Детективы и Триллеры : Триллер : Часть N 1 : Всеволод Каринберг

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5

вы читаете книгу




Часть N 1


Фата Моргана


Эти мысли пришли мне в тайге, когда густой туман накрыл ложбину между вершинами сопок, скрыл на неопределенное время направление пути. В тумане вдруг безмолвно проявилась под покровом мистики тайна существования. Я присел на выступ скалы, снял рюкзачок, поставил его в траву и достал из него пачку "Примы" ростовской, вытянул помятую сигарету. Не торопясь, закурил, вглядываясь в туманный путь, где-то рядом было огромное море, я это ощутил всем существом.

А потом мысли эти проявились на Тверском бульваре. Нависло пасмурное небо над Москвой, и зашуршал вдруг дождь в немой листве вязов, быстро превратившись в ливень. Первая летняя гроза обрушились на город, смела с улиц и площадей текущую толпу людей. Дождевая вода, низвергаясь с кровель крыш, в водосточных трубах завилась в хлещущие на мостовую косы, и зашумела по подъездам. И первый отдаленный гром раскатился по скверам и дворам. Я отодвинулся вглубь подъезда, куда меня загнал потоп, подальше от брызг, летящих в открытую парадную дверь. Достал из кармана джинсовой куртки пачку подмоченного "Беломора" ленинградского, и, чиркнув кремнем бензиновой зажигалки "Зиппо", не торопясь, раскурил папиросу, всматриваясь сквозь струи дождя на черные кривые силуэты деревьев на бульваре. Вспышки близких молний и вслед за ними устрашающие раскаты грома, казалось, разламывают над тобой крыши домов.

Это был как звонок - оттуда, - говорящий, что твои дела в арт-салоне на Волхонке подходят к концу, и надо начинать какое-то новое дело, заново встраиваться в злую экономику повседневных отношений. Карма твоей жизни проявляется в событиях и людях, толпящихся вокруг твоего существа.

Веселый поток, пляшущий на тротуаре, до блеска вымывает разноцветные камешки на городском асфальте, обычно невзрачном и однотонно сером, превращая его в дно горного потока, где сквозь воду волнуется яшмовая галька, говоря о совершенстве и красоте окружающего мира, скрытого под покровом обыденности.

Очищение и искупление. Что может быть фантастичнее этого в наше рациональное время! Даже потеря бизнеса кажется незначительной. Тем более что он уже уперся в потолок $10 000 в месяц. А это угнетает, усилия заработать больше были напрасны. Понимаю, что пока у власти Е.Б.Н., "поднять больше" тебе не дадут. После встречи с банкиром Аликом уровень твоих доходов сразу показался незначительным.

Я понимал, лестница богатства может вскружить голову раньше, чем доберешься до облаков. Нужна особая изворотливость, наглость, безмерная жадность и жестокость в отношении к окружающим и партнерам по бизнесу. Лезешь вверх ведь по головам не таких преуспевших, как ты, оставляя угрызения совести внизу, продвигаясь на ледяную вершину достатка, когда нет друзей и родных, а только небо в алмазах. Человек - тоскливое животное, потому что сознание его - коллективное. В одиночестве, среди равных себе по социальному и имущественному положению, невыносимо скучно, развлекает только тщеславие друг перед другом, но и оно подчинено приумножению денег, не давая душе свободно вздохнуть. А еще - страх потерять все. Сколько поколений твоих потомков должны смениться, чтобы быть довольными наследуемым богатством, как должным, и когда притупиться у них страх за свою судьбу.

Я как чувствовал, что счастье с Натали не будет долгим. Какие-то несколько лет вместе во Владивостоке в общаге. Словно, я украл их у друга. Конечно, это придавало сладкую пикантность твоей любви. Но, половая любовь мужчины к женщине, это уничтожение мужчины в женщине. Остроту чувств - придает соперничество обладания тем, что тебе не принадлежит до конца. А женщина не может принадлежать до конца, иначе она станет для тебя объектом обладания, и чувство вины перед ней - отравит в конце концов счастье обладания ее телом. И уже, любовь женщины - это месть мужчине за это чувство вины. Тоска от невозможности Божественной любви, от невозможности примирения с плотью, и вера, что любовь все-таки возможна, как посыл в будущее, как любовь матери к возможному сыну.

Это как с богатством, чем его становится больше, тем меньше сомнений должно быть в обладании им. А то - все можно потерять в один черный день. Удачу нельзя присвоить - ее можно только украсть.

"...Кошку двумя пальцами глажу, она обхватывает руку мягкими лапками. Уставшая жена смотрит долгим взглядом на зашедшего в гости друга. Он смущен, ему кажется, что это он утомил их своим вниманием. Семья. Ухожу покурить на балкон, из-за занавески вижу, как жена мягко целует его в губы. В сердце пустота".

Говорила же Натали, смотря искоса пугающими своей беззащитностью глазами: "Так - нельзя, Влад, грех это". Тоска. Деньги. А так хотелось разделить с тобой судьбу до конца, Натали!

Где-то там, далеко, я оставил свою душу. Вернется ли из иного - любовь? Или даст только успокоение. Всегда стоишь перед выбором - власть обладания или освобождение души. Может быть, я вернусь в облике змея, приползу на брюхе в райскую землю, где уже навечно буду с ней! Эта моя плоть в Москве - так мало радости приносит, словно пустая оболочка без души.

Надо идти в свой салон, и разбираться - с хитрыми поставщиками, желающими сбыть негодный товар за бешеные деньги вместо настоящего "Палеха" из Ивановской области; с ремесленниками, что мнят себя великими живописцами, а свои поделки - шедеврами; с чеченами, считающими себя основными арендаторами здания на Волхонке; с подлецом, вечно пьяным директором ДК, в наглую клянчащего денег и выпивки, - скоро ли его возьмет брат-Кондрат, сковырнет коньяк "Наполеон", что пьет он каждый день, как простую водку. Рутина жизни. А чем лучше - осторожные иностранцы, требовательные, желающие по дешевке приобрести товар, словно они "делают шопинг" в супермаркете! А, жадные, завистливые менты с рациями. Надо выяснить - с какого они отделения милиции. А впрочем, какая разница. Будут другие. Где крутятся деньги, там всегда прибьет продажных ментов. Делают свое дело - предупреждают об облавах ОБХСС на валютчиков Центра, и - слава богу! Вот уж поставили валюту "в тень", и сосут ее сами из твоего дела, как пиявки. Подлое время, подлая страна. Словно испокон веку идет дождь! Один бы хороший ливень с грозой очистил бы землю навсегда! Смыл бы грязь с мурла - Хама и Хапуги.

Настоящих раритетов мало, и их не продают с лотка. Увидеть - и то радость. Чтобы душа онемела от красоты Божественного.

Быть коммерсантом - это значит, каждый день сидеть на тупом острие длинной ограды, за которой недоступный особняк МИДа, пряничный в своем новоделе. Словно машина весь день под окном работает на холостом ходу, и не можешь от ее звука никуда деться. Противно и нудно. Единственная радость, когда куш "пожирнее" подваливает, да и то - ненадолго, надо делиться с подельниками.


Панагия


Панагия, образ Матери Христа, созданная при жизни апостолом Лукой по канонам греческой культуры, пропала еще из Константинополя, мегаполиса древнего мира. С ее исчезновением напрямую связывают гибель Византии, теократической империи Восточного Мира.

Католический Рим поднялся только после гибели христианства в Азии под ударами мусульман. После разграбления Константинополя крестоносцами все базары Венеции были завалены святыми трофеями. Шла бойкая торговля "сакральным" для многочисленных королей Западного мира, бывшими по отношению к ортодоксальному христианству - варварами, желавшими приобщиться имперской власти. Но главной реликвии, Панагии, среди трофеев не было, словно она растворилась в бескрайних просторах славянских народов.

Царь Иван Грозный в Москве разрушил старый Храм на Прорве, и построил на его месте монастырь. Старец Парамон проклял место, он знал, о чем в пыточных камерах под пристройкой монастыря Малюта Скуратов с пристрастием спрашивал вздернутых на крюки воров. Жизнь государевой службы в те сумрачные времена проходили в подземельях, соединенных в единую сеть подземными ходами, где-то в них и затерялись следы Панагии. Царь разрывался между верой и жаждой власти - сакральным смыслом христианских реликвий и соблазнами, что давали ему богатства церквей, с их золотом и каменьями окладов икон. Старец так и сказал царю: "Третьему Риму не бывать!", - подразумевая под "Римом" - его власть Кесаря.

Монастырь на Прорве снесли при Александре, и построили Храм Христа Спасителя, в честь Победы Империи над французами, но Панагии так и не нашли. Говорят, что староверы, прятавшие икону Покрова Богоматери, отдали ее Наполеону, но это ложь, так как старцы не считали его Освободителем Православия. Специальные комиссары Бонапарта пытали православных в подземельях монастыря, и говорят, чуть не завладели Единственной Реликвией Руси. А Москва сгорела.

Старец, подведенный к Императору в день освящения Храма Спасителя, возведенного на Прорве, предсказал, что Царство падет, и Храм падет, ибо нельзя было уничтожать деревянный староверческий Храм Покрова Богоматери.

Храм Спасителя не устоял. Сталин приказал его разрушить - не бывает двух Отцов у народа. Старый строитель, которому поручили снести Гордыню Православной Церкви, описывал мрамор и гранит перед разрушением Храма, спускался в подземелье и ходил по подземным ходам. В одном из старых штолен даже было обнаружено деревянное распятие, принадлежащее Панагии - оно остановило пораженных разрушителей, словно в необычно чистом воздухе висело в пространстве. Но прибывшие на следующий день рабочие, чтобы забрать старинный крест - не нашли его, точнее не нашли старинный штрек, словно его и не было. Сталину сообщили. Но решение Отца Народов осталось прежним, суеверия глупого народа его не интересовали. Только в 1943 году окончательно была восстановлена Патриархия во главе с Сергием, упраздненная еще в 1700 году - Сталину вдруг показалось, что это спасет его режим от поражения в войне. Война окончена победой, а лаврами ее воспользовался "упырь" земли Русской. На Месте Храма на Прорве был построен бассейн "Москва". Зимой здесь собиралась поплавать "всяка нечисть", в неверном сером тумане от горячей воды мельтешили белесыми телесами бляди из Центра, мокрые черепа пидаров и половозрелых подростков в пене спермы.

Замена Веры - любопытством обывателя вызывает презрение. Можно купить тур по монастырям на Кипре. И вот уже обыватель, переполненный постмодернистским скепсисом, желающий за свои монеты получить "все и сразу", присел напротив закрытой покрывалом "Киккоской" иконы- панагии. Иконы, написанной с "Византийской" Панагии в середине четвертого века. Обыватель выслушает со вниманием историю, рассказанную ему туристическим гидом - о любопытном монахе, поднявшем покрывало с Лика Богородицы и ослепшем в результате этого, а мир погрузился во Вторую мировую войну.

Я еще могу понять антрополога, нашедшего "праматерь человеческого рода" - австралопитека из Африки. Но понять - Матерь Бога? А еще - Любовь Бога? Тут даже скепсис не поможет - настолько это нелепо. Другое дело - любовь Матери к Сыну. Это понимает даже последний агностик.

Для верующего алтарная стена в церкви - порог мистического восхождения к небесному и духовному. Сакральное иконостаса, как врат в "Царствие Божие", вот что отделяет адепта веры от беспомощного слепого обывателя. Вера каждый день требует очищения и освобождения, воссоединения земных душ с небом. "Царство Божие", православный алтарь, отделено от мирского царства в Храме только стеной иконостаса. Поэтому алтарная икона на Руси больше чем символ Веры - это весь мир для христианина, его мировоззрение, и его повседневная жизнь в религии, мироощущение. Икона - это близость к Царству, завещанному Христом, где не будет ни бедных, ни богатых, где все живут в любви и покое. Молятся перед иконами с заутрени, перед важными делами, просят милосердия к малым и заблудшим. Каждодневная молитва дает верующим силу и уверенность, что жизнь идет в согласии с Божьими заветами, соединяет небесный и земной мир в единое целое, равняет людей во Христе, напоминала им, что Бог умер в муках ради избавления мира от греха, наполняет жизнь христианина смыслом. Но особо молятся всегда - Богородице, защитнице всей Святой Руси. Она была олицетворением Православия на Русской земле. Вся жизнь христианских общин неисчислимых земледельческих деревень всегда была связана с Православными Храмами, являющимися не только "земным небом", но и институтами государства. На них и опиралась в прошлом Православная Церковь и Православное Царство.

Необычное явление поражает нашу чувственность, заставляет переживать душу, как исходное, зафиксированное в Матрице. Словно поступки души остаются в Матрице и проявляются как резонанс во времени, длящийся, пока событие в будущем не свершится до конца. Артефакты влияют на душу, как бы вызывая возмущение в узлах Матрицы.

Матрица события словно соответствует душе с ним связанной, поэтому мы видим последовательность событий, их единство во времени и пространстве, "узнаем его".

Матрица корректирует наше сознание и душу, событийная смерть естественно преждевременно уничтожала негодное. Сознание анализирует поступки души, как вектора личного мироздания, и наши чувства оцениваются им на истинность. Но, столкнувшись с неведомым и сильным, душа теряет чистоту, и тогда единственное, что может скорректировать Матрицу в ее воздействии на сознание, это очищение ее от невежества, некий катарсис души.

Длительность жизни не показатель чистоты поступков и помыслов прошлого, ведь сознание может быть омраченным! В современном мире люди живут дольше, но случайная смерть к ним ближе, и только из-за большого числа живущих, ухудшения качества жизни не видно. Каждый шаг человека по жизни ведет к смерти. Погрязший в борьбе с себе подобными за несбывшееся, человек не выполняет задачу вечности.

Освобожденное сознание вдруг ясно понимает суетность поступков омраченных людей, ненужность их для реального бытия, их точечность и безнаправленность, отсутствие вектора в душе. Ценности и приоритеты старые, как изношенные вещи, перестают довлеть над душой. Исчезает одиночество, а с ним и тоска по утерянным возможностям, интересует только реальная жизнь души.

Чистое сознание освобождает душу, показывая, что есть другой вектор, другие ценности, созвучные миру, резонирующие Матрице. Тогда душа уверена в своем реальном существовании. Она и есть истинная реальность - душа приемлет весь мир и продолжает существовать вечно.

Любая информация о музыке души, о чистом сознании, желание отделить эту информацию от Матрицы, рационально понять Любовь - заблуждение, которое не дает шансов выжить душе. Мы не можем понять Матрицу, мы живем в ней.

Сознание должно резонировать вектору Матрицы, до тех пор оно живет вместе с душой, и обладает собственной волей, поддерживает лодку судьбы, позволяя плыть своим желаниям дальше. Только такое сознание создано по подобию Матрицы, спокойно и действенно. Глупость коллективного бессознательного - в чрезмерных амбициях людей.

