Детективы и Триллеры : Триллер : 00100 : Шон Кенни

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58

вы читаете книгу




00100

– Беру.

Майку не нравился цвет ковра, да и сама квартира не вызывала особого воодушевления, но она была свободна, и цена его устраивала. За полгода он накопит денег и, возможно, подыщет что-нибудь лучше, а пока поживет здесь. Он заполнил документы, вручил домовладельцу чек и ушел.

Покупать мебель не хотелось – он слишком устал и проголодался. Майк находился в Лос-Гатосе. В местной пивной он давненько не бывал. Наверняка она все там же. И кормят там допоздна. Не отметить ли новоселье бокалом «Пилзнера»?

* * *

Марго скользнула на пассажирское кресло БМВ Шейлы, и автомобиль рванул с места. Они выехали с подземной автостоянки.

– На «Задворки»? – предложила Марго.

– Нет, там слишком много знакомых.

Они уже выезжали с территории штаб-квартиры компании.

– Решай быстрее, – поторопила подругу Марго.

– Я хочу выпить, – сказала Шейла.

– Тогда Лос-Гатос? В «Пивоварню»?

– Пойдет. Далеко от толпы. – Шейла прибавила газу, резко повернула влево, втискивая свой маленький автомобиль в поток машин, и покатила к выезду на федеральную автостраду № 880.

– Ну и как тебе мой новый босс? – спросила Марго.

– Тот загорелый парень, что сидел рядом с Фортино?

– Да. Наверное, любит бывать на свежем воздухе.

– Молчаливые здоровяки не в моем вкусе, – отозвалась Шейла, выискивая брешь, чтобы перестроиться в крайний ряд.

Прежде чем Марго успела ей ответить, зазвонил телефон Шейлы. Марго подала ей аппарат.

– Да?

– Шейла, это Трейси. Ты где?

– Только что выехала.

– А...

Шейла поняла: Трейси еще на работе и хочет встретиться с ней.

– Я могу вернуться, – сказала она.

Марго яростно замотала головой.

– Нет-нет, не нужно, – заверила ее Трейси. – Просто хочу попросить кое-что обдумать до завтра.

– Хорошо.

– Тодду не нравится название «Ястребок». Ему видится нечто более мощное, название, которое сплотило бы всех вокруг проекта.

– Нечто вроде «Хищника»? – уточнила Шейла.

– Да. Похоже, твой проект должен занять ведущее положение, – сообщила Трейси.

– С ума сойти! Но, Трейси, ты еще не все знаешь...

– Я в курсе. Роджер тоже там был. С «Сарычем» все в порядке, да?

– Хм, да, но «Кенгуровая крыса»...

– Завтра. В девять. У меня. Название, Шейла!

Трейси повесила трубку, и Шейла начала перестраиваться в правый ряд, чтобы съехать на дорогу в Лос-Гатос.

– Что случилось? – спросила Марго. Она подкрашивала губы, на взгляд Шейлы – вопиюще яркой помадой. С другой стороны, напомнила себе Шейла, если бы ее общительная соседка по квартире меньше интересовалась мужчинами, ее собственная светская жизнь была бы сведена к нулю. Шейла не ответила, глядя на вереницу красных габаритных огней впереди. Название. Казалось бы, чего проще? Но после двенадцатичасового рабочего дня, насыщенного серьезными обсуждениями и совещаниями, ее голова была пуста.

* * *

Майк потягивал уже второй бокал пива и только тогда наконец-то сообразил, что не дает ему покоя с тех самых пор, как он переступил порог переполненного ресторана и сел за деревянной стойкой бара с мраморным верхом.

Он снова находился в Лос-Гатосе, среди богатых людей, общающихся исключительно с себе подобными. Они излучали самоуверенность, демонстрировали равнодушие ко всем остальным и с готовностью раздаривали улыбки, поскольку пребывали в эпицентре собственного богатства. Ничто не изменилось за пять лет его отсутствия – это следовало понять сразу же, как только он услышал непомерную сумму квартирной платы, на которую только что согласился. Холеные мужчины приятной наружности в свежих рубашках с открытым воротом и повседневных брюках с глубокими карманами, в которых свободно умещается мобильный телефон. Элегантные женщины, будто и не американки вовсе – они не строят на головах пышных сооружений, не делают перманентную завивку, не пользуются шампунями, придающими волосам платиновый оттенок. Майк вновь случайно забрел в один из храмов, прославляющих экономику Долины, и пока его место на еженощном карнавале – за стойкой бара.

