Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 30 : Таня Карвер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  5  10  15  20  25  29  30  31  35  40  45  50  55  60  65  70  75  80  85  90  95  100  105  110  115  120  125  130  135  140  145  150  155  160  165  170  172  173

вы читаете книгу




Глава 30

Марина стояла у окна со стаканом газированного яблочного сока в руке и жалела, что это не что-то покрепче. Прямо перед ней была дорожка, а позади нее медленно несла свои воды река Колн. Ее дом, выкрашенный кирпичный коттедж с крыльцом, увитым клематисом, выходил фасадом на Вивенхоэ — причудливую бывшую рыбацкую деревеньку, которую сейчас в основном колонизировал преподавательский состав из близлежащего университета. В деревне царила расслабленная и культурная атмосфера. Уютное и безопасное место для своего дома. Но, поднося стакан к губам, Марина не ощущала ни того ни другого.

Тони занимался поздним ужином. Паста арабьята, ничего особенного. Сегодня была Маринина очередь готовить, но стоило ему только взглянуть на нее, когда она вошла в дом, как он сунул ей в руки стакан с соком, поцеловал в лоб и объявил, что сделает все сам. Она предприняла не вполне искреннюю попытку возразить.

— Нет, — сказал он, суетясь вокруг нее. На кончике носа у него сверкали очки для чтения. — Мой последний семинар окончился еще в пять, и с тех пор я вообще ничего не делал, только читал и пил вино, так что…

Он аккуратно усадил ее в кресло, как какого-то инвалида, дал в руки газету и, довольный тем, что он такой заботливый, удалился на кухню. Это вызвало у Марины улыбку, но она со всем согласилась. «Все-таки он внимателен ко мне», — подумала она.

Она оглядела гостиную: много книг, обстановка из разрозненных самобытных предметов мебели, приглушенное освещение, на стенах неожиданные картины, гобелены и домашние растения. Они устроили все так, чтобы показать гостям и самим себе, что они интересные люди, которые ведут богатую событиями жизнь. В противоположность тому дому, в котором она росла. Но когда Марина подошла к окну и стала смотреть на неторопливые темные воды реки, ей показалось, что все это принадлежит кому-то другому.

Из кухни доносилась музыка, спокойные бразильские ритмы, которые Тони раскопал неизвестно где, и исходили аппетитные запахи, которые в любой другой вечер уже заставили бы ее живот нетерпеливо урчать. Но только не сегодня. Она отхлебнула сока и скорчила недовольную гримасу, словно ожидала чего-то абсолютно другого.

Перед глазами возникло мертвое тело Клэр Филдинг. И Джулии Симпсон. Потом других двух женщин. Фил был прав насчет места совершения убийства. Складывалось впечатление, что они не должны были здесь находиться. Как будто жизнь продолжалась.

Фил… Она заранее готовила то, что скажет ему при их следующей встрече. Несколько раз. Но неделя шла за неделей, и, по мере того как жизнь безжалостно текла вперед, она постепенно смирилась с тем, что больше никогда его не увидит. «Наверное, это и к лучшему», — думала она. Она вернулась к Тони, она была беременна, у нее появилась частная практика. Ее жизнь шла своим чередом, вперед. Или, скорее, назад. В зону безопасного покоя.

Но теперь они снова вместе. А она так и не смогла ему ничего сказать. Потому что каждый раз, когда она думала о нем, она видела лицо Мартина Флетчера. Запертая дверь… Марина почувствовала, как в ней закипает леденящий страх, а потом подумала о Филе. И это все привело ее в состояние немого оцепенения.

Она не осознавала, сколько времени занималась рутиной, прежде чем полиция пригласила ее по делу Джеммы Харди. Рутину, которая незаметно для нее превратилась в тяжелый монотонный труд. Ее надежная, спасительная работа, ее пенсия. И Тони, ее надежный мужчина.

Но тогда она и не хотела иметь мужчину, волнующего душу. Перед тем как она познакомилась с Тони, ее тянуло к мужчинам, напоминавшим ее отца. Она понимала, что это неправильно, не говоря уже о том, что просто опасно, тем не менее постоянно возвращалась к этому, продолжая искать именно таких. Так шло до тех пор, пока однажды она не посмотрела на себя в зеркало и серьезно не спросила себя: что ты делаешь? И поняла, что больше так не может.

