Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 12 : Петр Катериничев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44

вы читаете книгу




Глава 12

К дому Марины Левиной они подъехали после шести. До этого Корсар смог-таки дозвониться до офиса редакции «Око», узнал, что никакой редакции уже не существует, а офис – сдается.

– А как ты вообще вышел на это «Око» всевидящее? Ты же раньше работал с другими… – спросила Оля.

– Они меня нашли. Предложили за новую рукопись очень хороший гонорар на простых и выгодных условиях.

– «Бойся данайцев, дары приносящих…»

– Да не было никаких «данайцев»! Все было просто, как яйцо!

– Большие деньги и льготные условия… Тебя не насторожило?

– Мы – в России, здесь – все бывает.

– Это я давно поняла. Короче, деньги. Только и всего?

– Ну да. Редактуру я всегда делаю сам, а помогает мне Марина Левина, она же и корректор.

– С ней расплатились тоже по договору?

– Нет. Я сам ей плачу. Мы давно вместе работаем…

– Ты уверен, что рукопись у нее?

– Абсолютно. Марина очень хороший корректор и всегда вычитывает «с листа», а не с экрана.

– А иллюстрации?

– Тоже у нее. Вторая читка – по полной книге. Она настояла: съездила в это «Око» и взяла.

– Таким образом, у нее может оказаться единственный экземпляр твоего… э-э-э-э… творения.

– Да.

– Дерзай. Красивая девушка?

– Не дурнушка.

– Но в свои «слегка за тридцать» – не замужем. Была, что-то не сложилось…

– Ты ее знаешь?

– Психологический этюд. И у вас с ней – было.

– Оля…

– Молчу. Было, но давно, за окном – зима, мело, вечер был – томный, кагор – красный, «свеча горела на столе, свеча горела…».

– Ольга!

– Извини. С кагором я погорячилась. Скорее – белое полусухое. Нет?

– Нет. Красное полусладкое.

– Иди уже, любитель сладкого!

– Я скоро.

– Да как получится…

…Вид у Марины был невеселый.

– Ты бы хоть позвонил, что объявишься. А то я сегодня из дома ни ногой – слоняюсь чистой лахудрой…

– Не наговаривай на себя. Ты всегда – в форме. – Дмитрий легонько коснулся губами щеки девушки. – Я очень ненадолго…

– …и – по делу.

– Да.

– Корсар, знаешь, что больше всего обижает молодых девушек? А немолодых – особенно?

– Мужское невнимание?

– Нет. Когда их ставят в очередь с делами. И когда заезжают «на минутку по делу»… Да после этого меня с моим самолюбием, знанием Бродского и Меттерниха, любовью к музыке Рубинштейна и Шнитке… меня – легче закрасить, чем отлепить!

– Марина, ты сегодня в миноре.

– Редакцию закрыли.

– И что тебе до этого?

– Да не «Око», а мою, постоянную. Всех распустили в отпуск… на неопределенное время.

– Бывает. Но ты со своими талантами – не пропадешь.

– Я уже почти пропала, Корсар. Типичная старая дева приятной наружности.

– Помяни мое слово – буквально завтра объявится мачо и будет очарован тобой. Целиком, полностью и окончательно.

– Он холост, у него дворец и пара скважин в Сибири?

– Холост – обязательно, дворца нет, но квартира в центре и – небольшой, но надежный бизнес.

– Может, ты и фамилию знаешь?

– А как же! Леша Нельбаум! Он у меня «чисто по секрету» очень тобою интересовался…

– Нельбаум? Который стихи пишет? Да ему до мачо как обезьяне до Китая ра…

– Не говори. Это тебя не красит. Ничего, потягается на тренажерах, сходит к массажисту… А стихи для него – так, забава. А вот торговля продуктами питания и сеть магазинов «Сельмаг» по всей России – чистый бизнес.

– Что, правда?

– Истинная!

– И он мною интересовался?

– Причем комплексовал, как школьник! Да будет тебе известно, к своим сорока трем он так и не был никогда женат.

