Детективы и Триллеры : Триллер : 24 марта, суббота Глава пятая : Мэри Кларк

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22

вы читаете книгу




24 марта, суббота

Глава пятая


Уилл Стаффорд завтракал на кухне яичницей с сосисками и читал «Нью-Йорк пост». Тамошние журналисты решили проконсультироваться у парапсихолога: возможно ли, что реинкарнировался серийный убийца, орудовавший в конце девятнадцатого века? Парапсихолог не верила, что личность — преступная или любая другая — возвращается точно такой, какой была раньше. Бывает, сохраняются физические особенности. Или же в ребенке проявляется врожденный, непонятно откуда взявшийся талант. Моцарт, например, уже в три года был гениальным музыкантом.

Уилл хмыкнул, собрал грязную посуду и отнес в раковину. Заглянул в холодильник, проверил, достаточно ли у него сыра. Днем, когда Томми Дагган соберет здесь народ, Уилл подаст сыр и крекеры и предложит гостям по стаканчику вина или по чашечке кофе.

Приглашать ли Эмили Грэм на ужин, Уилл еще не решил. Он сопроводит ее в церковь и к Лоуренсам, но ему хотелось бы еще и пообщаться с ней наедине.

Может, стоит позвать ее сюда? Так сказать, показать себя с лучшей стороны? В четверг за обедом Натали полушутя сказала, что многие просто вымаливают приглашение к нему на ужин. Я и правда потрясающе готовлю, подумал он не без гордости. Не хуже любого шеф-повара.


Вернувшись после утренней пробежки домой, ресторатор Боб Фриз обнаружил супругу на кухне за обычным скромным завтраком — черный кофе и один тост без масла.

— Что-то ты рано сегодня поднялась, — сказал он.

— Услышала, как ты тут бродишь, и больше заснуть не смогла. Боб, у тебя ночью опять были кошмары. Мне даже пришлось тебя будить. Помнишь?

«Помнишь, помнишь...» Это слово начинало его пугать. Недавно у него снова пошли провалы памяти, когда он не мог вспомнить то пару часов, то чуть ли не целый вечер. Вот и вчера — в половине двенадцатого он поехал из ресторана домой. А приехал только в час ночи. И где он провел целый час?

Начались эти странности, еще когда он был подростком. Сначала хождение во сне, потом провалы памяти. Он никому о них не рассказывал — боялся, что его сочтут психом. После колледжа они случались реже, потом прекратились совсем. Но лет пять назад возобновились, а в последнее время случались все чаще и чаще.

Боб знал, в чем причина — ресторан оказался самой большой ошибкой его жизни, высасывал все его деньги. Он не рассказывал Натали, что три месяца назад выставил ресторан на продажу — не хотел, чтобы она донимала его расспросами о том, появился ли наконец покупатель.

Вчера днем позвонил агент по недвижимости. У Доминика Бонетти, который раньше держал четырехзвездочное заведение в Нью-Джерси, есть предложение.

Как только продам ресторан, все пройдет, внушал себе Боб.

— Бобби, ты собираешься наливать себе кофе или так и будешь стоять с пустой чашкой? — поинтересовалась Натали.

— Угу, сейчас налью.

Натали выглядела роскошно — даже растрепанная и без косметики. Он наклонился и поцеловал ее в макушку.

— Спонтанное проявление чувств? Давненько этого не было, — заметила она.

— Извини. В последнее время мне нелегко. — Он решил рассказать ей о перспективном предложении. — Я выставил ресторан на продажу. И есть покупатель.

— Бобби! Это фантастика! — Она вскочила и бросилась ему на шею. — Ты сумеешь вернуть деньги?

— Большую часть, даже если придется чуть опустить цену. — Произнеся эти слова, Бобби понимал, что просто успокаивает себя.

— Пообещай, что, как только это случится, мы переедем на Манхэттен.

— Обещаю, — сказал он.

Мне и самому хочется бежать отсюда, подумал он.

— Нам нельзя опаздывать в церковь. Ты не забыл, что сегодня заупокойная служба?

— Да не забыл.

А потом, подумал он, мы отправимся к Лоуренсам, где я не был с того самого вечера, на котором так долго беседовал с Мартой. А потом — к Стаффорду, где Дагган опять будет допытываться, что все мы делали на следующее утро.