Тони был на месте. Хороший человек, серьезный, заслуживающий доверия. Вдумчивый, приятный, общительный. Отца он мог напоминать ей разве что по возрасту, но во всех остальных смыслах он был полной ему противоположностью. Он не возбуждал ее и не вызывал в ней трепета, но с ним она ощущала себя удобно. И в безопасности. Он был внимателен к ней. А это, говорила она себе, восхитительные качества. Он приглашал ее пойти куда-нибудь, и она соглашалась. Такие вот дела… Он хотел, чтобы она бросила свою квартиру в центре города и переехала к нему, в его коттедж в Вивенхоэ. Она сделала это. И чувствовала себя спокойно. Была довольна. Или, по крайней мере, думала, что это так.

К моменту приглашения на дело Джеммы Харди она уже была готова к новому вызову судьбы. И она его получила. Это напрягало и терзало ее. Ее приводило в ужас, что теперь она вынуждена использовать то, с чем до сих пор имела дело только в теории, но уже на практике, где ставкой потенциально является жизнь молодой женщины. Но одновременно это подталкивало и вдохновляло ее. А когда она помогла команде получить положительный результат, то испытала глубокое волнение, какого ей никогда не давала преподавательская деятельность. Не могла дать.

И не только это. Потому что она еще и встретила Фила.

Она поняла это, как только увидела его. В нем что-то было, и между ними мгновенно установилась какая-то связь. Сначала она пыталась это отрицать, списывая все на специфику дела, над которым они работали, путая адреналин и желание с чем-то более сильным и основательным. Но чем дольше времени они проводили вместе, чем больше говорили, тем очевиднее становилось, что она права и они связаны на более глубоком уровне. На глубинном уровне души. Она узнала в нем что-то такое, чего не встречала больше ни в ком другом. Что-то, что она видела только в себе. Она знала, что если на свете существует мужчина, который может ее понять, полностью понять, то это именно он.

Поэтому когда он пригласил ее поужинать, она не могла отказаться. Несмотря на то что у нее был Тони, она все-таки спала с Филом. Неоднократно. И сама себе удивлялась: вместо того чтобы испытывать чувство вины из-за измены Тони, она все больше утверждалась в мысли, что будущее ее связано с Филом.

А затем появился Мартин Флетчер.

Дело Джеммы Харди было закончено. Мартина Флетчера поймали, и вся команда праздновала успех. Включая и Марину. Ее первое приобщение к работе полиции окончилось громкой победой. Ее имя попало на заметку на будущее. Все для нее выглядело очень здорово.

После завершения дела Марина снова вернулась в университет. Однажды вечером она сидела у себя в кабинете и подгоняла бумажную работу, накопившуюся за время ее отсутствия. Она с радостью задержалась здесь, зная, что скоро ей предстоит встреча с Филом. Он сказал, что заедет в университет, поскольку хочет посмотреть, где она трудится. Ей это было приятно, и она с нетерпением ожидала, когда сможет показать ему все. Она не испытывала беспокойства от того, что ее могут увидеть на территории студенческого городка с другим мужчиной, поскольку уже решила сказать Тони, что между ними все кончено. И выключила мобильный на случай, если тот захочет позвонить.

В дверь постучали. Сначала нерешительно, затем более уверенно. Она крикнула, чтобы стучавший заходил. И он вошел. Марина увидела его, и сердце ее оборвалось. В ее кабинете стоял Мартин Флетчер.

— Что… что вам нужно?

Он огляделся, словно искал ответ на этот вопрос на полках ее кабинета. Затем посмотрел прямо ей в глаза.

— Ты, — сказал он. — Мне нужна ты.

Марина очень испугалась. Она взглянула в сторону двери, прикинула расстояние, оценила препятствия… Флетчер, видимо, подумал о том же. Он повернулся и, прежде чем она успела подняться, запер дверь и прислонился к ней спиной.

— Не кричи, — сказал он. В голосе его послышалась угроза. — Не вздумай!

Она судорожно сглотнула. Было такое ощущение, будто в горле застрял камень.

— Сейчас… сейчас ко мне должны прийти. С минуты на минуту.

— Вранье! Все уже разошлись по домам.

— Нет, правда. — Она тяжело дышала, и сердце готово было вырваться из груди. — Это Фил… Фил Бреннан. Инспектор криминальной полиции. Он зайдет за мной сюда.

При упоминании о полиции на лице Флетчера промелькнула тень страха. Несмотря на охвативший ужас, Марина продолжала рассуждать как психолог. «Он боится полиции, а не меня. Он взбешен, но не может сорвать свою злость на них, поэтому выбрал меня». Эта мысль была совершенно неутешительной.