– Может, он еще и девственник?

– Марина, это жизнь, а не литература…

– То-то и оно…

– Но жениться – уже хочет. И даже – мама его хочет.

– Короче: я ему подхожу, как положительная образованная девица из интеллигентной еврейской семьи.

– Марина, не ершись. Это все – подходит его маме. А он – без ума от твоих ног, бедер… ну и… других частей тела.

– Спасибо, что не сказал «души». Где это он все рассмотрел?

– А абонемент в зал и бассейн помнишь?

– Ну. Я туда и сходила-то пару раз…

– Чего так?

– Надеть было нечего.

– Забавно…

– Но не смешно! Корсар, видеть вокруг девиц восемнадцати лет в купальниках по штуке баксов…

– Да ладно тебе… У них – работа такая. А купальники – отхватили где-то на распродажах за четыреста…

– Это я на распродаже – за двести. Но не могу же я ходить постоянно в одном купальнике?

– Нельбауму – одного хватило. А твои глаза? А волосы? А… очарование?

– Ладно, убедил. Что же он не подошел знакомиться, раз был так очарован?

– Комплексы. Животик, лысинка…

– Ему проще купить шиксу за двести баксов…

– Правильно мыслишь. Но теперь он настроен серьезно. Ему – о потомстве думать надо.

– А мне – о чем?

– Об Алексее Нельбауме.

– Балабол ты, Корсар! Но… на душе легче. Хоть он никогда и не объявится.

– Позвонит. Как только смелости наберется.

– Тогда – жди еще сорок лет и три года.

– Мара, я его потороплю, как только…

– …выдастся свободная минутка. Корсар, она у тебя никогда не выдастся, если ты будешь так много болтать.

– Я – много болтаю?

– Еще бы. А вон та девушка в черном и у черного мотоцикла уже третью сигарету курит. А то и четвертую.

– Завтра не обещаю, но как только размотаюсь с делами… лично привезу!

– Опять?

– Да не ставил я тебя «в очередь» с ними, просто…

В глазах Корсара вдруг померкло разом… и когда он пришел себя, то ничего не помнил… Он лежал на полу в коридоре, а Марина сидела рядом и водила перед носом ваткой с нашатырем.

– Что… со мной… было?

– Ничего страшного. – Марина прятала глаза.

– Марина, мне нужны подробности…

Девушка вздохнула:

– Изволь. Сначала ты ударил в стенку ванной кулаком, – видишь вмятину? Потом вдруг закрыл лицо руками, упал, свернулся калачиком, словно ребенок в утробе матери… У тебя все лицо было мокрое от пота и слез… Но… Это не эпилепсия. Дима, можешь думать себе что угодно, но тебе нужно показаться доктору. Ты ведешь слишком активный образ жизни. И отдыхом считаешь сильнейшее умственное напряжение, когда ты пытаешься решить все загадки…

– Немудрено и сбрендить?

– Бессонница, головная боль, снотворные, коньяк… Так?

– Наверное, ты права…

– У меня есть очень хороший знакомый доктор. Психотерапевт, но он и просто терапевт и диагност прекрасный… Если хочешь…

– Марина, потом. Я пришел за рукописью.

– Последней книги?

– Крайней…

– Ну, крайней… если тебе так легче.

– Она – у тебя?

– Конечно. Один экземпляр я отослала в редакцию, второй, ты знаешь, всегда ксерю и держу у себя – на случай.

– Там – всё?

– Абсолютно. А – что случилось?

– Потом. Покажи, пожалуйста.

Левина принесла гранки, упакованные в аккуратную советскую еще папку – с тесемками. На папке так же аккуратно была наклеена бумажка: «Д. Корсар. «Грибница».

Дмитрий нетерпеливо открыл, бегло просмотрел, выдохнул:

– Действительно, тут – всё.

– У меня – всегда и во всем идеальный порядок, ты же знаешь. Но… на тебе лица нет. Что все-таки случилось?