Вокруг велись оживленные беседы, голоса перекрывали один другой. Кто-то рассказывал про акции компании, рыночная стоимость которой равнялась пятидесятикратному объему продаж при отсутствии каких-либо перспектив на прибыль в обозримом будущем; про то, что у других компаний рыночная стоимость уже упала ниже первоначальной. Майк также узнал, что «Киско» намерена скупить акции всех своих конкурентов, «Линукс» – потопить «Майкрософт», а акции «Интела» лучше не приобретать, пока фирма не оправится от последнего кризиса перепроизводства микросхем, ну и, разумеется, о том, что «Акулы» удачно играют в текущем сезоне, a «U2» опять приезжает в Сан-Хосе.

Доедая кесадилью[18]стоимостью в восемь долларов, Майк думал о том, что темпы рождения и умирания в Долине новых изделий, компаний и богачей должны бы всех приводить в замешательство. В его представлении так жил Голливуд: искусственная шумиха, взрыв эмоций и никакого содержания – мир, в котором ничего нельзя предсказать. Но ведь здесь-то индустрия высоких технологий, размышлял он, а программное обеспечение и полупроводники создают не те, кто еще вчера работал официантами и таксистами.

Погруженный в свои мысли, он вдруг заметил в зеркале за стойкой бара рыжие волосы Марго. Ее спутницу он тоже узнал: Шейла, спортсменка из управления продаж. Женщин проводили к столику на возвышении в центре зала, прямо за спиной у Майка. Когда они вошли в кабинку и сели, ему стало труднее наблюдать за ними. Может, подойти к ним, завязать разговор? Предложить что-нибудь выпить? Нет, здесь не бар у воды при отеле «Берджайя» на Тиомане, рассудил Майк, и они, возможно, не обрадуются его появлению. По крайней мере стоит подождать и посмотреть: вдруг у них назначено свидание.

* * *

– Я не голодна, – сказала Шейла, закрывая меню.

– Даже салат не хочешь? – уточнила Марго.

– Нет. Закажи бутылочку чего-нибудь хорошего. – Шейла поднялась и, взяв сумочку, направилась в туалет. «Может, „Ястреб“? Или „Черный ястреб“? Нет, есть такой вертолет. „Скопа“ – название фирмы...» Глядя перед собой в пол, она прошла мимо стойки бара и даже не заметила, как Майк развернулся на табурете и махнул ей рукой. «А если „Пустельга“? Это большие птицы? Или взять какой-нибудь вид вымирающих сов, из тех, что терроризируют орегонских лесорубов?»

А вот Марго заметила Майка. Она помахала ему, но он не увидел, поэтому она встала из-за столика и сама подошла к нему.

– Привет, босс, – поздоровалась она, легонько стукнув его по плечу.

– Привет. Я видел, как ты вошла с подругой, – сказал Майк, поворачиваясь к ней.

– Да, мы собирались поужинать, но потом решили просто чего-нибудь выпить. Так что посидим немного у бара. Не против, если мы составим тебе компанию?

– Буду рад.

Как ни привлекательна была Шейла, Марго притягивала взоры мужчин, словно магнит, и она, безусловно, знала это, как знала и то, что ответ на ее вопрос может быть только один.

– Так что вы предпочитаете? – спросил Майк.

– Возьми бутылочку домашнего «шардонне», – распорядилась она.

К тому времени, как Майк заказал вино, Марго перехватила Шейлу, которая, судя по выражению ее лица, не очень-то обрадовалась решению подруги провести вечер в обществе нового сослуживца. Марго познакомила их. Шейла, едва удостоив Майка взглядом, небрежно поприветствовала его, подняв бокал, и одним глотком выпила половину.

– Ты сделала отличный доклад по «Ястребку», – сказал Майк.

– Не очень удачная тема, – заметила Марго.