Он помнил прием, а что было потом — нет. На следующее утро Боб опомнился в ванной, где принимал душ. Руки у него были в грязи, на джинсах и футболке — земля. Утром он собирался поработать в саду. Это было его единственное хобби.

Я наверняка возился в то утро в саду, сказал он себе, и именно это я скажу Даггану.


Уилл Стаффорд заехал за Эмили. На нем был темно-синий костюм, белая рубашка и серо-синий галстук. К счастью, Эмили захватила с собой в Спринг-Лейк, помимо повседневной одежды, новый костюм в черно-белую косую клетку.

— Вы замечательно выглядите, — сказал Уилл. — Жаль, что мы так оделись по столь печальному поводу.

— Разделяю ваши чувства.

— Как я вижу, котлован уже засыпают, — кивнул он в сторону заднего двора. — Они довольны, что ничего больше не нашли?

— О да, — ответила Эмили.

— Ну и слава богу. Что ж, поехали?

На крыльце Уилл взял ее под руку, и Эмили почему-то стало удивительно спокойно на душе. Да, деньки выдались непростые. Но дело не только в этом, размышляла она, садясь в машину рядом с Уиллом. Странная вещь, но я точно знаю: эта заупокойная служба не только по Марте, но и по Мадлен.

Она поделилась своими чувствами с Уиллом и добавила:

— Меня все мучила мысль: не будет ли воспринято мое желание пойти на заупокойную службу по девушке, которой я никогда не видела, как праздное любопытство. Но теперь все по-другому.

— По-другому — это как?

— Я верю, что загробная жизнь существует. И мне хотелось бы верить, что эти две девушки, которые были убиты с интервалом в сто лет и обе оказались похороненными на моем дворе, сейчас вместе, там, где царят мир и покой.

— А где сейчас, по-вашему, их убийца? — спросил Уилл. — И какая судьба ждет его?

Эмили с изумлением уставилась на него:

— Уилл, вы хотели сказать — убийцы? Это же два разных человека!

— Тьфу ты! — рассмеялся он. — Я уже начинаю изъясняться, как писаки из желтой прессы. Естественно, я хотел сказать — убийцы.

Наконец показалась церковь Св. Екатерины, к которой сплошным потоком шли машины.

— Уилл, я все думаю: а что, если в одной из этих машин убийца Марты?

— Если он из Спринг-Лейка, а полиция склоняется именно к этому мнению, то вряд ли он решится не прийти в церковь. Его отсутствие вызвало бы подозрения.

Кто из друзей Мадлен Шейпли с обагренными кровью руками горевал вместе с нашей семьей сто лет назад? — подумала Эмили.


В субботу, в одиннадцать утра, у Джоан Ходжес, которая как раз собиралась в парикмахерскую, зазвонил телефон. Звонила из Коннектикута сестра доктора Мэдден, Эстер. Голос у нее был встревоженный.

— Джоан, вчера вечером, около половины двенадцатого, я пыталась дозвониться Лиллиан. Она не отвечала, и я решила, что она пошла куда-нибудь с друзьями. Но я звонила два раза утром, а она все равно не подходит.

— Она иногда отключает телефон. Журналисты достают ее с историей об убийстве, так что, возможно, она его снова отключила. Я заеду проверю, все ли с ней в порядке.

— Я не хочу вас утруждать.

— Пустяки! Здесь ехать всего пятнадцать минут.

О парикмахерской тут же было забыто. Случилось что-то страшное. Джоан чувствовала это.

Подъехав к дому доктора Мэдден, Джоан подумала: «Господи! Умоляю! Пусть все будет хорошо!» Шторы в спальне были опущены, а на крыльце лежала свежая газета. Дрожащими руками Джоан нащупала ключ от офиса.

В приемной все каталожные ящики были вынуты, карточки валялись на полу. Джоан на ватных ногах зашла в кабинет доктора Мэдден. Тело доктора лежало на столе: голова повернута набок, рот широко открыт. На шее затянут шнур.

Джоан не помнила, как выбежала из кабинета, как опрометью кинулась вниз по ступеням. Тут ноги ее подкосились, и тьма милосердно скрыла от Джоан стоявший перед глазами образ убитой подруги.


Они держатся потрясающе, подумала Эмили. Они с Уиллом только что прибыли в дом Лоуренсов. Вся семья собралась в гостиной: седовласая чета старших Лоуренсов, крепких стариков лет под восемьдесят, родители Марты, Джордж и Аманда, — обоим за пятьдесят — и их вторая дочь, Кристина, с мужем.