– Не знаю, Марина, но что-то происходит вокруг книги, что-то очень нехорошее. – Он запнулся – пересказывать ей свою стычку с «людьми в черном»? Ведь не в кино же живем, в самом деле! Сейчас, к вечеру, это казалось и ему самому таким давним и дальним, словно было в другой, иной жизни или вовсе – пригрезилось наяву… Но оставлять девушку в неведении – совсем нечестно. – Марина, за крайние три дня умерло двое причастных к изданию книги. Сам я – тоже чудом избежал гибели. Сегодня.

– Тебя кто-то преследовал?

– Да. Люди в черном.

Эта фраза вылетела сама собою. И Корсар сразу пожалел, что произнес ее, увидев, как встревоженно взметнулись брови Марины. И в лице девушки промелькнула некая тень, и Корсару стало ясно: она боится не «людей в черном», а тревожится за его психическое здоровье, но остановиться уже не мог:

– Мне кажется, и ты – в опасности.

– Ты… уверен?

– Марина… Тебе есть к кому пойти?

– В смысле?

– В смысле – родственников: переждать, отсидеться…

– Ты же знаешь, я – единственный ребенок. Мама с папой – в Израиле.

– Дальние родственники, друзья, подруги…

– Дима, так не делается. Свалюсь к кому-то среди ночи и – что я скажу? Что моему автору привиделись люди в черном? И мне – нужно «отсидеться»?

– Марина… – начал Корсар, и снова неведомая волна накрыла его, как накрывает неопытного пловца во время свежего прибоя… Стало темно, по рукам прошли судороги до кончиков пальцев, а все тело, казалось, тащило по скользкой гальке, и он хотел вдохнуть и – не мог…

…И снова – пришел в себя, сидя на полу, прислонившись спиной к стене.

– Дима, так дальше продолжаться не может! – В глазах Марины стояли слезы. – Ты – болен, ты серьезно болен, я звоню Ефиму Леонидовичу, он прекрасный доктор… И не дергайся, его визит и помощь будут совершенно приватными, никто ничего не узнает…

– Марина, я…

– Дима, ты видел свои глаза? Если бы я тебя не знала, то решила бы, что ты пил три недели подряд! Но… ты ведешь себя так, словно наглотался каких-то таблеток…

– Марина, ты же знаешь, я никогда ничего наркотического не принимал и не принимаю…

– Тем более! Сейчас приедет Ефим, и все выяснится. – Она уже набирала номер, но Корсар вырвал у нее трубку, с силой швырнул в стену так, что она развалилась на части, взял в ладони ее лицо, приблизил к своему:

– Марина, послушай меня внимательно! Очень внимательно! Меня действительно пытались отравить или уже отравили, но организм справляется! – Говорить ей, что ему дали время «помучиться» и время это истекает, как песок сквозь пальцы, он не стал: примет за очередной виток параноидальных галлюцинаций. – Я уже принял лекарство. Это – так, остаточные явления. Но ты – в опасности!

Сознание не только вернулось к Корсару – наступила особая, пронзительная ясность; ему казалось, что он говорит убедительно, здраво, понятно.

– Ты говорила, у тебя есть дом где-то в деревне?

– Да. Купила в мае. Еще никому даже похвастаться не успела. Маленький такой…

– Отлично! Далеко?

– Под Козельском – часа три на машине.

– Купчая оформлялась в Москве?

– Нет. Прямо там, в сельсовете.

– Очень хорошо. Езжай. Сейчас же. Немедленно.

– Я боюсь. Водитель из меня – плохонький, а ехать в ночь, уставшей…

– Возьми частника. Только такси по телефону не вызывай – поймай случайного. – Корсар выгреб из кармана всю наличность, вложил в ладонь Левиной. – Здесь – хватит.

– Ехать с незнакомым частником – я боюсь еще больше. Но… если ты настаиваешь – я уеду. Завтра, рано утром.

