», Торговая палата хотела бы, чтобы именно такую картинку видел весь остальной мир.

Миранда не оглянулась, но тихо ответила:

— Так часто делается, эти маленькие милые городки — выглядят идеально как на открытке и настолько же притягательно. Может поэтому монстры охотятся в них. — Это была правда, которую она узнала несколько лет назад[10].

— Да. Такие городки изолированы географически и технологически. В них, даже если люди и закрывают двери, то замки легко открыть или сломать, а единственная система безопасности — семейная собака, спящая в ногах постели. Городок достаточно маленький, чтобы большинство знало своих соседей, но не настолько, чтобы незнакомцы воспринимались, как угроза, тем более что они приносят туристические доллары, когда приезжают в Блу Ридж [11].

— Я бы сказала, сюда немногие приезжают. Здесь еще парочка гостиниц, и обе меньше этой.

— И один вшивый мотель. Да, я видела.

— Так и подумала. Что еще ты видела?

— За вами наблюдали. Всю дорогу от управления шерифа. А также пока вы были в ресторане.

— Переулок на другой стороне улицы?

— Да, он не настолько умен, как считает. Что, конечно же, не делает его менее опасным. А может даже более. Я позволила мельком увидеть себя, чтобы заставить его взять передышку. Но конечно так, чтобы он не смог меня опознать. Он в том паршивом мотеле. Платил наличными, использовал вымышленное имя, чтобы зарегистрироваться. Джон Смит, можешь поверить? Думаю, он отправился спать.

— Именно он стрелял сегодня?

— Практически уверена.

— Ты нашла его позицию?

— Гейб сделал это.

Габриель Вульф был оперативником Убежища. Как и его сестра-близнец Роксана. И они вместе составляли уникальную команду.

— Квентин оказался прав?

— Да. Старая охотничья беседка. Никаких улик, включая следы от ног, шин и копыт. В засаде не было найдено ничего стоящего, что можно было бы отнести в суд, за исключения маленькой вмятины. Гейб считает, что оно могло быть оставлено биноклем.

— Значит, за нами наблюдали целый день.

— Похоже на то. Должно быть, парень двигался пешком по хребту, придерживаясь гранитных пластов, чтобы не оставлять следов. И судя по тому, как хорошо ему это удалось, и насколько извилистой и сложной была его дорога, мы предполагаем, что он очень дисциплинирован и решителен. И хорошо знает местность в этом районе.

— А эту особенно?

— Да.

— Тогда возможно он не тот убийца, которого мы преследуем.

— Пока ты не найдешь чего-то, что более прочно свяжет эти тела, с обнаруженными ранее, будем считать, что ответ «нет». У предыдущих мест, где он оставлял тела, есть одна общая деталь — они были близко к дороге. Сегодняшние — не особо. Но это не все «хорошие» новости. Учитывая расстояние между позицией стрелка и местом обнаружения второго тела, этот парень — профессиональный снайпер. То есть прекрасно обученный и хорошо экипированный. Вероятно бывший военный. А солдаты с подобными навыками не склонны оставлять работу только потому, что сняли униформу.

— Частный подрядчик.

— Война создала огромное количество подобных подрядчиков. А с современной вшивой экономикой, становятся все тяжелей найти законную работу в этой области.

— Платный убийца?

— Мы так предполагаем. Об этом лучше поговорить с Демарко, но в этом предположении есть смысл, учитывая какое мастерство необходимо для того, чтобы сделать подобный выстрел. Если мы правы, за голову Холлис вероятно назначили цену. Это самое простое объяснение. Дело в том…

— Что самое простое объяснение редко оказывается самым верным в нашем мире, — закончила Миранда. — Но почему выбрали именно Холлис? Она принимает на себя удар куда чаще, чем любой другой агент, но не потому что находилась на передовой. Обычно она держится в тени. У нее, конечно, есть враги, но это враги отдела, а не ее личные. Она никогда не была ведущим агентом в каком-либо расследовании и не работала под прикрытием.

— Все так. Именно так. Но мы не можем обойти тот факт, что он наблюдал весь день. Холлис достаточно долго была неподвижна и часто находилась на открытой местности, чтобы он мог выстрелить, если это было его единственной целью, единственной причиной, по которой он сидел там в засаде. Но он ждал. Весь день и даже после того как была найдена вторая жертва. Можно подумать именно этого он и дожидался.

— Может, надеялся, что мы не найдем жертву. Или может Дайана права, предположив, что он ведет с нами интеллектуальные игры.