Вам не кажется странным, что был поставлен железобетонный "новодел" Храма Христа Спасителя в окружении гигантских "кумиров". На Стрелке Москва-реки стоит Петр I, памятник, задуманный скульптором-монументалистом Церетели, как памятник Колумбу с бумагой в руках - страховым вердиктом короля Испании на должность вице-короля во вновь открытых землях. Американцы посчитали проект Церетели нецелесообразным для Империи англо-саксов, а вот для рухнувшего и потерявшего территорию СССР - то, что надо! И возник "кумир" с головой Петра I. Царя, уничтожившего Патриаршество на Руси, что привело к обострению противоречий в Православии, царя, строившего свою Империю по лекалам Западного мира, расширившего территорию страны до Америки. Другой "кумир" - АлександрII, построивший первый, разрушенный Сталиным, Храм, император, отменивший в России крепостное право, но продавший Русскую Аляску - США.

Старец монах предсказал Лужкову и Алексию на "презентации" открытия Главного Храма России, что их вера падет и падет Храм.

Совместить Православие, Народность и Державность в современном виде - по крайней мере, выглядит фарсом, если, не зловеще. Нет - стержневого в народе - исконный "раздрай" в стране, глумится компрадорское "мидло". Есть - только радикальные настроения в разобщенном обществе.

Православие - не пришедшая к единому Церковь?

Народность - не объединенная "кровью" нация?

Державность - сборище компрадорской буржуазии с коррумпированным до бесстыжия чиновничеством, и продажными СМИ.

Не удастся слить вместе разрозненные "автокефальные" церкви и староверческие общины, по сути являющиеся отдельными сектами замкнутых деревень, где власть "стариковская", и официоз Русской Православной Церкви, больше похожий на Президиум Верховного Совета СССР.

Если вы из современных интеллектуалов, исповедующих философию маргиналов всего мира, то все это, по крайней мере - смешно. Достаточно спустить их вместе со своры. Вот - гремучая смесь, способная взорвать мир в стране. И это будет покруче ядреного заряда в центре столицы! Достанется всем - "по самое...нехочу". Не усидят в сортирах - ни исламские радикалы, ни средний класс, ни советские олигархи на собственных золотых унитазах! Всех накроет волна дерьма. В выигрыше будут только похоронные команды милитаристов-миротворцев, что достреляют оставшихся в живых.


Пятница, 13

"- Я тут как-то вспомнил тебя.

- Я еще не умер.

- По поводу пчел, на даче по Рублевскому шоссе.

- Да, в этом году цветение хорошее и меда будет много".


Какие это были времена, каждый коммерсант из "клуба реформ" в России знает. Эксперименты "кондовых" реформаторов начались в Москве в инерциальном сообществе с "азартных" игр.

Кубинская диаспора не хотела возвращаться на нищую Родину. Страна полной сексуализации населения, генетическая лаборатория человечества. Они, имеющие доступы к соотечественникам, работающим в казино Атланты, взялись за поставку списанных столов и рулетки. Появились югославы, кочевавшие в поисках выгоды, подобранные немцами, - первое казино неожиданно быстро разрешили организовать в ресторане одной из высоток, - случайность не противоречила доктрине постепенного врастания в партийную "монопольку" перестройки. Югославы встали за столы, кубинцы за обеспечение.

Скептически настроенные, но доброжелательные кураторы "Треста кафе и ресторанов", в свободной одежде и с манерами цыганских баронов, стали получать "просто" деньги, что им давали, как зарплату, когда бы они ни зашли проверить это "случайное" чудо. Все верили в "просто - игру"!

Игроков оказалось на удивление много, и ночь превратилась в вечный праздник погони за удачей. Сонная Москва, пустые проспекты, одинокие машины летят по осевой, "ментов" нет! Потянулись игроки, деньги и особенно валюта, привлекали циркачей, рекламистов, спортсменов, чеченцев, прожигателей жизни, проституток, артистов оригинального жанра.

Красавчик Эмилио, занявший пост завхоза, женился на русской, явно рязанского происхождения, рыжей и рябой. Единственно, что отличает кубинцев от космополитичного "латинского" населения - умение создавать праздники. Любовь к романтической позе и генетическому экспериментированию в них заложена, возможно, историей их страны, уничтожившей коренное индейское население и перенявшей кровь рабов, освобожденных от моральных ограничений испанцами. Такого спектра человеческих существ пожалуй не найдешь больше нигде.

А их песни и танцы под гитару - тут, Бразилия отдыхает!

Эмилио устроил хозяевам казино праздник кубинской диаспоры в Москве, а так как на нем были не приглашенные специально артисты, а именные "клубневые" личности кубинской эмиграции в "новой России", которым пришлось подписать отказ от "социалистической" родины за право работать клерками Запада в Москве, - это была феерия латиноамериканской чувственности. Плакали даже "наши" валютные проститутки, а "качки" из охраны оберегали Эмилио лучше, чем хозяев и "свою" мать. В охрану тогда не брали бывших комитетчиков, те были заняты дележом госсобственности за рубежом - а здесь все нестабильно и напоминало детскую игру в фантики с портретами Лукича.

Он был осторожен, как русские в Хохляндии, его мысли всегда были скрыты, а поступки - дерзки. Первый в Москве "живой" ночной бар принес ему, "босоногому", сами посчитайте, сколько... Водка стоила 20 центов за 50 мл, а продавалась - за 2 "долляра", в Москве, не избалованной "чужими" напитками ночью! Он был снабженцем казино, вся в те времена "полуношная" Москва проводила время до утра у них.

Создавая неповторимую атмосферу "в доску своих" парней и девиц, расслабленных по полной программе, "ночная администрация", оторванная от "хозяина", герра Крепса, "наезжавшего" в свое заведение раз в два месяца из благополучной Германии, чтобы устроить "рашен" оргию с "красными шапочками" в ресторане Высотки. Если бы не суровая охрана, ждущая свое "бабло" до утра, и зевающая на "ночных" бабочек, они бы превратили казино в табор.

Какие только личности не существуют в ночной Москве, вряд ли вы их увидите при дневном свете! Таких махровых проституток, в погоне за валютой потерявших не только возраст, но и способность нормального сна, неопределенного возраста самцов в моднейших костюмах, что и не снились голливудским звездам, с бриллиантами на сухощавых пальцах карточных игроков, вилось молью под неугасаемым фонарем "Jacko's пиано-бара".

А-а-ах, какие деньги проигрывались за короткую московскую ночь, ребята из Лас-Вегаса подсчитали по своим таблицам, когда в столице уже стало 300 казино, что Москва ежедневно выставляет 15 000 заядлых игроков, число, растущее по мере триумфального шествия "русского" капитализма. Управляющий казино, обычно иностранец из среднего класса, державшийся у хозяина, Крепса от силы шесть месяцев, - один шотландец был на должности почти два года, не проворовавшись, ему "наша" охрана подарила на День рожденья в складчину "шикарную" русскую проститутку, - получал 20 000 "баксов" в месяц при доходе казино минимум 20 000 в день! А напротив банк "Менатеп", ребята, - это была "латиноамериканская" рапсодия! Потом пошли раннеутробные разнокалиберные чеченцы в жеваных пиджаках, - выигравшие Е.Б.Н-у власть, в обмен на "обещанную" свободу, задиравшие руки от щекотки при обыске на "ресепшене", и шутившие, проигравшись, что в следующий раз придут с "калашами", - и полуденные китайцы со 100 долларами, но проигрывающие массово, бравшие коллективизмом, и презиравшие их одинокие сумрачные монголы.

У Эмилио дела шли замечательно до летней пятницы 13. Джейсон с утра объявил: "Казино сегодня не работает, и желающим расслабиться с подругами собраться на речной станции у гостиницы "Украина", отплытие в 12 часов дня". Здесь был весь цвет "родной" тусовки, впервые на равных, не через деньги, демократично, сошедшихся на палубе речного трамвайчика. Были негры с тамбуринами, много выпивки и общения, запрещенного в обычные дни "игры". Хозяин речного трамвайчика, сицилиец, с трехдневной небритостью, с трудом понимавший по-русски, отшучивался, показывая крупные желтые зубы, "мафия - это профсоюз бедных" - говорил он, "мафия - муниципальная полиция" - добавлял дальше. Народ по высоким набережным канала "Москва-реки" балдел от этой веселой тусовки на верхней палубе судна, расцвеченного всеми флагами ООН, проходящего через город, в "обычный" рабочий день, закончившей "траст" в Серебряном бору - футболом, и продолжавшийся до конца рабочего дня.

Эмилио, воспитанный на коммунистических идеалах, смотревший со стороны на игру в мяч охранников казино, вдруг понял, что капиталисты, не желающие нарушить сомнительные "предрассудки" - ничто, по сравнению с ними, атеистами и безбожниками, "революционерами" нового времени. Эти идеалы он внушил даже мистеру Джейсону, сказав, что эту переродившуюся страну надо брать голыми руками "за жабры" и выколачивать из нее, не стесняясь, - все.

Но кубинский "футбол" закончился на Белорусской площади в казино "Вавилон", где "новый" хозяин, Эмилио, получил финский нож в сердце, а, избитый до цвета "андреевского" флага, совладелец-шотландец покинул навсегда криминальную Москву.

А потом были танки, "лупившие" прямой наводкой в прямом телевизионном эфире по "белому дому" - "демократия" ... "вашу мать", - в казино "болельщики" радостно вскрикивали при каждом попадании.


Бизнес-вумэн


Арт-рынок в Москве ничем не отличался от обычного - лавочного. Разве что, не выбегали из горящих ларьков вопящие простоволосые продавщицы и не слышны были автоматные очереди на автостоянках у торговых площадей. Творец "нетленок" имеет дело с нематериальным, идеальным, а потому и кажется, что духовного не может затронуть грязь овощного рынка, вонючих ларьков с пивом и "паленой" водкой, миазмы - мясных рядов. Это, когда духовное не имеет дело - с мифом. А миф можно эксплуатировать по-обычному - через сопли, пот и сукровицу. В советской литературе, а другой тогда не было, как и в живописи и скульптуре, члены "союзов" направлялись вполне материальными интересами, а не идеями, отсюда и цеховые отношения между ними в этой среде подчинялись всегда корпоративным интересам и личной преданностью или неприязнью. В бывшем "курвятнике" все сидели по полочкам и слушали какуреканье только одного, верхнего петуха, а он мог и какнуть сверху - он вершина мифа!

Конечно, были художественные салоны Московского Союза, где выставлялись работы прошедших зубовную боль художников. А потом оказалось, их шедевры это эксплуатация либо модного стиля, либо виртуозного владения техникой исполнения - редки работы, выражающие образный мир не мифа, а самого автора. Был - и Художественный фонд, скупавший у художников картины по цене "поддержки штанов", - все это копилось как у Плюшкина. Когда на пешеходном Арбате закипела жизнь - спасибо главному архитектору Москвы М. М. Посохину, - появилась возможность непосредственно автору продавать свои картины, завязывать знакомства с постоянными клиентами. Возник свободный арт-рынок выброшенных на улицу маргиналов, и его не чуждались даже именитые художники.

Влад, некогда работавший литейщиком художественной бронзы на известного скульптора Москвы, начинал свой бизнес на Арбате, после того как очутился без работы. Когда заканчиваются госзаказы на монументальные проекты, заканчивается и финансирование творческих коллективов и приватных мастерских. А люди...- они просто шлак после выплавки изделия, выбрасываются на улицу.

Шворник с визгом бросилась в лицо, чуть не сорвав об его джинсовую куртку ногти с сухих, по-мужски грубых рук. Крашеная блондинка с прямыми волосами, неопределенного возраста, в бизнес-костюме цвета яичного желтка, с черными обшлагами воротника и рукавов, одетого казалось, на голое тело, превратилась в мегеру. Дверь ее кабинета приоткрылась на мгновение, и заглянула испуганная Верочка, но с силой снова захлопнулась от резкого удара.

- Конь с яйцами! - повторил посетитель...

- Не дадут тебе из Фонда картин, я уж постараюсь. Забыла договор, по-которому работаем. Там сказано, что продажами, организацией салона, художественными делами, работой с клиентами и организациями занимаюсь - я, все идет через меня, ты получаешь только свой процент и возмещение затрат фирмы. Не позволю за спиной заключать коммерческие договора на основе моего маркетинга...

- Да ничего ты, стерва, не сможешь сделать, оботри сопли с ушей! Я от тебя еще и копейки не видел, а вот совместный бизнес - кончился. Я думаю, что и офиса в СЭВе не получишь, - я не благотворитель, чтобы только нюхать у тебя под хвостом!

Помню переговоры с управляющим зданием-книгой на углу Конюшковской и Нового Арбата. СЭВ разваливался, прекратились выплаты "братских стран социализма" на содержание штаб-квартиры. Чтобы попасть на верхние этажи в уютный бокс начальника, пришлось делать не только пересадку на внутренних лифтах, но и пройти вереницу безликих помощников, как в "Замке" Кафки. А в итоге, набросав и согласовав проект выставки в холле Здания, выпив с управляющим кофе с коньяком, я, кроме выставки ранних пейзажей Глазунова, презентованного мне Шворник, на продажу, еще и договорился об аренде офиса для Валерии Михайловны. Пожал напоследок мужественную холеную руку седовласого управляющего с перстнем, в котором сверкал чистейший бриллиант каратов на семь. Этакий светский лев с роскошной немецкой прической времен "Третьего Рейха", и я впервые увидел маникюр на мужских руках. Я тогда не знал, что приход к власти Ельцина поддерживали определенные круги в обмен на отмену закона об уголовном преследовании за мужеложство. Один из первых декретов, принятых его Верховным Советом - легализация права на альтернативную сексуальную ориентацию. Но когда победили "естественники-хозяйственники" из Моссовета, они забрали здание под "Мэрию".

- Свобода есть! - говорит подписной журналюга Шербитский в тесном офисе на Сивцевом Вражке, за чаем у Шворник, и его торчащие кончики ушей медленно краснеют. Журналист организовал при музее "Истории Москвы" фонд, куда записывал всех желающих, и бегал теперь с бумагами по действующим "партийным" фирмам, обещая льготы, инвестиции и экономическое прикрытие бизнеса. Разносящая на подносе чашки секретарша Верочка предусмотрительно молчит, длинный по-мужски нос самой Валерии Михайловны напряжен, нога закинута за ногу, собрались деловые люди.

Когда экономика построена не на знании и опыте, а на феодальном праве - о какой свободе можно говорить! Лужков и его "бригада по овощехранилищу", а в период "семибанкирщины", - и главный ростовщик Москвы, - контролировавшие Мосбизнесбанк, - показал, что можно приватизировать власть и из административного ресурса извлечь миллиардное состояние для своей мужеподобной миллиардерши Батуриной.

А вскоре я увидел выставку-продажу картин Глазунова, он обошелся без посредников, самостоятельно - дело-то было сделано! Каштаны в Париже из огня лучше таскать чужими руками.

