Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 15 : Петр Катериничев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44

вы читаете книгу




Глава 15

«Ой да налетели ветры злы-ы-ы-е…» Мелодия вырвала Корсара из забытья, словно требовательный звонок телефона. Он прислушался: нет, показалось… Привстал.

– Ты что, Митя? – сонно спросила Ольга.

– Ничего. Почудилось. – Провел губами по пересохшим губам. – Просто – пить хочу.

– Я принесу.

– Не нужно. Я сам.

Он прошлепал босыми ступнями на кухню, налил воды, выпил. Автоматически щелкнул пультом маленького плоского кухонного экрана, даже не отдавая себе отчета – зачем и почему он это сделал… Наверное, чтобы не стоять в темноте.

Дима закурил, сцепив зубы на фильтре сигареты; глядя на смутное свое отражение на ночном кухонном стекле, он пытался что-то вспомнить? осмыслить? понять? Или – ощутить себя, но – каким? Прежним и настоящим? Или – новым и настоящим? Что происходит?

Вдруг он почувствовал, как пульсирует, наливаясь горячим, тот самый «комариный укус» – ранка, нанесенная ему неведомо кем и – приведшая к галлюцинациям? Или – к реальному видению жизни, что пока только пробивалось сквозь привычные наслоения обыденной лжи…

Ольга подошла сзади, неслышно, коснулась его щеки.

– Какой ты трогательный сейчас, Корсаков… – произнесла девушка.

– Откуда ты знаешь, что я… – начал было Дима, но девушка перебила:

– Вот тоже секрет Полишинеля… Ты забыл, где я работаю? – Помолчала, произнесла: – Твоя рана саднит?

– Это не рана. Овод какой-то тяпнул…

– Овод?

– Наверное. Лето странное, Москва-река – под домом…

– Не залетают оводы на такую высоту, Митя, и ты это знаешь… – Легонько коснулась горячей припухлости кончиками пальцев: – Похоже на инъекцию. Или – на укус змея.

– Вчера, по-моему, я… – начал было Корсар, но Ольга приложила ему палец к губам:

– Не говори ничего. Молчи. Слова всегда все портят. Вчера, нет, сегодня ночью… все было… так, что… – Ольга тряхнула волосами, взяла из его руки стакан, жадно допила воду, улыбнулась немного беспомощно, глядя куда-то в глубь себя: – Ты был удивительно нежен и удивительно страстен… Можешь мне не верить, но… со мною такое было впервые. За всю мою долгую-предолгую жизнь…

– И со мною, – неожиданно произнес Корсар. – Что-то подобное однажды… уже могло случиться, но я даже сейчас не знаю, наяву, или во сне, или в моем разыгравшемся воображении…

– Однажды – когда? – спросила Ольга, обняв его за спину и прильнув всем телом.

– Давно. На исходе прошлого века. Или позапрошлого. Не помню.

Ольга кивнула согласно, так что он почувствовал щекотание ее волос:


Однажды, пред закатом века,
когда мы все еще журчали
ручьями ранними весны —
глаза озерные встречали нас
сквозь закатный шорох снега,
а мы игрушечно ворчали
на неслучившиеся сны.[24]

Корсар закрыл глаза. Ну да, так и было. Будущее всегда отбрасывает тень на настоящее, и, когда случается то, что и должно было случиться, мы часто «вспоминаем»: да такое с нами уже было… Вернее – должно было случиться. Потому что – очень хотелось. Ибо… Чему быть – того уж не воротишь.

Корсар разомкнул веки, умиротворенно кивнул своему отражению в стекле, вспомнил народное «утро вечера мудренее», приготовился тиснуть кнопку пульта и погасить плоский экран телевизора, как вдруг…

Лицо Марины Левиной, но… на фото. Потом телекартинка: ночь, ее двор, тот самый, что они покинули с Ольгой несколько часов тому назад, ее гостиная, вещи в беспорядке и всюду – бурые пятна… Корсар знал, что это. Прибавил звук.

– …Марина Левина, корректор издательства «Изумрудный город», в последнее время работавшая и с другими издательствами, найдена мертвой в своей квартире…

– …была раздета и задушена поясом кимоно, испещренным знаками. Вокруг – зажженные и угасающие свечи; на теле Марины – знаки кровью или просто фосфоресцирующей краской…

– …поразительно, что ритуал убийства совпадает с ритуалом, описанным в новой книге «Гробница» известного культуролога Дмитрия Корсара. Судя по многозначительным взглядам работников следственной бригады, отпечатки пальцев Корсара здесь повсюду. Как нам удалось выяснить у соседей, Дмитрий Корсар был в этой квартире минувшим вечером, а его сообщник поджидал во дворе, в тени деревьев, одетый во все черное…

Ольга Белова взяла лицо Корсара обеими руками, повернула к себе:

– Ну что ты застыл? Ты же предполагал, что… Ты был у Марины… двенадцать минут. За это время сотворить такое художество просто невозможно. А на ночь я – твое алиби.