— А как вы здесь очутились? — спросила она. — Я думала, вы арестованы.

Тогда он улыбнулся. Это была зловещая улыбка.

— Они отпустили меня. Под залог. Простая формальность. — К нему начала возвращаться злость. — Это все ты! Ты разрушила мою жизнь!

— Это не так.

— Именно так. — Ярость все нарастала. Он отошел от двери и направился к ней. — Это ты забрала мою жизнь. Настроила против меня Джемму. Это сделала ты!

Марина поискала глазами что-нибудь, что можно было бы использовать для защиты, но ничего не нашла. «Фил, — подумала она, — поспеши…»

Она должна была заставить Флетчера говорить и попытаться его урезонить.

— Нет, Мартин, вы ошибаетесь. Я не разрушала вашу жизнь.

— Нет, разрушила!

От этой вспышки ярости она вздрогнула. Но заставила себя сохранять спокойствие. Глубоко дышать.

— Нет. Я этого не делала. А Джемма никогда не была вашей девушкой. Ею была Луиза, соседка Джеммы по квартире.

— Нет… — Он схватился руками за голову и принялся тереть пальцами виски. — Нет, нет…

— Да, Мартин. Вашей девушкой была Луиза. А не Джемма.

— Нет, нет…

— Джемма была ее подругой. Но не вашей девушкой. Отпустите это, Мартин, вы должны это отпустить…

В ответ раздался вопль боли, когда Флетчер, плотно зажмурившись, принялся бить себя по голове, словно стараясь выбить оттуда ее слова.

Марина снова оглянулась по сторонам в поисках какого-то оружия, хотя бы чего-нибудь. Времени включать мобильный у нее не было. Взгляд ее остановился на телефоне, стоявшем на столе. Если бы удалось добраться до него и позвонить…

Она посмотрела на Мартина Флетчера, который по-прежнему с закрытыми глазами бил себя по голове, затем снова на телефон. Она сможет сделать это. Просто протянуть руку, схватить его и…

Когда ее рука легла на трубку, он открыл глаза и с криком ринулся на нее. Она попыталась нажать кнопки, но он был уже рядом. Он выдернул трубку из ее рук, оборвал провод и швырнул телефон на пол.

— Ах ты, сука! Ты мне еще заплатишь за это…

Она бросилась к двери, понимая, что вряд ли сможет туда добраться. Она не ошиблась. Он тут же схватил ее за волосы и потянул назад. Она схватилась руками за голову, стараясь разжать его пальцы, но все было бесполезно. Он швырнул ее на пол. Она почувствовала, как с корнем вырываются волосы, и успела подумать, что, наверное, часть кожи на голове тоже сорвана.

Тяжело упав, она тут же свернулась калачиком, инстинктивно стараясь защититься, пока не восстановится дыхание. Она знала, что сейчас последуют удары, и, зажмурившись, закрыла руками голову и лицо.

— Пожалуйста, не бейте меня… не бейте меня…

Он сел сверху, всем весом придавив Марину к полу, отчего ей стало трудно дышать, и ладонью зажал ей рот.

— Заткнись! Не говори ничего. Не кричи… Не надо кричать…

Глаза ее были по-прежнему крепко зажмурены. Вновь и вновь она повторяла про себя одни и те же слова, как молитву, как мантру: «Скоро сюда придет Фил, скоро сюда придет Фил…»

Потом он начал хлестать ее по щекам. Это было скорее удивительно, чем больно. Она с недоумением чувствовала на лице его пощечины. И выставила руки навстречу этим обжигающим ударам.

— Сука… сука…

Он словами накручивал себя. Пощечины становились все сильнее, все тяжелее. Потом Марина почувствовала удар кулаком в грудь. Она захрипела. Это было больно. Еще один удар. И еще.

Она должна была что-то сделать, прежде чем он полностью потеряет контроль над собой.

Она открыла глаза, посмотрела вверх и увидела Флетчера, с лицом, перекошенным от злости и ненависти. Глаза его были закрыты. Она взглянула в сторону и увидела валявшийся рядом телефонный аппарат. Это было то, что нужно.

Она могла двигать левой рукой, которая не была прижата к полу. Отлично! Она протянула руку и стала искать телефон. Нащупала его. Вздрагивая от пощечин и ударов, она схватила его, сжала и изо всех сил вскинула руку вверх.

Телефон попал Мартину Флетчеру в голову.