Эмили восхищалась тем, как сдержанно и достойно они вели себя в церкви. Эмили с Уиллом сидели чуть позади и справа от семьи Лоуренсов, и ей хорошо было их видно. В глазах у всех стояли слезы, но всю службу они сидели не шелохнувшись. Кристина, только что ставшая матерью, сидела с дочкой, Мартиной тезкой, на руках.

И вот теперь Уилл познакомил ее с Лоуренсами. Они сразу поняли, кто она.

— В вашей семье то же самое случилось четыре поколения назад, — сказал отец Марты. — Мы молимся лишь о том, чтобы тот, кто отнял жизнь у нашей дочери, получил по заслугам.

— Если оставить в стороне всю чушь про реинкарнацию, как вы считаете, могло ли убийство Марты быть задумано как повторение убийства Мадлен? — спросила Аманда.

— Думаю, да, — ответила Эмили. — Более того, я считаю, что существует письменное признание или записки о случившемся сто лет назад, которые обнаружил нынешний убийца. Я сейчас просматриваю старые книги и архивные материалы, хочу узнать побольше о Мадлен и ее окружении.

Джордж и Аманда Лоуренс переглянулись.

— Мама, у тебя ведь сохранились альбомы с фотографиями и дневники твоей бабушки? — спросил Джордж.

— Да, дорогой. Они в шкафу на чердаке. Моя бабушка по материнской линии, Джулия Гордон, была очень педантична. Она подписала все фотографии, указав время, место и имя каждого, кто запечатлен на снимке. Кроме того, она вела подробные дневники.

Имя Джулии Гордон попадалось Эмили в «Воспоминаниях отроковицы». Она была современницей Мадлен.

— Если позволите, я с удовольствием ознакомлюсь с содержимым шкафа, — сказала Эмили. — Думаю, знания о прошлом помогут нам сегодня.

— Мы сделаем все, что поможет обнаружить убийцу нашей дочери, — ответил Джордж Лоуренс.

— Эмили... — тихонько шепнул Уилл, показав на людей, которые ждали возможности подойти к Лоуренсам.

— Не буду вас задерживать, — сказала Эмили. — Можно позвонить вам завтра утром?

— У Уилла есть наш телефон. Он вам его даст.

Буфетная стойка была в столовой. А столы и стулья расставили на веранде. Эмили и Уилл вышли туда с тарелками.

— Уилл! — позвал кто-то. — Присоединяйтесь к остальным подозреваемым.

— Это Натали Фриз, — успел шепнуть Эмили Уилл.

За столом был и доктор Уилкокс, который сердечно приветствовал Эмили. Ей представили его жену Рейчел, а также Боба и Натали Фриз.

— Книги вам пригодились? — спросил доктор Уилкокс.

— О да, очень.

— Эмили, как я понимаю, вы адвокат по уголовным делам? — сказала Натали.

— Да.

— Если кого-то из здесь присутствующих обвинят в убийстве Марты, вы согласитесь его защищать?

Ей нравится ставить людей в неловкое положение, спокойно отметила про себя Эмили. Атмосфера за столом тотчас переменилась. Да, кому-то, а может, и всем этот вопрос не по душе.

— Поскольку я уверена, что этого не произойдет, на гонорар здесь я не рассчитываю, — сказала Эмили невозмутимо.

Потом Уилл познакомил ее с другими жителями города. Несколько минут они поболтали с Джоном и Кэролин Тейлор, близкими друзьями Уилла.

— Уже четвертое поколение нашей семьи живет в Спринг-Лейке, — сказала Кэролин. — Моя дальняя родственница, Филлис Гейтс, написала книгу о здешней жизни в конце девятнадцатого века. Она дружила с Мадлен Шейпли.

— Вчера вечером я прочла эту книгу от корки до корки, — обрадовалась Эмили.

— Филлис умерла в середине сороковых, когда моя мама была подростком. Несмотря на разницу в возрасте, они с ней были очень дружны.

— А она никогда не рассказывала вашей маме о Мадлен?

— Рассказывала. Собственно говоря, мы с мамой сегодня беседовали по телефону и обсуждали события последних дней. Мама сказала, что Филлис не хотела писать об этом в книге, но на самом деле всегда была уверена, что Мадлен убил Дуглас Картер. Он был ее женихом или я что-то путаю?