– Нет-нет, выступление великолепное: зажигательное, убедительное, – заверил женщин Майк, неверно истолковав реплику Марго, что вызвало на губах Шейлы улыбку.

– Так ты хорошо знаешь Гари Фортино? – полюбопытствовала Марго.

– Мы знакомы давно. Вместе пришли в компанию со второй волной набора менеджеров. Он тогда заправлял производственным отделом, меня со временем поставили на материалы. Но все это было еще до того, как здесь выросла штаб-квартира. Наши предприятия были разбросаны всюду – Маунтин-Вью, Уотсонвилл, Милпитас.

– Думаешь, он метит на место Говарда? – допытывалась Марго с присущей ирландцам напевной ритмичностью в голосе.

– Не исключено. То есть, наверное, он не прочь завершить карьеру на таком уровне. Гари – большой умница. У него есть и опыт, и квалификация. Думаю, он хотел бы поработать в этой должности несколько годков, а потом уйти.

Он не имел права им рассказывать, что Гари мечтает купить небольшую гостиницу. Подобные слухи кого угодно навсегда лишат шансов на продвижение по службе. К тому же, не исключено, что эти женщины – особенно Шейла – замешаны в управленческих интригах.

– Так где ты раньше работал? – спросила вдруг Шейла, словно осознав, что она исключена из разговора.

– Нигде, – ответила за Майка Марго. – Помнишь, я говорила, что он взял тайм-аут на пять лет? Занимался подводным плаванием.

Шейла явно забыла об этом. Она неопределенно хмыкнула, глядя на Майка с искренним недоумением.

– Хочешь знать почему? – спросил он.

– Нет-нет! Наверняка у тебя были на то причины. Но почему ты решил вернуться?

– Из-за денег.

Марго энергично кивнула, соглашаясь с ним, но Майк знал, что она вкладывала в его ответ иной смысл. «Из-за денег» для нее означало «чтобы увеличить капитал», и он не собирался дискредитировать себя в глазах обеих женщин, признаваясь в собственной бедности.

– А разве могут быть другие причины? – добавил он. На лице Марго снова отразилось одобрение, но Шейла озадаченно хмурилась.

– Вообще-то, деньги – не единственное, что влечет сюда людей, – возразила она, качая головой.

– Ну вот тебя, например, что заставляет сутками торчать на работе и мириться со всем этим дерьмом? – спросил Майк.

Поначалу он решил, что Шейла из-за шума не расслышала его, но она через нескольких секунд остановила на нем взгляд своих карих глаз и сказала:

– Лично я работаю в Силиконовой долине потому, что это единственное место, где я имею возможность в полной мере реализовать свои способности. У меня диплом инженера-электротехника, степень магистра в области менеджмента. Высокие технологии – мое призвание, а здесь... – она помедлила, чтобы подчеркнуть важность своего заявления, – центр вселенной высоких технологий.

Майк несколько раз кивнул, прежде чем вновь решился бросить ей вызов.

– Значит, если бы тебе вдвое урезали жалование, ты все равно продолжала бы выполнять свою работу?

– Разве я похожа на идиотку? – вспылила она.

Подобный бестактный обмен «любезностями» допустим только между абсолютно незнакомыми людьми, и Майк, если бы Марго не сидела рядом, пошел бы на попятную, но зная, что завтра, в перерывах на кофе она обязательно будет обсуждать нынешнюю встречу, он решил продемонстрировать ей твердость характера.

– То есть если какая-нибудь другая компания предложит тебе жалование вдвое больше, ты переметнешься к ним? – уточнил Майк у Шейлы.

– Если не потеряю на опционах[19], тогда да, безусловно, – не раздумывая ответила она.

– В таком случае, ты тоже работаешь за деньги. Посмотри вокруг. Думаешь, кто-нибудь из этих людей был бы сейчас здесь, если бы главной целью его жизни были не деньги? Неужели ты и впрямь полагаешь, что все они, просыпаясь каждое утро, говорят себе: «Какое счастье! Меня ждет новый сказочный день в Долине»?

Майк удивился, что Шейла не попыталась отстоять свои убеждения, и только тогда сообразил, что ее мысли заняты совсем другим.