Не веря в свою удачу, она снова ударила его.

Он открыл глаза и посмотрел на нее. Злость в его глазах исчезла, ее место заняло потрясение. Но у Марины не было времени раздумывать над его реакцией, ей нужно было извлечь из нее максимум пользы. Поэтому она в третий раз — теперь уже с криком, вложив в это все свои силы, — нанесла удар телефоном и почувствовала, что попала ему в висок.

Флетчер откинулся назад и застонал. Марина воспользовалась этим, чтобы выскользнуть из-под него. Она подползла к двери и попыталась открыть замок, но руки ее так дрожали, что никак не удавалось сжать пальцы. Тогда она начала стучать в дверь.

— Помогите! Помогите! Кто-нибудь! На помощь!

— Нет… не надо… не делай этого… пожалуйста…

Голос Мартина Флетчера был слабым и ломким. Он по-прежнему сидел на полу, растирая место, в которое попал телефон и откуда начала сочиться кровь.

Марина, не обращая на его слова внимания, продолжала кричать.

— Нет, пожалуйста, не надо…

От его злости не осталось и следа, голос был дрожащим и испуганным. Она обернулась, и в ней снова проснулся психолог.

— Ваша власть надо мной закончилась, Мартин. Я вас больше не боюсь…

Он шарахнулся от нее и забился в угол комнаты. Закрыл голову руками.

Внезапно послышался стук хлопнувшей двери.

— Фил! — закричала Марина. — Я здесь!

За массивной деревянной дверью раздавались приглушенные голоса. Эти звуки придали Марине дополнительных сил, и ей удалось повернуть замок. Дверь открылась. На пороге стояли двое иностранных студентов и служитель университета. Но Фила с ними не было.

Она обернулась к Мартину Флетчеру. Он уже встал и сейчас пытался вылезти в окно.

Она бросилась к нему, но он криком остановил ее:

— Не подходи, а не то я прыгну вниз!

Она остановилась.

— Бросьте, Мартин, не дурите. Если вы прыгнете отсюда, то просто свернете себе шею. Убьете себя.

— Не нужно мне было сюда приходить… — Мартин Флетчер заплакал. — Это я виноват. Во всем виноват я. Не нужно мне было сюда приходить…

— Перестаньте, Мартин, все не так уже и плохо. Давайте поговорим об этом…

Она попробовала подойти к нему поближе.

Он отодвинулся к краю подоконника.

— Я сказал не походить!

Марина осталась на месте.

— У меня ничего не осталось. Теперь уже совсем ничего. Только тюрьма, со всякими извращенцами и педиками…

— Мартин…

— Скажите Джемме, скажите Джемме… Я любил ее…

— Мартин, нет!

Но слова ее повисли в воздухе. Он прыгнул вниз.


— Через пять минут будет готово.

Слова Тони вернули Марину к реальности. Она пробормотала в ответ что-то невнятное и сделала еще глоток.

Вот так все и закончилось. Мартин Флетчер выбросился из окна, покончив с собой. А Фила рядом не оказалось, чтобы помочь ей. Чтобы спасти ее. Он пытался связаться с ней потом, когда узнал о случившемся. Но она не отвечала на его звонки. Правда, она знала, что он пытался звонить ей, но ее телефон был выключен. Он хотел сказать, что в лучшем случае задержится, а в худшем — не сможет сегодня прийти вообще. Произошло убийство, и его вызвали на место происшествия.

Но легче ей от этого не стало. И ничто не могло поправить ситуацию. Ей очень нужно было, чтобы он был рядом, а он не смог. И ничего с этим уже не поделаешь.

Она никак не могла отделаться от этого чувства. В ней говорила итальянская кровь, и от зова предков она никуда деться не могла. Если мужчина сказал, что придет, он должен прийти. Никаких вопросов, никаких отговорок. И если он этого не сделал, если подвел ее, то она имеет право обижаться на него.

Еще целую неделю она с криком вскакивала по ночам, видя перед собой лицо Мартина Флетчера и в ужасе просыпаясь. Каждый раз рядом с ней был Тони. Надежный, заслуживающий доверия Тони. Хороший человек, который был внимателен к ней, когда она в этом нуждалась.

Но она не могла больше появиться в университете. После того, что там произошло. Поэтому она уволилась и в дальнейшем решила работать самостоятельно.

