Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 37 : Петр Катериничев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44

вы читаете книгу




Глава 37

– «Утро туманное, утро седое, нивы печальные, снегом покрытые, нехотя вспомнишь и время былое, вспомнишь и лица, давно позабытые….» – Буров напевал себе под нос романс на стихи упомянутого всуе Ивана Тургенева, медленно пробираясь на «лендровере» проселками и малохожеными лесными тропами к поместью академика Волина. Хотя снега и не было – лето все-таки, но песня была в тему: утро действительно выдалось туманным настолько, что на расстоянии протянутой руки было уже и мизинца не разглядеть, да еще и смог с торфяников с севера столицы вносил свою лепту.

– По прямой-то чего не двинули? – спросил сразу Бурый, когда Корсар скомандовал ему съезжать на проселок.

– Прямо – только вороны летают. А «нормальные герои – всегда идут в обход».

– Оно вестимо, барин. А все ж таки?

– Хулиганы на «прямой» за мной увязались прошлой ночью… – пояснил Дима.

– Да ты что? Злые? Деньги, поди, вымогали?

– Да кабы так, – в тон ему отвечал Корсар, – договорились бы. А то – лютые. Сразу валить меня вглухую наметились. Да – не повезло им. Сгорели. В речке.

– Там же – вода!

– Прикинь, Бурый, как бывает? Вода, а они – сгорели. Оранжевым таким пламенем.

– Чудеса. Если уж так, то прав на все сто: колесить «через» – бессмысленно. Там, поди, уфологи сгрудились толпой, рассуждают: «Как вода горит?! Отчего… Почему… И где пришельцы в виде трупов…»

– Да ладно, уфологи… Там сейчас – и полиция, и федералы – все как в дурном кино. И трупы обгорелые до полной несознанки – тоже имеются. Так что ехать сейчас через них с твоим арсеналом в багажнике – это, знаешь…

– Но арсенал-то добрый?

– Солидный.

– «Солидный». И вся на том похвала? Пулемет, три автомата, гранатомет, СВД, боезапас – не неделю экономного боя! «Солидный». Да с таким и ко дворцу какого-нибудь Мабуты было бы не стыдно подкатиться! Не, Корсар, ты признай очевидное, скажи доброе слово товарищу!

– Скажу. Мобуту Сесе Секо Куку Нгбенду Ва За Банга его звали.

– Сам-то понял, что сказал?

– Нет. А – зачем?

– А затем. Говорил я тебе, Корсар, и еще раз повторю: никчемная ученость тебя погубит. Для всех служивых спецов, десантуры, «мабута» – это мотострелки, короче – лабуда, хрень безлошадная! Ну я, убогий, знаю, что был в Заире, оно же Конго, такой дядько, который президент, генерал и диктатор в одном лице, как у них принято, и Мобуту звался… А полное имя тебе его помнить – зачем?

– Голова – предмет темный, наукой малоразумеемый. Запоминает всё что ни попадя, – и что с этим делать?

– Это – да. Это ты твердо сказал. Иной раз как вспомнишь чего – лучше бы и не знать никогда, и не ведать об таком. И водка тут не помощник. Разве что – напиться до полной безнадеги. А потом – все одно выкарабкиваться надо…

– Кабы знать, куда приедем, так не ездили б вообще… – процедил сквозь зубы Корсар.

– Ты поговорками не сыпь, я дело говорю. Кстати, откуда у тебя такой прикид матерый – в стиле ретро? Реглан кожаный – загляденье. И – словно прямо на тебя сшит! Сидит как влитой!

– Выдали. Согласно служебному положению. Со склада.

– Чё, правда?

– Кривда. – Корсар даже повернулся к Бурову, глядя в глаза: – Честно? Не знаю я, Саша! Не зна-ю!

– Ну и пес с ней… Ты только не нервничай раньше времён, Корсар. Мы, я чаю, уже подъезжаем. Дальше – железки в руки, патроны – в подсумки и – по коням, а?

– По коням, по граблям, короче – по всему, что движется!

– Тебе бы, Корсар, выспаться, на мир медленно взглянуть, спокойно, меланхолично…

Машина въехала в подлесок и замерла, укрытая плотно ветвями ольхи, окруженная зарослями орешника и волчьей ягоды. Буров беззвучно открыл дверцу; свет в салоне не зажегся.