– Мне нравится моя работа, – сказала Марго. Потом схватила Майка за руку и добавила: – Только не думай, будто тебе удастся, играя на моих чувствах, заставить меня пахать за меньшее жалованье.

Шейла осушила свой бокал, и Майк снова налил ей вина. Он никак не мог решить, как быть дальше. Он совсем не знал Шейлу, но уже понял, что она высокого мнения о себе, и склонялся к тому, чтобы полностью переключить свое внимание на жизнерадостную Марго. Но Шейлу – это было видно – что-то сильно тяготило, и он считал для себя делом чести заставить ее раскрыться.

– Где ты училась? – спросил он.

– Сначала окончила Огайский университет. Потом Колумбийский.

Майк понятия не имел, сколь высоко ценились дипломы Университета штата Огайо в электротехнической промышленности, но для Шейлы сейчас это вряд ли имело значение.

– Я тоже с востока, – признался он. – Из Коннектикута. Переехал сюда семнадцать лет назад. Пять лет занимался дисководами, потом устроился в «Това системз».

Он видел, что женщины пытаются вычислить его возраст. Марго была рада возможности пообщаться с новым начальником, но Шейле до него не было никакого дела. Она взглянула на часы и сказала:

– Марго, нам пора.

Попытка Майка провалилась.

– У нее задание, – объяснила Марго, словно извиняясь за подругу. – Ей нужно к завтрашнему дню придумать новое название для «Ястребка». Нынешнее не нравится Тодду. Кстати, Майк, не забудь: утром переговоры с корейцами.

Майк кивнул и поднялся, собираясь оплатить счет, но когда он вытащил из кармана бумажник, Шейла вдруг схватила его за запястье.

– Ты, случайно, не разбираешься в птицах?

– Вообще-то могу подбросить несколько идей, – ответил он.

– Марго, давай задержимся, – распорядилась Шейла. И наконец улыбнулась. – Наверное, в южной части Тихого океана много разных экзотических птиц, да, Майк? – Она дождалась, когда он кивнет, и выпустила его руку, краснея от своей горячности. Но если Майк и заметил ее смущение, виду он не подал.

– Вам еще не надоели птичьи названия? – спросил Майк. – Может, какую-нибудь рыбу?

Шейла решительно замотала головой.

– Нет-нет. Нужна хищная птица. – Она смотрела на Майка, взглядом прося его придумать что-нибудь. Симпатичный мужчина, отметила она, разве что виски уже седеют. И все же только очень несерьезный человек мог отказаться от успешной карьеры в «Това системз». Правда, Марго говорила, что он разведенный. Может быть, из-за этого...

Слушая, как Майк перебирает вслух названия морских птиц, она видела, что он искренне хочет ей помочь, ничего не требуя взамен. С другой стороны, рассудила Шейла, как же ему не быть уравновешенным и обаятельным, если он пять лет бездельничал? Да и выглядит он явно моложе своего возраста. А может, он просто хочет затрахать ее до бесчувствия. Как знать? С Марго все просто – она у всех вызывает желание. А про себя Шейла знала, что от нее исходит холод, отталкивающий большинство мужчин. И даже когда она позволяла себе близость с кем-то, что случалось крайне редко, ее партнеры понимали, что на более глубокие чувства с ее стороны нечего рассчитывать.

Шейла попыталась представить другую жизнь Майка. Может, он жил в шалаше с какой-нибудь полинезийской принцессой? А какое мнение сложилось у него о ней? Считает ее безнадежно фригидной занудой со Среднего Запада? Марго его привлекает больше, но так бывает всегда, когда идешь куда-нибудь с Марго: подруга ее затмевает.

Слушая Майка, Шейла подумала, далеко не в первый раз, что весь ее мир сосредоточен вокруг «Това системз». Как таковая история жизни этого мужчины ее особо не занимала; интерес вызывал лишь один частный аспект, способствующий упрочению ее положения в компании. Она знала, что только благодаря собственной одержимости оказалась в тридцать один год в шаге от высокого поста в крупной компании. Она руководила важнейшим проектом, и когда он увенчается успехом, вознаграждение не заставит себя ждать. Ее ценность как работника возрастет во сто крат; «Това системз», чтобы удержать ее, станет предлагать ей высокие должности, премии, большое жалованье. Или она и в самом деле поступит так, как сказала: сбежит с корабля.

