Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 10 : Джон Кейз

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25

вы читаете книгу




Глава 10

Дэнни лежал с закрытыми глазами, то просыпаясь, то снова погружаясь в сон. При этом каким-то образом осознавая, что комната залита солнечным светом. Очень хотелось подольше побыть в стране, где сбываются мечты, но нужно было набраться храбрости и встать. Его ждали важные дела.

Он чуть приоткрыл глаза и сразу зажмурился.

— О-о-о… Боже…

Украдкой пошарил рукой по одеялу и облегченно вздохнул. Ушла. С негромким стоном заставил себя открыть глаза во второй раз.

«Ты мерзавец и подлец».

Он просидел на постели очень долго, разглядывая свои голые ноги и припоминая события вчерашнего вечера. Фрески Лоренцетти, рельефы Донателло, Паулину… все.

— О Боже! — Дэнни пытался вспомнить что-нибудь конкретное, но не мог. Перед глазами возникали пейзажи Сиены, пиршественные столы на Кампо, тарелки с едой, голуби, золотистый дождь конфетти и Паулина, красивая и веселая. Как она сказала? «Давай же, Пикассо, чего ты ждешь?»

Наконец ему удалось полностью оценить параметры своего похмелья, где доминирующую роль играло некоторое подергивание в основании черепа и несильная резь в глазах. Голову сдавило, будто за ночь мозг разросся и ему стало тесно в черепе. И все же похмелье не такое уж тяжелое. Могло быть хуже. Он медленно поднялся и побрел в ванную, где принял контрастный душ. Полегчало.

Вытираясь, Дэнни посмотрел в зеркало и увидел на нем малиновый отпечаток. Поцелуй. А на хромированном держателе зубной щетки приклеена записка на бумаге с символикой отеля.

"Данилиссимо!

Я уехала на работу (скукоти-ища). Вернусь около двух, отвезу тебя в город. Б. назначил встречу в палацио в два тридцать. Какая дивная у нас была notte di amore[46]! Я никогда ее не забуду… надеюсь, и ты тоже. Верно? Люблю и целую (ты знаешь куда)!

П."

— Боже, — пробормотал Дэнни, сминая записку. — Notte di amore.

Он тщетно пытался выбросить это из головы, но перед мысленным взором снова возникала Паулина то в одной позе, то в другой. Вспоминался вкус ее губ, мягкая округлость живота, восхитительная сладостность грудей. Он не лег с ней в постель. Нет. Он действительно нырнул. Это было непередаваемое блаженство.

Закончив вытираться, Дэнни взял махровую салфеточку, стер с зеркала поцелуй Паулины, пригладил волосы и оделся. Глаза покраснели. Нужно найти где-то темные очки.

Спустившись на веранду, Дэнни заказал двойной эспрессо и большой бокал свежевыжатого апельсинового сока. Опять чуть-чуть полегчало.

Время приближалось к полудню. В небе сияло солнце, не позволяя поднять глаза. Портье за стойкой рассказал, где можно найти солнечные очки, и крикнул коридорному, чтобы тот вызвал Дэнни такси. Потом протянул ему паспорт.

— Grazie.

Таксист отвез его в городское предместье, где Дэнни купил вполне приличные солнечные очки, затем вернулся в отель, поднялся к себе в номер и принялся собирать рюкзак. Посмотрел на дискеты. Они ему больше не нужны. Работа для Белцера закончена, а файлы у Инцаги есть. И все же его одолевало любопытство. «Ладно, посмотрю, когда приеду в Штаты». Сунул дискеты в рюкзак, застегнул молнию.

Спустился в вестибюль и подошел к портье спросить насчет железнодорожного сообщения между Сиеной и Римом.

— Увы, — сказал портье, — поезда у нас ходят нерегулярно. Ведь на Сиену проложена ветка от основного пути. Проще было бы автобусом.

— Дело в том, что у меня рейс на девять пятнадцать.

— Но на Палио вы останетесь? — спросил портье.

— Разумеется.

— В таком случае выехать вам будет трудно. Скачки начинаются в четыре, так что единственная возможность — это автобус в пять сорок пять на Квизи. Оттуда вы успеете на автобус, который в шесть сорок пять идет на Рим. Он доставит вас в город к… — портье крутанул рукой в одну сторону, затем в другую, — к восьми или немного позднее. Потом на такси в аэропорт… это еще полчаса. В общем, не знаю. — Портье сочувственно посмотрел на Дэнни.