– Как? – наморщил лоб Корсар.

– Ну, с меланхолией я, наверное, погорячился, а вот флегмы бы добавить – стоит. Палить по всему, что движется, – не велика наука.

Буров легко, словно игрушечный, вынул из крытого кузова ручной пулемет Калашникова. Прищелкнул магазин, передернул затвор, огляделся, констатировал:

– Туман – это хорошо. Звуки в двух шагах скрадывает – не расслышать. – Вздохнул: – Ты мне, Корсар, диспозицию все же растолкуй заново, а? А то ты очень уж при встрече накоротке все выложил; хотелось бы подробнее: кого огорчать станем, и – насколько конкретно? Пуля, сам понимаешь, дура, залепишь не туда, дырку уже не запломбируешь…

– «Хочешь, я тебе спою – слушай…»

– Помню. Эдита Пьеха пела. Когда тебя еще не было.

– А ты был, Бурый?

– Вестимо. Только маленький шибко. В пеленки писал. Я же старше тебя, Корсар. Забыл?

– Выветрилось. Ну, слушай: на хуторе, оно же поместье, двое. Женщина лет около тридцати, Ольга Белова…

– Не продолжай, я ее помню – корреспондентка какого-то журнала. Ее трудно забыть – такая вся из себя… Кто второй?

– Мужчина, с виду – лет семидесяти с небольшим, но крепкий, здоровый, бодрый. Может, ему и не семьдесят, а семьсот…

– Столько даже черепахи не живут!

– У нас – не живут, морозы, а в Индонезии – очень даже может быть.

– Ага. Значится, Кощей Бессмертный у нас тут нарисовался. «В заповедных и дремучих страшных Муромских лесах всяка нечисть бродит тучей…» Его убить вообще-то можно?

– Неверно ставишь вопрос. Верный вопрос: нужно ли?

– Ты сначала на первый ответь!

– Как показывает практика, да. Ты и сам знаешь. Пуля, выпущенная из автомата Калашникова, даже специального и усовершенствованного, с укороченным стволом, пламегасителем и прочей дребеденью…

– …Пробивает с трехсот метров рельс. Убедил. А вот теперь скажи: нужно ли?

– Давай, Бурый, я тебе вкратце все же диспозицию обрисую, как ты просил сначала, а? Все просто, как тульский пряник: они, девушка и старик, или – цель, тогда…

– «Шел я лесом, видел беса, бес картошечку варил…» О, вспомнил! Смерть Кощеева – в яйце! Только не помню, в левом или в правом! Ну – это ничего. Очередью – срублю оба! А конец – делу венец! Правильно мыслю?

– Помолчи, рубака! Они – цель, если я дам тебе отмашку. Щелкну дважды по переговорнику. Но… скорее всего, они – наживка. Какие-то люди выйдут на них – поговорить, может быть, и жестко, спросить «нечто о нечто»…

– Корсар, ты опять заговариваешься. Что значит – «нечто о нечто?»

– То, что я сказал. Сам не знаю.

– И что за люди придут по их души?

– Я что, гуру? Шаман? Откуда мне знать?

– Погоди, Корсар, ты третьи сутки в этой карусели крутишься, так? Кем они тебе показались? «Чисто спортсмены», «кровавая гэбня», «профи без страха и упрека» – кто они? Согласись, вопрос не праздный.

– Соглашусь. Похожи на выпускников одной школы боевых искусств, которые получили прививку… «от жизни».

– Как это?

– Помнишь пословицу «ничто человеческое мне не чуждо»?

– Ну. И – что?

– Вот здесь – наоборот. Все человеческое им чуждо.

– Даже смерть?

– Даже. Они если и знают, что это, то в расчет не берут. Совсем. Словно есть они на этой земле или нет их – не важно.

– Так чего мудрить? Обычные «торпеды».

– Безжалостные, беспощадные и… бесхвостые.

– Какие?!

– Бесхвостые. Понимаешь, у них в глазах вместо зрачков – штрихи, словно у змей или ящериц… А хвостов – нет.

– Напугал ты меня, командарм. А вообще… Нет – и хорошо. Обрубать не надо.