Томми Дагган пошел в церковь с Питером Уолшем. И все время, проведенное там, мучился мыслью, что убийца где-то рядом. После службы он планировал заехать в офис, а потом уже идти на встречу в дом Уилла Стаффорда, но в машине его ждало сообщение о гибели Лиллиан Мэдден.

Пятнадцать минут спустя они с Питом уже были на месте преступления. Тело еще не увезли.

— Смерть наступила предположительно между десятью и одиннадцатью вечера, — сказал Томми Даггану Фрэнк Уиллет, шеф полиции Белмара. — На ограбление не похоже. В спальне остались и деньги, и драгоценности. Тело обнаружила секретарша, Джоан Ходжес. Она выбежала на улицу и упала в обморок. Сейчас ей оказывают помощь. — Он кивнул в сторону жилых помещений дома. — Может, вам с ней поговорить?

— Это я и намерен сделать.

Джоан Ходжес лежала на кровати в гостевой спальне, вокруг нее суетились врачи.

— В больницу я не поеду... — говорила она, когда Дагган и Уолш вошли в комнату. — Все со мной в порядке. Естественно, когда я ее нашла, у меня был шок... — И она разрыдалась.

Около кровати стоял полицейский из Белмара.

— Я уже побеседовал с миссис Ходжес, — сказал он Томми. — У вас, наверное, тоже есть к ней вопросы?

— Есть. — Томми придвинул к кровати стул, сел и представился. — Джоан, вы видели, по всему кабинету разбросаны карточки. Убийца что-то искал, возможно, свою карточку. Не знаете, доктору угрожал кто-нибудь из пациентов?

— Не знаю ни единого пациента, который желал бы доктору Мэдден зла, — ответила она. — Это все тот серийный убийца. Он испугался, что она что-то про него поняла.

Очень вероятно, подумал Томми, но только в том случае, если он когда-либо был ее пациентом.

— А где, кроме карточки, указывается имя пациента?

— В регистрационном журнале, который я веду в компьютере.

— Джоан, мы найдем этого типа. Обещаю.

Когда Томми с Питом вернулись в кабинет, оттуда выносили пластиковый мешок с телом Лиллиан Мэдден.

— Мы здесь закончили, — сказал судмедэксперт. — Боюсь, мы мало чем сможем вам помочь. У убийцы хватило ума надеть перчатки.

— И скорее всего, он нашел то, что искал в картотеке, — добавил шеф полиции Уиллет.

— Вы не знаете, она часто работала по вечерам?

— Вчера вечером доктор Мэдден читала лекцию в колледже. Похоже, вернувшись домой, она сразу же прошла в кабинет. Убили ее, когда она сидела за столом и работала. Возможно, она даже не успела понять, что происходит.

— Как он вошел?

— Следов взлома не обнаружено. Может, забрался через незапертое окно? Сигнализация была отключена.

— Это был кто-то из ее пациентов, — сказал Томми. — Видимо, рассказал под гипнозом слишком много и забеспокоился. Иначе зачем ему карты? Джоан Ходжес говорит, что, если это действительно пациент, его имя должно быть в регистрационном журнале.

— Он пытался разбить компьютер, — сказал Уиллет.

Томми кивнул. Известие его не удивило.


Когда Эмили Грэм позвонила и рассказала, что под дверь ее дома в Спринг-Лейк подсунули очередную фотографию, детектив Марти Бровски забеспокоился всерьез. Раньше он был убежден, что преследователем был Нед Келер и что поймали его как раз вовремя — он не успел убить Эмили. Но теперь Марти начал в этом сомневаться.

В субботу днем во время прогулки по парку он обсудил ситуацию со своей женой Джейни.

— Келера мы арестовали у дома Эмили Грэм. Он утверждал, что хотел только напугать ее.

— Марти, ты же ему поверил, — напомнила Джейни.

— А вчера он рассказал мне другое. Добавил еще, что хотел, чтобы Эмили почувствовала, как была напугана его мать, перед тем как умерла.

— Какой милый человек.

— Нед Келер, судя по всему, вернулся домой и обнаружил мать мертвой, с ножом в груди. Он обезумел: схватил тело, вытащил его на улицу, звал на помощь. Джоэль Лейк действительно побывал в квартире, причем проник туда незаконно. Удивляюсь, как это Эмили Грэм удалось снять с него обвинение в убийстве.

— Насколько я помню, присяжные поверили сестре Рут Келер, которая заявила, что разговаривала с Рут по телефону после того, как Джоэля Лейка видели выходящим из дома. Картину на месте преступления испортил Нед Келер: он вытащил нож и вынес тело матери на улицу. Мы все тогда решили, что он, обнаружив мать мертвой, впал в истерику.

— Для вас Нед Келер был психом и скорбящим сыном, преследующим адвоката, который добился оправдания убийцы его матери. Ну что, мистер Всезнайка, вы готовы допустить, что ошибались?

Марти вздохнул:

— Джейни, ну почему мама тебя не научила, что мужа надо уважать? Нед Келер не только псих, он еще и лжец. После вчерашней встречи я убежден, что мать убил он сам. И...

— Что еще?

— Еще я думаю, что Эмили Грэм преследовал не он. А настоящий преследователь — тот, кто подсунул под дверь фотографию. Сама посуди. Кто-то отправился за ней в Спринг-Лейк, выяснил, где она остановилась, сфотографировал ее, после чего просунул снимок под дверь, причем когда во дворе дежурил полицейский. О чем это говорит?

— О том, что этот человек одержим, хитроумен и коварен.

— Совершенно верно.

— Значит, преследователь не поленился приехать в Спринг-Лейк. Нед Келер исключается. Кто же тогда?

— Может, Джоэль Лейк? Личность не самая светлая. Он получил небольшой срок за кражу, а когда начались преследования, уже снова разгуливал на свободе. Есть еще Гэри Уайт.

— Марти, Гэри с Эмили развелись три года назад. Я слышала, он расстался с Барбарой — или как там ее — и снова в свободном поиске. Он типичный мелкий донжуан.

— Он через суд требовал у Эмили пять миллионов долларов — половину того, что она получила, продав акции интернет-компании. Что, кстати, было умным поступком, — добавил Марти. — Сейчас эти акции здорово упали в цене.

Они дошли до развилки, где обычно поворачивали назад, к дому. И не сговариваясь взялись за руки.

— Каким будет твой следующий шаг? — спросила Джейни.

— Просмотрю дело об убийстве Рут Келер — в рассуждении того, не мог ли убийцей оказаться Нед Келер. Снова займусь делом о преследовании. И предупрежу Эмили Грэм.


В три часа в гостиной Уилла Стаффорда собралось немало народу. Пришлось даже принести несколько стульев из столовой. Томми Дагган встал у камина, откуда была видна вся комната.

— Благодарю вас за то, что согласились прийти, — начал он. — Все вы присутствовали на приеме у Лоуренсов накануне исчезновения Марты. За прошедшие с тех пор четыре с половиной года я много раз беседовал с каждым из вас. Очень надеюсь, что сейчас, когда вы собрались все вместе, что-то из виденного вами в тот вечер, но потом забытого всплывет в вашей памяти. Предлагаю следующее: я буду приглашать вас по очереди в кабинет Уилла, там вы расскажете мне, о чем беседовали с Мартой в тот вечер и о чем она разговаривала с другими. А еще каждый расскажет, что делал на следующее утро с шести до девяти.

Томми пристально оглядел собравшихся. Боб Фриз густо покраснел. Он утверждал, что в то утро работал в саду. Его жена спала. Ограда вокруг его дома высокая, никто его видеть не мог и, следовательно, не мог подтвердить его алиби.

Доктор Уилкокс напустил на себя задумчиво-философский вид. По его словам, в то утро он отправился на долгую прогулку — не к океану, а по городу. Может, так оно и было.

Миссис Уилкокс. Сущая Брунгильда. Не хотелось бы мне попадаться ей на пути, подумал Томми. Суровая дамочка.

Уилл Стаффорд. Интересный мужчина. Одинокий. Женщины к нему так и льнут. Не была ли Марта Лоуренс им увлечена?

Были еще пять пар, но все жены точно помнили, что мужья с утра никуда не уходили. Возможно, кто-то из них лгал, чтобы не навлекать подозрения на супруга.

Томми с Питом заранее договорились, как станут вести беседу. Игры в хорошего и плохого следователя не будет, но Пит с записями прежних показаний сядет за спиной у интервьюируемого и, если заметит в рассказе какие-то несоответствия, укажет на это. Первый час тянулся долго, никто не сказал ничего нового. Никакого шарфа с люрексом никто не помнил. Марта не рассказывала о планах на следующий день. Никто не видел, чтобы она говорила по сотовому телефону.

Затем вошла Рейчел Уилкокс, всем своим видом демонстрируя, как ее раздражает происходящее. На вопросы она отвечала кратко:

— Я говорила с Мартой об аспирантуре, в которую она собиралась поступать. Но она сказала, что окончательно еще ничего не решила.

— Вы об этом раньше не рассказывали, — сказал Томми.

— Если бы люди подробно пересказывали все, о чем говорят на приемах, мир погряз бы в банальности, — ответила Рейчел. — У вас еще есть вопросы?

— Не помните ли вы, на ком в тот вечер был серебристо-серый шарф с люрексом?

— На мне. А что, его нашли?

У Томми вспотели ладони. Неужели Клейтон Уилкокс настолько глуп, что задушил Марту шарфом собственной жены?

— Миссис Уилкокс, а когда вы заметили, что шарф пропал?

— Вечер был теплый, и я его сняла. Попросила мужа положить шарф к себе в карман и забыла о нем до следующего дня. Но у мужа шарфа не оказалось.

— Вы или доктор Уилкокс его искали?

— Он позвонил Лоуренсам, но шарфа у них не было.

Ладно, потом выслушаем его версию, подумал Томми. Уповая на то, что новости об убийстве в Белмаре еще не дошли до Спринг-Лейка, он спросил:

— Миссис Уилкокс, вы случайно не знаете доктора Лиллиан Мэдден?

— Имя знакомое.

— Она психолог, живет в Белмаре.

— И читает лекции в колледже округа Монмут?

— Читает.

— По-моему, все это пустая трата времени.

Когда она вышла, Томми с Питом переглянулись.

— Позови Уилкокса, пока она не успела с ним переговорить, — сказал Дагган.

Доктор Клейтон Уилкокс старался держаться спокойно и с достоинством, но Томми наконец учуял запах, которого ждал весь день, — запах страха.

— Присаживайтесь, доктор Уилкокс, — сказал Томми.

Для начала его спросили, беседовал ли он в тот вечер с Мартой Лоуренс.

— Она знала, что я из академической среды, и поинтересовалась, не знаком ли я с кем-нибудь из Школы бизнеса Туланского университета в Новом Орлеане. Она собиралась туда в аспирантуру.

— А на следующее утро вы отправились на прогулку, но не к океану. И Марты нигде не встретили?

— На этот вопрос я отвечал неоднократно.

— Доктор Уилкокс, ваша жена на приеме потеряла шарф?

— Да, потеряла.

Томми заметил, что на лбу доктора Клейтона Уилкокса выступили капельки пота.

— Жена просила вас забрать у нее шарф?

— Жена помнит, что просила меня положить шарф в карман. Я же помню, что она просила положить его рядом с ее сумочкой на столике в холле. Так я и поступил.

— На следующий день, когда выяснилось, что шарф куда-то делся, вы позвонили Лоуренсам?

— Нет, не позвонил.

— Разве не логично было бы спросить Лоуренсов?

— Мистер Дагган, когда мы поняли, что шарф пропал, все уже знали, что исчезла Марта. Неужели вы полагаете, что я решился бы беспокоить их по такому пустяку?

— Но жене вы сказали, что справлялись о шарфе?

— Да, сказал — чтобы избежать скандала.

— Доктор Уилкокс, вы были знакомы с доктором Лиллиан Мэдден?

— Нет.

— Вы обращались к ней за консультацией?

— Нет, я не был ее пациентом и не помню, чтобы когда-либо встречал ее.

Врет, подумал Томми.


Николас Тодд позвонил Эмили в девять пятнадцать в воскресенье.

— Надеюсь, наш договор в силе? — спросил он.

— Разумеется. В «Старой мельнице», говорят, там сказочно кормят. Я заказала столик на час.

— Отлично. Я заеду около половины первого. Да, я вас, случайно, не разбудил?

— Я уже прогулялась до церкви и обратно, а она в полутора километрах от моего дома. Это ответ на ваш вопрос?

— Это неприкрытое хвастовство. А теперь объясните, как к вам проехать.


Ровно в двенадцать тридцать в дверь Эмили позвонили. Открыв, она вдруг поняла, что со звонка Ника в пятницу с нетерпением ждет встречи с ним. Он мило улыбнулся и прошел в дом. Она с удовольствием отметила, что одет он неформально: куртка, брюки, свитер с высоким воротом.

— Мы, наверное, целый месяц не виделись?

— Да, около того. Последние недели в Олбани я работала дни и ночи напролет, приводила в порядок дела.

— И с тех пор, как я понимаю, отдохнуть не удалось.

— Мягко говоря. Хотите посмотреть дом?

— Конечно. Дом потрясающий.

Она провела его по всем комнатам, а потом они отправились в ресторан. Столик в «Старой мельнице» стоял так, что им был виден пруд с лебедями. Официантка принесла две «кровавых Мэри» и подала меню.

— Мы закажем чуть позже, — сказал Ник.

Приняв приглашение работать в фирме, Эмили три или четыре раза ужинала с Ником и Уолтером, но наедине с Ником оказалась впервые. Он мило улыбался, но чувствовалось, что ему не по себе. Она ли тому причиной или у него личные проблемы? Эмили знала, что он не женат.

— Хотелось бы мне знать, о чем вы думаете, — прервал ее размышления Ник. — Вы так погружены в себя.

Эмили решила действовать напрямик:

— Мне кажется, вы чем-то обеспокоены, и боюсь, что это связано со мной. Вы действительно хотите, чтобы я у вас работала?

— Хочу ли я, чтобы вы работали в нашей фирме? Разумеется! Честно говоря, я был бы счастлив, если бы вы приступили завтра же. Кстати, поэтому-то я и приехал. — И Ник рассказал ей о принятом им решении.

Узнав, что Ник собирается оставить фирму, Эмили расстроилась — она так мечтала работать с ним.

— И куда же вы намерены податься? — спросила она.

— В администрацию федерального прокурора. Убежден, что это место как раз для меня. Но боюсь, мне не удастся уговорить вас выйти на работу на следующей неделе.

— Ваш отец будет очень недоволен?

— Он, конечно, расстроится, что вы не выйдете до первого мая, но ему придется с этим смириться. Равно как и мне.


Около четырех Ник привез Эмили домой и проводил ее до крыльца.

— У вас хорошая сигнализация? — спросил он.

— Отличная. А завтра мой приятель из Олбани установит и камеры наблюдения.

— Понимаю вас. После того, что вы пережили в Олбани...

Она открыла дверь. Конверт на полу в холле они увидели одновременно.

— Кажется, вам оставили записку, — сказал Ник и наклонился поднять конверт.

— Берите за уголок. Там могут быть отпечатки пальцев. — Эмили не узнавала собственного голоса — таким он был испуганным.

Из конверта выпала фотография. На ней была Эмили на пороге церкви, а ниже подпись: «Помолись за себя».



Содержание:
 0  На нашей улице : Мэри Кларк  1  Мэри Хиггинс Кларк На нашей улице : Мэри Кларк
 2  21 марта, среда Глава вторая : Мэри Кларк  3  22 марта, четверг Глава третья : Мэри Кларк
 4  23 марта, пятница Глава четвертая : Мэри Кларк  5  24 марта, суббота Глава пятая : Мэри Кларк
 6  26 марта, понедельник Глава шестая : Мэри Кларк  7  27 марта, вторник Глава седьмая : Мэри Кларк
 8  29 марта, четверг Глава восьмая : Мэри Кларк  9  30 марта, пятница Глава девятая : Мэри Кларк
 10  31 марта, суббота Глава десятая : Мэри Кларк  11  1 апреля, воскресенье Глава одиннадцатая : Мэри Кларк
 12  20 марта, вторник Глава первая : Мэри Кларк  13  21 марта, среда Глава вторая : Мэри Кларк
 14  22 марта, четверг Глава третья : Мэри Кларк  15  23 марта, пятница Глава четвертая : Мэри Кларк
 16  вы читаете: 24 марта, суббота Глава пятая : Мэри Кларк  17  26 марта, понедельник Глава шестая : Мэри Кларк
 18  27 марта, вторник Глава седьмая : Мэри Кларк  19  29 марта, четверг Глава восьмая : Мэри Кларк
 20  30 марта, пятница Глава девятая : Мэри Кларк  21  31 марта, суббота Глава десятая : Мэри Кларк
 22  1 апреля, воскресенье Глава одиннадцатая : Мэри Кларк    



 




sitemap