— Получается впритык, — усмехнулся он, — но у меня первый класс…

— В таком случае, — заметил портье, — это возможно, но все равно трудно. Возьмите такси, хотя именно в этот уик-энд поймать его сложно.

— И сколько стоит такая поездка? — поинтересовался Дэнни, полагая, что счет должен идти на тысячи.

— До Рима? — Портье пожал плечами. — Думаю, долларов двести.

Дэнни попросил его заказать такси, решив, что эту сумму можно смело отнести к обоснованным расходам — ведь если он не успеет на самолет, то придется тратиться на отель. Портье сказал, что не обещает, но постарается.

— Синьор должен понять, что Палио бывает только дважды в год. Население города увеличивается в три раза, а такси остается столько же.

Дэнни заявил, что понимает. Он расплатился и попросил поставить куда-нибудь недалеко рюкзак, чтобы по возвращении из города можно было быстро взять его и сесть в такси. Затем он уселся в кресло и стал ждать Паулину, хотя встречаться с ней не очень хотелось. Лучше бы просто взять такси. В два двадцать Дэнни начал нервничать. Белцер — человек, безусловно, занятой, и опаздывать не хотелось. Если она не появится через пять минут, то…

Закончить мысль Дэнни не успел, поскольку мобильный телефон издал тревожный вибрирующий сигнал. Он раскрыл его и прижал к уху, думая, что это Паулина.

— Дэниел? — раздался мужской голос.

— Да… а кто это?

— Инцаги! Вы меня слышите?

— Отлично.

— Что?

— Я сказал, что слышу вас отлично. Кричать не нужно.

— Где вы? — взволнованно спросил священник.

— В Сиене. Собираюсь на Палио. Я вам говорил.

— Не ходите туда. Это для вас опасно.

— Почему?

— Возвращайтесь в Рим. Нам нужно побеседовать.

— О чем?

— Дэниел, я всю ночь провозился с этими файлами и…

— Какими файлами?

— Терио, с какими же еще! С теми, что в компьютере. Там ужас! Вы просто не представляете, что замыслил этот Зебек!

— И что он замыслил? — спросил Дэнни. Инцаги начал рассказывать, но в этот момент в вестибюль влетела Паулина в облегающем черном костюме, большой белой шляпе и массивных солнечных очках. Дэнни бросил взгляд на часы. Два тридцать. — Подождите минутку, — промолвил он в трубку и поднялся.

— Извини за опоздание, — улыбнулась Паулина, придерживая шляпу рукой. — Ты готов? Встреча перенесена на три, но все равно нам нужно поторопиться.

Дэнни кивнул и заговорил в трубку:

— Мне нужно идти. Я перезвоню вам через пару часов. Хорошо?

— Нет, Дэнни. Я думаю, вам следует…

Паулина показала на часы.

— Очень жаль, но мне действительно нужно идти, — сказал Дэнни священнику. — Я свяжусь с вами при первой же возможности. — Он нажал кнопку разъединения и поспешил за Паулиной к машине.

Вскоре телефон зазвонил снова.

— Я вас не слышу, падре! — крикнул Дэнни и выключил телефон.

— Надо же, какой настойчивый, — усмехнулась Паулина, садясь в машину.

Конечно, хотелось узнать, что там раскопал священник, но сейчас важнее было встретиться с Белцером, получить заработанное и успеть в аэропорт Леонардо да Винчи. К тому же все равно в присутствии Паулины ни о каком разговоре о файлах Терио не могло быть и речи. «Я позвоню ему по дороге в Рим», — подумал Дэнни и посмотрел на Паулину:

— Чувствуешь похмелье?

— А как ты думаешь? Просто умираю. — Она мягко рассмеялась.

Вскоре они подъехали к городским стенам, но арочный проезд загораживал красно-белый шлагбаум, возле которого дежурили полицейские. Паулина остановила машину у тротуара. Вышла, но двигатель не заглушила.

— Я высаживаю тебя здесь, потому что в centra[47] сегодня ни одному автомобилю проезда нет. Ты просто спустись с холма, а дальше все дороги ведут в Кампо. Где палаццо, ты знаешь. Иди к воротам. Они под длинным балконом, мы там вчера сидели. Назовешь себя, охранник посмотрит список и пропустит. — Паулина бросила взгляд на часы. — Бежать не надо, но и… глазеть на витрины тоже. Понял?

— А ты?

— А я… уезжаю в Турин. Как всегда, переводить. Срочная работа. Палио я видела много раз. Ну что ж… — Паулина сняла шляпу, бросила на заднее сиденье и тряхнула головой. Затем подалась вперед и поцеловала Дэнни в губы. — Чао, дорогой. Может, еще увидимся. Но нам было вместе весело. Правда?

