Детективы и Триллеры : Триллер : Четверг, 26 октября : Мэри Кларк

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20

вы читаете книгу




Четверг, 26 октября

Когда Джонатан Хувер приезжал в Хакенсек, то старался уговорить Кэрри пообедать с ним.

— Сколько тарелок супа может съесть один человек? — шутливо поддразнивал Джонатан.

Сегодня за гамбургером в «Солари», ресторанчике за углом от здания суда, Кэрри рассказала ему о двойниках Сьюзан Риардон и разговоре с Джеффом Дорсо. А заодно — о том, что Фрэнку Грину очень не понравилось, когда она сообщила, что хочет покопаться в старом деле об убийстве.

— Кэрри, я мало, что помню об этом деле, — Джонатан не на шутку встревожился. — Но, помнится, сомнений в виновности мужа не возникало. Как бы там ни было, я считаю, тебе лучше не ввязываться. Особенно учитывая, какую роль в этом процессе сыграл Фрэнк Грин. Он тогда изо всех сил добивался обвинительного приговора. Смотри на вещи реально. Губернатор Маршалл еще молод, но отслужил два срока, и не может сразу баллотироваться на третий. Он любит свою работу и хочет, чтобы его место занял Фрэнк Грин, потому что, строго между нами, у них есть договоренность. Грин пробудет губернатором четыре года, а потом выставит свою кандидатуру в сенат при поддержке Маршалла…

— А Маршалл опять будет баллотироваться на пост губернатора, так?

— Ты правильно поняла. Ему очень нравится жить в губернаторском особняке. А пока кандидатом, несомненно, выдвинут Грина. Он выглядит достойно, рассуждает здраво. У него безупречная биография, и дело Риардона в ней — далеко не на последнем месте. К тому же он умен и в управлении штатом собирается придерживаться политики, предложенной Маршаллом. Но если он хотя бы немного пошатнется, его провалят еще на предварительном голосовании. Есть и другие кандидаты, желающие баллотироваться.

— Джонатан, речь идет о небольшом расследовании. Я просто хочу выяснить, не мог ли главный свидетель обвинения в силу каких-то причин дать неверные показания. Отцы, конечно, горюют о погибших дочерях, но доктор Смит в своем горе перешел все границы.

— Кэрри, Фрэнк Грин сделал себе имя на этом деле. Он привлек внимание журналистов, в котором так нуждался. Когда Дукакис баллотировался в президенты, его поражению немало поспособствовали высказывания желтой прессы, что он освободил убийцу, который затем совершил целую серию преступлений. Ты представляешь, какой шум поднимется, стоит просочиться лишь намеку, что Грин на тридцать лет упек в тюрьму невиновного?

— Джонатан, ты опережаешь события. Я не говорила ничего подобного. Но чувствую, со Смитом что-то не так, и это могло повлиять на его показания. И если главный свидетель обвинения солгал, то, конечно, у меня возникают сомнения в виновности Риардона.

Подошел официант с кофейником:

— Еще кофе, сенатор? Джонатан кивнул. Кэрри покачала головой:

— Спасибо, мне хватит.

— Помнишь, когда ты вела у нас хозяйство, — вдруг улыбнулся Джонатан, — тебе показалось, будто дизайнер по ландшафтам посадил меньше кустов, чем было указано в его проекте?

— Да, — Кэрри забеспокоилась.

— Ты сосчитала все кусты в уверенности, что доказываешь свою правоту и разоблачаешь его. Правильно?

— Угу, — Кэрри смотрела в чашку.

— И что случилось потом?

— Ему не понравилось, как смотрятся некоторые кусты. Он позвонил вам с Грейс во Флориду, а потом выкорчевал их, собираясь посадить другие.

— А еще?

— Он оказался мужем кузины Грейс.

— Понимаешь, к чему я клоню? — Глаза Джонатана насмешливо поблескивали. Затем он посерьезнел. — Кэрри, если ты выставишь Фрэнка Грина в дурном свете перед всеми, подвергнешь угрозе его участие в выборах, то можешь распрощаться с судейским креслом. Твоя фамилия будет погребена среди множества других на столе губернатора Маршалла, а меня попросят — по секрету — предложить другую кандидатуру. — Джонатан взял Кэрри за руку. — Обдумай все как следует, прежде чем что-то предпринимать. Я знаю, ты примешь правильное решение.


Ровно в половине седьмого в дверь позвонили, и Робин помчалась встречать Джеффа. Кэрри сказала дочери, что к ней придет коллега обсудить важное дело. Это займет где-то полчаса. Робин решила поесть пораньше и обещала закончить домашнюю работу у себя в комнате, пока Кэрри будет занята. А взамен получит дополнительный час на выходных перед телевизором.

