Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 86 : Таня Карвер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  5  10  15  20  25  30  35  40  45  50  55  60  65  70  75  80  85  90  95  100  105  110  115  120  125  130  135  140  145  150  155  160  165  170  171  172  173

вы читаете книгу




Глава 86

Ноябрь сменился декабрем, незаметно подошло Рождество. Настроение у Фила было нерадостное.

Он остался дома. Никаких праздничных украшений в его квартире не было, если не считать пары рождественских открыток от коллег и одной — от Дона и Эйлин. Было еще одно поздравление — от Марины. Он открыл конверт. Внутри лежало письмо.

Фил вздохнул и решил повременить, не читать его сразу. Прежде нужно было поддержать себя проверенным способом. Поэтому он встал, прошел в кухню, взял пиво и вернулся на диван в комнату. Нажал кнопку пульта дистанционного управления стереосистемы. Он знал, какой диск там сейчас стоит.

Он закрыл глаза и потер ладонями лицо. Нос уже начал заживать. Все остальное, как он надеялся, тоже шло на поправку. Он сделал глоток пива. И принялся вспоминать, что произошло после той памятной ночи во Врабнессе.


В кармане шинели Крофта он нашел ключ от двери, и это спасло их от мучительного возвращения через узкий лаз. У Марины явно были проблемы с самочувствием: с того момента, как они поднялись наверх, она постоянно держалась за живот. Фил сразу же усадил ее в «скорую помощь» и отправил в больницу.

А уже потом начал разбираться со всем остальным.

После того как ему сложили нос, он снова отправился в управление. Вместе с ним была Анни, которая пыталась разобраться, что же произошло.

— Значит, муж Эстер все-таки оказался настоящим, — сказала она, устало опускаясь в кресло.

Фил кивнул.

— Софи провела нас.

— Но зачем?

Он пожал плечами.

— Может, защищала отца?

— После всего, что он сделал?

— Как знать? Возможно, она до сих пор любит его.

— А может быть, она просто врала.

— Они все лгут нам. Неужели ты этого еще не поняла?

— Чего не поняла?

— Прости. Я тут говорил Клейтону… — Он вздохнул, и на глазах его навернулись слезы. — Господи. Какой ужас…


Пресса уделяла этому делу огромное внимание. Фил изо всех сил старался держаться в тени, предоставив Бену Фенвику общаться с репортерами. После этого все пошло как по маслу.

Лоуренса Крофта вытащили из подвала мертвым. Фил знал, что по факту его смерти будет проведено расследование, но его твердо заверили, что никаких обвинений против него и Марины выдвигаться не будет. Даже наоборот: его ждет благодарность.

Эстер отвезли в клинику и поместили под надзор психиатра. Фил верил, что его — он до сих пор не мог воспринимать этого человека как женщину — признают душевнобольным, и это только вопрос времени. С ребенком все было хорошо, и скоро его должны уже вернуть отцу. Фил надеялся, что Грэм Идес будет в состоянии справиться с его воспитанием.

Бразертону предстояло предстать перед судом за покушение на убийство. А против Софи Гейл-Крофт было официально выдвинуто обвинение в убийстве.

Фил вспомнил похороны Клейтона.

Это было самое тяжелое для него. Церемония проходила в баптистской церкви Колчестера на Элд-лейн, в самом центре города. Здание в грегорианском стиле казалось инородным телом на фоне громадного торгового пассажа из красного кирпича, построенного в восьмидесятые годы и занимавшего бо́льшую часть центрального района.

Фил стоял, держась за резную спинку деревянной скамьи, и его поразило то, каким маленьким кажется гроб по сравнению с трубами органа.

Священник говорил о том, что человеческая жизнь коротка, и Фил знал, что все в этом зале подумали, что у Клейтона она получилась короче, чем у большинства людей. Двадцать девять лет… Его попросили сказать что-то от имени сослуживцев, но он не смог заставить себя сделать это. Слишком много боли, слишком сильное чувство вины. Он попросил Бена Фенвика выступить.

Священник продолжал говорить о великом даре — надежде. Фил посмотрел по сторонам. Мать и сестра Клейтона казались сломленными и потерянными, даже Анни была вся в слезах. И он подумал, что немногие могли похвастаться этим даром.

Когда все закончилось и присутствующие потянулись к выходу, к нему подошел Фенвик.

— Его семья устраивает поминальный прием. Нас пригласили.

Фил покачал головой.

— Идите без меня, — сказал он.

— Я думаю, они хотели бы видеть вас.

— Сходите сами, Бен.

Фенвик кивнул. Но не двинулся с места. Он хотел сказать что-то еще. Фил ждал.

— Знаете, все это может всплыть. Насчет… Клейтона. На суде по делу Софи Гейл.

— Я знаю.

— Я хочу сказать, что сделаю все, что смогу, но…

— Я знаю, что вы постараетесь.

Фил смотрел, как все выходят из церкви. Мать Клейтона вели под руки.

— Сделайте, что сможете, Бен.

И он направился к выходу.


Он пытался связаться с Мариной, но это ему никак не удавалось. Она не появлялась на работе, и дома ее, по понятным причинам, тоже не было. Доктор посоветовал ей взять небольшой отпуск. Она должна отдыхать и надеяться, что с ребенком все будет хорошо. С их ребенком. Никто не знал, где она сейчас.

Тони Скотт после нападения выжил, но из-за многочисленных травм головы все еще был в коме. Фил разговаривал с сиделками и знал, что Марина приходила к нему.


Он по-прежнему по воскресеньям обедал у Дона и Эйлин.