— Может быть и так. Особенно если он узнал в ком-то из вас агента ООП. — Собеседница Миранды сделала паузу, а затем саркастически добавила: — Становится похоже на Дикий запад, только в вашем случае отчаянный молодой стрелок, въезжающий в город, чтобы кинуть вызов знаменитому ветерану, оказывается извращенным серийным убийцей, который желает противопоставить свои навыки и умения ООП.

— Я действительно надеюсь, что все не так.

— Вот именно.

Миранда довольно долго молчала, ее взгляд рассеяно скользил по тихой, мирной картине Главной улицы маленького города США. Наконец она проговорила:

— Если Холлис была целью, значит, она стала для кого-то угрозой. Реальной угрозой для какого-то конкретного лица. И мне трудно поверить, что это абсолютно не связано с нашим расследованием в последние недели.

— Не похоже на то.

— Нет. Не похоже.

— Возможно, стрелок просто следовал за вами двумя, пока вы вели расследование. И получил приказ ничего не делать пока…

— И это вопрос, верно? Пока что? Может… где-то по дороге, своими действиями или просто своим присутствием Холлис стала помехой для убийцы. Но она обладает не слишком агрессивными и угрожающими способностями. Она медиум, самоцелитель и видит ауры. И в чем угроза?

— Мы этого не узнаем, пока не обнаружим, кому или чему она угрожает.

Миранда глубоко вздохнула и затем медленно выдохнула, с ее губ сорвалось облачко пара.

— Да. А тем временем, у нас есть эти убийства, которые надо расследовать.

— Это точно.

— И в то же время мы должны защищать Холлис.

— Вероятно, легче было бы убрать стрелка.

— Легче, возможно, но не правильнее. Убери его и появится шанс, что для этой работы пришлют кого-нибудь другого. Кого-нибудь, кого мы можем не увидеть, пока не станет слишком поздно. По крайней мере, этот парень враг, которого мы знаем, за которым мы можем наблюдать.

— Верно. Значит, будем наблюдать за ним? Прилипнем к нему?

— Как банный лист. И, Роксана, будь осторожна. Будь очень осторожна. И ты, и Гейб.

— Поняла. Отдохни сегодня, хорошо? Вы ребята бродите в тумане, а это плохо.

— Знаю.

— У тебя есть оружие — опасная штука в руках не выспавшегося человека.

— И это говоришь мне ты мне.

— Ладно. Сегодня мы будем наблюдать. Завтра будет достаточно времени, чтобы попытаться решить эту задачку.

— Надеюсь, ты права, — проговорила Миранда.

— Что вы ее решите?

— Что у нас достаточно для этого времени.


* * *

Дайане давно не требовалось снотворное, чтобы уснуть, но ей все еще требовалось время, чтобы расслабиться. И что-то скучное, чтобы занять мысли, пока ее тело и мозг постепенно избавлялись от напряжения. Обычные средства, такие как горячая ванна или душ и стакан теплого молока, не слишком ей помогали.

Она предпочитала несколько раз разложить пасьянс, причем по старинке, или посмотреть какой-нибудь скучный документальный фильм по телевизору. Обычно это работало.

Но не в эту ночь. И хотя она была очень уставшей, ничего не помогало.

Дайане достался один из трех двухместных номеров с двумя кроватями царского размера[12]. Окна выходили в красивый маленький внутренний дворик в задней части здания. Здесь было приятно и удобно. Номер состоял из спальни и огромной ванной комнаты. В гостинице было восемь номеров, и каждый агент получил свое собственное пространство. А они давно поняли, что иметь отдельную комнату и некоторое уединение во время расследования — совсем не мелочь. Это давало некую иллюзию нормы.

Большую часть времени.

И это помогало. Но опять же — большую часть времени.

Но Дайана не думала, что сегодня вечером проблема была в окружающей обстановке. Она находилась на грани с того момента, как они с Квентином присоединилась к этому расследованию пару недель назад, и не знала почему. Возможно, потому что это было первое настоящее дело ООП, в котором она принимала участие. И Дайана все еще сомневалась в своей подготовке и способностях.

Возможно, потому что ее отношения с Квентином все еще были осторожными и неуверенными.

Возможно, дело в самом расследовании — запутанном и тяжелом, какими обычно и бывают расследования серийных убийств. С минимальным количеством улик и несколькими ниточками. У нее было ощущение, что они гоняются за собственным хвостом, ожидая передышки, которая может и не наступить, пока истерзанных и зверски убитых жертв отбрасывают как мусор и с презрением оставляют, чтобы они их нашли.