* * *

На Кампо, разумеется, столы уже давно убрали, а к стенам зданий вдоль беговой дорожки приспособили толстые амортизирующие маты. Дэнни пробирался сквозь толпу, посматривая на длинный извилистый балкон с золотисто-голубыми флагами. К воротам из кованого металла с изображением павлинов он прибыл, когда на часах было почти три.

В тенистом дворе у фонтана стоял мускулистый охранник в черных слаксах и туфлях «Док Мартенс». На передней стороне дорогой черной футболки стилизованным шрифтом было выведено «Pavone». Буква "о" в этом слове изображена в виде золотисто-бирюзового глаза на павлиньем пере. Дэнни назвал себя, охранник сверился со списком и прошептал что-то в мобильный телефон.

Вскоре к ним подошла пышнотелая красавица в золотистой мини-юбке и голубом топе, заканчивающемся над пупком.

— При-ивет, — проворковала она с акцентом, похожим на немецкий. — Меня зовут Верушка.

— А меня Дэнни, — сказал он.

— Я знаю. — Она взяла его под руку. — Меня назначили вас опекать. Не возражаете?

— Замечательно.

Они начали подниматься по каменной лестнице туда, откуда слышались смех и звуки фортепиано.

«Я ее где-то видел, — подумал Дэнни. — Но где? Где я мог встретить такую красавицу?» Наверху лестницы он повернулся к ней:

— Мне почему кажется, что мы где-то встречались.

Она хихикнула.

— Вряд ли.

И тут его осенило. Каталог женской одежды «Секреты Виктории», который каждый месяц приносила Кейли. Там почти на каждой странице была эта самая Верушка.

Они вошли в зал, и Дэнни остолбенел. Таких людей ему близко наблюдать еще не приходилось. За массивным черным «Стейнвеем» сидела известная скандинавская эстрадная певица, напевая грустную песенку «Когда ты покинул небеса?». Несколько генералов НАТО оживленно беседовали с саудовскими шейхами в белых одеяниях. Рядом стояла странная пара белокурых молодых людей. Верушка объяснила, что это трансвеститы, наследники крупного немецкого промышленного капитала. Дэнни узнал нескольких знаменитых журналистов и телеведущих. Других ему называла Верушка. Там были банкиры, бизнесмены, политики и писатели. Молодой человек в кресле с увлечением читал книжку комиксов. Верушка наклонилась к Дэнни и прошептала:

— Это Ривалдо[48].

Она сняла с подноса проходящего мимо официанта два бокала шампанского. Один передала Дэнни. Взяла его за руку и повела на балкон, полюбоваться на Кампо. В данный момент там заканчивалось представление стилизованной средневековой мистерии.

— А где сейчас лошади? — спросил он.

Верушка хихикнула.

— В церкви. Получают благословение. — Заметив его удивление, со смехом добавила: — В самом деле!

— Их заводят в церковь?

— В часовню. У каждой контрады своя. Затем приводят сюда к стартовым воротам. — Она показала направо. — Это вон там. Всего за несколько минут до начала скачек. После этого Кампо блокируют, пока все не закончится. — Она глотнула шампанского. — Ставить сегодня следует на Павоне.

— Многие участвуют в тотализаторе?

Она снова хихикнула.

— Конечно.

Дэнни улыбнулся, но на душе было неспокойно. Он присутствует на приеме, где все, кроме него, богатые и знаменитые. А рядом на руке висит, влюбленно заглядывая в глаза, красавица, королева дамского белья. Впереди скачки Палио, которые он будет наблюдать с балкона великолепного дворца. Дэнни казалось, что во всем этом есть что-то неправильное. Наконец он понял, что такого просто не может быть. Не должно.

Дэнни был молод, имел привлекательную внешность и нравился женщинам. Неплохо танцевал, умел слушать людей. В общем, вроде все прекрасно. Однако до недавнего времени красивые женщины к нему не липли, как железные опилки к магниту. Он же не Брэд Питт и не Джордж Клуни, а всего лишь Дэнни Крей. Значит… значит, по какой-то причине Белцер…

— И где же наш друг? — спросил он.

Верушка вопросительно посмотрела на него.

— Белцер. Адвокат Зебека.

Она пожала плечами.

— У хозяина этого дома много адвокатов, но не думаю, что они ходят на его приемы.

Дэнни собирался ее о чем-то спросить, но неожиданно ело плеча коснулся подошедший охранник, с виду культурист.