Чтобы повысить посещаемость на Волхонке, Влад допустил неосторожность, запустив в салон "матрешечников" с Арбата, которые "крышевались" чеченами. Расходы выросли, кроме оплаты аренды помещения, надо было платить сто рублей в день - продавцам и ментам, пятьдесят - пацанам, они бегали вокруг Кремля и приглашали интуристовские автобусы сделать остановку у ДК на Волхонке-13. Экскурсовод у Влада получал 15% с суммы продажи, это было на 5% больше, чем могли платить другие галереи Центра, плюс - сто рублей шоферу, независимо от продаж.

Конкуренты начали бить монтажными гайками со строительства Храма ХС ветровые стекла автобусов, резать шины, - и за все надо было платить. Тут-то и появились чечены, мирно сидевшие в подвале, предложили свои услуги по наведению порядка в бизнесе, они оказалось, уже давали кредиты за спиной Влада "матрешечникам" на закупку товара! Молодые, крепкие коренастые чечены, черноволосые с чубами, спускающимися на лоб, плохо говорившие по-русски, теперь постоянно фланировали по фойе ДК, заигрывали с продавщицами. Какой профессией нужно было обладать, чтобы жить в Москве, для этих детей с гор, привезенных Лечо Кафиевым из родного аула? Они были все одеты в широкие штаны и просторные черные пиджаки, на пальцах перстни, подъезжали к ДК на иномарках с тонированными стеклами, хозяин каждому снимал в Центре квартиру. Это была непонятная мне тогда сила - присутствия.

Первым не выдержал бригадир "ложечников", Гриня, поставленный временно следить за продажами, пока Влад сам занимался выставкой в ЦДХ. Этот армянин, беженец из Баку, бывший музыкант, крупный чернобородый бастард со щелями между зубов, с шипящей слюнявой речью, из-за неправильного прикуса челюстей, отказался сдавать выручку, сославшись на расходы по выкупу комиссионного товара. Он как-то быстро округлился и приоделся, днем стали привозить обеды из Мак-Дональдса, а под прилавками постоянно стоял ящик "Наполеона", директор ДК нашел с ним общий заплетающийся язык. И вскоре чечены объявили Гриню "в бега", а салон полностью перешедшим к ним. Лечо в азербайджанском ресторане "Помидор" на Соколе, на первой и последней встрече под шашлыки из осетрины, уговаривал Влада не уходить из "арт-бизнеса" на Волхонке. Его условие было - не забирать картины художников - они единственно оставались "на комиссии", - обещав не брать с салона проценты аренды, но Влад уже знал жесткость бизнеса вайнахов, детей волков, и отказался.

Проведение выставки в ЦДХ требовало особого энтузиазма, в долговременные планы арт-салона входило, - и казалось мне самым главным в деле - создавать имена молодым художникам, а заодно и оценивать рыночную стоимость их работ. Лучшие картины и мелкую скульптурную пластику мы выставили без продаж, и купленных работ едва хватило, чтобы заплатить внутреннему кооперативу ЦДХ за аренду выставочного зала. По окончании выставки, наш куратор, Керкис, договорился за моей спиной с наиболее цельными художниками, впервые попавшими в ЦДХ, пообещал им постоянную креатуру, и через "Первую галерею" Салахова распродал все выставочные работы ребят! Вот так хватка, у старого, немногословного и предупредительного еврея! А салону навязал молодую, но уже спесивую переводчицу из "хорошей" семьи, для контроля проданных картин! Но и у меня были свои методы работы с наиболее ценными клиентами, - картины они получили только по окончанию выставки. С шакалами жить, по-волчьи выть!

В дирекции Влад вел переговоры на комиссию картин из запасника ЦДХ для Шворник, возившей северные круизы из Питера на ледокольном судне "Красин", Владу хотелось увидеть мир. Но и тут, Валерия Михайловна подсуетилась не вовремя, одно дело продажи, регулирование договорных отношений, другое - реальное воплощение бизнес-идеи. Это как с чеченами - брать деньги, забывая, что такого рода бизнес держится на энтузиазме и знании организатора, а его сундуком под задницей - не заменишь!

Шворник, получила беспроцентный "партийный" кредит. Деньги были потрачены на обустройство офиса, приобретение дорогой оргтехники. Начав бизнес с роскошного издания родословной Пушкина, но, поскандалив с автором рукописи, она занялась продажей линолеума и финских обоев. Одно время ее фирму кормили инвестиционные проекты для зарубежных клиентов и подержанные машины, что она привозила на палубе "Красина" из Осло, Копенгагена, Амстердама. Но, решив "кавалерийским наскоком" продать реликтовый ледокол, где каюты были отделаны красным деревом - американцам, "на гвозди", - получила в ответ жесткую забастовку и пикет моряков "Красина" на судне, вынужденно простоявшем в Затоне Морского порта Санкт-Петербурга больше года.

Валерия Михайловна, создав дочернюю фирму "Имэрс-интернэшэнель" в Голландии, не смотря на мужеские повадки, потеряла все, переведя туда активы. Молодой, респектабельный ее директор в Амстердаме, из хорошей дипломатической семьи, учившийся в МГИМО, как и Шворник, элементарно "бросил" первую российскую "бизнес-вумэн", разрекламированную в газете отца Влада - "Правде".


Банкир или власть судьбы


Был у меня дружок, тринадцатый ребенок в семье, из сосланных в Казахстан из Ставрополья. Семья его была старинная, ведшая свою родословную от князей Кропоткиных, владевших знаменитым конным заводом на реке Кубани до прихода большевиков.

Запущенные темно-русые волосы чуть курчавятся. Серые глаза словно кристалл. Тонкое небольшое лицо, чуть скуластое, а потому напоминает степняка, хищный крупноватый нос и добрые припухлые губы в саркастической улыбке, подбородок с милой ямкой. Лицо юноши с прыщами девятнадцати лет, смугловатое. Маленькая ладошка с чуть длинными цепкими пальцами. Силин - Seelen, душа, луна.

Еще в школе Алик участвовал в юниорской сборной по дзюдо Казахстана.

С первого курса матфака Ленинградского университета его выгнали за "аморалку", нарвался на комплексную комсомольскую комиссию по общаге, но никуда не уехал, так и жил в общагах, кочуя по ночам из комнаты в комнату. Подрабатывал Алик на железной дороге заменой шпал и рельсов, зарабатывал в те времена пятьдесят рублей в день, для студентов это было больше месячной стипендии. Он потерял документы, порвал приписное свидетельство, в милиции ему отбили единственную почку, мочился после этого кровью долго, вторая еще в детстве нарвалась на заточку. Алик был отчаянным, но хладнокровным карточным игроком в долгих зимних ночных посиделках в общежитии математиков. Он, доставая деньги, аккуратно разглаживал купюры и разворачивал их веером, по одной вытаскивал и клал перед собой на стол. Водка на него действовала странно, чем больше пил, тем жестче и трезвее он казался.

Мой сосед, пятикурсник, в ночь дежурил сторожем в ресторане, и его койка пустовала. Ночами мы с Аликом доверительно мечтали о других странах, он рассказывал, как хочет уйти за границу через турецкую границу, я - через финскую. Вместе участвовали в любовных похождениях и обсуждали женские достоинства:

- Ощущение запаха - архаичное чувство, не зависящее от сознания, как зрение или слух, которые можно ввести в заблуждение. Запах сразу дает информацию, и не зависит от возраста, а значит, и от времени, запах не изменился от древних времен. Другое архаическое чувство, его можно назвать - стремлением к продолжению рода, - присуще всем живым существам и связано генетически с самой жизнью. Так как человечество извращает природу и свою собственную чувственную жизнь, то остается для полнокровного продолжения рода человеческого только неподвластное извращению чувство запаха. В запахе женщины заключено будущее вашего рода.

Много унесло время, казалось бы, безвозвратно. Вся наша жизнь в этой стране - погоня за упущенными возможностями.

Это случилось в магазине "Хороший - на Кутузовском", первом в Москве магазине, торговавшем качественными продуктами, которые раньше можно было купить только в "Березках", за валюту. На ночном проспекте у магазина припаркованные дорогие авто. Я пристроился к очереди за напитками для своих работяг, которых вез из казино, где у меня был подряд на строительство и оформление первого в Москве ночного бара. Впереди меня стоял хорошо одетый господин, - где-то я уже видел эту спину, - а рядом с ним хорошо ухоженная девица в дорогой шубе с завязанными луковкой, модным узлом, крашеными волосами, она держалась крайне спесиво, таких я знаю по казино, это дорогие валютные проститутки. Набравшись смелости, я обратился к господину с вопросом, - магазинчик был маленький и тесный, плотно набитый посетителями, правда, никто друг друга не толкал, не торопил и не лез вне очереди, - он обернулся. Я понимал, кого вижу, но никак не мог вспомнить, как его зовут, прошло пятнадцать лет. Он молча смотрел серыми глазами мне в глаза.

- Ну что, не узнал?

- Алик?

- Я тебе не "Алик", а Алексей Степанович Силин, - достал он визитную карточку.

Договорились встретиться на нейтральной территории, в казино. На следующий день он подъехал с личным шофером на новеньком "порше" темного цвета, и с девицей, уже другой. Нефтепромышленник, связанный с "Сибнефтью", председатель банка, учился в Гарварде, нефтяные скважины в Тюмени, где он в молодости бродил по киржацким деревням, филиалы банка от Сахалина до Москвы. Он помнил все, как мы трудно жили, о чем говорили, что и как делали. Он помнил, что мои любимые цветы - лилии.

- А какие?

- Дальневосточные желтые саранки.

- А женщины?

- Проститутки пахнут известью, сухой штукатуркой. Бляди пахнут борщом, прокисшим. Настоящая хотящая, знающая женщина, пахнет вспотевшей мягкой шерстью, как кошка, и дикой грушей. Чистая и девственница, живущая как птичка одним днем, пахнет яблоками, антоновкой, даже на экваторе, где нет яблок! Беременная и кормящая пахнет хлебом, точнее опарой, хлебным тестом. И только рожавшая и снова в желании пахнет созревающим медом, это заметил еще Соломон. Не ошибись, - подмигнул он мне, - в чувстве запаха наше будущее.

Прошли в игровой зал, сели за "Блэк Джек", Алик достал портмоне, из него купюры, развернул их веером и по одной выложил перед собой пятьсот долларов. Алик выиграл первый круг, второй, третий, ему подменили крупье, он все выигрывал, потом сменили еще двух, и только третий крупье все отыграл. Алик достал еще пятьсот, но и они ушли. После чего банкир невозмутимо поднялся от стола, попрощался со мной.

- Извини, график плотный. Если бы знал, что так будет, не занялся бы банковским делом, а так хотелось утром поваляться в постели до полудня! Мне надо в Шереметьево. Я летаю в Москву дважды в неделю и бываю в своем филиале банка на Якиманке, звони.

Силин исчез с моего горизонта после начала Первой чеченской войны. Видно судьба наша в этой стране на всех одна, и периоды истории Родины на нее не влияют.

Когда завскладом овощехранилища на Хорошевском шоссе становится главой одного из крупнейших мегаполисов мира, а бедный художник-модернист из подвала на Малой Грузинской - главным архитектором Москвы, по мановению руки которого сносятся и возводятся постмодернистские небоскребы, я не удивляюсь, что исчез банкир, а вместо здания банка зияет глубокий котлован.

Высок полет "соколов" над Россией, но судьба не знает милосердия.

В России все так, Алексашка Меншиков становится светлейшим князем Меншиковым, а невежественный сектант-хлыстун Распутин управляет царской семьей. Только представьте, - Алексашка Меншиков, подававший сапоги Петру, - вдруг, царь Всея Руси! А сын сапожника с глухой окраины России ниспровергает и утверждает крупнейшие страны, верша судьбы государств и народов. Кто тогда, считающий себя равным Богу, - червь и раб ничтожный? И вы хотите сказать, что история это дорожный каток, которого не уберешь с дороги будущего.

А еще мне говорят о неотвратимости власти денег, - не слишком ли высоко мнение человека о могуществе вещей, - может, песок Кремниевой долины Калифорнии эквивалентен презренному металлу? А где прах Александра Македонского или Чингисхана, а где Майтрейя или Мошиах, - все прах и морок.

У российского государства только вчера были дальние границы "на замке", обеспеченные достаточно погранвойсками, заграждениями, минными полями и "глушилками", - не только вражеская "мышь", но и "своя" не проскочит. Сейчас границы другие, - бедность и богатство, вот где они пролегают и держат в узде народ. Не поможет даже песок Калифорнии.

Человеки ищут абсолютную власть над миром, одни говорят, что она в Красоте, другие - в христианской Любви, а если это всего лишь вспышки на солнце, или еще хуже - Химеры в мозгу шахидов, и выше власти над человеками нет?


Беготня по Москве или оверкиль


Представьте - мягко клацает затвор, досылая патрон в патронник. Все они уложены плотно друг к другу, один - в стволе. А что произойдет, если из магазина выпадет патрон? Чисто, "от балды" представьте.

- Ничего! Нужно стрелять. - Вы думаете, не хватает боеприпаса в магазине? И вы инстинктивно передергиваете затвор, патрон вылетает, на его место становится другой.

Во мне все клокотало, зачем мне вспоминать предателя, это - ему, а не мне, - надо долго переоценивать свои поступки.

- Силин, туда нельзя! - Я бегу за ним из просторного фойе, где медленно и хаотично передвигаются люди, наверх по лестничным пролетам. Я только вижу, как вытягиваются шеи и поворачиваются головы любопытных вслед взмутившему на миг хаос неспешного движения на этажах, - и по этой ниточке спешу, словно улавливая запах зверя. Вижу...фалды его пиджака.

В пентхаусе кучкуются важные господа, я обхожу их по периметру на приличном расстоянии, всматриваюсь, ищу фигуру Силина. А вот и тот американец, Чарльз Райан, гомосексуалист и будущий сенатор конгресса США, к которому Силин бежал, наказать. Но рядом нет Алексея. Американец важно скалится в улыбке, стоит среди равных себе, не замечает, что за ним наблюдают. Я для него - ничто, нас с ним не знакомили. Мое движение воспринимает человек, белобрысый в дорогом костюме. Я иду в антресоль следом за ним, понимая, что достигнуть ее должен раньше.

- Туда, нельзя, - пытается стремительно приблизиться, вальяжно увести, преградив дорогу, в коридор и комнаты подсобок.

Да, да, - говорю ему, а сам понимаю, что Силин уже там. За стеклом балконной анфилады промелькнул силуэт. Я стремительно сближаюсь с белобрысым, захожу за спину и бью его по голове тяжелой рукояткой пистолета. Еще раз! Без злобы - так надо. Тот поворачивается удивленно ко мне лицом и сползает молча по стенке. Я иду в темный очкур, где выход на крышу высотки.

Силин, нельзя, - говорю громко в резонирующую пустоту.

