Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 14 : Петр Катериничев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44

вы читаете книгу




Глава 14

Корсар сидел за стойкой бара, прихлебывая горячий грог из грубой глиняной кружки и пытаясь согреть о нее иззябшие руки. Пальцы, казалось, крючила судорога промозглого холода, и он не знал, сколько это длится: пять минут, десять, шестьдесят… Плечи потряхивало, как у больного малярией в суровом влажном климате Экваториальной Гвинеи… Впереди, прямо перед ним, смерчевыми водоворотами плясали ноябрьские вихри поздней осени… А потом – ритм музыки сменился и стал удаленно-грустным; с воем закружили осенние листья, а налетевший ветер бросал их охапками, засыпая… Что? Или – кого?


На паперти щербленной церкви,
Прожилкой черной по граниту
В багрянце листьев блики меркли —
Лежал чернец – чужой и битый.

Он был как будто не отсюда,
Он был как будто нелюдимый.
Пришел под вечер, веря в чудо,
В покой, здесь будто достижимый —

Лишь только стоит помолиться
И попросить усердно Бога…
Молитва длится, длится, длится,
А нищих много, много, много…

Зачем пришел? Здесь места нету!
Земля кругла – скользи, и – ходу!
Зима – семь месяцев до лета,
И ночь – семь сроков до исхода…

И вечность – не дает отсрочек —
Метель плетет свой первый росчерк…[23]

…И ветер вихрился у его ног ледяными лиственными водоворотами, и сиренево-фиолетовые блики, путающиеся в высоких перистых облаках, напоминали о скорой зиме и о том, что так уже было когда-то…

А потом – стало темно. По брусчатке площади, словно по вдруг опустевшим подмосткам, в затухающем фиолетовом свете носились клочья газет, колючий мусор поземки… Забытая кукла Петрушка застывше улыбалась раскрашенным лицом; синий колпачок с бубенчиками делал его похожим скорее на королевского шута или карточного джокера, чем на русскую игрушку; красная рубашка и синие атласные штанишки превратились в комок тряпья, и оттого улыбка Петрушки казалась бессмысленной и жутковатой в этом гаснущем мире… А потом не осталось ничего, кроме шума дождя…

А Корсар кусал губы, допил из кружки и все никак не мог согреться… Он промокнул чем-то влажное от слез лицо, поднял глаза… Бармен, похожий на румяный манекен из хорошего бутика, равномерно и равнодушно смотрел в ведомую ему даль, ритмично двигал челюстями, перемалывая «двойную свежесть», и с чувственным удовольствием протирал «скрипучий» фужер…

– «…а было это летом, в восемнадцатый год, убили Мишку в Питере с нагана…» – негромко неслось из динамиков, и Корсар вдруг, разом все вспомнил. Ну да. Восемнадцатый год. И он – уже минул или еще – нет?

…К ним тогда ворвались эти, искрошили приклады, но так и не смогли взломать сработанную из мореного дуба двустворчатую дверь, а потом – взорвали гранатой, предварительно сняв с нее металлическую осколочную рубашку…

Уж кем они себя мнили – ангелами мести или демонами тьмы? Кислый запах непрогоревшего пороха, терпкий от пережитого страха и затаенного полового желания запах пота, мятущиеся в кожаных тужурках и длиннополых шинелях фигурки…

И навстречу – огонь: яростный, кинжальный, несмолкаемый огонь, что переламывал их надвое, бросал на пол, дробил кости черепов, колен, бедер… Потом пистолетный грохот смолкал на мгновение, на пол с характерным стуком падали пустые обоймы, с щелчком – входили в пазы новые, и – грохот продолжался, пока не осталось ничего, кроме груды мертвых тел в неверном мерцающем свете так и стоявшей чуть в стороне свечи… В свете, вязнущем пороховым дымом.

– Пора, – скомандовал Корсар, опустив дымящиеся стволы пистолетов, сбежал по парадной лестнице, намеренно грохоча сапогами, вышел из подъезда, двумя выстрелами, слившимися в один, сшиб водителя с подручным.