— Scusi[49]. Вас хочет видеть синьор Зебек.

Дэнни кивнул своей сопровождающей (возможно, она приставлена к нему и в каком-то ином качестве), изображая, что ему не хочется с ней расставаться, и последовал за охранником вверх по мраморной лестнице, затем по длинному коридору в большую затененную библиотеку, где его ждал Белцер в кожаном кресле с подголовником, сидя за письменным столом, украшенным изысканной резьбой. Случайно проникший в помещение луч солнца освещал висевший на стене этюд к картине «Наказание Марсия». Дэнни сразу понял, что это последний из этюдов Тициана, оригинал. Белцер показал на кресло.

— А мистера Зебека не будет? — спросил Дэнни, усаживаясь.

Белцер усмехнулся.

— Жаль, что так и не удалось с ним познакомиться, — удрученно проговорил Дэнни.

— А вы уже с ним давно знакомы.

Прошло несколько секунд, прежде чем Дэнни понял.

— То есть вы… — Он громко рассмеялся.

— Наконец-то детектив сообразил, — сказал Белцер.

Дэнни покосился на мускулистого телохранителя, застывшего у двери.

— Но зачем?

— Так надо! — угрюмо бросил Белцер-Зебек. Полез в верхний ящик стола, вынул толстый конверт и толкнул к Дэнни. — Почасовая оплата, премиальные и расходы. Сосчитайте.

Потрясенный весом конверта, Дэнни отрицательно покачал головой:

— Не нужно. Я уверен…

— Сосчитайте.

Смущаясь, он открыл конверт и извлек пачку стодолларовых купюр. Их оказалось сто шестьдесят четыре.

— Я справедливо оплатил вашу работу? — поинтересовался Зебек.

— Конечно! — воскликнул Дэнни. — Даже…

— А теперь верните, пожалуйста, конверт с деньгами мне.

Дэнни непонимающе посмотрел на Зебека.

— Я не…

Зебек протянул руку, и Дэнни рефлекторно отдал конверт.

— Больше всего я ненавижу, когда меня дурят, — промолвил адвокат, только что на глазах Дэнни превратившийся в миллиардера.

Дэнни показалось, что он ослышался, настолько неожиданно прозвучала эта фраза. Вернее, надеялся, что ослышался. А Зебек тем временем положил деньги обратно в ящик и задвинул его.

— Что все это значит?

Зебек сделал вид, что не слышал вопроса.

— С тобой получилось примерно то же, что и с Бруко.

— С каким Бруко?

— Бруко — это гусеница, помидорный червь. Но пишется с большой буквы, потому что имя собственное. В данный момент с Бруко у меня тоже получилась неприятность.

— О чем вы говорите? — У Дэнни начала кружиться голова. Он сознавал лишь одно — что Зебек, кажется, не собирается платить.

— О Палио, конечно, — ответил Зебек. — Здесь есть свои фавориты, так же как на Кентукки-дерби. В этот раз стоило ставить на двух лошадей — от контрад Павлина и Гусеницы. Pavone о Bruco. — Он взмахнул рукой. — Bruco о Pavone. Я поставил на Бруко, но… кто знает? Наездник местный, а большинство жокеев из Мареммы, профессионалы. А этот паренек… я думаю, он хочет покрасоваться перед девушками. — Белцер сокрушенно покачал головой. — В общем, я поступил неразумно.

— Вы рассказываете мне какую-то притчу? — растерянно промолвил Дэнни.

Зебек усмехнулся:

— Да. Но это не имеет значения. Так просто забавнее. А о Бруко позаботятся другие наездники. Ведь им за это платят.

Дэнни кивнул, лихорадочно соображая. «Он думает, что я его обманул. Это правда, но вряд ли ему известно что-либо определенное. Скорее всего только подозрения. Он просто блефует, испытывает меня. Надо держаться изо всех сил».

— Итак, я полагаю, ты решил отказаться от моего предложения, — произнес Зебек, меняя тему разговора.

Вот, значит, в чем дело. Дэнни облегченно вздохнул. Он привык получать желаемое, и любой, кто говорит ему «нет», сразу становится врагом.

— Понимаете, — начал он, — ваше предложение потрясающее, но… а как вы узнали, что я решил отказаться?

Зебек ухмыльнулся, снял темные очки и в упор посмотрел на Дэнни. Нажал кнопку на столе. Из динамика раздался голос Инцаги:

« — Возвращайтесь в Рим. Нам нужно побеседовать».

Сердце Дэнни сжалось. Затем он услышал свой голос:

« — О чем?