Когда Влад появился в Москве, жизнь на скамеечках как была, такой и осталась. Куполом над Москвой расцветилась только реклама. Обыденная жизнь, некоторый ажиотаж вокруг новенького "Мак-Дональдса", приезжая публика выстраивается в длинную очередь. Смесь хвастовства и гиперсексуальности пубертатного возраста витает в стайках подростков. Разговоры их - помесь уличной мифологии с рассказами праздного чтения, нерегулярного и бессистемного. Вроде какая-то мысль задает задачу, но постоянно передергивает и перепрыгивает, не может пережить своего же заданного вопроса и процесса мышления до конца. Обыденное мышление дает иллюзию свободы души, но отнимает волю жить сознательно. Москва полна отживших людей и от них рожденных - неживших. Гигантская кормушка, где можно удовлетворить свои амбиции - денежные, тщеславные, сексуальные.

Влад перебрался окончательно в Подушкино по Красногорскому шоссе в бывшую дачу отца. Брат Миша продал квартиру в Москве на площади "Правды", развелся с Людмилой, купил ей квартиру и на прощание разбил губы. Он вернулся к своей первой супруге с двумя детьми и укатил заграницу. Будапешт, Стамбул, Каир, Дели, Джакарта, Сингапур, Тель-Авив.

Москва это вертикаль - по уровням, я говорю об учреждениях типа здания СЭВа, или высоток Нового Арбата, горизонталь - коридоры учреждений, прежде недоступных человеку с улицы, малоэтажных муниципальных особняков Центра, где нужно ждать пропуска в тесноте приемных, и множество комнаток в длинных коридорах, как в коммуналках. А еще есть посольства многочисленных стран, где на улице перед входом всегда очередь просителей, равных по очереди.

Москва, раньше закрытая еще с вестибюлей управленческих учреждений, где шла своя игра, имеющая свой механизм проникновения, строго по рангам и иерархии приоритетов, вдруг открылась "другим", праздным "Остапам Бендерам". И теперь их наглость открывает двери, надо только знать нужные слова - пароли и имена, прежде недоступных чиновников, показавших вдруг свои номенклатурные лица. Все стало значимо для них, когда говорились "волшебные слова": "Наша фирма", "Продажа", "За валюту", "Подписать к исполнению", - или просто спустить указание по иерархической лестнице к нужному исполнителю. Словно по волшебству, все коридоры стали доступны! Как в американских административных офисах. Больше напоминает какую-то головоломную игру из вашего детства. Пространство заполнено, но есть свободное место, куда можно передвинуть свою "квадратную фишку", поменяться местами с кем-то, имеющим другой номер, ведь вам всем надо выстроиться среди равных по-порядку номеров! Таковы правила игры по-американски.

Вдруг понадобилась книжица Перельмана "Забавная арифметика", где на примере из американской и римской деловой истории вы узнаете "о пирамидах", о бесконечном ряде цифр, сказочным образом превращающихся в гигантские, шаг за шагом все стремительнее в зенит! Личности человеков распадаются, показываясь только значной или незначной стороной, и так - тебя оценивают и используют. Капитализм это как отыскивание на теле и в волосах жирных плотных вшей - взаимный грумминг.

Москва вдруг полюбила американцев.

- Я Чарльз, Райан (или "Болан", или "Алан", или "Джон Смит"), Кентукки! - радостно лыбится с официальной дружелюбностью "представитель".

- А, ага... это там, где Форт-Нокс и золотой запас Америки.

Вот ты открыл дверцу помойного шкафчика - и тараканы гурьбой стали разбегаться. Пути их хаотично пересекаются, но общее направление ясно - спрятаться в потайные норки. Так и "бизнес" в Москве - нужно найти свою нишу в структуре нарождающегося капитализма, и в первую очередь застолбить за собой "офис" в комиссии по госимуществу при правительстве Москвы. И вот уже побежали с бумагами в руках на Петровку в невзрачный двухэтажный дом. Лихорадочные поиски спонсоров, покровителей.

Немые раньше евреи, вдруг заговорили о своих сионистских корнях и близости к лобби в сенате США и кнессете Израиля. Открылись связи по конфессиональному, профессиональному, номенклатурному и национальному признаку. Комсомольское начальство вылезло из райкомов на "спекулятивную" улицу, начали "варить джинсу" и, используя "еврейские" деньги - как капитал взаимовыручки и взаимодоверия, - закрутило свои деловые проекты. От них не отставали армяне, с их вечным желанием маленького "семейного" бизнеса, ресторанчика, шашлычной, мебельной фабрички. В просторном подвале в Кривоколенном переулке вьетнамцы работали теперь круглые сутки, обшивая "фирмой" многочисленные "европейские бутики".

Расцвела реклама, где начали заправлять вдруг разбогатевшие на валютном "нале" художники-оформители. "Илона Давыдова" - первый удачный "брэнд" для лохов, попавших на крючок ловкой мошенницы, а точнее, ее мужа из Подмосковья, обосновавшегося в бывшей котельной, производившего винтовые лестницы по ворованному "американскому" патенту для коттеджей "Рублевской буржуазии". А потом, пошли в дело устаревшие линии по производству и упаковки чипсов, лекарств, колбасы, производство казеина, из костей скотобоен, для осветления пива на многочисленных провинциальных пивных заводиках. Артбизнес на Арбате, самопальный "Палех", "Федоскино", матрешки, открытки с видами Кремля. Компьютерный бизнес "серыми" комплектующими - доллары, плотно упакованы в неподъемные пластиковые мешки и складированы в задних комнатах без окон.

Но первыми "кристаллами" капитализма, конечно, были платные туалеты за пять копеек на вокзалах, и этнические "семьи": ДК "Меридиан" - "комсомольцы" Ходорковского, Маросейка и турфирма "Конкорд", доступ к визам и авиабилетам - армяне, беженцы из Баку, Замоскворечье - подпольные тотализаторы и кассы "взаимопомощи" каратистов и глухонемых.

Беготня "мидла" стремительно приближалась к 1991 году. Кризис как-то быстро разрешился, оставив холодную дымку от ночных кострищ и сюрреалистические пейзажи из труб, арматуры, хаотично торчащих из баррикад на площади перед зданием "мэрии". Все последующие "революции" проходили там-же.

А публика занята своей "игрой" - карты и фишки были розданы, и игроки не могли просто так бросить их и встать из-за стола. Ставки росли и с ними росли аппетиты игроков. Уже назревал новый кризис, кризис пробившихся наверх "пирамид", где пространства мало и воздух разрежен - там уже не было взаимной вежливости "буржуа". Играли уже не свободные игроки, а шулера и бандиты, хватаясь судорожно за Smith&Wesson при каждом телодвижении соперников. Кризис вылился в Первую Чеченскую войну.

Прохладный день. Солнечный свет падает сквозь ветви на землю, осыпанную опавшими листьями. Движутся тени по земле.

Для Влада стало понятно, что Панагии в России - нет. И забросив деловые и денежные узы, он выбрался Заграницу, пытаясь там найти следы исчезнувшего Артефакта. Прага, Афины, Париж, Амстердам, Лондон, Чикаго.


Цветок для Большого Зирро, или в духе постмодерна


"...Буря мглою небо кроет,

вихри снежные крутя".

А.С. Пушкин

Охота за реальностью - опасна. В азарте преследования можно забыть о самой реальности. Вдруг увидеть за спиной, как Дерсу Узала - амбу, по следу которой ты шел. Она сама начинает охотиться за тобой.

А все потому, что реальность - не статическая "переводная картинка". С ней нужно обращаться аккуратно, чуть поскреб не так, как нужно, и - все, из прекрасной наклейки она превращается в нечто "без-образное", совершенно негодное и неуместное на том предмете реальности, на который ты хотел ее налепить. И ты выбрасываешь, безнадежно испорченный картинкой, сам предмет своей реальности. Как ребенок, обиженно надув щечки, тебе уже хочется - не изменять реальность по своему эстетическому "чувству", а - наказать ее!

Знающий тайну - молчит не потому, что бытие - ложная категория или аффект наших чувств. В даоской традиции нет понятия - "ложности"! Но есть представление, что Бытие, как Путь Дао можно познать и участвовать в нем! Потому, что Путь Дао - есть структурирование Бытия в Вечности. А сознание человека позволяет ему структурироваться, проявляться вместе с Дао. Пусть даже - и в понимании Чжуан-цзы - как "полета бабочки". Вот эстетика, которой Эзра Паунд поверял литературный мир Запада, за что и был - подвергнут "остракизму".

Но я здесь говорю о другом - "...Охота за реальностью - опасна!". Опасна потому, что "либидозная" личность западного человека возвращается к собственному "Я", и, охотясь за реальностью, замыкает ее на "Себя". Лао-цзы использовал термин "неделание", как метод медитации. Даос размыкает реальность, уходит из-под молота Фатума. Отсюда и "беззаботные странствия в Беспредельном" - Даос избавляется от наказания своего сознания Прошлым, - поступки его не имеют последствий, так как Даос - НЕ совершает поступков! Это и есть принцип - "неделание" - Лао-цзы.

Возврат к традиции - как принцип литературного творчества, - к устоявшемуся, а потому и понятному - это даже не сопереживание. "Рыдания навзрыд в чужую жилетку" другого - нет. А что есть, если - оно есть?

Это не возвращение к иллюстрации идей, к иллюзии Реальности, за которой Пустота, изначальный Хаос становления. Того становления под влиянием летящей навстречу Вечности, что знали более двух тысяч лет назад на Востоке в Китае.

Принцип "пустоты" в творчестве, вот наше представление о реальности. Творчество - уничтожение реальности, - и оно возможно только после уничтожения в себе автора, а вслед за ним и воспринимающего, детонирующего читателя, этой тени автора. Автора, рукой которого движет не стиль, а внутренний сиюминутный порыв, "порхание бабочки". Только чувственно покойный, не истерирующийся читатель может в Тексте найти эстетизирующее его удовольствие. Только наблюдатель Платона, в своей неподвижности сидящий в пещере спиной ко входу, может наблюдать игру теней на стене, принимая их за реальность. Как только он сам начнет двигаться, то скоро потеряет свою тень среди мельтешения других теней!

Что Текст может дать самостоятельно читателю? То, что остается всегда - этический посыл автора, не дающий провалиться в постмодернистский туман Реальности, - вектор структурирования самой реальности. А это уже - провиденческая реальность, способная изменить не только представление о Прошлом, но и - структурировать Будущее.

История становится реальностью, когда случайные события выстраиваются в законченную картину, где Рок установил предел человеческому сумасбродству. Выстраивается в историю не время нашей жизни, а это мы летим через время, становясь частью истории. Постмодернизм только вульгарно обыграл старую китайскую истину, что участвовать в "игре", значит - пристегнуть себя к мимолетности происходящего, значит - находиться в ней, жить в Хаосе, переживая только свою Самость - "либидо".

Если для "Мемориала" причиной развала СССР был запал бессильной ненависти в романах Солженицина, то для меня - вся эта бодяга закончилась в колонне молчаливых демонстрантов на Лубянке, косивших глаза на "чужих". Свою боль, свою покорность, свой мазохизм "дети Арбата" не хотели делить со страной!

А развал тоталитарной системы - попытка оргазма России, заждавшейся сексуальной революции. И вот оно - пришло! Анархия экономической Свободы, Равенство - давно "выровненных по рангу", Братство по "воровской киче". И Россия, тряся телесами, забилась в сладострастных конвульсиях. Неужели - понесет? И кто - "отец русской" демократии? И какого бастарда - родит? Вот уже Второе Тысячелетие, а где оно - дитя любви, почему медлит появляться на свет?

Линда Ирвинг пустила слезу на установке закладного камня на Лубянке, среди бедно одетых сумрачных людей с плакатами Гулага, греющих руки на ветру от пластиковых стаканчиков со свечами, молча толпящихся вокруг камня на митинге памяти, куда я привел ее, дочь миллионера, Председателя совета директоров "Банка Оф Нью-Йорк". Россия сбросила Большого Брата с пьедестала, но стала ли "соломенной вдовой", жаждущей "нового" Сожителя? Где претенденты, поведущие ее к венцу?

Красные клены вдоль линии особняков. Яркое небо Атлантики посылает на тщательно постриженные газоны слабый ветерок, чуть шевелящий резные, насыщенные цветом листья по мостовой. Поутру, Линда здоровалась с соседом по вилле, Бон Джови и направлялась на прогулку по Лонг-Айленду на одном из четырех своих скакунов.

Спорт и знания - привилегия богатых. Получить всестороннее образование - считалось традицией их семьи, их бизнеса. Бакалавр Принстонского Университета, Линда продолжила образование, она два года изучала французский язык в Париже, а потом русский - в Международном Университете имени Патриса Лумумбы.

Я заехал за ней в общежитие Университета, где Линда жила в комнате с подругой из Нигерии, крупной, томной красавицей с мечтательными глазами. При нашем разговоре с негритянкой, я невольно смотрел на полные сладострастные губы, мягко произносившие: "Линда скоро выйдет, она переодевается". Я отошел к холлу этажа, дожидаясь моей подруги. Она появилась в черном пальто, элегантно подчеркивающем ее крупную фигуру, на ногах американские ботики на невысоком толстом каблуке, черные густые волосы тщательно и плотно зачесаны на затылок.

"Едем?" - коротко бросила. Так могла сказать только москвичка, и этим Линда мне нравилась. Слова, которые она не знала, Линда просто пропускала, не заменяя их американскими слоганами или коверкая русскую речь, и это тоже было прелестно. Новые слова она быстро записывала в блокнотик, который вдруг появлялся в ее руках. Писала левой рукой, как-то неудобно заворачивая ее - это было необычно, ручка, зажатая всей кистью, быстро двигалась над страницей. Блокнотик так же неожиданно исчезал в широком кармане пальто. Линда поднимала на собеседника большие карие глаза с длинными ресницами. Простота богатых людей меня опьяняла.

Позднее Алик Силин, банкира с Якиманки, сразу оценил - породу. Да и Марат в своей галерее, бисером рассыпался перед ней. Ничего - это не навредит моему бизнесу, а может многому научить, - надеюсь, не повторится история с моей бывшей подругой, когда я работал литейщиком художественной бронзы в мастерской московского скульптора.

С Линдой мы познакомились в подвале художника Арто на Сивцевом Вражке, где тот писал маслом ее портрет. Портрет Линде не понравился, там она выглядела какой-то румяной толстощекой русской бабой, она оставила его в мастерской, пообещав забрать позднее. Чтобы не огорчать гостеприимного и самоуверенного живописца с Арбата, я увел Линду на улицу. Мы прошлись до моей галереи на Волхонке, но показывать что-либо я не стал, атмосфера лихорадочного бизнеса для потустороннего зрителя могла испортить романтический настрой прогулки по Москве. Обветшалый бассейн был закрыт высоким забором, мы шли, я рассказывал неторопливо историю этого места на Прорве, Линда слушала внимательно, прижавшись к левой моей руке грудью. Знает она, как угодить мужчине. Это расслабляло, и я неожиданно рассказал ей о Панагии. Сам не зная почему, пообещал спуститься с Линдой в катакомбы, начинавшиеся в пристройке детской скульптурной студии ДК, забыв свое обещание завхозу-осетину - не рассказывать чужому о не своей тайне. Тоннели тянулись до Стрелки и дальше на Замоскворечье, а в сторону Арбата можно было выйти к Смоленке.