К кабине полугрузовичка вслед за ним подошел походкой легкой и размашистой мужчина лет пятидесяти пяти, с короткой седой бородой и гладко зачесанными назад волосами и девушка. Они скрылись в кабине, мотор заурчал, Корсар вскочил на подножку, страхуя стволом двух пистолетов «Кольт-1911» пассажиров от любой опасности, фиксируя в прицеле любую тень и даже – призрак тени, что появлялись порой на темных улицах… Но в целом улицы были пусты, темны и безжизненны, и дальний купол Исаакия казался просто горой – на фоне блеклого, напитанного снегом и подсвеченного редкими прожекторами неба…

– Да ты никак заскучал? – Ольга примостилась на высокий табурет рядом, провела языком по губам – нарочито томно: – Офицер, угостите даму папироской…

– Не курю, – машинально ответил Корсар и вдруг спросил: – Мы успели?

– Куда?

– Уйти. Тогда, в Петрограде… в… восемнадцатом году…

– А ты сам как думаешь? – Девушка вглядывалась в глаза Корсара. – Если мы – здесь?..

Дима мотнул головой:

– Что за чертовщина со мной опять происходит!.. Какой восемнадцатый год?

– Год ты как вычислил?

– Знал, и все…

– Ах, ну да, музыка у бармена… А – век?

– В смысле?

– Все, что ты… представил, – это было или… будет? – спросила девушка.

– Пожалуй, я выпью коньяку. – Корсар кивнул бармену, тот налил двойной коньяк, Дмитрий пригубил. Подумал, пожал плечами: – Не знаю.

– Ты… плакал?

– Разве? Если только… в другой жизни.

– Ну да, в другой, – серьезно подтвердила Ольга.

– А она была, другая жизнь? – спросил Корсар с каким-то отчаянным недоверием ко всему – к мягкому вечернему свету, к этому манекену-бармену, все протирающему бесконечно круглый бокал, к музыке, звучащей из динамиков нарочито и выпукло, заставляя все вибрировать и пульсировать в вымышленных на далеких землях Черной Африки ритмах…

– Ну да. А как иначе мы бы здесь оказались?

Дима оглядывался так, как озираются путники в ночном заснеженном поле – сторожко, недоверчиво выглядывая вдалеке едва мерцающий огонек.

– Поехали отсюда. – Ольга бросила на стойку бармена несколько крупных купюр.

– Далеко? – спросил Дима.

– Очень.

– Домой?

– О! Дом – это то, что навсегда.

– Так бывает?

– У кого-то – наверное. У меня пока… Я здесь квартиру снимаю. – Ольга помолчала, добавила тихо: – Как везде…

…Мотоцикл мчал по ночной Москве, а Корсару казалось – он снова уснул или впал в то состояние полузабытья, что стало вроде бы привычным, но оттого не сделалось менее тревожным. Сейчас ему казалось, что они сейчас проезжают сквозь вереницу карет, колымаг, экипажей, с лакеями на запятках, с верховыми по бокам, и мерцающие в их руках факелы отбрасывали колеблющиеся длинные красные тени – на здания сталинской постройки, на нелепые башенки и балконы постройки более старой… А потом – ехали вдоль длинного бревенчатого забора: бревна лежали горизонтально, были пригнаны одно к одному, а из-за забора несся аромат душистого табака, скошенной травы и зреющих яблок – все ароматы были свежими, яркими, густыми…

Мотоцикл остановился, Ольга сняла закрытый круглый шлем и сразу лишилась того марсианского вида, что немного смущал Корсара, – на фоне выныривающей в галогенном свете мотоциклетной фары построек то прошлого, то позапрошлого веков…

Корсар смотрел снизу вверх на громаду многоэтажного дома. Вокруг – стояли такие же: в некоторых окнах еще горел свет, словно ночные стражи хрупких крепостей метали там кости и прислушивались ко входящим и выходящим – свой? Чужой?

– Пошли! – Ольга встряхнула волосами, они вспыхнули на миг светлым ореолом.