Успех имеет свою цену, и она с готовностью заплатила ее. А какая у нее была альтернатива? Тридцать лет учительствовать в какой-нибудь начальной школе Южного Детройта, как ее мать? Лечить наркоманов, как ее брат Джим, который ничего не видит, кроме своей наркологической клиники? Нет уж, ее мир здесь, и когда она завоюет его, их судьбы тоже изменятся.

И все же сейчас, в присутствии этого невозмутимого услужливого мужчины, она вдруг засомневалась – большая редкость – в том, что живет полноценной жизнью. А что если она, как и Джим, тоже губит себя, только страстью иного рода?

Может, Майк излечившийся трудоголик? Во всяком случае, размышляла Шейла, он не похож на обычных местных чистоплюев, которые только и ждут, чтобы она согласилась трахнуться с кем-нибудь из них в лифте по пути в кафе. Мужчины – сложные натуры, а этого оригинала ей и вовсе не раскусить. Но, собственно, ей от него нужно одно: название, чертово название.

* * *

Следующим утром Майк сидел в комнате для переговоров Аламо, наблюдая за выражением лиц четырех корейцев, пока еще один, Йехун Пак монотонно рассказывал им о будущем индустрии микросхем динамической оперативной памяти. Обычно Марго одна проводила встречи с поставщиками, не считавшимися стратегическими партнерами компании, но сегодня на переговоры пришел сам Кисун Ким, что было весьма знаменательно.

Все пятеро корейцев явились на встречу в темных костюмах и белых рубашках. Кисун возглавлял делегацию. Лысоватый, он был старше остальных и не носил модных очков от «Армани» с овальными стеклами. Майк сразу определил, что он занимает высокое положение в своем чоболе, как называлось объединение нескольких крупных корейских корпораций, которые владели всем и контролировали все в своей стране. Однако он был относительным новичком в области производства полупроводников. По словам Марго, он занял пост некоего Пака, которого назначили главой всего объединения, а потом, после недавней смены правительства, сразу посадили в тюрьму, обвинив в коррупции.

Йехун выключил проектор, поклонился и сел. Майк повернулся к Марго, но прежде чем кто-либо из них двоих успел открыть рот, поднялся Кисун.

– Как видите, – заговорил он, отрывисто модулируя голосом (так говорят люди, учившие английский язык после японского), – мы продолжаем инвестировать средства в производство микросхем динамической оперативной памяти. В этом году наши вложения превысят совокупные затраты остальных двух чоболов. Японцы их больше не выпускают, а тайваньцы сжигают то, что произвели.

Его помощники многозначительно заулыбались. Временное прекращение производства микросхем памяти в Тайване вызвало всеобщий переполох, поскольку и «Това системз», и все остальные изготовители компьютеров рассматривали эту область стратегических интересов Тайваня как залог отсутствия дефицита микросхем памяти в будущем. Но теперь индустрия чипов переживала очередной кризис перепроизводства, и сжигание было одним из способов избавиться от излишков продукции.

– Значит, микросхемы памяти вновь становятся рентабельным бизнесом? – предположил Майк.

– Нет! – рявкнул Кисун. – Я хотел сказать лишь то, что мы готовы быть вашими партнерами на долгосрочную перспективу.

– И мы считаем вашу фирму нашим долгосрочным стратегическим поставщиком, – вставила Марго.

– Нет. Неправда! – Кисун смотрел на Майка, игнорируя Марго. – Каждую неделю мы опасаемся, что перестанем получать от вас заказы. Постоянно вынуждены думать о том, какие цены предлагают другие компании.

– Все в таком положении, – заметил Майк.

– Не вижу причины мириться с этим! – Кисун поднял вверх палец. – Я хочу предложить «Това системз» следующее: вы обещаете покупать у нас половину требуемого объема микросхем памяти, а мы предлагаем вам самые выгодные цены.

– А как вы узнаете, что это будут за цены? – спросил Майк.

Йехун подался вперед.

– Мы ведь с вашими конкурентами тоже торгуем и цены знаем лучше, чем вы.

– То есть сейчас вы продаете нам микросхемы не по самым выгодным ценам? – уточнила Марго.