– Пояс кимоно они взяли в моей квартире, – бесцветным голосом произнес Корсар. – Но как вычислили ее адрес?

– Она в издательстве зарплату получала. – Белова притворно-скорбно вздохнула: – А ты – поглупел…

– Так заметно?..

– Пока только мне.

– Значит. Нас уже двое… Или – только двое…

– …прошлым утром наша программа сообщила о гибели Корсара. Теперь выяснилось: пострадал другой человек… Похоже, в нашей столице орудует еще один маньяк или даже секта…

Одним движением Корсар сорвал телеприемник с держателя и бросил в стену. Другим – смел кухонный стол, с размаху ударился в стену, словно хотел пройти сквозь нее, – гипсокартон вздрогнул, но выдержал. На пол посыпались фотографии в рамках – на них виды разных городов и Ольга Белова – на лошади, на автомобиле, на мотоцикле…

– Корсар! – громко выкрикнула девушка, но он уже затих, приник к стене, сполз по ней, словно сдувшаяся резиновая игрушка. Так и сидел на полу с лицом несчастного мима, белого клоуна из жалкой итальянской оперетки, пока Ольга не поднесла к его губам наполовину наполненный стакан. – Выпей! – требовательно произнесла она. – Ну!

Корсар сделал глоток, другой, третий, замер, отбросил пустой стакан, прошептал не переводя дыхания:

– Эта твоя водка…

Ольга прикурила сигарету, подала Корсару:

– Обижаете, мужчина. Чистый спирт.

Он затянулся, выдохнул.

– Легче?

– Пока не знаю.

– По крайней мере – понятно одно. Почему ты еще жив.

– Почему? – спросил Корсар.

– Ты им зачем-то нужен. Очень. Значит – будут вербовать. – Ольга кивнула на разбитый телевизор. – А условия вербовки они создали идеальные.

Корсар внимательно посмотрел на Белову, спросил вдруг, неожиданно для самого себя:

– Сколько тебе лет, Оля?

– Хамский вопрос, не находишь?

Корсар пожал плечами.

– Ладно, спишем на спирт. А по существу… Около тридцати. Или – слегка за тридцать. – Девушка хмыкнула невесело, произнесла вполголоса: – Как всегда. – Подняла глаза и уперлась ясным и упрямым взглядом в глаза Корсару. Спросила почти с издевкой: – Устроит?

Корсар покраснел и – не знал, что ответить. А вокруг, все усиливаясь, звучала бессмертная Сороковая симфония…

– Моцарт, – шепотом, словно боясь спугнуть чарующие звуки, произнес Корсар.

– Скорее, наоборот, Сальери.

– Что?

– Твой мобильный.

Корсар подобрал аппарат, сообщил девушке:

– Номер не определяется.

– Само собой, – усмехнулась Ольга. Погасила сигарету в осколке блюдца. – Не жизнь, сплошное кино.

– Да?

– Сейчас тебе сделают предложение, которое ты не сможешь отклонить. Спорим?

Лицо Корсара осталось спокойным, но словно закаменело вдруг.

– Отклонить можно любое предложение. Вместе с предлагающим. – Он взял мобильный, ответил: – Да? – По лицу его было невозможно понять, какие чувства им владели да и были ли они вообще. – Да, я буду.

Корсар нажал «отбой», неожиданно легко встал с пола, подошел к умывальнику, налил почти полный кувшин холодной воды, открыл холодильник, вынул из морозилки лед в кубиках, насыпал в тот же кувшин и единым духом вылил себе на голову и шею. Повторил процедуру, дважды оглянулся на Ольгу, но та уже колдовала у аппарата, а по кухне разливался аромат эспрессо.

– Тройной по крепости и количеству, с двумя кусочками сахара, правильно?

– Да.

– Ну тогда я и себе чашечку позволю.

Корсар встряхнулся, как вылезший из воды пес, вытер шевелюру чистым рушником.

– Ты повеселел. Хорошие новости? – спросила Ольга вроде бы безразлично.

– Да! Одна – просто хорошая, другая – очень хорошая.