Входная дверь пискнула кодовым замком, впуская…

Прихожая оказалась отчего-то очень длинной – когда Ольга включила неяркие бра, конец коридора, так казалось Корсару, тонул где-то далеко-далеко… словно там были еще два десятка дверей сталинской коммуналки… Он хотел что-то сказать, но – почувствовал на губах ее губы…

…Он целовал ее волосы, шею, их дыхания смешались в одно, и сердца – бились учащенно, но в разном ритме… Время от времени неясный взгляд Корсара выхватывал из полутьмы прихожей – бронзовый витой шандал с оплывшими свечами, странную африканскую маску с красно-охровыми, глубоко прочерченными морщинами и пустыми глазницами, винтовку с примкнутым штыком, аккуратно поставленную в углу и мерцающую вороненой сталью…

А потом – подхватил ее на руки и понес в комнату… Сначала их кружило медленным вихрем, как медленным танцем, неторопливо, грациозно, словно затягивая в лиственные кленовые водовороты в осеннем парке, полном угасающего огня… Они будто вбирали в себя все вокруг – и запах дождя и листьев, и проблеск дальней реки, и ветер, и затухающий закат, и звезды… И вихрь вдруг будто исполнился неистовой силы, закружил и – понес их в бездонную чашу неба и дальше – к звездам. И они замирали в необозримой высоте, полной света и льда, полной льда и света, окруженные туманом неведомых, бесконечно дальних галактик, и – свергались вниз, и – поднимались снова, и – снова замирали, наполненные трепетом сладостного падения и предчувствием, предвосхищением нового взлета…

И так – повторялось и повторялось, пока они не замерли, обессиленные… И все мерцало, словно в сверкающем золотом в первых утренних лучах тумане, из которого выплывали тоненькие стрельчатые зеленые листья; они – касались друг друга едва-едва, и в пространстве, окутывающем тела влюбленных, оставалось сотканное этим касанием слово – похожее и на потаенного лесного зверя, и на острую резь той осоки, и на шепот влюбленных пред утренней зорькой – Русь…


Содержание:
 0  Корсар. Наваждение : Петр Катериничев  1  Глава 2 : Петр Катериничев
 2  Глава 3 : Петр Катериничев  3  Глава 4 : Петр Катериничев
 4  Глава 5 : Петр Катериничев  5  Глава 6 : Петр Катериничев
 6  Глава 7 : Петр Катериничев  7  Глава 8 : Петр Катериничев
 8  Глава 9 : Петр Катериничев  9  Глава 10 : Петр Катериничев
 10  Глава 11 : Петр Катериничев  11  Глава 12 : Петр Катериничев
 12  Глава 13 : Петр Катериничев  13  вы читаете: Глава 14 : Петр Катериничев
 14  Глава 15 : Петр Катериничев  15  Глава 16 : Петр Катериничев
 16  Глава 17 : Петр Катериничев  17  Глава 18 : Петр Катериничев
 18  Глава 19 : Петр Катериничев  19  Глава 20 : Петр Катериничев
 20  Глава 21 : Петр Катериничев  21  Глава 22 : Петр Катериничев
 22  Глава 23 : Петр Катериничев  23  Глава 24 : Петр Катериничев
 24  Глава 25 : Петр Катериничев  25  Глава 26 : Петр Катериничев
 26  Глава 27 : Петр Катериничев  27  Глава 28 : Петр Катериничев
 28  Глава 29 : Петр Катериничев  29  Глава 30 : Петр Катериничев
 30  Глава 31 : Петр Катериничев  31  Глава 32 : Петр Катериничев
 32  Глава 33 : Петр Катериничев  33  Глава 34 : Петр Катериничев
 34  Глава 35 : Петр Катериничев  35  Глава 36 : Петр Катериничев
 36  Глава 37 : Петр Катериничев  37  Глава 38 : Петр Катериничев
 38  Глава 39 : Петр Катериничев  39  Глава 40 : Петр Катериничев
 40  Глава 41 : Петр Катериничев  41  Глава 42 : Петр Катериничев
 42  Глава 43 : Петр Катериничев  43  Эпилог : Петр Катериничев
 44  Использовалась литература : Корсар. Наваждение    



 




sitemap