С презрением?

Это лежит на поверхности, решила Дайана. Чтобы понять это, даже не требуется особое умение профайлера, которым она впрочем, и не обладала. Но начала изучать этот предмет, как и многие другие. И в ее мозгу застрял общепризнанный факт, что большинство, если не все серийные убийцы разрабатывали и следовали очень определенным, уникальным ритуалам. Многие, из которых включали в себя похороны или какой-то другой способ избавиться от тела. Некоторые ритуалы были даже странно почтительны — жертва одета в чистую одежду и уложена в тщательно выкопанную могилу.

Этот убийца, очевидно, не рассматривал своих жертв, как людей заслуживающих какого-либо уважения, ни до смерти, ни после нее.

Дайана поняла, что, не останавливаясь, мешает колоду игральных карт, и с невнятным проклятьем отложила ее в сторону. Она оперлась спиной на подушки и уставилась в телевизор, где показывали старый черно-белый документальный фильм о Второй мировой войне.

Значит, он чувствует презрение к своим жертвам. Но это не новость. Миранда вероятно поняла это еще когда нашли первую жертву. Если не раньше.

Настоящая проблема, признала Дайана неохотно, в том, что она чувствует себя чертовски бесполезной. Несмотря на интенсивную подготовку в последние месяцы, она не чувствовала, что достаточно компетентна для расследования единичного убийства, не говоря уж о серии. Даже как… член команды. Мало того, что она никогда не имела отношения к правоохранительным органам, но вся ее взрослая жизнь до недавних пор — меньше года назад — была скорее сном, нежели реальностью.

За исключением отдельных случаев всплеска экстрасенсорных способностей, с чем она все еще не могла примириться, и которые не проявлялись по несколько недель, она буквально бродила по жизни, будто во сне.

И Дайана не была абсолютно уверена, что это не происходит до сих пор, по крайней мере, часть времени. Как еще она может объяснить свою чересчур спокойную реакцию — на тела, на медведя, на то, что Холлис чуть не застрелили?

Господи, я даже не спросила Холлис, в порядке ли она.

Не то чтобы она казалась слишком уж обеспокоенной тем, что в нее стреляли, но, несмотря на дружелюбие и юмор Холлис, Дайана не думала, что знает кого-то из агентов достаточно хорошо, чтобы верно догадаться, что они испытывают в тот или иной момент.

За исключением Квентина. Может быть.

Но на самом деле ее это беспокоило.

Неужели я все еще живу, будто во сне? Именно это происходит? Почему все время чувствую такую тревогу и сомнение? Ощущаю себя настолько… лишней и неуверенной в себе? У меня есть возможность жить полной жизнью, присоединиться к игре, а я самоустранилась?

Независимо от того, что говорит Квентин, был ли отец прав, когда сказал, что я не создана для подобной работы? Прав, считая, что я не в состоянии справиться с этим? Именно поэтому я настолько нерешительна и неуверенна в себе? Я действительно верю ему?

Поэтому отталкиваю Квентина?

Она не желала признавать, что это может оказаться правдой. Не хотела даже задумываться о такой вероятности.

Я не буду думать об этом, решила Дайана.

О, да, это взрослый способ справиться с проблемой. Просто сунуть голову в песок.

Она приказала внутреннему голосу заткнуться и перетряхнула постельное белье в поисках пульта от телевизора. Затем, полная решимости выбросить все из головы, она начала переключать каналы, ища нечто еще более скучное, чем старый документальный фильм о Второй мировой войне.



Содержание:
 0  Кровавые узы : Кей Хупер  1  Глава 1 : Кей Хупер
 2  Глава 2 : Кей Хупер  3  вы читаете: Глава 3 : Кей Хупер
 4  Глава 4 : Кей Хупер  5  Глава 5 : Кей Хупер
 6  Глава 6 : Кей Хупер  7  Глава 7 : Кей Хупер
 8  Глава 8 : Кей Хупер  9  Глава 9 : Кей Хупер
 10  Глава 10 : Кей Хупер  11  Глава 11 : Кей Хупер
 12  Глава 12 : Кей Хупер  13  Глава 13 : Кей Хупер
 14  Глава 14 : Кей Хупер  15  Глава 15 : Кей Хупер
 16  Глава 16 : Кей Хупер  17  Глава 17 : Кей Хупер
 18  Глава 18 : Кей Хупер  19  Эпилог : Кей Хупер
 20  Использовалась литература : Кровавые узы    



 




sitemap