— Дэниел, я всю ночь провозился с этими файлами и…

— Какими файлами?

— Терио, с какими же еще! С теми, что в компьютере. Там ужас! Вы просто не представляете, что замыслил этот Зебек!»

Дело оборачивалось гораздо хуже, чем Дэнни предполагал. Запись закончилась, Зебек выключил магнитофон.

— Я думал, мобильные телефоны защищены от прослушивания, — вздохнул Дэнни. — Стандарт GSM, или как он там называется.

— Ты прав. Защита существует. Но можно продублировать SIM-карту и получить параллельный телефон. — Он замолчал на несколько секунд, чтобы собеседник усвоил сказанное, и продолжил: — А теперь поведай, мальчик, что именно ты сделал? Сначала скопировал файлы, а потом снова поставил в компьютер?

Дэнни отвернулся. Зебек грустно посмотрел на него.

— И почему этот сумасшедший священник называет тебя Дэниел? — Не дождавшись ответа, он задал следующий вопрос: — Ты даже не потрудился показать ему удостоверение?

— Я ему показывал. А вы… подслушиваете всех, кто на вас работает?

Зебек поморщился:

— Нет. Только новичков. Дэниел, прежде чем меня дурить, тебе следовало бы хорошенько подумать. — Зебек вскинул голову. — Ты знаешь, чем я занимаюсь?

Дэнни отрицательно покачал головой, пытаясь сообразить, к чему клонит Зебек. «Может, он меня как следует отчитает и все-таки заплатит? Главное — сохранять спокойствие».

— Я спросил: знаешь ли ты, чем я занимаюсь? — повторил Зебек.

— Вложением капитала с риском.

— Хм… в самом общем виде это так, но сейчас я главным образом вкладываю деньги в разработку технологии свертывания белка и исследование методов максимальной энтропии. Вот, — он постучал пальцем по черной металлической коробке на столе, соединенной кабелем с пультом. — Это первые результаты моделирования личности.

Дэнни с недоумением осмотрел черную коробку.

— Тебе известно, что такое призрак-двойник?

— По-моему, да, — ответил Дэнни. — Это чей-то двойник. После встречи с ним человек вскоре погибает[50].

Зебек улыбнулся.

— Да, существует такое поверье. Но те двойники, о которых я говорю, — те, которых мы делаем, — виртуальные. По крайней мере на данный момент.

Дэнни по-прежнему ничего не понимал.

— Это получается довольно просто, — продолжил Зебек лекторским тоном. — Мы делаем матрицу, имея в распоряжении всего минуту записи, аудио и видео, можно любительской.

— Какую матрицу? — рассеянно спросил Дэнни.

— Обычную, размером с кредитную карточку, на которой закодирован алгоритм твоей личности. В результате можно создать так называемую модель личности. Я вставляю карту вот в такую коробку, и твое изображение или голос передается по линии связи. Понимаешь? — Зебек доверительно понизил голос: — Мы подали заявку на несколько патентов в Штатах. Сейчас проводим эксплуатационные испытания. Пройдет год или чуть более, и мы совершим переворот в кинопроизводстве. Окажется возможным снимать новые фильмы с давно умершими актерами, используя их прежние роли для создания матриц. Если двинуться с этим в политику, то все будет еще интереснее. Но это только начало. Ты слышал о клонировании? Это метод дублирования биологической сущности некоего живого существа, но… не его личности. А наши технологии позволят создать генетическую копию человека, используя модели личности. И тогда в лабораториях можно будет получать идеальных двойников.

Дэнни слушал вполуха. Неужели он не заплатит?

Это единственный вопрос, который его сейчас волновал.

— Я вижу, ты мне не веришь, — усмехнулся Зебек. — Тогда смотри, что получилось.

Он достал из верхнего ящика стола пластиковую карту, вставил ее в прорезь черной коробки и щелкнул тумблером. Загорелся зеленый светодиод. Затем он подключил мобильный телефон к пульту и предложил Дэнни надеть наушники. Подал знак телохранителю, чтобы тот встал за его спиной.

— Gaetano, se dice niente, l'uccide[51]. — Зебек повернулся к Дэнни. — Попробуй только открыть рот, этот парень мгновенно сломает тебе шею. — Заметив в его глазах удивление, добавил: — Я не шучу. Он проделывал такое неоднократно и не прочь повторить.

Усмехаясь, Зебек набрал номер на мобильном телефоне и откинулся на спинку кресла. Дэнни услышал в наушниках несколько гудков, и голос Инцаги произнес:

— Prego.