– Марина…

– И – не волнуйся за меня. Дверь у меня железная, засов, четвертый этаж… Надеюсь, твои «люди в черном» не умеют лазить по вертикальным стенам?

– Не знаю…

– Ну не пауки же они!

– Марина, ты ведь поняла, что я не шучу.

Левина долго всматривалась в лицо Корсара, потом кивнула:

– Да. Не бойся, я все поняла.

– Тогда – закрывайся на обе двери, на все замки, ставь будильник и рано утром – под Козельск…

– Деревня называется…

– Стой! Даже я этого знать не хочу!

Марина погрустнела, все еще вглядываясь в Корсара, по-видимому так и не решив до конца: болен он психически, или в его словах все же присутствуют логика и здравый смысл. Подошла к окну, взглянула мельком сквозь занавеску:

– А эту твою девушку в черном, на черном мотоцикле – ты не боишься?

– Нет.

– Ей грозит никотиновое отравление.

– Завтра утром тебя здесь не должно быть. И – оставь мобильный дома. Хорошо?

– А как я узнаю, когда можно будет вернуться?

– Через месяц, – сказал Корсар наобум, подумав, что при таком скором развитии событий все может кончиться и значительно раньше. – Отдыхай. За это время все уляжется.

Корсар мягко коснулся губами ее щеки и пошел к двери.

– А ты все же присмотрись к этой своей «леди в черном», ладно? – услышал он вослед, кивнул. Улыбнулся:

– Закройся надежно. Сразу за мной.

Корсар подождал в подъезде у двери, пока не услышал поворот ключа и звук задвигаемого засова.

– Надежно… – произнесла Марина Левина одними губами. – Только ко мне никто никогда особо и не ломился… А – жаль.

Дверь перед ней начала двоиться, расплываться, словно сделанная из мягкого бархата, и, только почувствовав влагу на щеках, девушка поняла, что это – просто слезы.


Содержание:
 0  Корсар. Наваждение : Петр Катериничев  1  Глава 2 : Петр Катериничев
 2  Глава 3 : Петр Катериничев  3  Глава 4 : Петр Катериничев
 4  Глава 5 : Петр Катериничев  5  Глава 6 : Петр Катериничев
 6  Глава 7 : Петр Катериничев  7  Глава 8 : Петр Катериничев
 8  Глава 9 : Петр Катериничев  9  Глава 10 : Петр Катериничев
 10  Глава 11 : Петр Катериничев  11  вы читаете: Глава 12 : Петр Катериничев
 12  Глава 13 : Петр Катериничев  13  Глава 14 : Петр Катериничев
 14  Глава 15 : Петр Катериничев  15  Глава 16 : Петр Катериничев
 16  Глава 17 : Петр Катериничев  17  Глава 18 : Петр Катериничев
 18  Глава 19 : Петр Катериничев  19  Глава 20 : Петр Катериничев
 20  Глава 21 : Петр Катериничев  21  Глава 22 : Петр Катериничев
 22  Глава 23 : Петр Катериничев  23  Глава 24 : Петр Катериничев
 24  Глава 25 : Петр Катериничев  25  Глава 26 : Петр Катериничев
 26  Глава 27 : Петр Катериничев  27  Глава 28 : Петр Катериничев
 28  Глава 29 : Петр Катериничев  29  Глава 30 : Петр Катериничев
 30  Глава 31 : Петр Катериничев  31  Глава 32 : Петр Катериничев
 32  Глава 33 : Петр Катериничев  33  Глава 34 : Петр Катериничев
 34  Глава 35 : Петр Катериничев  35  Глава 36 : Петр Катериничев
 36  Глава 37 : Петр Катериничев  37  Глава 38 : Петр Катериничев
 38  Глава 39 : Петр Катериничев  39  Глава 40 : Петр Катериничев
 40  Глава 41 : Петр Катериничев  41  Глава 42 : Петр Катериничев
 42  Глава 43 : Петр Катериничев  43  Эпилог : Петр Катериничев
 44  Использовалась литература : Корсар. Наваждение    



 




sitemap