Девочка одобрительным взглядом окинула Дорсо и проводила его в гостиную.

— Мама скоро спустится, — объявила она. — А я — Робин.

— Я Джефф Дорсо. А как выглядит твой соперник? — Джефф улыбнулся и указал на все еще яркие шрамы на ее лице.

— Я его победила, — хихикнула Робин. — На самом деле это была авария. В нашу машину врезалась другая, и стекла разбились.

— Похоже, все прекрасно заживает.

— Доктор Смит говорит, что да. Мама сказала, вы его знаете. Мне он кажется страшным.

— Робин, — в гостиную вошла Кэрри.

— Устами младенца, — улыбнулся Дорсо. — Кэрри, рад встрече.

— Я тоже рада, Джефф. — Надеюсь, что не пожалею об этом, подумала Кэрри, когда взгляд ее упал на пухлую папку в руках Дорсо. — Робин…

— Помню, помню, уроки, — быстро произнесла девочка. — Я не очень аккуратная, — объяснила она Дорсо. — Учитель написал мне в дневнике, что «надо тщательнее выполнять домашние задания».

— А также не тратить время попусту, — напомнила Кэрри.

— Это все потому, что когда я заканчиваю выполнять задание на уроке, то иногда забываюсь и начинаю болтать с подружками. До свидания. — Робин помахала Дорсо и направилась к лестнице.

— У тебя очень умная дочь, Кэрри, — улыбнулся Джефф, глядя вслед девочке. — И настоящая красавица. Еще лет пять-шесть, и тебе придется баррикадировать двери.

— Да уж, не исключено. Хочешь кофе или вина?

— Нет, спасибо. Я обещал не отнимать у тебя время. — Он положил папку на кофейный столик. — Посмотришь материалы?

— Конечно.

Они сели на диван, и Джефф достал две толстые подшивки.

— Протоколы заседаний, тысяча страниц. Если ты действительно хочешь докопаться до сути, советую внимательно их прочитать. Если честно, мне до сих пор стыдно, как мы тогда вели защиту.

Конечно, Скип должен был выступать в качестве свидетеля, но мы плохо его подготовили. И свидетелей штата допрашивали не слишком серьезно. А для показаний о характере Скипа вызвали всего двоих, а надо было бы не меньше двадцати.

— Но почему так получилось? — недоуменно спросила Кэрри.

— Я был тогда всего лишь младшим помощником, «Феррелл и Штраус» только приняли меня на работу. Раньше Феррелл был хорошим адвокатом, но, когда его нанял Скип Риардон, его лучшие дни прошли, он перегорел. Этот случай его не трогал. Так, проходное убийство. Я считаю, что Скип должен был нанять адвоката помоложе. Пусть не такого опытного, но который болеет задело.

— А разве ты не мог помочь?

— Практически нет. Я недавно закончил колледж, какой от меня был толк? Я почти не участвовал в процессе. Был мальчиком на побегушках у Феррелла. Но даже неопытному новичку вроде меня показалось, что защита ведется хуже некуда.

— И в результате Фрэнк Грин уничтожил Риардона при перекрестном допросе.

— Как тебе известно, он выудил у Скипа признание, что они со Сьюзан поссорились утром и что Скип спрашивал своего бухгалтера, дорого ли обойдется развод. А в шесть, вернувшись домой, Скип опять поссорился с женой. Медэксперт установил, что смерть наступила между восемнадцатью и двадцатью часами, так что Скип мог, согласно его собственным показаниям, в момент совершения убийства находиться на месте преступления.

— В протоколе, который я читаю, Скип Риардон заявляет, что вернулся к себе в офис, выпил и заснул. Выглядит неубедительно, — прокомментировала Кэрри.

— Неубедительно, но это правда. Бизнес Скипа процветал. Он строил очень качественные дома, а в последнее время взялся еще и за торговые центры. Обычно он сидел в офисе, заключал договора, общался с заказчиками, но, случалось, надевал рабочую одежду и проводил день-другой с бригадой на площадке. Так было и в тот день, так что к вечеру он устал и вернулся в офис.

Джефф открыл первую подшивку.

— Я отметил показания Смита и Риардона. Мы уверены, что в деле замешано третье лицо. И есть основания полагать, что это мужчина. Скип утверждал, что у Сьюзан был любовник. А может, и не один. Второй раз они с женой поссорились, когда он пришел домой в шесть и увидел, как Сьюзан ставит в вазу красные розы. И цветы были не от него. Обвинение утверждало, что он пришел в ярость и задушил жену, а потом разбросал по ее телу розы. Он же клянется, что ничего подобного не делал и, когда уходил, Сьюзан возилась с цветами.