Он встрепенулся и тут же почувствовал на шее крепкую ладонь.

— Отец Инцаги, это Дэнни, — произнес в микрофон Зебек.

Дэнни испуганно охнул, чувствуя, как на затылке поднимаются волосы. Это был его голос. Интонация, тембр…

— Слава Богу! — Инцаги облегченно вздохнул. — А я так беспокоился. Где вы?

— В Сиене, — ответил Зебек.

— Уезжайте! Я серьезно, Дэнни. Вы понятия не имеете, какие это люди. И ради Бога, постарайтесь с ними не встречаться. Это опасно.

— Со мной все в порядке, — сказал Зебек. — Сегодня вечером я приеду к Рим, и мы побеседуем. Мобильным телефонам я не доверяю.

Зебек говорил его голосом. Это было настолько невероятно, что Дэнни казалось, будто у него украли душу. Но сделать он ничего не мог. Только слушать.

— Да, насчет телефона вы, наверное, правы, — согласился священник. — Я об этом не подумал. Когда вы приедете?

— В девять или десять, — произнес Зебек голосом Дэнни. — Мы встретимся у вас, а потом я устроюсь в каком-нибудь отеле.

— Конечно, — сказал Инцаги. — Сейчас я продиктую адрес. У вас есть ручка?

Больше Дэнни терпеть не мог. Нужно предупредить Инцаги. Но Гаэтано, видимо, что-то почувствовал и несильно сжал его шею. А потом наклонился, отвернул один наушник и прошептал:

— Не надо.

Дэнни бессильно откинулся на спинку кресла, а Зебек тем временем записал адрес и распрощался с Инцаги. Он с улыбкой повернулся к Дэнни.

— И что теперь? — спросил тот, сознавая, что денег получить не удастся.

Зебек уперся тростью в пол и встал.

— Хороший вопрос, Дэнни. Действительно, я еще не решил, что с тобой делать. В том смысле, каким способом от тебя избавиться. — Наслаждаясь растерянностью своего бывшего внештатного сотрудника, он стал прохаживаться вдоль книжных шкафов. — Можно просто сломать тебе шею и сделать вид, будто ты оступился и упал, но это как-то неинтересно.

Дэнни похолодел.

— Обещали заплатить, а теперь… такая жестокость лишь за то, что я скопировал какие-то файлы.

Зебек взглянул на него и усмехнулся.

— Дэнни, ты сам виноват. Испортил все по глупости. А сейчас задний ход давать уже поздно.

Дэнни возбужденно подался вперед и затараторил, удивляясь пронзительности своего голоса:

— Я буду кричать. Там много людей, они услышат, позовут полицию. — Ему вдруг пришло в голову, что можно броситься на Зебека, что-нибудь перевернуть в комнате. В общем, поднять шум.

— А знаешь что? — произнес Зебек, поднимая палеи. — Мы сыграем с тобой в игру. Старинную детскую игру, похожую на прятки. Ну, раз, два, три, четыре, пять — я иду искать. — Он улыбнулся. — Вот это уже интереснее. Итак, в твоем распоряжении пять минут… а потом начнется охота.

Дэнни покосился на телохранителя, потом на Зебека.

— Вы сумасшедший! Ваше место в дурдоме!

Зебек кивнул:

— Наверное, ты прав. — Он посмотрел на часы. — Осталось четыре с половиной минуты. Ты все еще здесь?

Дэнни поднялся с кресла и бросился к двери, ожидая, что его остановят, готовый биться до конца.

— Я буду следить с балкона! — крикнул вслед Зебек.

Дэнни выскочил в коридор, промчался мимо группы натовских генералов, увидел лестницу и рванул вниз. Прием был в полном разгаре. Со всех сторон доносились голоса, музыка, смех. Гости Зебека веселились. Он достиг ворот, где охранник, закончивший говорить по телефону, распахнул калитку.

— Ciao.

Дэнни выскочил на беговую дорожку примерно в трех метрах от красно-белого деревянного забора, за которым теснились пятьдесят тысяч человек, итальянцев и туристов. Шум, запахи, духота. К нему подошел полицейский, схватил за руку и, отчаянно жестикулируя, повел прочь с дорожки, чтобы вытолкнуть за забор, где Дэнни быстро исчез в толпе.

Нужно было бежать и бежать, но как это сделать в такой толчее? Приходилось медленно передвигаться шаг за шагом, как по зыбучим пескам.

— Scusi, scusi…

Неожиданно толпа всколыхнулась и понесла Дэнни назад. Сопротивляться он мог не более чем кленовый лист в речном потоке. Едва удавалось удерживаться на ногах.