Не удостоив ее ответом, Кисун сел и уткнулся взглядом в стол, потом снял очки, потер глаза и принялся просматривать записи. Все это время никто не нарушал молчания.

– Маккарти-сан, – наконец заговорил он, – вы знаете, я прибыл вчера поздно вечером, но нас с «Това системз» связывают многолетние деловые отношения, и только поэтому с утра я уже здесь. Спрос на рынке растет, и если вы в ближайшее время не подтвердите свое согласие на гарантированные закупки, я выйду с предложением к другим компаниям и вы останетесь ни с чем.

– Ваших производственных мощностей хватит только на то, чтобы сделать предложение лишь какой-нибудь одной из пяти крупнейших компаний, – заметил Майк.

Кисун отвечал ему невыразительным взглядом, но Йехун не сумел скрыть своего негодования.

– Моя компания, – заявил Кисун – в пять раз крупнее «Това системз». Мы строим корабли, мосты, делаем автомобили, телевизоры и даже компьютеры. Мы можем производить что угодно. – Он повернулся к Марго. – Нам хотелось бы поужинать с Гари или Говардом и еще раз обсудить с ними это предложение.

– Я не работаю у них личным секретарем, – сказала она.

– Я проинформирую их о нашей встрече, – заверил корейцев Майк; этот старый тактический ход был ему хорошо знаком. – Не сомневайтесь, мы серьезно обдумаем ваше предложение. – Он поднялся, давая понять, что переговоры окончены.

Все пожали друг другу руки, поговорили о новом курорте для любителей гольфа Кло-дю-Валь возле Морган-Хилл, в котором чобол имел долю участия, и обменялись приглашениями. Потом Майк с Марго проводили корейцев через стеклянные двери, раздвигавшиеся при поднесении к ним магнитного пропуска, дождались, когда щелкнут соленоидные замки, и отправились на очередные совещания.

* * *

– «Поморник», – сказала Шейла.

– «Поморник»? – повторила Трейси. – А что это такое?

Было начало десятого утра. Шейла стояла в кабинете начальницы и кивала головой с самоуверенной улыбкой на губах.

– Поморник – океанский хищник, всю жизнь проводящий на море. Свирепая птица. Она даже заставляет других птиц отрыгивать пищу, представляешь! Прямо чудовище какое-то!

– Напиши, как это будет, – попросила Трейси.

Шейла подошла к доске и вывела восемь букв.

– И все? Никакой ни большой, ни гигантский или что там еще?

– Нет, просто «Поморник».

– Странно, что раньше никому это в голову не пришло.

Трейси выглядела неважно. «Интересно, в чем там было дело на совещании у Тодда?» – подумала Шейла. Ее начальницу явно заботило что-то более важное, чем весь этот бред с названием проекта.

– Подойдет, не сомневайся, – убежденно произнесла Шейла. – А про поморника не подумали, наверное, просто потому, что его мало кто видел. Я, например, ни разу.

– А ты как придумала?

– Новый парень, Майк Маккарти, посоветовал.

– Кто?

– Ну тот, которого представил Фортино...

– Ах, этот! – Трейси несколько оживилась. – Крепкий парень, да? Кажется, он согласился работать в отделе по закупкам микросхем памяти? Должно быть, или очень смелый, или совсем дурак!

– Да, это он.

– Молодчина, Шейла, времени зря не теряешь. Ну расскажи, какой он?

Шейла опешила от неожиданности.

– Э... приятный, вежливый, знающий...

– Значит, искушенный?

– Да, пожалуй, даже очень.

Трейси внимательно смотрела на Шейлу, пока та не поняла.

– О, нет-нет. Между нами ничего нет!

Трейси недоверчиво вскинула бровь.

– Почему? По-моему, завидный кавалер.

Шейла хотела одного: поскорее убраться из кабинета начальницы.

– Дело в том, что моя соседка, Марго, работает в его отделе. Вчера весь вечер мы втроем думали над названием.

Удачный ход. Упомяни Марго, и все сразу становится на свои места.

Трейси печально покачала головой и приняла начальственный вид.