— Цветочные магазины проверяли? Пытались выяснить, кто заказал розы? Если Скип не приносил цветы, кто-то ведь должен был их доставить?

— До этого Феррелл додумался. Опросили всех цветочников в округе Берген, но ничего не нашли.

— Понятно.

— Кэрри, — Джефф встал, — я знаю, что прошу слишком много, но, пожалуйста, прочитай все протоколы. Обрати особое внимание на показания доктора Смита. И я хотел бы присутствовать, когда ты будешь разговаривать с доктором насчет его привычки делать другим женщинам лицо дочери.

Кэрри проводила Джеффа до дверей.

— Я позвоню на днях, — пообещала она. У дверей он остановился:

— И еще одно. Пожалуйста, давай вместе съездим в тюрьму Трентона. Поговори со Скипом. Клянусь, ты увидишь, что он говорит правду.


Скип Риардон лежал на койке в камере и смотрел шестичасовые новости. В последние дни его все чаще охватывала тревога и раздражительность. Почти все десять лет заключения ему удавалось сохранять спокойствие. Сначала он впадал в крайности. Безумная надежда, когда подавали апелляцию, сменялась сокрушительным отчаянием, когда ее отклоняли.

Теперь он замкнулся в себе. Он знал, что Джефф без устали ищет новые зацепки для подачи апелляций, но настроения в стране менялись. В новостях все чаще мелькало, что повторные апелляции от осужденных преступников слишком перегружают суды и пора положить этому конец. Если Джефф ничего не придумает, чтобы подать еще одну апелляцию, которая принесет свободу, Скип проведет в тюрьме еще двадцать лет.

В самые тяжелые минуты он вспоминал свою жизнь до суда и проклинал себя за безрассудство. Ведь они с Бэт были практически помолвлены. Но как-то раз, поддавшись ее уговорам, он один отправился на вечеринку к ее сестре. Накануне Бэт слегла с гриппом, но не захотела лишать его развлечения.

— Да уж, развлеченьице получилось, — в который раз хмыкнул Скип.

Среди гостей оказалась Сьюзан с отцом. Даже теперь он не мог забыть, какой увидел ее в тот вечер. Он сразу понял, что с ней не оберешься неприятностей, но все равно влюбился как дурак.

Скип вскочил с койки, выключил телевизор и взглянул на протокол суда, лежавший на полке над туалетом. Он знал протокол наизусть. Над унитазом этим бумажкам самое место, горько подумал он.

Он потянулся. Раньше он поддерживал форму, работая на стройках и занимаясь спортом, а теперь каждый вечер обязательно приседал и отжимался. Риардон посмотрел в маленькое пластиковое зеркало, прикрепленное к стене: в рыжих волосах пробивалась седина, лицо, некогда румяное от работы на воздухе, стало серовато-бледным.

Иногда Скип позволял себе помечтать. Происходит чудо, его освобождают, и он снова начинает строить дома. Ограниченное пространство камеры и постоянный шум тюрьмы угнетали, и он представлял себе дома для среднего класса, с надежной звукоизоляцией и большими окнами, из которых открывается прекрасный вид. Скип заполнял целые блокноты чертежами таких домов.

Его навещала Бэт, которую он безуспешно старался убедить не приезжать больше. Каждый раз Скип показывал новые чертежи, и они обсуждали его проекты, будто он на самом деле однажды вернется к любимой работе.

Но в последнее время Риардон все чаще размышлял о том, насколько изменится мир. В каких домах будут жить люди, когда он наконец, вырвется из этого богом проклятого места?


Кэрри приготовилась к тому, что придется сидеть допоздна. Она начала читать протоколы сразу после ухода Джеффа и вернулась к ним, когда Робин легла спать. В половине десятого позвонила Грейс:

— Джонатан уехал на встречу. А я сижу одна в кровати, и мне захотелось поболтать. Я не помешала?

— Ты просто не можешь помешать, — успокоила ее Кэрри. За пятнадцать лет знакомства она видела, как ухудшалось здоровье Грейс. Трость сменили костыли, затем появилось инвалидное кресло, и Грейс, которая раньше обожала светскую жизнь, почти перестала выходить из дома. Правда, она по-прежнему общалась с друзьями, даже устраивала званые обеды, для обслуживания которых приглашала самых лучших рестораторов. И ни разу не пожаловалась, как ей тяжело. А когда Кэрри искренне восхищалась ее мужеством, Грейс обычно с улыбкой отвечала:

— Человек делает то, что должен делать. Через несколько минут разговора стало понятно, что Грейс позвонила неспроста.