В такой толчее он прежде никогда не бывал. Даже на Таймс-сквер в новогоднюю ночь, на рок-концерте и в метро в час пик просторнее. Жара, шум, острый запах пота, чеснока и конского навоза… Его сжали со всех сторон. Сзади кто-то уперся локтем в спину, сбоку давила чья-то ременная пряжка. Если бы люди просто стояли, то было бы ничего. Но в толпе шла постоянная перегруппировка. Представители одной контрады держались за руки, горланя песни и размахивая флагами. Крики, говор на десятке языков и диалектов. Кто-то слева бил в барабан, а справа дудел на дудке. Зазвучали фанфары, и толпа заревела. Приподнявшись на цыпочки, Дэнни увидел, как к стартовым воротам ведут двенадцать лошадей.

«Пока вроде неплохо, — подумал он, чувствуя себя иголкой в стоге сена. — Головорезам Зебека до меня не добраться». Толпа донесла Дэнни до центра Кампо, где было относительно спокойно, как в эпицентре тайфуна. Люди сидели на мостовой, скрестив ноги, измученные долгим ожиданием, жарой и шумом.

Но отсюда наблюдать за скачками труднее. Даже Дэнни, при его росте метр девяносто, нужно встать на цыпочки, чтобы что-нибудь увидеть. Другим, пониже, приходилось созерцать лишь затылки. Правда, некоторые девушки и дети блаженствовали, сидя на плечах приятелей или отцов.

Скачки Дэнни совершенно не интересовали. Он рассматривал балконы, пока наконец не нашел Зебека. Злодей стоял рядом с павлином, разговаривал по мобильному, глядя прямо на Дэнни в сильный бинокль.

Их взгляды встретились (Зебек был без темных очков), и Дэнни осознал, что Кампо — это ловушка, из которой нет выхода, и Зебек следил за ним с тех пор, как он убежал из палаццо. Прикончить его здесь было проще простого. Под барабанный бой, пение, крики и смех. Никто не заметит, как он медленно осядет на землю с ножом в спине.

Дэнни догадался, что Зебек по мобильному наводит убийцу на цель.

Стартовое преимущество давно себя исчерпало (если вообще существовало), и теперь Дэнни был дичью, на которую идет охота. Несколько секунд он озирался в поисках охотника, затем вжал голову в плечи и глубже нырнул в толпу.

Наконец, подобно раскату грома, прогремел пушечный выстрел. Лошади рванули, толпа заревела, и тысячи людей запрыгали на месте, превратив Кампо в батут. Рядом блондинка на плечах своего дружка молотила воздух кулаками, крича: «Оса, оса, оса!»[52]

Согнувшись в три погибели, Дэнни двинулся налево к воротам, самым дальним от палаццо Ди Павоне. Если немного повезет, то он выберется из толпы. Мысль, что в человеческой каше его может кто-нибудь преследовать, казалась смехотворной до тех пор, пока он не увидел… его.

В нескольких метрах с футболки ему подмигивал павлиний глаз. Дэнни поднял голову и встретился взглядом с Гаэтано. Еще шаг, и он попал бы ему прямо в руки. Мгновение они стояли на месте — единственные застывшие фигуры среди неистовствующей толпы. В левой руке у головореза был мобильный телефон, в правой нож.

Дэнни спас футбольный прием. Опустив плечо, он сделал финт вправо, нырнув в толпу налево. Гаэтано попер, как танк, плечом вперед, грубо расталкивая людей. Сгорбившись, Дэнни затаился в толпе, которая оглушительно заревела. Лошади вышли на финишную прямую. Все кончилось так же быстро, как началось. Толпа задержала дыхание и обмякла. Рев стих, и стал отчетливо слышен полоснувший по нервам женский визг, потом сердитые выкрики.

«Он порезал кого-то, когда рванул меня искать», — подумал Дэнни.

— Е Pavone! — крикнул мужчина рядом. — Pavone vince[53].

Визг женщины стал громче и истеричнее.

Дэнни двинулся к воротам. Потерял его Зебек или нет, проверить можно только экспериментальным путем. К сожалению, оставаться в скрюченном состоянии далее нельзя. Толпа начала медленно вытекать с Кампо через шесть выходов. Дэнни, как и остальные, делал лишь маленький шажок в секунду.

Примерно в двадцати метрах впереди виднелась старинная арка. Только бы туда добраться, молился Дэнни. Тогда можно будет побежать. Неожиданно он почувствовал какое-то волнение слева и обернулся. Сквозь толпу отчаянно пробивался к нему Гаэтано.