– Похвальное усердие. Как раз то, что способствует процветанию «Това системз». Я сообщу Тодду, что наши люди работали над его заданием всю ночь. Так что ты рассказывала про эту птицу?

Шейла села и уставилась в лицо начальницы.

– Майк сказал, что однажды видел, как поморник прямо на лету схватил выпрыгнувшую из воды рыбу. Представляешь? Это было где-то у берегов Фиджи, они там совершали погружение. И ты только подумай, какая это подходящая метафора для Интернета. Эта птица бесстрашно летает по всему миру, но каждый год возвращается гнездиться на одно и то же место. Безупречная ориентация.

– Да-да, удачное название, – сказала Трейси, сжимая кулак. – Молодец, Шейла. Я знаю, что всегда могу рассчитывать на тебя. Продай это Карлосу и его команде, а я заручусь одобрением Говарда и Тодда. Отлично! Да, и угости тех ребят из производственного ужином за наш счет. Нет, подожди... Когда будут готовы футболки, выбери для них самые хорошие. Им вечно не достается этой ерунды. – Когда Шейла уже была у выхода, Трейси добавила: – И не отступайся от этого Майка. У тебя задница гораздо симпатичнее, чем у твоей ирландки.

Шейла побрела в свой закуток. Она щелкнула по окошку «График деловых встреч» и открыла календарь Карлоса. Выяснилось, что в одиннадцать он свободен, поэтому она назначила ему встречу на его рабочем месте. Лучше уж самой сообщить ему, а то еще сочтет себя оскорбленным и будет дуться сутки напролет, обзывая ее двуличной стервой. Господи, и зачем только она ходила к нему на свидание?! Вот всегда так. Вечно мужчины ждут от нее больше, чем она готова им предложить.

Шейла тряхнула головой и проверила электронную почту. Сорок семь новых сообщений. Какая же она тупица! Помощь Майка накануне вечером следует расценивать только как благотворительность.

Но ведь Марго слишком юна для него. С его стороны это было бы совращением малолетней. А он для Марго, пожалуй, чересчур... чересчур интересный. Шейла зажмурилась. Неужели Майк станет очередным завоеванием ее подруги? Неужели ей придется слушать через стенку, как они забавляются? Какая мерзость. И Марго ведь даже не любит океан, не умеет плавать. Тогда откуда, черт возьми, она набралась всей этой околесицы о заливе Монтерей[20]и морских выдрах? И вообще где находится Фиджи? Шейла вывела на экран поисковую программу Web-браузер, напечатала слово и задала команду «поиск».

Майк и Гари плелись в очереди в новой бутербродной «Того» – одного из новых предприятий общепита, открывшихся в Долине за последние пять лет. У каждого посетителя, стоявшего за обедом, на груди был пропуск сотрудника какой-нибудь компаний – «Това системз», «Хьюлетт – Паккард», «Эппл», «Сан», «Брокейд». Многие мужчины были в шортах и сандалиях, с серьгами или с татуировками на бритых черепах. Майк знал, что их с Гари относительно консервативный вид – закрытые туфли и рубашки с короткими рукавами – выделяет их обоих из толпы конструкторов и разработчиков программного обеспечения, выдает в них менеджеров по материально-техническому снабжению. Они в отличие от создателей продукции принадлежали к когорте служащих, которые тратили деньги, и потому обязаны были содержать себя и одеваться согласно своему статусу. На несколько минут они разошлись, делая заказы, а потом сели за столик на улице, где их никто не мог подслушать.

– Ты раньше знал Йехуна? – спросил Гари.

Майк покачал головой.

– Нет, но у них теперь новый босс, который пытается сделать себе имя.

– Это всегда хорошо, но проблема в том, что нам, даже при нынешней благоприятной конъюнктуре рынка, достаются не самые выгодные условия.

– Почему ты раньше об этом молчал?

Гари огляделся и продолжал:

– По словам Говарда, Тодд часто общается в конфиденциальном порядке с Хьюстоном.

– Хм, ведет переговоры о слиянии? – Майк улыбнулся Гари.

Тот поморщился.

– Я тебе ничего не говорил, ты ничего не слышал. Дело в том, что Тодд обменивается кое-какой информацией о ценах – чтобы посмотреть, кто сколько платит за дисководы, процессоры и, разумеется, за память, будь она проклята.