Поистине, мир устроен мужчинами, но крутится вокруг женщин. После той прогулки я часто называл Линду - Фата Морганой.

Линда, говорившая по-русски без акцента, желавшая познать эту страну, укатила в Ташкент и Самарканд к минаретам Узбекистана, к "экзотике" Востока. Оттуда она вернулась очень недовольной. Минареты были величественными - истинный мужеский нарратив, однако ей не понравилось отношение мусульман к женщине.

Европа, исторгшая один из библейских народов, как нацию избранных, претендовавших на Отцовство в религии, теперь подверглась напору новой напасти - претендующих на Отцовство во всем мире - Ислама. Да и Русь всегда воспринимала себя как защитницу Ортодоксального христианства, а потому - и осталась "один на один" с враждебным миром. Нет опоры в ненадежных соседях.

Не удивительно, что страна может выразить свою Самость и отчаяние, ощущая уже руку Рока на своей вые, в скабрезной форме. Песни, частушки, прибаутки на темы коитуса наиболее популярны в народе.

Художники в своих подсознательных творениях, если не совсем пьяны, предугадывают события будущего. Вот и история с продажей, почему-то выбранной американкой, картины нищего художника андеграунда из коммуны на Рождественке, что находилась в полуразрушенном монастыре, вспоминается сейчас как мистика.

На картине было изображение в кроваво-красных тонах минарета - если смотреть картину горизонтально, а если вертикально - то это здорово напоминало эрегированный фаллос. Художники творят не из пустой фантазии бесплодного ума. Творчество - наиважнейшее и древнейшее качество человека, отличающего его от животных. В этих снах разума проявляется материнская природа Социума.

Что для страны начиналось с окраин, для Москвы начиналось с Арбата. Ерничество, наряду с юродством, - основные свойства русского характера, - не путайте с рацио-сексуальным карнавалом Европы, - оно зло и исступленно. Страна тогда жаждала Иного. Когда русские женщины хотят лечь под иностранцев, значит - русские мужики продали их, чтобы иметь иллюзию власти у себя в стране.

Все революции начинаются с трансформирования сексуального опыта народа в энергию освобождения и очищения через коитус Социума, для которого, если напряжение не разрешается оргазмом, ничего в происшедшем не является законченным. Вот и - "февральская революция" 1991 года была постмодернистской революцией женского нарратива, страждущей своего лингама. Это потом, народ возжелал Останкинскую башню. Символично! Но было поздно - Россию уже оприходовали американцы. То что женоподобному Горби в 1991 году на смену пришел дурилка Е.Б.Н., только подтверждает женскую природу народной любви. Осталось только обратиться к этосу русского народа, наиболее подходящего для языческой Руси, когда властвовал мужской нарратив. Что любит народ на своих торжищах, что наиболее разбирали с прилавков на Арбате иностранцы, как сувениры из "дикой" страны? Не знаете - могу, как знаток народного творчества - подсказать. Разворачивающиеся в лицо "дурилки" и вкладываемые одна в другую матрешки, с круглыми личинами.

В отличие от русских, сентиментальность немецкого характера вошла в анекдоты, хотя немцы со времен последней проигранной войны изменились. Конец 18 века - конец эпохи Просвещения, преддверие объединения Германии и революционного переустройства Франции на основе Разума, эпохи рационализма. Еще далеко до декадентского Заката, до "нового язычества", в лице Руссо, Вагнера и Мицкевича, до "Валгаллы" и пангерманизма в Германии, до "панславянизма" и большевизма в России, - торжества историзма и "умного" Социума. Современность, с её бесплодным скептицизмом и бесчеловечным рационализмом, превращает Социум в "игру" маклеров на товарно-сырьевой бирже, а интеллектуалов - в акробатов-клоунов "сгоревшего цирка". Откуда возник этот кризис, а точнее вакуум, глумливого постмодернистского мышления?

Бог "никогда" не смеялся, об этом сказано у Экклезиаста: "Потому что смех глупых - то же, что треск тернового хвороста под котлами в аду. И это - суета!" (гл.7-6)

О предопределенности истории. Пророки всегда боролись с Роком, в отличие от темных предсказателей, извлекающих из невежества народа сиюминутную выгоду. Нет столкновения двух мировоззрений - Запада и Востока, а мифы народов о конце света говорят всего лишь о конце их культурной традиции, исчерпавшей себя. Направление Юг-Север, которое нам определяет Дядя Сэм - наваждение американского постмодернизма, как до этого и их представление о "Империи зла". Нет - перста Всевышнего, двигающего миллиард народов ислама по предначертанному пути. Вы, наверное, забыли о миллиарде индусов, разбросанных по миру от Фиджи до Африки, и от Англии до Америки? А больше миллиарда китайцев и японцев, разбросанных от Южной и Северной Америки до Парижа и Праги?

Я пишу о Прошлом, будто оно только становится сейчас, тогда яснее видна его связь с Настоящим Парадоксальным.

Согласитесь, что осмысливая так фабулу рассказа, мы как бы находим в клубке событий не только узелки "истины", но и свободные концы нитей, уводящие в неизвестность - которых в реальной жизни может и не было, но делающие свое дело - изменяющие Прошлое в нашем представлении.

Семья Ирвинг гордилась братом Линды, что принимал участие в операции "Буря в пустыне" летчиком В-15. Америка, с ее небоскребами Манхеттена, тоже претендовала на "отцовство для демократии". "Буря в пустыне" была странной войной на Ближнем Востоке. Впервые американцы применили подкуп высших чинов Саддамовского режима, что позволило избежать больших потерь для US Армии. Это был опыт коррупции целого государства. В СССР в таких масштабах это было только в Узбекистане в Андроповские времена.

Опыт - американцы прошли сполна, дав заем Горбачеву в $4млд., проводившийся через "Банк Оф Нью-Йорк", и который загадочным образом был разворован. Концы кредитного дела упрятаны теперь глубоко - произошел развал СССР. Кредит теперь должны будут отдавать другие поколения "лохов".

Минареты Востока для Линды сошлись с башнями Торгового Центра, символа могущества Америки в мире, - в одной из рухнувших башен, ближе к вершине, где был офис "Банка Оф Нью-Йорк". А вездесущий Церетели установил на берегу Гудзона свою скульптурную композицию под названием "Большое Зирро". По-русски это можно перевести как - Большой П...ц. Что еще можно ожидать от постмодерниста!

Подмосковное Подушкино. В лесу луговую траву прибило седой изморозью и опавшие листья на дорожках насытились цветом. Желтые и красные грибы-мухоморы в поредевших папоротниках под деревьями смерзлись, торчат как на пляже яркие зонтики. Под утренним солнцем ядрено парят холодом поляны.


Пречистенка, сиротская сторона


"Откуда исходит премудрость? И где место разуму?

Авадонна и смерть говорят: ушами своими слышали мы слух о ней...

И сказал человеку: Вот, страх Господень есть истинная премудрость, и удаление от зла - разум". (Книга Иова)

"Увы, Иван Васильевич, дату скорби по утраченному смыслу установить не удастся, потому, Вы догадываетесь, что я скажу, что никакого смысла никогда и не было. Я ведь не могу считать смыслом бытия проекцию на него наивных человеческих чаяний". Кончеев Александр Сергеевич отвечает Зорину Ивану Васильевичу).

В Москве все пытаются похоронить "махатму" Ульянова по православному обряду. Несмотря даже на его слова: "Всякий боженька есть труположество... Всякое кокетничанье с боженькой есть невыразимая мерзость, самая гнусная мерзость". (Ленин В. И. Письмо А. М. Горькому от 13.11.1913). Зачем? Не лучше ли подождать, пока РПЦ - объявит его святым, как Николя Романова, отрекшегося от Царства? Сколько примеров в истории Руси, когда церковь примиряла братоубийственные распри на основе Православия.

"Оппозиция" в СССР действовала как взвинченный дилетант коммунистической концепции, ставший в "раковую" позу и декларирующий "мягче-мягче!". Я не анализирую здесь общество "Знание", субсидированное КПСС, и его многочисленные ответвления в период "демократизации" страны, когда шел неуемный дележ фондов и зданий - они существовали в системе, были частью "номенклатурной революции". Все это были попытки создать новое мироощущение в рамках умершей идеологии, и они привели вчерашних коммунистов к Богу, как последней инстанции для подтверждения своей исторической правоты!

"Душа - по природе христианка" - говорит мне умиленно состоявшийся театральный режиссер, обласканный церковью и властью. Вот истина, не требующая никаких усилий, кроме благодати, снизошедшей. А почему душа - не мусульманка? Только из-за того, что Ислам не признает за женщиной собственную душу, когда этим хотят объяснить изгнание Магометом женщин из рая. А как давно не признавали в женщине присутствие души, и не только в Исламе, но и в Христианстве! Сосуд зла. Носительница первородного греха. Китайцы до последнего времени считали продолжением своего рода - рождение мальчика, а девочек в тяжелые времена просто убивали. При перерождении, у индусов было несчастьем родиться женщиной. Только в 1950 Ватиканом принят догмат о телесном вознесении Богоматери после смерти на небо. Культ Мадонны, Пресвятой Девы Марии, возник в период Ренессанса - как любовь к прекрасному, и нельзя признать его нравственным, чтобы не погрешить против истины - он унижает женщину, неужели девственница знает, что такое любовь! Только в 1964 папой Павлом VI провозглашена Богородица - мать Иисуса Христа - "матерью церкви".

Если когда и говорили о выдающихся женщинах, то говорили скорее о мужественности их. Но опустимся на землю.


* * *

В подвале здания ДК по Кропоткина-13, сохранившемся от разрушенного некогда монастыря сидели чечены. Их босс, Лечо, в то время баллотировался в вице-президенты Чечни наравне с Масхадовым, ребята из горных аулов, плохо понимавшие по-русски, но четко представлявшие политическую кухню Кремля, контролировали Центральный округ Москвы. Здесь же, в подвале, находилась пристройка, и единственная в Москве бесплатная детская скульптурная студия Аникушиной.

Осетин-завхоз ДК, похожий обликом на апостола Павла, тридцать лет проработавший в бывшем Управлении строительства Дворца Советов, - потом менявшего несколько раз свое название, вплоть до СМУ металлоконструкций "Центр-ответственность", - говорил, что под студией находится один из входов в старинное подземелье, ведущий к Румянцевскому дому, где жил когда-то Иван Грозный.

На ночь сувениры с прилавков и картины "Арт-салона" со стен убирались в подвалы ДК, а Влад иногда оставался ночевать в комнате у завхоза, тот уезжал в Подмосковье к жене. С утра Владу нужно было оформлять таможенные разрешения на вывоз за границу купленных в салоне картин, как не представляющих художественной и исторической ценности, а это делалось через администрацию Пушкинского музея или Музея Востока на Никитском бульваре.

Однажды ночью Влад вместе с завхозом Георгием, взяв фонари, прошли в скульптурную студию. Аникушина запретила ремонтировать пристройку, которая находилась на несколько каменных ступеней ниже уровня подвала, и представляла из себя кубическое помещение с глубоким каменным пространством бассейна, примыкающим к стене фундамента, там детишки разбавляли водой и размешивали глину для лепки. Андрей взял совковую лопату и расчистил дно от грязи до квадратной металлической плиты с огромной пробкой из куска дерева, забитой в отверстие для слива воды, поддев ее ломом, открыли лаз. Это оказалось люком в подземный колодец, тщательно облицованный шлифованным камнем. Гоша принес из своей подсобки длинную лестницу, еле развернувшуюся в тесном коридоре подвала, и опустили ее в колодец. Спустились по очереди вниз, подсвечивая путь фонарями. Так они очутились в старинном подземелье.


Влад еще в застойные времена попал на первую выставку картин Николая и Святослава Рериха, нашедшую временное пристанище в Музее Востока. Его заинтересовал тогда большой портрет Николая Рериха, написанный его сыном Святославом. Старушка, из служащих музея, на которых обычно не обращают внимание в музеях, - они чуть дремлют на своих стульях у дверей залов, - вдруг обратилась к Владу, подняв подслеповатые глаза. "Такой взгляд портрета я видела только на картине "Моны Лизы", привезенной из Парижа в Москву и выставленной в Пушкинском музее. Глаза портрета следят за наблюдающим, и словно голова портрета поворачивается вслед ему. Это показатель мастерства автора". Влад уставился в картину, и медленно, не отрывая глаз от лица образа, прошел мимо картины - портрет повернул голову! А старушка, чуть усмехнувшись, продолжила. "Вечером, сам Святослав Рерих будет в музее на пресс-конференции. Я вижу ты художник, студент. Приходи, я оставлю тебе стул в зале".

Влад в музее подошел на лестничной клетке к Святославу Николаевичу после конференции и спросил его: "Есть ли связь между "Матерью Мира", написанной Николаем Константиновичем с жены Лады, портрет которой сильно напоминает икону и пропавшей реликвией - Панагией?". Святослав Николаевич посмотрел на Влада уставшими, но остренькими еще глазами, и тщательно поставленным сухоньким голосом старого человека, по-русски, как уже давно никто не говорит, ответил: "Икона-панагия возможно находилась в Гималайях, об этом мог знать ушедший Юрий Николаевич. Возможно в 1926 году она находилась на Алтае, у староверов Бухтармы, хранивших ее. Панагия безусловно существует, не может не существовать. На Вселенском соборе в Эфесе в 431 году Матерь Христа была признана Царицей Небесной. Она истинное олицетворение христианской веры, распростерла над Русью свой белый Покров, словно защиту ее племен от зла. Панагия тайно находилась некоторое время в теософском центре Елены Петровны Блаватской.

Николай Константинович никогда не упоминал в интервью о какой-либо связи своей картины с иконой-панагией, но мистическая связь между ними безусловно существует. Царица Небесная - защитница не только Православия, но и Вселенская защитница".

Вот как описывает Мать Христа апостол Лука, написавший с неё первый портрет -Панагию. "Была Она роста среднего, волоса златовидные, глаза быстрые, со зрачками как бы цвета маслины, взгляд строгий, соединенный с приятностью, брови дугообразные и умеренно-черные, нос продолговатый, губы цветущие... Лицо не круглое и не острое, но несколько продолговатое, руки и пальцы длинные. У Нее ум, Богом управляемый и к одному Богу направленный... Речь кроткая, льющаяся из незлобивого сердца... Она в беседе с другими сохраняла благоприличие, не смеялась, не возмущалась, особенно же не гневалась; совершенно безыскусственная, простая, нимало о Себе не думала, и далекая от изнеженности, отличалась полным смирением".

"Вместе с мужем Елена Ивановна участвует в героической Трансгималайской Экспедиции. Необычная экспедиция продолжалась в течение пяти лет. Группа Рериха перешла Гималаи, проследовала по малодоступным районам Центральной Азии; в мае 1926 года путешественники пересекли границу СССР и побывали в Москве. Рерих встретился с А. В. Луначарским и подарил Советскому правительству несколько своих работ. Летом 1926 года художник - на Алтае, затем через Сибирь едет в Монгольскую Народную Республику и далее по пустыне Гоби, Цайдаму, Тибету, через Гималаи - к начальному пункту маршрута - городу Дарджилингу.