Корсар быстро оделся – брюки, рубашка, куртка, подошел к стеллажу для кухонной утвари, одобрительно кивнул, выбрал из набора не самый большой, но отменно острый клинок, поиграл им некоторое время, пробурчал под нос: «Научились делать, англичане-то…» Как и где исчез нож – Ольга даже не заметила.

– Ну и какая – просто хорошая?

Дмитрий быстро собирал сумку-планшет: туда – рукопись, галстук, набор хищно блестевших перьями авторучек. Ольга пригубила еще кофе, прикурила от зажигалки… Пламя на время словно заслонило собою все – Корсар одним движением убрал в сумку ее фото, вывалившееся из рамочки.

– Извини, ты что-то спросила?

– Да. Какая новость самая хорошая. Из услышанных тобой.

Корсар сделал несколько глотков кофе, улыбнулся европейской улыбкой «cheese», произнес добродушно:

– Бодрит. Мне сообщили, что я умру через двенадцать часов. В муках. Они действительно ввели мне нечто.

– Двенадцать часов… Какое-то время сказочное.

– Кому как. Мой визави уточнил: плюс-минус четверть часа.

– Тебя это радует?

– Еще бы. В этом мире каждый знает, что смертен. Но никто не знает – когда.

– Думаешь, людей это сильно угнетает?

– Нет. По себе знаю, что нет. Ведь каждый собирается жить вечно. «Пусть всегда будет солнце, пусть всегда буду я…»

– Но не у всех выходит…

– Ни у кого не выходит…

– А что за вторая новость, Корсар? Которая оч-ч-чень хорошая?

– Мне назначили рандеву.

– Когда?

– Прямо сейчас. Ночь, пробок нет. Через сорок минут точно буду на месте.

– И ты – радуешься?

– Еще бы…

– Ведь это означает…

– …Возможность «уйти» легко. И – с компанией. Хорошая новость?

– Великолепная. Кофе допьешь?

– Разумеется.

Через десять минут Корсар встал, коснулся губами щеки девушки, но – едва-едва, как мимолетный ветерок касается лепестка жасмина…

– Тебе… – начала Ольга.

– Жаль. Расставаться с этим миром, с планами и надеждами и – с тобой. Но обещать, что непременно вернусь…

– А ты не обещай, просто вернись. Ладно?

Корсар кивнул, резко развернулся и – вышел. Оля смотрела на захлопнувшуюся дверь, пока абрис ее не сделался зыбким, текучим, словно в дождь, и Ольга поняла, что это – слезы. Сделала глоток остывающего кофе, прошептала одними губами:

– Бодрит.


Содержание:
 0  Корсар. Наваждение : Петр Катериничев  1  Глава 2 : Петр Катериничев
 2  Глава 3 : Петр Катериничев  3  Глава 4 : Петр Катериничев
 4  Глава 5 : Петр Катериничев  5  Глава 6 : Петр Катериничев
 6  Глава 7 : Петр Катериничев  7  Глава 8 : Петр Катериничев
 8  Глава 9 : Петр Катериничев  9  Глава 10 : Петр Катериничев
 10  Глава 11 : Петр Катериничев  11  Глава 12 : Петр Катериничев
 12  Глава 13 : Петр Катериничев  13  Глава 14 : Петр Катериничев
 14  вы читаете: Глава 15 : Петр Катериничев  15  Глава 16 : Петр Катериничев
 16  Глава 17 : Петр Катериничев  17  Глава 18 : Петр Катериничев
 18  Глава 19 : Петр Катериничев  19  Глава 20 : Петр Катериничев
 20  Глава 21 : Петр Катериничев  21  Глава 22 : Петр Катериничев
 22  Глава 23 : Петр Катериничев  23  Глава 24 : Петр Катериничев
 24  Глава 25 : Петр Катериничев  25  Глава 26 : Петр Катериничев
 26  Глава 27 : Петр Катериничев  27  Глава 28 : Петр Катериничев
 28  Глава 29 : Петр Катериничев  29  Глава 30 : Петр Катериничев
 30  Глава 31 : Петр Катериничев  31  Глава 32 : Петр Катериничев
 32  Глава 33 : Петр Катериничев  33  Глава 34 : Петр Катериничев
 34  Глава 35 : Петр Катериничев  35  Глава 36 : Петр Катериничев
 36  Глава 37 : Петр Катериничев  37  Глава 38 : Петр Катериничев
 38  Глава 39 : Петр Катериничев  39  Глава 40 : Петр Катериничев
 40  Глава 41 : Петр Катериничев  41  Глава 42 : Петр Катериничев
 42  Глава 43 : Петр Катериничев  43  Эпилог : Петр Катериничев
 44  Использовалась литература : Корсар. Наваждение    



 




sitemap