Женщину, которая загораживала путь, убийца грубо отшвырнул в сторону. Стоящий рядом мужчина, муж, попробовал протестовать, но рухнул на колени, получив сокрушительный удар головой в переносицу. Потом кто-то еще получил удар кулаком в нос. Раздался детский плач. В толпе возникла паника. Идущая рядом с Дэнни темноволосая женщина с тщательно подрисованными бровями вскрикнула от испуга. Он сочувствовал ей, но ничем помочь не мог. Примерно в трех метрах от выхода толпа спрессовалась, а затем выбросила Дэнни сквозь арку, как пробку от шампанского. Это было похоже на «большой взрыв» во время возникновения Вселенной. Выбравшись из Кампо, люди ринулись во всех направлениях, и расстояния между ними начали увеличиваться. Дэнни перешел на быстрый шаг и очень скоро помчался по увешанной флагами узкой улочке. Здесь было меньше народа. Налево, направо, вверх в проход между домами и вниз к аркаде. Он бежал, пока окончательно не выдохся. Прислонился к витрине магазина, чтобы отдышаться.

Из-за угла появилась темноволосая женщина в бледно-лиловой юбке, держа за руку девочку в комбинезончике. Увидев Дэнни, она решила, что он пьяный, и поспешно перешла на другую сторону улицы. Девочка прикрылась маминой юбкой. В кафе напротив десяток мужчин смотрели по телевизору повтор скачек в записи.

Восстановив дыхание, Дэнни продолжил спускаться с холма. Что делать? Позвонить Инцаги и предупредить. Придется воспользоваться мобильным телефоном. И пусть Зебек подслушивает. Теперь это никакого значения не имеет, ведь за ними обоими охотятся.

После четвертого гудка заработал автоответчик. Дэнни дождался нужного момента и проговорил:

— Наша встреча отменяется. Вам нужно немедленно скрыться. Зебек действительно очень опасен, и он знает о файлах. Я буду звонить вам каждые два часа.

Теперь нужно забрать из отеля рюкзак. Слава Богу, что паспорт с собой, но в рюкзаке билет и все остальное. Самое главное — оторваться от Зебека. Может, удастся поймать такси и договориться, чтобы отвезли в другой город. Поездом добраться до Рима, переночевать в каком-нибудь отеле, а утром на самолет. «Вот вернусь домой и разложу все по полочкам. Изучу файлы Терио на дискетах. Сообщу в ФБР. В общем, сделаю, что сумею».

Но сначала рюкзак. Ехать в отель нельзя. Зебек наверняка уже послал туда людей. Но можно позвонить и попросить портье прислать в назначенное место такси с рюкзаком.

Дэнни вошел в кафе в конце улицы контрады Дракон, заказал двойной эспрессо и поискал в бумажнике карточку отеля. Спросил у бармена разрешения воспользоваться телефоном. Набрал номер. Ответил портье.

— Не могли бы вы послать за мной такси? — спросил Дэнни.

— Как вам будет угодно, синьор…

— И передайте водителю мой рюкзак.

— Я думаю, произошло недоразумение, — расстроенно произнес портье. — Дело в том, что ваш рюкзак несколько минут назад забрали люди синьора Зебека. К счастью, они еще здесь, ждут вас на улице. Хотите, я позову кого-нибудь из них к телефону?


Содержание:
 0  Восьмой день : Джон Кейз  1  Глава 2 : Джон Кейз
 2  Глава 3 : Джон Кейз  3  Глава 4 : Джон Кейз
 4  Глава 5 : Джон Кейз  5  Глава 6 : Джон Кейз
 6  Глава 7 : Джон Кейз  7  Глава 8 : Джон Кейз
 8  Глава 9 : Джон Кейз  9  вы читаете: Глава 10 : Джон Кейз
 10  Глава 11 : Джон Кейз  11  Глава 12 : Джон Кейз
 12  Глава 13 : Джон Кейз  13  Глава 14 : Джон Кейз
 14  Глава 15 : Джон Кейз  15  Глава 16 : Джон Кейз
 16  Глава 17 : Джон Кейз  17  Глава 18 : Джон Кейз
 18  Глава 19 : Джон Кейз  19  Глава 20 : Джон Кейз
 20  Глава 21 : Джон Кейз  21  Глава 22 : Джон Кейз
 22  Глава 23 : Джон Кейз  23  Глава 24 : Джон Кейз
 24  Эпилог : Джон Кейз  25  Использовалась литература : Восьмой день



 




sitemap