– А вот это уже опасно.

– Да. Опасно. Очень. – Гари не видел в этой ситуации ничего смешного.

– Насколько я понимаю, наши техасские товарищи получают микросхемы памяти по более выгодным ценам?

– Меня волнует только этот компонент.

– Может, следует укрепить команду, произвести кое-какие перестановки, – предложил Майк.

– Кого ты имеешь в виду?

– Ну, мне кажется, Марго слабовата.

Гари нацепил на вилку кусочек фрикадельки, но прежде чем сунуть его в рот, сказал:

– То есть ты хочешь трахнуть рыжую ирландку?

Майку показалось, он совершает ночное погружение. Осветил фонарем пещеру, а оттуда выдвигается что-то огромное – не разминуться. И он в спешке разворачивается, устремляется прочь, совершенно беззащитный перед зубастой пастью, охотящейся за ним в темноте.

– Ладно, уберу ее, когда определишься, – продолжал Гари. – А ты потом валяй, приударь за рыжей кошечкой.

– Забудь, – сказал Майк. – Не очень удачная идея. И потом, я все равно собрался съездить в Азию...

– Отлично! – воскликнул Гари. – Молодец. Лестер никогда не ездил в командировки... из-за детей. Я знал, что не зря тебя нанимаю!

– И поскольку на ближайшее время никакой культурной программы я не планирую, отправлюсь в субботу вечером. Тогда у меня будет полная рабочая неделя, если потребуется.

Гари одобрительно кивнул. Майк хотел расспросить его о своем предшественнике, имя которого упоминалось редко, но потом передумал, глядя, как Гари вновь погрузился в свои бесконечные размышления об интригах различных кланов в составе «Това системз». Такова цена за то, чтобы усидеть на посту вице-президента.

Майк считал эту цену чрезмерно высокой.


Содержание:
 0  Капкан памяти : Шон Кенни  1  00000 Пролог : Шон Кенни
 2  Часть 1 На волнах глобальной экономики : Шон Кенни  3  00010 : Шон Кенни
 4  00011 : Шон Кенни  5  вы читаете: 00100 : Шон Кенни
 6  00101 : Шон Кенни  7  00110 : Шон Кенни
 8  00111 : Шон Кенни  9  01000 : Шон Кенни
 10  01001 : Шон Кенни  11  00001 : Шон Кенни
 12  00010 : Шон Кенни  13  00011 : Шон Кенни
 14  00100 : Шон Кенни  15  00101 : Шон Кенни
 16  00110 : Шон Кенни  17  00111 : Шон Кенни
 18  01000 : Шон Кенни  19  01001 : Шон Кенни
 20  Часть 2 Долина обмана : Шон Кенни  21  01011 : Шон Кенни
 22  01100 : Шон Кенни  23  01101 : Шон Кенни
 24  01110 : Шон Кенни  25  01111 : Шон Кенни
 26  10000 : Шон Кенни  27  10001 : Шон Кенни
 28  10010 : Шон Кенни  29  10011 : Шон Кенни
 30  01010 : Шон Кенни  31  01011 : Шон Кенни
 32  01100 : Шон Кенни  33  01101 : Шон Кенни
 34  01110 : Шон Кенни  35  01111 : Шон Кенни
 36  10000 : Шон Кенни  37  10001 : Шон Кенни
 38  10010 : Шон Кенни  39  10011 : Шон Кенни
 40  Часть 3 И снова закон Мура : Шон Кенни  41  10101 : Шон Кенни
 42  10110 : Шон Кенни  43  10111 : Шон Кенни
 44  11000 : Шон Кенни  45  11001 : Шон Кенни
 46  11010 : Шон Кенни  47  11011 : Шон Кенни
 48  10100 : Шон Кенни  49  10101 : Шон Кенни
 50  10110 : Шон Кенни  51  10111 : Шон Кенни
 52  11000 : Шон Кенни  53  11001 : Шон Кенни
 54  11010 : Шон Кенни  55  11011 : Шон Кенни
 56  11100 Эпилог : Шон Кенни  57  продолжение 57
 58  Использовалась литература : Капкан памяти    



 




sitemap