— Кэрри, ты сегодня обедала с Джонатаном. Буду с тобой откровенна. Он очень встревожен.

Кэрри выслушала те же доводы, что приводил Джонатан.

— Джонатан проработал в сенате штата двадцать лет. Конечно, он приобрел немалое влияние, но его не хватит, чтобы заставить губернатора назначить тебя судьей, если ты подставишь подножку выбранному им преемнику, — взволнованно говорила Грейс. — Кстати, Джонатан не знает, что я тебе звоню.

Судя по всему, Джонатан делился с женой всем. Интересно, что сказала бы Грейс, если бы увидела, чем в данный момент занимается Кэрри? Ей пришлось покривить душой, чтобы убедить Грейс, что она не собирается ворошить осиное гнездо.

— Но если выяснится, что доктор Смит дал ложные показания, Фрэнком Грином, по-моему, наоборот, будут восхищаться и уважать, если он порекомендует назначить новое разбирательство по делу Риардона. Не думаю, что общественность поставит ему в упрек, что его ввели в заблуждение показания доктора. У Фрэнка не было повода сомневаться в их правдивости. К тому же вряд ли в деле Риардона имела место судебная ошибка. Просто я случайно обнаружила кое-что и не успокоюсь, пока не разберусь с этим.

Повесив трубку, Кэрри вернулась к протоколу. Она читала внимательно, делая пометки и ставя вопросительные знаки. Эти розы… Действительно ли Риардон не приносил и не присылал их? А если он говорит правду, тогда кто это сделал?

Долли Боулз, нянька, которая в вечер убийства сидела с ребенком в доме напротив, заявляет, что в девять вечера видела перед особняком Риардонов машину. Но у соседей была вечеринка, и многие гости парковали машины прямо на улице. Показания Долли были очень расплывчатыми. Фрэнк Грин раскопал, что она в том году шесть раз сообщала о «подозрительных» людях, и в каждом случае «подозрительная личность» оказывалась коммивояжером или курьером. В результате присяжные вычеркнули все показания Долли.

Скип Риардон всегда был в ладах с законом, его считали добропорядочным гражданином, и все же только двое свидетелей подтвердили его репутацию. Почему?

Незадолго до убийства Сьюзан в Элпайне произошло несколько ограблений. Скип Риардон заявил, что пропали некоторые драгоценности Сьюзан, а в хозяйской спальне кто-то побывал. Но шкатулку с драгоценностями нашли на туалетном столике, а уборщица, которую пригласило обвинение, сообщила, что у Сьюзан всегда беспорядок. Она примеряла вещи, бросая на пол те, которые не хотела надевать. Туалетный столик вечно был усыпан пудрой, повсюду валялись мокрые полотенца.

— Мне часто хотелось отказаться работать на них, — заключила уборщица.

Переодеваясь ко сну, Кэрри вспоминала прочитанное. Она собиралась тщательно проверить показания двоих свидетелей. Значит, нужно договориться о встрече с доктором Смитом и навестить в тюрьме Трентона Скипа Риардона.


Содержание:
 0  Пепел розы : Мэри Кларк  1  Среда, 11 октября : Мэри Кларк
 2  Четверг, 12 октября : Мэри Кларк  3  Понедельник, 23 октября : Мэри Кларк
 4  Вторник, 24 октября : Мэри Кларк  5  Среда, 25 октября : Мэри Кларк
 6  вы читаете: Четверг, 26 октября : Мэри Кларк  7  Пятница, 27 октября : Мэри Кларк
 8  Суббота, 28 октября : Мэри Кларк  9  Воскресенье, 29 октября : Мэри Кларк
 10  Понедельник, 30 октября : Мэри Кларк  11  Вторник, 31 октября : Мэри Кларк
 12  Среда, 1 ноября : Мэри Кларк  13  Четверг 2 ноября : Мэри Кларк
 14  Пятница, 3 ноября : Мэри Кларк  15  Суббота, 4 ноября : Мэри Кларк
 16  Воскресенье, 5 ноября : Мэри Кларк  17  Понедельник, 6 ноября : Мэри Кларк
 18  Вторник, 7 ноября : Мэри Кларк  19  Вторник, 2 февраля : Мэри Кларк
 20  Использовалась литература : Пепел розы    



 




sitemap