– Бурый, ты, пожалуйста, навыки вспомни бесшумного передвижения, а балагурство – забудь.

– Чья бы корова…

– Боец Буров! Пойдем по одному, с разных сторон; дом, возможно, уже под наблюдением, так что очень тихо, с носка на пятку…

– Может, вдвоем? Спина к спине? Так отбиваться легче… если помнишь.

– Помню. Но сейчас мы идем не отбиваться. А – побеждать. Другого способа выжить теперь – просто нет.

– Даже если свалить в Парагвай?

– Не хочу я в Парагвай, Бурый. Это – моя страна. Живу я здесь. И дальше хочу жить. Долго и счастливо.

– Хорошо бы еще и – красиво. Помнишь поговорку – «красиво жить не запретишь»?

– Но и не прикажешь. Я пойду первым. Просачиваться будем тихо, как тени. По одному. Врозь. По продвижению все понял, боец?

– Так точно, – спокойно, веско, без тени ёрничества ответил на этот раз Сашка.

– Вот и славно. Чует мой загривок, что именно теперь и настанет «момент истины».

– «И познаете истину, и истина сделает вас свободными…»

– «Если пребудете в слове Моем…» В Евангелии от Иоанна – так.

Буров, казалось весь уже нацеленный на будущую смертельную схватку, чуть повернулся, смерил Корсара странным, отсутствующим взглядом, словно уже находился в другом измерении, в другом течении мысли. В другой галактике…

– Да-да… Ты всегда был умный. И правильный. Я – пошел. – На губах его мелькнула улыбка. – Не прощаюсь.

Колыхнулись ветви орешника, и Буров исчез – словно и не было. Ни звука шагов, ни шелеста листьев или веток – ничего. Будто боец и впрямь растворился в густом, как молоко, да еще и сером от непрошедших утренних сумерек тумане.

Корсар выждал, как пишут в Книге, «время, и полвремени, и четверть времени», так, по меньшей мере, ему казалось, и – тоже шагнул вперед, в непрозрачную кисею тумана, словно – в стылую темень омута.


Содержание:
 0  Корсар. Наваждение : Петр Катериничев  1  Глава 2 : Петр Катериничев
 2  Глава 3 : Петр Катериничев  3  Глава 4 : Петр Катериничев
 4  Глава 5 : Петр Катериничев  5  Глава 6 : Петр Катериничев
 6  Глава 7 : Петр Катериничев  7  Глава 8 : Петр Катериничев
 8  Глава 9 : Петр Катериничев  9  Глава 10 : Петр Катериничев
 10  Глава 11 : Петр Катериничев  11  Глава 12 : Петр Катериничев
 12  Глава 13 : Петр Катериничев  13  Глава 14 : Петр Катериничев
 14  Глава 15 : Петр Катериничев  15  Глава 16 : Петр Катериничев
 16  Глава 17 : Петр Катериничев  17  Глава 18 : Петр Катериничев
 18  Глава 19 : Петр Катериничев  19  Глава 20 : Петр Катериничев
 20  Глава 21 : Петр Катериничев  21  Глава 22 : Петр Катериничев
 22  Глава 23 : Петр Катериничев  23  Глава 24 : Петр Катериничев
 24  Глава 25 : Петр Катериничев  25  Глава 26 : Петр Катериничев
 26  Глава 27 : Петр Катериничев  27  Глава 28 : Петр Катериничев
 28  Глава 29 : Петр Катериничев  29  Глава 30 : Петр Катериничев
 30  Глава 31 : Петр Катериничев  31  Глава 32 : Петр Катериничев
 32  Глава 33 : Петр Катериничев  33  Глава 34 : Петр Катериничев
 34  Глава 35 : Петр Катериничев  35  Глава 36 : Петр Катериничев
 36  вы читаете: Глава 37 : Петр Катериничев  37  Глава 38 : Петр Катериничев
 38  Глава 39 : Петр Катериничев  39  Глава 40 : Петр Катериничев
 40  Глава 41 : Петр Катериничев  41  Глава 42 : Петр Катериничев
 42  Глава 43 : Петр Катериничев  43  Эпилог : Петр Катериничев
 44  Использовалась литература : Корсар. Наваждение    



 




sitemap