Первый раз был самым неудачным. Эйлин приготовила великолепное жаркое. Его запах и вкус всегда ассоциировались у Фила с уютом и безопасностью. Но только не в этот раз. Сидя за столом, он вдруг обнаружил, что не может выносить любимой еды.

Дон сам был полицейским. Он знал, через что пришлось пройти Филу. Или думал, что знает. Они с Эйлин слышали о Клейтоне, Эстер, Крофте и об остальных участниках этого дела. Только не о Марине. Они не расспрашивали его, но он знал, что, если бы захотел рассказать им об этом, они были бы благодарными слушателями. А если он этого не сделает, они тоже поймут.

Положив нож и вилку, он отодвинул тарелку и пробормотал что-то извиняющимся тоном.

Эйлин понимающе кивнула и ничего не сказала.

Фил не шевелясь сидел за столом. Он не сознавал, что плачет.

Эйлин накрыла его руку ладонью. Дон тоже был рядом.

Они еще долго сидели так, все вместе.


А сейчас Фил был дома один. Пил пиво, слушал музыку.

Он снова взглянул на конверт и допил бутылку. Поставил ее, взял в руки письмо и начал читать.

Дорогой Фил!

Прости, что избегала встреч с тобой. Я знаю, что ты сейчас должен обо мне думать. Но у меня не было другого выбора. Прости. Мне нужно многое понять, во многом разобраться. В очень серьезных вещах. Это связано не только с тобой. Я думала, что после Мартина Флетчера со мной такого уже никогда не произойдет. Я ошиблась. Хотя на этот раз ты и оказался со мною рядом. Наконец-то.

Ты знаешь, что это наш с тобой ребенок. Я уверена, что ты это знаешь. И, возможно, нам нужно быть вместе ради него. Или ради нее. Я пока точно не знаю, кто это. А кроме этого, есть еще и Тони. Я чувствую вину за то, что произошло с ним. Я чувствую себя в ответе за это. Что бы ни происходило между ним и мной или между мной и тобой, я должна уважать и его тоже.

Я понимаю, что это звучит сбивчиво, что мысли мои сформулированы не слишком четко, но сейчас я чувствую себя именно так. Все перемешалось. Мне нужно время, чтобы все обдумать. Во всем разобраться. Я надеюсь, что ты мне это время дашь.

А еще я надеюсь, что ты знаешь: я люблю тебя. Что бы ни случилось, я люблю тебя.

Марина.

Он положил письмо и снова взял бутылку. Пустая. Он встал и пошел к холодильнику за второй. Из головы не выходили слова Марины. Гай Гарвей пел о том, какой сегодня прекрасный день, но Фил не мог с ним согласиться. В памяти всплыли слова священника на похоронах Клейтона. О великом даре надежды.

Он взял еще пива и, вернувшись в гостиную, снова сел. Сделал первый глоток.

Подумал о том, что дар этот может стать проклятием.

И в этот момент в дверь позвонили.

Фил решил не открывать. Звонок повторился, на этот раз более настойчиво.

Раздраженно вздохнув, он поставил бутылку на столик и, подойдя к двери, открыл ее.

На пороге стояла Марина.

Она смотрела на него и неуверенно улыбалась.

— Привет.

— Привет.

Фил распахнул дверь и отступил в сторону. Она вошла в прихожую, а оттуда направилась прямо в гостиную. Он пошел за ней.

Войдя в комнату, она остановилась. Он не знал, что делать, как заговорить с ней. Но потом заглянул в ее глаза. И все понял. Неуверенность и неопределенность мгновенно исчезли.

Он подошел к ней и обнял ее. Крепко прижал к себе.

Гай Гарвей продолжал петь о том, какой сегодня прекрасный день.

И теперь Фил был с ним абсолютно согласен.


Содержание:
 0  Суррогатная мать The Surrogate : Таня Карвер  1  Часть первая : Таня Карвер
 5  Глава 5 : Таня Карвер  10  Глава 10 : Таня Карвер
 15  Глава 15 : Таня Карвер  20  Глава 20 : Таня Карвер
 25  Глава 25 : Таня Карвер  30  Глава 30 : Таня Карвер
 35  Глава 3 : Таня Карвер  40  Глава 8 : Таня Карвер
 45  Глава 13 : Таня Карвер  50  Глава 18 : Таня Карвер
 55  Глава 23 : Таня Карвер  60  Глава 28 : Таня Карвер
 65  Часть вторая : Таня Карвер  70  Глава 38 : Таня Карвер
 75  Глава 43 : Таня Карвер  80  Глава 48 : Таня Карвер
 85  Глава 53 : Таня Карвер  90  Глава 58 : Таня Карвер
 95  Глава 63 : Таня Карвер  100  Глава 35 : Таня Карвер
 105  Глава 40 : Таня Карвер  110  Глава 45 : Таня Карвер
 115  Глава 50 : Таня Карвер  120  Глава 55 : Таня Карвер
 125  Глава 60 : Таня Карвер  130  Глава 65 : Таня Карвер
 135  Глава 70 : Таня Карвер  140  Глава 75 : Таня Карвер
 145  Глава 80 : Таня Карвер  150  Глава 85 : Таня Карвер
 155  Глава 69 : Таня Карвер  160  Глава 74 : Таня Карвер
 165  Глава 79 : Таня Карвер  170  Глава 84 : Таня Карвер
 171  Глава 85 : Таня Карвер  172  вы читаете: Глава 86 : Таня Карвер
 173  Использовалась литература : Суррогатная мать The Surrogate    



 




sitemap