Из экспедиции Николай Рерих привозит около пятисот полотен и эскизов. Огромны были и научные достижения: основательно изучены памятники искусства, древние рукописи, обряды и предания, религиозные культы. С целью обработки собранных материалов Рерих в 1928 году в долине Кулу (Западные Гималаи) организует Гималайский институт научных исследований. Часто памятники искусства, изображенные Рерихом, связаны с древними поверьями и имеют символический смысл. Такова серия, посвященная Майтрее, Будде грядущего, которому предначертано принести на Землю счастье. В ряде работ Рерих изображает индийских богов Будду и Кришну.

Юрий принимает деятельное участие в Трансгималайской Экспедиции, организованной его отцом Н.К. Рерихом. С 1928 г. и до начала второй мировой войны Юрий Николаевич является директором Гималайского Института научных исследований "Урусвати", работа которого была направлена на комплексное изучение Востока и формирование науки Будущего.

После Экспедиции семья Рерихов поселилась в Гималаях, в долине Кулу, где размещается Гималайский Институт научных исследований "Урусвати", почетным Президентом-основателем которого является Елена Ивановна. По материнской линии ее прадедом был великий русский полководец Михаил Илларионович Кутузов. В числе ее родственников композитор М.П. Мусоргский и поэт А.А. Голенищев-Кутузов.

Здесь была завершена основная часть 14-томного фундаментального труда из серии Агни-Йога (Живая Этика). На титульных листах этих книг отсутствует имя автора, поскольку Елена Ивановна считала, что изложенная в них Сокровенная Мудрость не может являться авторской собственностью. Себя же она считала автором трех книг, вышедших под разными псевдонимами: "Основы буддизма" (1927 г.), "Криптограммы Востока" (1929 г.), "Знамя Преподобного Сергия Радонежского" (1934 г.).

Святослав написал один из самых прекрасных портретов матушки - Елены Ивановны Рерих, женщины исключительной духовной и физической красоты.

Еленой Ивановной переведены на русский язык два тома "Тайной Доктрины" Елены Петровны Блаватской, видевшей в теософии женское начало, культ Исиды. Блаватская - путешественница, писательница, основатель Теософского общества, скончалась 8 мая 1891, - этот день последователи теософского учения во всем мире отмечают как "День белого лотоса".

"13 декабря 1947 года было предано огню тело Николая Рериха, а Е.И. Рерих переезжает в Калимпонг (Восточные Гималаи, Индия), с надеждой вернуться на Родину. Здесь, 5 октября 1955 года, она окончила свои земные дни. Юрий Николаевич осенью 1957 года возвращается на Родину и возглавляет сектор истории философии и религии Индии в Институте Востоковедения АН СССР в Москве, куда привез большую коллекцию работ отца, завещанную художником своей Родине. И вскоре Юрий Николаевич окончил свой земной путь в Москве 21 мая 1960 года. Его именем названа третья вершина Алтая в отроге Катунского хребта вблизи священной горы Белухи - между пиками Н.К. Рериха и Урусвати. До сих пор русских в Цайдаме и на Тибете называют уважительно "урус".


Отсутствие у культорологии жизнеутверждающего стимула - этики, замененного современными лицедеями пошлым буржуазным постмодернизмом, мельтешащим и назойливым, - и привело культуру к вопросу о недееспособности Ренессансного взгляда на человека. Это кризис представления о человеке и мире в современном Социуме. Стало, вдруг не понятно - что движет человеком в его воздействии на Социум.

Если можно изменить Прошлое, взгляд на него, а в конечном результате, - как бы повлиять на причинно-следственные связи (а как при этом реальные события прошлого подменяются - настоящими целями - мы знаем на примере "советской научной истории"), - то почему бы не подумать о том, может ли наше Настоящее, реализуемое как мотивы поступков и их близлежащие результаты, влиять на Будущее? Может быть, Настоящее разворачивается в Континиуме пространства-времени, как Проект Будущего? А значит, само Будущее изменяет постоянно Прошлое? Вот такая - получается постмодернистская "петрушка".

С Владимиром Белоусовым Влад встретился на выставке в ЦДХ. В этом скульпторе с чувственными губами, скрытыми бородой было что-то основательное, крепкое, несмотря на неуверенный облик простоватого мужичка в черной рубашке со значком "Михаила-Архангела". Начинал он как художник, семь лет труда, чтобы найти свое призвание окончательно в скульптуре.

- Работа скульптора грязная, но эта грязь чиста, - говорил Владимир Иванович, разминая крепкими руками глину в своей мастерской, затерянной в малоэтажных двориках переулков Петровки.

- Влад, ты литейщик, понимаешь, вливая в "форму" бронзу, ты получишь или колокол, или садовую скамейку - все зависит от первоначального замысла создателя. Если польстить немного в живописи - искажение не будет так заметно чувству, если же попытаешься польстить в скульптуре - получишь чудовищные формы. Как у Клыкова - памятник маршалу Жукову на Манежной площади, или там же, - карикатурную композицию со зверушками Церетели. Или чудовищный колосс - пафосно-карикатурный Петр I на стрелке Москва-реки у Центрального Дома Художников на Крымской набережной.

- Я не люблю податливый пластилин - всякое прикосновение к нему лживо, можно подлизать, подмять. Другое дело глина - самодостаточна, упруга, ее можно ласкать или рвать кусками. Глина благородна, пластилин низок - в нем наполнителем мертвый вязкий жир, а в глине - вода, способная заполнить без искажений задуманную форму.

Человек - это глина в руках мастера. Если из глины можно слепить образ человека, то из человека тоже можно слепить что угодно, был бы только замысел удачный. Свой дух можно влить в любую форму, вливая в мертвый миф - получишь истукана, в лучшем случае - кумира.


Владимир тогда уже был старостой общины за возрождение Храма ХС, членом комитета. А еще - тем самым человеком, который поставил под сомнение подлинность найденных под Свердловском останков Царской семьи.

Пришли другие времена, "катакомбная" община верующих, во главе со скульптором Белоусовым, требовала от властей восстановить Храм ХС, и убрать обветшавший бассейн, средоточие бесовских сил города, к тому времени обнесенный высоким деревянным забором.

Патриарх дал бумагу и благословление на восстановление Храма. Начался сбор народных денег. Общиной был поставлен Закладной камень и Распятие, и чтобы мирские власти не снесли их - огородили забором со стороны охраняемой автостоянки, принадлежавшей чеченам, они рекэтировали автомобильный салон рядом со стоянкой. Бумага патриарха помогла чеченам отстоять от посяганий власти - Распятие! Таков был "бизнес" в те времена, основанный на взаимовыгодном компромиссе. Все тогда ждали, что Е.Б.Н. исполнит свое обещание и предоставит Чечне независимость, как Ленин - латышским стрелкам в двадцатом году. Старшина инициативной общины, что обивала пороги Патриархии и Моссовета, получил от Московского комитета по госимуществу бумагу на землю под Храм, заверенную еще Гавриилом.

Под Екатеринбургом были найдены останки Царской Семьи. Белоусов был родом из Екатеринбурга, где была расстреляна многочисленная семья его предка-купца большевиками, по странности, все они были одногодки Царской Семьи. Он сам ездил на родину предков, и, проведя свое расследование, вышел к захоронению на той самой дороге, рядом с узкоколейкой, где якобы были найдены останки Царской Семьи, которые впоследствии отказался хоронить патриарх.


История Храма ХС на Пречистенке неотделима от истории места, на котором деспоты пытались строить свою родословную власть. Миф начинался с первых московских князей, заложивших Церковь Покрова Богородицы, как Храма Защитницы Православной веры на Руси на месте старославянского капища. Покров Богородицы - праздник православной церкви. Явление в 910 году Богородицы во Влахернском храме в Константинополе, когда она простерла над верующими покрывало (омофор) и вознесла молитву о спасении мира от невзгод и страданий, отразилось на Москве, повторившись в видении св. Андрея. На Руси Богородица была объявлена покровительницей земледельцев. Праздник Покрова вобрал в себя многие обряды древнего славянского осеннего празднества в ознаменовании окончания полевых работ. Церковь Покрова Богородицы, Пречистой Девы, был естественным для Пречистенки, как воплощение женского начала.

Св. князю Андрею Боголюбскому явилась Богородица, когда его свита, сопровождавшая икону Владимирской Богоматери, заночевала в поле. Князю ею дана в удел - вся земля Русская, именно в ночь на дату памяти Андрея расстреляна в восемнадцатом году Царская Семья. Лишь к шестнадцатому веку первый Самодержец, Великий князь и Государь Всея Руси Иоанн Третий завершил, наконец, собирание княжеских вотчин в национальное государство великороссов, и принял в символику Царства - двуглавого орла Византии. Собственно с этого момента христианство на Москве приобрело направление экспансии, помогая государству, стало Православием. До этого оно было подчинено одной религиозной цели - личного спасения в ожидании Апокалипсиса. При Иване Четвертом Грозном была снесена церковь Покрова Богородицы, он не оставил в живых ни одного своего прямого потомка, и на нем прервалась власть Рюриковичей на Руси. В ответ на экспансию Ислама, Москва сама перешла в наступление, захватывая и присоединяя улусы бывшей Золотой Орды. Это движение на Восток потребовало от Православия вселенской цели - единство мира на основе Державности. Изменения идеологии самой церкви, - её то и не приняло старообрядство, нельзя же считать незначительные изменения обрядовой службы - принципиальными! Староверы до сих пор не признают над своей "старой" верой власти православного государства, живут по принципу "Спасения".


Но вернемся к истории ХХС.

"В декабре 1812 года в Вильно, когда Александр Первый   принял от князя Кутузова управление армией, уходящей на "освобождение Европы", императору подвернулось письмо генерала Кикина о необходимости создания памятника победы в виде Храма, посвященного Христу. Манифест о его создании был подписан в праздник Рождества Христова. Задуман как памятник превосходства русских над Западом в момент, когда Россия после победы над Наполеоном превратилась впервые в своей истории в супердержаву".

"В символике Храма проекта Карла Витберга, молодого тогда архитектора, повторялась символика Храма царя Соломона, как ее видели масоны. Но вскоре Александр I умер в Таганроге. Проект связывался с идеологией "официального мистицизма" и поэтому был не по душе даже просвещенным либералам, не говоря уже о радикалах, близких декабристам. Показательный суд по обвинению в растрате государственных средств над "масоном" Витбергом стал акцией Николая Первого по консолидации всего общества. А в религиозной политике государство придерживалось - насаждения Православия во вновь приобретенных землях. Даже крещеным узбекским князям Царь давал вотчины в Ярославской губернии вместе с крепостными!

Восстание в Польше 1830 года вызвало антизападную истерию. Храм был переориентирован на православную идеологию и стал символом супердержавности в духе уваровской триады - "самодержавие, православие, народность". Царь сам нашел нового архитектора Константина Тона. Николай Первый совместил миф с "византийской версией" в духе "Москва - Третий Рим".

Александр Второй, ратовавший за "народную монархию" продолжил строительство. ХХС не возводился на народные деньги - это миф, его всегда строило государство. По финансированию можно четко увидеть периоды интереса власти к нему. Первая служба в еще недостроенном и даже неосвященном храме прошла в честь чудесного спасения царя после покушения Каракозова. Готовый храм простоял целый год без освящения из-за убийства Александра Второго народовольцами.

Следующий Романов, Александр Третий включил торжество освящения ХХС в церемонию коронации, подчеркнув его роль как главного собора страны. ХХС стал олицетворением истинной православной веры, истинной России, истинного народа богоносца и истинной, а потому священной истории страны". Но дворянство по-прежнему видела свои цели на Востоке - экспансия оправдывала её существование.


Белоусов обратил мое внимание на появившегося в залах вальяжного респектабельного господина в белом костюме, вокруг которого вилось молью руководство ЦДХ. Это был вернувшийся из Нью-Йорка, первый секретарь правления Союза художников СССР Салахов, возглавлявший его с 1973 года. Героя Социалистического труда, награжденный орденами Ленина, Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени. Разница между ними, как между обычной черной и белой вороной. Салахов косым взглядом окинул выставку, не задерживая своего внимания, и удалился. Его дочь Айдан - "модная и влиятельная персона художественного истеблишмента Москвы.

"Айдан волновали скрытые женские комплексы и страхи, Ее творчество являлось "лакомым куском" для феминисткого дискурса, психоаналитических интерпретаций. Любимый образ Салаховой - лежащая обольстительная одалиска, недоступная и желанная - отсылает к европейской живописи XIX века, смаковавшей утонченную негу экзотических восточных гаремов и бань. Как носительница восточной мудрости, являя зрителю женскую сущность, согласно восточной традиции скрытую под паранджой. Ей не удается уйти в чистое формотворчество: механизм "срывания покровов" идентичен обнажению скрытых женских комплексов. Она не в силах освободиться от анализа - альфы и омеги актуальной живописи".

К тому времени прошли ее выставки: 1989 "Недорогое искусство". Первая Галерея, Москва. 1990 "Раушенберг нам, Мы Раушенбергу", Первая Галерея, Москва. 1990 "Визуальная стимуляция", Первая галерея (организованная Салаховым Т.Т.), Farideh Cadot gallery, Нью-Йорк.

А теперь по возвращению отца в Москву - у нее появилась собственная галерея в Нью-Йорке, где Айдан "будет много усилий посвящать продвижению русских художников на мировой художественный рынок".

Многие самодеятельные художники Арбата показывали ментам при облавах свои корочки членства в Международной федерации художников при ЮНЕСКО.

Салахов Таир Теймур оглы является почетным президентом Международной ассоциации изобразительных искусств ЮНЕСКО, вице-президентом Международной федерации художников при ЮНЕСКО, почетным членом Фонда культуры и образования штата Монтана (США), Почетным гражданином городов Трентон (штат Нью-Джерси, США) и Санта-Фэ (штат Нью-Мексико,США), Биллингза (США).


* * *

А теперь проследим историю возведения Дворца Советов Отцом Всех Народов.

В 1938 году Сталин вошел в состав Совета строительства Дворца Советов. Проектом и строительством занимался тогда Борис Иофан (1891-1976), он с 1927-31 строил жилой комплекс на улице Серафимовича (дом ВЦИК и СНК СССР) - "Дом на Набережной".

Сталин вскоре потерял к Дворцу Советов интерес. Его теперь волновал вопрос, как свернуть развертывавшееся строительство Дворца, поднявшегося уже на 50 метров. Неожиданно был отстранен главный архитектор Борис Иофан, начальники строительства М. Крюков и А. Михайлов репрессированы, расстрелян начавший эту эпопею А.Енукидзе, личный друг Сталина.

Новый фаворит Сталина Д.Чечулин, возглавивший возведение высотных зданий, "общественного, культурного и что наиболее характерно, административного значения - Дом Советов, партийная школа, административный дворец, Наркомата внутренних дел(НКВД)", - пишет о "всемирно-исторической роли советского народа и величии Сталинской эпохи", а по поводу 32-этажного административного здания в Зарядье, новой затеи Сталина, возводимой архитектором М.К.Посохиным, - "Архитектурная композиция здания обусловлена...задачей объединения его с историческим ансамблем городского центра...По его горделивому силуэту еще издали будет угадываться центр социалистической столицы. Так рисовалось новое главное здание страны". На этом кончилась эпопея сталинского Дворца Советов.

Дети чугунно-головых чиновников, густо фиолетовых от своей чванливости, главная задача которых была - выжить, остаться привязанными к своей социальной нише, - продолжили традиции "отцов". Номенклатурное "творчество", подконтрольное власти - профанация свободного искусства.


Юрий, ставший мэром Москвы, отдал Церетели подряд на строительство Храма.

Обломаны вершины у деревьев, затона воды в чудовищном котловане остекленели, словно рыбий глаз. Скрипит под хваткими пальцами реальность, и становится жутко. Над котлованом даже вороны не появляются, как над Кремлем. Снег после обильного снегопада оплыл, началось потепление, покрыв целлюлитными складками сугробы.

Ночью на Волхонке-13 - бессонница, беспредельное одиночество и сиротство. Когда чешутся вены на руках, и тело облито нездоровым потом. Как - ударяет, обваливаясь, казалось в груди, падающий с верхних этажей на подоконник подтаявший снег, и вслед в беспросветной темноте - редкие капли вечного дождя бьют по голой жести.

И приснился Владу сон.

"Ливень в Москве выгнал меня с Арбата под своды станции метро "Смоленская".

При реконструкции вскрыли один из закрытых проходов, и я прошмыгнул туда из любопытства. Открылся неработающий эскалатор вниз, в иные подземные залы. Громадные пространства выдержаны в цвете потемневшей в земле кости, они обшиты старинной лиственничной вагонкой, крепкой, как рессорная сталь, совсем не тронутой тленом и грибком. И не удивительно - воздух был сух, словно в соляных копях.

В залах, словно посетители, ходят неторопливо метростроевцы, сидят в кафешках по очкурам, и в еще более просторном конференц-зале. Спросил, как можно проехать до остановки станции Кропоткинская. Мне ответили по-английски. Потом, подошедший пожилой работник в кителе обратился к молодому по-русски, мол, "посмотри помощник, где соединяются ветви путей". Оказалось, что на стене обозначены только работающие станции, а соединений с новыми - нет.

Иду все дальше. Похожее я видел на Парижском метро глубокой закладки - большие подземные пространства, где широкие эскалаторы рядами спускаются полого в еще более глубокие, с высокими потолками, станции, все абсолютно современное - кафель и хромированные поручни. Внизу множество тоннелей и переходов, темных из-за кажущегося беспредельным подземного пространства. В залах, словно застекленные окна с реалистическими картинами в сумеречных тонах, где солнце светит в расплывающейся мгле.

Одна из панелей приоткрыта, вышел туда, оказалось, что это застекленный балкон, а в нем нарисованный город и наблюдательное окно. Под ним, еще ниже и просторней, бездна подземной выработки, даже голова закружилась, освещенное тускло, не пробивающим до дна, фонарем-солнцем.

Внизу видны бегущие в белой одежде маленькие фигурки людей, словно ручейками растекающиеся по дну подземного котлована, их преследуют одетые в черную униформу охранники. Сразу видно - внизу восстание.

Подземных выработок нигде не пересекаются, спуститься вниз можно, только преодолев вертикальные штольни. Повстанцам вырваться сложно даже на уровни, где проложены рельсы среди выработанных пространств и мертвых нежилых бараков, сколоченных вдоль путей из обычного горбыля, и крытых черной толью. Беглецов выслеживают охранные черные отряды и отлавливают группами, куда-то уводят. Все повстанцы имеют белесоватый цвет кожи, независимо от расы.

Эти люди - другие, их сознание не привязано к яркому многокрасочному миру поверхности. Социум для них - все, он кормит, заполняет досуг работой, дает женщин и удовольствия. У этих людей нет того, что наверху называют подсознанием, мир устроен удивительно просто. Нет иррациональных чувств: любви, ненависти, соперничества, главенства - все предельно рационально, и задано Социумом. Идеальное общество разумных, равных по рождению существ. Настоящее братство трудящихся.

Минеральные запасы выбраны с земли, и нет смысла поднимать руду на поверхность для переработки. Заводы находятся в недрах, под городом. Часть воздуха атмосферы с поверхности ушла под землю, возникли новые муссонные ветра в штольнях и выработках, не насыщенные запахами, гигантские сквозняки по подземным норам.

Обыватели наверху не знают, что их рафинированный мир построен на труде подземных, исчезнувших навсегда людей. Что, заключив с властью пожизненный контракт, они оказались в темной области Социума. Коллективное сознание там, наверху, Ноосфера, полностью подчинена никуда не ведущей виртуальной структуре Социума, с его безудержным потреблением и чувственными наслаждениями. Наверху не знают о существовании производственных пространств глубокой закладки. Туда уходят, оттуда никто не возвращается. А кто вырывается наверх в Москву Пожарского и Лужкова, не может больше жить среди обитателей верха. Их мировоззрение столь разнится, что люди глубокой закладки не понимают людей поверхности. Да и о чем они могут говорить между собой. Наверху не понимают, что жизнь и радость - это труд, а основы общения - это братство. Под землей нет размножения, так как солнце не регулирует исчезнувшие из подсознания основные инстинкты человека-зверя, а новые хозяева не заинтересованы в ценностном воспитании в духе верхов. Для человека все перевернуто - верхи их Социума, черные, властвующие над их человеческой природой, - и есть звери. А почему Зверю должны подчиняться люди, никто из них не знает - так устроен их мир глубокой закладки. Никто из людей не помышляет быть на стороне уничтожения, вселенской силы - хищного Зверя. Они - сторона созидания и сохранения, и всегда сильны были своей сплоченностью, ведь в их Мифе хищник будет уничтожен окончательно, если они победят Зло в своем подземном Раю.

- А, как же Природа: небо, цветы, животные, реки и моря, - спросил я у старика, похожего на лобастого Лао-цзы с двумя макушками на голове. Он был одет в белый комбинезон из грубой парусины, с маленьким кармашком оранжевого цвета напротив сердца, в виде положенного набок бубнового туза.

- Это все иллюзии верхнего мира. Разве вы пользуетесь ими, они что-то значат в вашей судьбе? Там, - указал он сухим пальцем, - ничего на самом деле нет, пока Зло властвует. А наши мертвые всегда с нами. Их убило Зло. Когда наверху для вас - все закончится, - они воскреснут для вечной жизни, не зря мы их складируем в дальних, самых лучших катакомбах.

- Кто воскресит? - не понял я старика.

- Их товарищи.

- А господа?

- Кто? Эти, в черном? Они рассеются, как пыль в штольнях! Мы и сейчас их выбрасываем наверх, где тлен и разрушение.

- А...- хотел я что-то сказать, но в выработках раздались резкие гудки зуммера.

- Смена, - сказал спокойно старик и перестал меня замечать, молча достал из кармашка маленький оранжевый шарик и сунул его в рот, поднялся и ушел. Исчезли охранники, люди в белых комбинезонах без карманов построились в шеренги, и их колонны разошлись по выработкам - работа это святое".


Строительство на народные деньги очень выгодно, что подтверждал весь опыт Церетели еще в ходе возведения "долгостроя" эпохи Генерального секретаря, Четырежды героя Советского Союза, маршала Брежнева, - Мемориала на Поклонной Горе. Тогда были задействованы и финансировались многочисленные мастерские скульпторов-монументалистов и художников Академии Художеств СССР на многие десятилетия. А вы что - подумали? "Культурную" элиту страны финансировало советское государство? В одной только Москве официально числилось до 10 000 художников и около 900 скульпторов. А еще, на каждого члена союзов скульпторов и художников приходилось два-три подмастерья, выполняющих основную работу в мастерских.

Лавры, как всегда в России, достались преемнику власти, при котором строительство было закончено, а точнее - стремительно свернуто в связи со сменой идеологии...

Когда заканчиваются госзаказы на монументальные проекты, заканчивается и финансирование творческих коллективом и приватных мастерских. А люди...- они просто выбрасываются на улицу.

Городская власть в лице Лужкова решила восстановить Храм самостоятельно, забрав права "первородства", они разрешили общине возвести только небольшую деревянную церковь. Братство ХХС, основанное религиозными активистами, было распущено. Нельзя было власти не ухватиться за ХХС, а Белоусову потерять инициативу - подход к цели у них был противоположный. Если Белоусов смотрел на Храм, как на акт искупления преступной власти коммунистической партии и её застрельщиков перед русским народом, то сама власть видела другое - историческую преемственность собственно власти!

Только закончилась эпопея, во главе с Павло Бородиным, реставрации Московского Кремля. Все получили деньги, звания и должности. Глазунов вместе с Церетели, Салаховым, Посохиным принимает непосредственное участие в реставрации и реконструкции зданий Московского Кремля, в том числе Большого Кремлевского Дворца. А Посохина М.М. и Церетели еще в 1960-х годах связывало вместе общее дело - в Пицунде они выстроили монументальный огромный развлекательный комплекс, где один был главным архитектором, другой - главным художником. Война в Абхазии и распад Союза разрушил их первое совместное творение.

"Церетели в 1997 году был избран Президентом Российской Академии художеств, она обеспечивала проведение в жизнь государственной политики в области искусства: готовила мастеров всех творческих специальностей и сохраняла с ними контакт на протяжении всей их жизни, руководила исполнением крупных государственных заказов, заботилась обо всей системе художественного образования в России и о развитии науки об искусстве".

"Организация всех художественных работ в Храме Христа Спасителя и руководство ими - одно из крупнейших, если не самое значительное достижение Зураба Константиновича, его огромный вклад в российскую культуру и возрождение ее духовности".

"Он сумел сделать так, чтобы в ней участвовали лучшие творческие силы России, а работы были исполнены в кратчайшие сроки и с наивысшим качеством. Координация деятельности почти четырех сотен художников, множества их помощников, контакты со строителями - все это стало поистине шедевром организации художественной работы столь грандиозного масштаба, не имеющим прецедентов. Возрождение Храма стало символом восстановления и сохранения российских духовных и художественных традиций".

"В отличие от тех, кто природой лишен счастья видеть цвет, и от тех, кто видит его обычно, буднично, Церетели обладает способностью колористического видения. Окружающее пространство, люди и вещи встают перед ним в радуге ярких красок, и он стремится донести до нас эту сказку".

"Салахов в 1997 году избран вице-президентом Российской академии художеств. С 1996 года - заместитель председателя Палаты по науке, образованию, здравоохранению и культуре, председатель комиссии по связи с творческими союзами в Политическом консультативном совете при Президенте Российской Федерации".

"Становление художника совпало с атмосферой общественного подъема конца 50-х - начала 60-х годов. Он явился одним из основателей "сурового стиля" - новаторского движения в искусстве той поры".

"Салахов Т.Т. принял непосредственное участие в воссоздании храма Христа Спасителя, работая в художественном совете Российской академии художеств, который курировал этот процесс. Совет рассматривал представленные на конкурс произведения, оценивал их художественное качество, следил за выполнением работ, участвовал в обсуждении разработки и применения новых технологий. Салахов оказывал консультативную и практическую помощь, в том числе в решении монументальных задач, в расчете перспективных построений как многофигурных композиций, так и отдельных изображений святых".

Ельцин объявил восстановление ХХС государственной задачей. Замаячили новые награды и звания за ХХС.

"Чем выше поднимался ХХС, тем больше он связывался не с Ельциным, а с Лужковым, который объявил ХХС стройкой номер-1 и лично следил за работами. Складывалось впечатление, что набиравший силы Лужков строит ХХС к моменту собственного президентства. Рабочие работали без перекуров и сквернословия. Парадоксально, но одновременно возник океан слухов о воровстве гигантских масштабов".

"Но как всегда в истории ХХС, он был использован не так, как задумывалось. В период предвыборной кампании телевизионные программы о ХХС, как афере Лужкова, сыграли свою роль в его поражении. А воспользовался великолепием новодела ХХС ельцинский наследник Путин".

Усилия Лужкова стать преемником Е.Б.Н. рухнули 31 декабря 1999 года на освящении ХХС, вся надежда народа была переключена с одиозной личности Е.Б.Н-а на ВВП. Так же, как лавры освещения главного храма России, достались не строителю Александру II , а его преемнику Александру III , и ... запылал в день иннагурации нового Президента - Манеж, освещая пламенем стены древнего Кремля, напоминая о наполеоновском нашествии 1812 года. Не мог Ельцын освящать ХХС еще и по причине трусливой своей политики на Балканах, предательстве братского православного народа Сербии.

Вот что писали по поводу труда неутомимого новатора-консерватора Церетели СМИ.

"Для России возрождение Храма Христа Спасителя означало переосмысление истории страны, искупление вины народа перед Богом и самим собою, радикальным преобразованием системы ценностей, передающих представление о развитии государства и нации. Этим было начато восстановление важных черт традиционной православной модели мира, которая пришла сегодня в Москву на смену советской идеологии, представление о российском государстве и роли в нем православия".

"Собор своей могучей структурой укрепил всю сердцевину города, установил утраченное соотношение кремлевской зоны и разросшегося центра. Время благодаря этому должно как бы вернуться в эпоху наивысшего расцвета российского государства во второй половине XIX столетия".

"Церетели постоянно и упорно работает. Организация всех художественных работ в Храме Христа Спасителя и руководство ими. Координация деятельности почти четырех сотен художников, множества их помощников, контакты со строителями - все это стало поистине шедевром организации художественной работы столь грандиозного масштаба".

"Церетели З.К. 15 декабря 1999 года стал первым директором Московского музей современного искусства, находящегося под эгидой Российской академии художеств. Он открылся для публики в тщательно отреставрированном доме Губина на Петровке, в выдающемся памятнике московского классицизма".


Чечены отобрали пристройку детской студии, подкупив пьяницу директора, не помогло даже обращение Аникушиной к Глазунову за помощью. С подачи И.С. Глазунова в Москве еще в 1987 году создано учреждение - Российская академия живописи, ваяния и зодчества, - в которой ведется обучение по специальностям: "живопись", "скульптура", "реставрация и технология живописи", "архитектура", "история и теория изобразительного искусства"...

Ребята с гор в подвале ДК организовали первый в Москве ночной клуб для пидоров под названием "Андеграунд", где по углам разбросаны накладные груди и садо-мазохистский инвентарь и сбруя.

А рядом с двухэтажным ДК поставлен железобетонный "новодел" Храма, возведенного под руководством главного архитектора Москвы Посохина М.М., сына Сталинского лауреата за реконструкцию Москвы Посохина М.В., расписанный безработными художниками "дизайнера-монументалиста" Церетели.

Церетели неравнодушен к особнякам в центре Москвы, ставший Президентом Российской Академии Художеств, получил свой - на Остоженке. А ДК на Волхонке недолго пребывал в "запустении". Чечены были удалены. Осетина-завхоза бросила жена, ушедшая к богатому бизнесмену, ездившая теперь на мерседесе и одетая как немецкая шлюха - в лисью шубу. По завершении ремонта ДК Георгий был уволен и вернулся в Осетию, а здание досталось по жребию Глазунову, и было перестроено в картинную галерею. Так рядом с "тортом" Храма появился "эклер" художника Глазунова. Архитектурный вкус соответствует начинке, Глазунов, считающий себя православным художником и монархистом, радетелем за Отечество, обладающий неимоверными амбициями, увы, не знавший материнской любви и выросший в детдоме - стал владельцем особняка на Прорве.

Особняк глазурированный стоит по Волхонке-13, с охранниками в черном спецназе и хромированными турникетами на входе, как в метро - заплати, и наслаждайся Глазуновым! "Считаю, что миссия педагога-художника - воспитать личность, которая понимает свое время и владеет всем арсеналом высокого реализма школ прошлого, скажем, Ренессанса, лучших русских мастеров" - говорит Глазунов.

Творчество Глазунов всегда сопровождали скандалы.

"Величайшим потрясением отозвалась в душе художника ленинградская блокада, осталась в памяти неотступным кошмаром, когда он, потеряв почти всех родных, умерших у него на глазах, чудом остался жив. 12-летнего мальчика вывезли из осажденного города через Ладогу, по Дороге жизни, под фашистскими бомбами...В картине "Дороги войны", это отразилось полной истинного драматизма и правды жизни. Глазунов предложил ее в качестве дипломной работы. Академическое начальство единодушно отвергло картину, назвав ее антисоветской, искажающей правду и смысл Великой Отечественной войны советского народа. На знаменитой пятидневной выставке, которая проходила в Манеже в 1964 году, он все-таки осмелился ее показать. Однако выставка была закрыта, а картина передана в Дом офицеров, где была уничтожена".

"25-летний студент Илья Глазунов встретил женщину своей судьбы, которая стала его супругой, - Нину Александровну Виноградову-Бенуа. Глазунов всегда хвалился тем, что породнился с Рюриковичами. Происходила она из известной всем любителям искусства семьи Бенуа. Ее дядя, Н.А. Бенуа, 30 лет был главным художником театра "Ла Скала", другой родственник - всемирно известный режиссер и актер Питер Устинов. Его мать - родная сестра бабушки Нины Александровны - была дочерью архитектора и ректора Императорской Академии художеств Леонтия Бенуа, родного брата Александра Бенуа.

И.С. Глазунов - Народный художник СССР (1980), лауреат Государственной премии РФ (1997) за реставрацию Московского Кремля, Заслуженный деятель искусств РСФСР (1973), действительный член Российской академии художеств (2000), профессор, бессрочный ректор Российской академии живописи, ваяния и зодчества, действительный член Академии менеджмента в образовании и культуре (1997).

"В 1965-1966 годах в нескольких номерах журнала "Молодая гвардия" была напечатана его книга "Дорога к тебе" - лирическая исповедь о пути к познанию России, ее богатейшей истории и великой культуры, выделяющейся среди культур других народов своей православной духовностью. В те годы, когда само понятие "русское национальное сознание" было изъято из лексикона, эта книга воспринималась как гимн историческому бытию России, ее национальному величию".

"В биографии Глазунова была битва за спасение исторической Москвы - вернее, того, что от нее осталось к началу 1970-х годов. "Оппозиционные круги" считали, что особенно сильный ущерб был нанесен городу в 1930-е годы при реализации Генерального плана его реконструкции не Сталиным, а взлелеянным им злодеем Лазарем Кагановичем".

Один из великих писателей современности недвусмысленно сказал: "Тот, кто против Глазунова, тот против России, и наоборот". "Из всего многотрудного, необъятного мира Илья Глазунов взял и сделал главным объектом изображения Родину, родной народ, его историю и его духовный мир... Он мастер самобытного творческого почерка, художник острый, с ярким напряженным колоритом. Его картины одухотворены и никого не оставляют равнодушными... Искусство Ильи Глазунова доносит до нас живую правду истории вечной России, духовную красоту и силу народных характеров" - так писал о Народном художнике СССР Илье Глазунове писатель Владимир Солоухин.

"Его работы освещены отблеском огня, который горит в душе, направляя течение мыслей. Многое написано с места событий в битве за коммунизм. Будь то Чили, Вьетнам, Франция, Италия или Россия (строительство Байкало-Амурской магистрали, города и села России)".

О своем творчестве Глазунов говорит "Идеальная обстановка - если при этом звучит классическая музыка: она создает настроение. Каждый портрет - экзамен для меня, я не имею права писать его безразлично. Каждый человек - Вселенная, каждый необычайно интересен: и строитель, и космонавт, и знаменитая киноактриса, и вьетнамская ополченка, и шахтер, и студент, работающий на БАМе... Нарисовать человека вовсе не означает нарисовать комплимент ему, нет, только сказать правду! И он должен быть похож, иначе это не портрет. Портрет - документ человеческого духа, реальная форма гуманизма"..."История России - это дерзания и войны, пожары и смуты, мятежи и казни, победы и свершения, - говорит художник. - Были минуты унижения, но пробивал час, и Россия возрождалась из пепла еще краше, сильнее и удивительнее. История России - красное пламя Революции и вера в будущее. Но нет будущего без прошлого. Верю в будущее человечества, верю, что оно несет новое одухотворенное искусство".

"По результатам общественного опроса, проведенного ВЦИОМом в 1999 году накануне своего 70-летия И.С. Глазунова, он назван "самым выдающимся художником ХХ века". Его имя присвоено одной из малых планет, а ЮНЕСКО удостоило его своей высшей награды - золотой медали за выдающийся вклад в мировую культуру".

Учитель ненависти не может быть учителем любви.

Глазунов участвует в "дворянских" собраниях, где все гламурно и чинно, где ценят его заслуги перед Российской монархией, Православием и "истинным" Искусством, - вот такой он состоявшийся - и я думаю, народ уже искупил свою вину за его сиротское детство. И.С. Глазунов - Заслуженный деятель искусств РСФСР (1973), Народный художник СССР (1980), лауреат Государственной премии РФ (1997) за реставрацию Московского Кремля, действительный член Российской академии художеств (2000), профессор, бессрочный ректор Российской академии живописи, ваяния и зодчества, действительный член Академии менеджмента в образовании и культуре (1997).


На основе религиозных норм, которыми живет человечество по своим тысячелетним традициям: ислама, православия, католичества, буддизма и т.д., мир уже давно разделен культурно-территориальными конгломератами, - и они давно в латентной войне. Пророчества религий завязаны на срок человеческой жизни, ничтожной по сравнению с вечностью, завязаны на нашем представлении о самоценности человека и его представлении об окружающем мире, где он главный судья мира. Если наука отрицает постулат веры, она объявляется еретической в глазах религиозных бонз. Сама РПЦ находится на краю катастрофы, идет внутреннее ее разрушение.

Богородичный Центр, богословский институт и издательство, образован в Российской федерации в 1990 году. Церковь Божьей Матери Преображающейся, Церковь Третьего завета, Святодуховное православие, Церковь Духа Параклита. В 1984 в Смоленске от иконы "Одигитрии" было дано откровение Божьей Матери отцу Иоанну. Прозрения повторялись в форме 20 книг, по мнению последователей, они являются провозвестием приближения "Третьего завета", а с наступлением "церковного запустения и всемирных катаклизмов, т. е. конца света, должны стать спасением для немногих праведников. От православия и католицизма параклиты себя не отделяют. Иерархи БЦ настаивают на происхождении от последователей митрополита Истинно православной церкви Геннадия (Секача), но иерархи ИПЦ отлучили руководителей БЦ от церкви, как впавших в ересь. Истинно Православная Церковь раскинулась внутри России от Кунашира на Тихом океане до Одинцова в Подмосковье.

Архиерейский Собор РПЦ отлучил семью Рерихов от православия, - на Руси на каждого Льва Толстого есть свой дьякон-хулитель, не путайте с ангелом! Скандальный дьякон А. Кураев "вещует" анафему: "В конце второго тома "Сатанизма для интеллигенции" в специальной главке я перечислил основные противоречия между христианством и теософией. Среди них не были упомянуты картины Николая Рёриха. Напротив, я специально сказал, что "о вкладе Рёрихов в созидание культуры (а не просто в ее защиту) сам я говорить не решаюсь. В конце концов, "на вкус и цвет товарищей нет". Лично мне, например, и живопись Н. Рёриха кажется чужой: холодной, бесчеловечной, безблагодатной. На мой вкус, свет, которым пронизаны его полотна - это не теплый свет Евангелия, это действительно ледяное излучение космоса. Но это - вопрос вкуса, вопрос ощущения".

Святослав Рерих, словно предчувствуя крах гуманизма в России, перед тем как навсегда уйти из жизни в 1993 году в Индии, отдал материалы семьи в "Советский фонд Рерихов", организованный еще при "Горби", который вскоре был приватизирован фондом Шапошниковой. Фонд раскололся по принципу наследия и теперь находится во взаимной ненависти.

Что Святослава подвигло на тот последний шаг, - не мог он не видеть, какие люди его окружали в Москве? Он ведь помнил треск опаленных крыльев брата своего Юрия. Эпоха Рериха ушла, а вместе с ней и Серебряный век России. Вселенское сиротство!

Вот и ТВ показывает, как Великий виолончелист, крывший матом со ступеней Белого Дома "совецку власть", получает очередной орден от В.В.П., и пиликает в ногах у князя Монако, а мимо гроба идут "лучшие" монархические семьи Европы. Кто сейчас вспоминает, что родословная княжества Монако началась с итальянского разбойника, захватившего еще во времена Возрождения свой клочок земли на Лазурном берегу Средиземного моря.

Никогда не было в истории такого подлого добровольного срастания идеологии и власти. А тут еще и РПЦ как всегда подменяет свои религиозные цели политическими. Идет чудовищная профанация русского исторического искусства, подмена его - "симулякрами" бывшими "оппортунистами". Замена старого, уже отжившего современным, скользящим, поверхностным.

Я не сторонник святотатства, - рубить иконы или вставлять фитиль Пророку Всевышнего - меня не вдохновляет. Православие никогда не отличалось приверженностью европейской традиции Гуманизма. У религиозных бонз всегда было стремление к Византийской теократической государственности, если не быть посредниками власти, то хотя бы - услужить ей. В этом трагедия русского народа.

В литературе, живописи и скульптуре авторы прикладных искусств направляются интересами, а не идеями, отсюда и цеховые отношения между ними в этой среде подчинялись всегда личной неприязнью или корпоративными интересами. Ремесленники от искусства всегда, как РПЦ, хотели приватизировать даже естественный процесс рождения младенцев. В других традициях "инициация" обычно происходит с вступлением во взрослую жизнь.


Участие в возведении ХХС для Белоусова - только укрепило его веру, избавив от мирской суетности. Скульптору Белоусову дали восстановить один из фризов Храма, тот, который с Пожарским и Мининым, и гигантский медальон Спаса, во главе Храма. Два сюжета на северной стене - "Сергий Радонежский благословляет Дмитрия Донского на битву с татарами" и "Игумен Дионисий благословляет Минина и Пожарского", - зафиксировали место России между враждебным мусульманским Востоком и враждебным католическим Западом. И пусть эта вера - только страх перед Богом, и его судом над человеками. Но ведь - есть Заступница в деревянной церквушке рядом с громадиной Храма ХС.

Эти мысли подкатили к Владу, когда он пустым Соймоновским проездом спускался к Пречистенской набережной мимо решетки ограды парка ХХС, и засмотрелся на маленькую темную церквушку "Покрова". И словно в подтверждение его мыслям, прокаркала ворона в ночь полнолуния.

Нет, Белоусов не стал успешным "новым русским", творчество не принесло ему ни славы, ни денег. Пробивается оформлением ресторанчиков на Петровке. Вот и сейчас, он занят заказом - создает одетых в настоящие костюмы кукол в полный рост - "Шурика и Кавказской пленницы". Вырастил двух сыновей, один - художник, а младший - скульптор.

Большой урон живописному "буму" в столице нанесли некие "кавказцы", ездившие по мастерским художников в те времена, где скупали за бесценок, "на вес", невостребованные при коммунистах холсты. Эти сыновья "Оси Бендера" отправили вагон на Запад, где забили все галереи в Германии и Франции "советскими" работами, что напрочь подорвало интерес иностранцев к современной московской живописи, в частности к арбатскому "соц-арту".

На этом закончился "Fine-art" галлерейного бизнеса Влада на Волхонке.

Лечо Кафиев - убит "эмиром" Басаевым в Чечне.

Гриня добежал до Литвы, хотел перебраться в США, но умерла его мать и погиб двоюродный брат-коммерсант, бывший районный комсомольский секретарь с Колпачного переулка, что на Маросейке.


Как проявляется "карма" для человека? Это те события и люди, которые компонуются вокруг него в течение его жизни.

Может быть, я буду писать чудовищные вещи и нужно время, время перемен, снова и снова трансформирующее ложное в мертвящее, чтобы понять, что кружишься как турецкий дервиш на одном месте.

Страшнее смерти - смерть души. Для создания и разрушения мифа нужна вся цельность характера, опора на него - мужество жить. Претензия на жизнеспособный миф - это претензия на полноту охвата бытия и его закрепление в сознании социума. Поэтому так кощунственно воспринимается всякое новое мифотворчество, любое изменение старого. Дать мифу жизнь - значит, дать ему бытие. Миф - это стабильность бытия, разрушение мифа - революционное преобразование бытия.

При сохранении мифа всегда поражаешься его союзниками, порой настолько несовместимыми, но логически оправданными в данный момент. Если поставить рядом успешного и неудачника, то в мифе - нет различия между ними, в тоже время пропасть между адептами одной идеи непреодолима. Отпад от мифа человеков - и есть разрушение мифа.

Творчество это порождение духа, т.е. истинно человеческого. Когда уничтожается дух - уничтожается сам человек. Нет дальше смысла жить. Тот, кто в жизни мифа видит жизнь духа - уже умер. Регалии, коими награждается в социуме мифотворец - это ступени мифа, путь от зарождения до смерти, и этот путь должен быть пройден полностью. Становясь, все более явным, проявленным, стабильным - последовательно шагаешь к окостенению, омертвению, подверженному уничтожению и гниению, распространению процессу смерти. Смерти духа. Тупик, безвыходность, абсурд, хаос - как окончательное разрушение. Кто знает высоту мифа, как окончательную смерть духа? Подняться по ступеням социума на вершину мифа, чтобы увидеть смерть его - это и есть трагедия человека. Принятие чужого мифа - тоже смерть. Само существование другого мифа - угроза твоему существованию, конец см


Содержание:
 0  Матрица или триады Белого Лотоса : Всеволод Каринберг  1  вы читаете: Часть N 1 : Всеволод Каринберг
 2  Часть N2 : Всеволод Каринберг  3  Часть N3 : Всеволод Каринберг
 4  Часть N4 : Всеволод Каринберг  5  Часть N5 : Всеволод Каринберг



 




sitemap