А затем Марина выяснила, что беременна. Тони отнесся к этому хорошо. Он даже обрадовался. Она могла бы решить, что детская коляска у них в прихожей будет означать конец любой романтики, но, если уж на то пошло, Тони никогда не был особенно романтической натурой. Это также не означало конец его личной свободы, потому что он никогда никуда не уезжал.

Он всегда настаивал, чтобы она пила только безалкогольные напитки. Он даже завел разговор о том, чтобы переоборудовать кабинет наверху под комнату для ребенка, принялся предлагать разные цветовые решения и рисунки на стенах. Он дошел до того, что достал где-то каталог магазинов «Мазеркэр» и стал спрашивать ее мнение о детских колясках. Он явно получал удовольствие от ее беременности, и она очень жалела, что не может разделить его энтузиазм. В данной ситуации это только пугало ее, а иногда даже угнетало.

Она все-таки увиделась с Филом еще раз. Он ждал после работы в один из ее последних дней в университете. Она заметила его возле колонны в вестибюле и повернула в другую сторону. Он догнал ее.

— Прошу тебя, Марина, пожалуйста…

Она не остановилась.

— Пожалуйста…

Она продолжала идти, словно не узнавая его. В конце концов он понял, что его слова не действуют и она не собирается хотя бы замедлить шаг. Он остановился и отпустил ее. Отпустил из своей жизни.

Марина завернула за угол и оказалась в пустынном уголке студенческого городка. Она прислонилась к шершавой бетонной стене и тут уже дала волю слезам.

Потом она вернулась домой. Тони смотрел по телевизору передачу «Время вопросов». Пройдя мимо него, она направилась к лестнице и, поднявшись наверх, легла спать. Так для нее закончился Фил.

Пока снова не позвонил Фенвик…

Она опять выглянула в окно.

— Я уже накрываю на стол! — крикнул из кухни Тони.

Марина отозвалась, что это было бы здорово. Она снова посмотрела на медленно текущую реку. Она думала о погибшей женщине, о ее ребенке. И о Филе. Она пыталась прогнать его из своих мыслей, но он не уходил. Его взгляд был устремлен прямо ей в глаза.

— Я успею еще принять душ? — спросила она.

— Ну, все уже готово… — Тони вошел в гостиную и взглянул на нее. Заметив, какой она выглядит уставшей и измученной, он улыбнулся. — Давай. Принимай свой душ. Ничего, я подогрею.

Марине с трудом удалось улыбнуться в ответ, и она пошла к лестнице на второй этаж.

Она старалась не обращать внимания на охватившие ее противоречивые чувства.

Рука ее все время лежала на животе.


Содержание:
 0  Суррогатная мать The Surrogate : Таня Карвер  1  Часть первая : Таня Карвер
 5  Глава 5 : Таня Карвер  10  Глава 10 : Таня Карвер
 15  Глава 15 : Таня Карвер  20  Глава 20 : Таня Карвер
 25  Глава 25 : Таня Карвер  29  Глава 29 : Таня Карвер
 30  вы читаете: Глава 30 : Таня Карвер  31  Глава 31 : Таня Карвер
 35  Глава 3 : Таня Карвер  40  Глава 8 : Таня Карвер
 45  Глава 13 : Таня Карвер  50  Глава 18 : Таня Карвер
 55  Глава 23 : Таня Карвер  60  Глава 28 : Таня Карвер
 65  Часть вторая : Таня Карвер  70  Глава 38 : Таня Карвер
 75  Глава 43 : Таня Карвер  80  Глава 48 : Таня Карвер
 85  Глава 53 : Таня Карвер  90  Глава 58 : Таня Карвер
 95  Глава 63 : Таня Карвер  100  Глава 35 : Таня Карвер
 105  Глава 40 : Таня Карвер  110  Глава 45 : Таня Карвер
 115  Глава 50 : Таня Карвер  120  Глава 55 : Таня Карвер
 125  Глава 60 : Таня Карвер  130  Глава 65 : Таня Карвер
 135  Глава 70 : Таня Карвер  140  Глава 75 : Таня Карвер
 145  Глава 80 : Таня Карвер  150  Глава 85 : Таня Карвер
 155  Глава 69 : Таня Карвер  160  Глава 74 : Таня Карвер
 165  Глава 79 : Таня Карвер  170  Глава 84 : Таня Карвер
 172  Глава 86 : Таня Карвер  173  Использовалась литература : Суррогатная мать The Surrogate



 




sitemap  
+79199453202 даю кредиты под 5% годовых, спросить Сергея или Романа.

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение