Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 15 Красные пиджаки и чёрные шляпы : Том Клэнси

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24

вы читаете книгу




Глава 15

Красные пиджаки и чёрные шляпы

Джеку предоставили возиться с компьютером, просеивать электронную почту Уды бен-Сали и искать связи с другими почтовыми аккаунтами. Работа была ужасно муторная, тем более что Джек имел способности, но не душу бухгалтера. Но ему довольно скоро удалось выяснить, что распоряжение о пополнении счета пришло от некоего абонента, имеющего электронный адрес 56MoHa@eurocom.net, связавшегося с Удой по 800-й линии из Австрии.

Ближе к нему подобраться не удалось, но теперь стало известно новое имя в Интернете, за которым нужно было внимательнейшим образом следить. Появилась кибер-ипостась персоны, дававшей распоряжения известному банкиру, подозреваемому – нет, пойманному с поличным! – в пособничестве террористам, что сделало электронный адрес 56MoHa@eurocom.net чрезвычайно интересным. Теперь Виллсу предстояло попытаться заставить АНБ взяться за этот след, если, конечно, там сами не заметили интересные факты, делавшие этот адрес «объектом внимания». В компьютерном сообществе широко бытовало мнение, что объекты были в подавляющем большинстве анонимными, но как только они попадали в поле зрения надлежащих учреждений, те начинали действия, направленные против этих объектов. Как правило, действия были незаконными, но если понятие границы между законным и незаконным принято толковать в пользу несовершеннолетних шутников и мелких хулиганов, то ещё в большей степени это относилось к разведчикам, чьи компьютеры крайне трудно запеленговать, ещё труднее определить их местонахождение и почти невозможно вывести из игры. Главная проблема состояла в том, что Eurocom.net не осуществляла долгосрочного хранения передаваемых сообщений, и как только они уходили из запоминающего устройства сервера после прочтения указанным абонентом, то, по сути, исчезали навсегда. Возможно, АНБ и обратит внимание на распоряжение, адресованное этим мерзавцем Уде бен-Сали, но ему писало множество самых разных людей, и даже АНБ не обладало ресурсами, позволяющими прочитывать и анализировать каждое отдельно взятое электронное сообщение, проходящее через его зону компьютерного внимания.

* * *

Близнецы прибыли в одиннадцать без нескольких минут. Навигационные компьютеры со встроенной системой GPS безошибочно вывели их к нужному месту. Их одинаковые седаны «Мерседес» направили на гостевую автостоянку, расположенную позади здания. Сэм Грейнджер встретил братьев, пожал им руки и проводил внутрь. Прибывших немедленно снабдили пропусками-бейджами, с которыми они прошли мимо охранника. Брайан с первого взгляда опознал в нём отставного военного НКО.

– Хорошее место, – отметил Брайан, когда они подошли к лифтам.

– Да, как частная фирма, мы можем нанимать лучших дизайнеров, – улыбнулся присоединившийся к ним Белл. – Бывает ещё замечательнее, если у дизайнера оказывается художественный вкус, как, к счастью, случилось с нашим.

– Вы сказали: «частная фирма»? – тут же откликнулся Доминик. Сейчас, решил он, не время для излишней тактичности. Он впервые попал в агентство, на которое работая, и здесь важным было все.

– Через несколько минут вы получите полную информацию, – сказал Белл, задумавшись мимоходом над тем, много ли правды в том, что он только что пообещал гостям.

Во время подъёма в лифте играла обычная, довольно спокойная музыка, и холл на верхнем этаже, где во всех учреждениях всегда помещается начальство, был выкрашен в цвет ванильного мороженого.

* * *

– Значит, сегодня тебе удалось наткнуться на это? – задал Хенли риторический вопрос. «Этому мальчишке, – подумал он, – действительно передалось отцовское чутьё».

– Оно просто вывалилось на меня из экрана, – ответил Джек. Вообще-то, так мог бы сказать кто угодно, только вот почему-то вывалились необходимые данные именно на Джека, а не на кого-то другого.

Босс перевёл взгляд на Виллса, аналитические способности которого знал очень хорошо.

– Джек несколько недель присматривался к этому Сали. Мы считали, что он мог быть игроком где-то на уровне любительской лиги, но сегодня выяснилось, что его надо переводить в статус «тройное А», если не выше, – задумчиво произнёс Тони. – Он хоть и косвенно, но прочно связан со вчерашними событиями.

– АНБ уже зацепилось за него? – спросил Хенли.

Виллс покачал головой.

– Нет, и не думаю, что зацепятся. Связь действительно слишком косвенная. И они, и Лэнгли присматривают за этим парнем, но как за биржевым барометром, а не игроком. – Если только кого-нибудь, где-нибудь не посетит озарение, – добавил он про себя. Такое тоже случалось, но не очень часто. И в той, и в другой бюрократических организациях результаты незапланированных озарений слишком часто погибали втуне: или попросту теряясь во время прохождения через систему, или забывались, не будучи своевременно переданы кому следует. Каждому месту в мире присуща своя собственная ортодоксальность (чтобы не сказать – косность), и отступников неминуемо ждёт кара.

Глаза Хенли пробежали двухстраничный документ.

– Наверно, дёргается, как рыба на сковородке, точно? – Негромко замурлыкал телефон, и он снял трубку. – Да, Элен, впустите их. Рик Белл привёл тех парней, о которых мы говорили, – пояснил он Виллсу.

Дверь открылась, и глаза Джека-младшего чуть не выскочили из орбит.

Как и у Брайана.

– Джек? Что ты здесь делаешь?

Точно так же мгновением позже изменилось лицо и у Доминика.

– Эй, Джек! Какими судьбами?! – воскликнул он.

Лицо Хенли тоже перекосилось, но от недовольства самим собой. Такой вариант он не предусмотрел – редкая для него ошибка. Но в кабинете была только одна дверь, если не считать той, за которой находился его личный туалет.

Трое кузенов принялись пожимать друг другу руки, на мгновение позабыв про босса, но Рик Белл поспешил вернуть ситуацию под контроль.

– Брайан, Доминик, это наш большой босс Джерри Хенли. – За представлением последовали официальные рукопожатия.

– Рик, спасибо, что встретили их. Вы отлично поработали, – обратился Хенли к аналитикам.

– Полагаю, это означает, что нам нужно вернуться в свою конуру. Ещё увидимся, парни, – бросил Джек своим родственникам.

Те ещё не успели полностью оправиться от удивления, но хладнокровно уселись в предложенные кресла и, совершенно явно, выкинули случайную встречу из мыслей.

– Итак, добро пожаловать, – сказал Хенли, откинувшись на спинку кресла. Рано или поздно они все равно узнали бы о присутствии здесь Джека, не так ли? – Пит Александер доложил мне, что в поместье у вас всё было хорошо.

– Если не считать скуки, – ответил Брайан.

– Обучение никогда не бывает весёлым, – строго заметил Белл.

– А что вы скажете о вчерашних событиях? – спросил Хенли.

– Там не было ничего весёлого, – первым ответил Брайан. – Это здорово походило на ту засаду, в которую я угодил в Афганистане. Бах-бабах, а потом надо переламывать ситуацию в свою пользу. Нам повезло, что плохие парни оказались не слишком умными. Они действовали поодиночке, а не командой. Будь они нормально подготовлены – то есть действовали бы вместе и заботились о прикрытии, – всё пошло бы совсем по-другому. А так, нам нужно было просто устранять их по одному. Что-нибудь известно о том, кто они такие?

– На данный момент ФБР удалось установить, что в страну они проникли, по всей вероятности, через Мексику. Ваш кузен сумел отыскать источник их финансирования. Экспатриант из Саудовской Аравии, живущий в Лондоне. Возможно, его участие не ограничивается одними деньгами. Все они по происхождению арабы. Пятерых удалось однозначно идентифицировать как жителей Саудовской Аравии. Оружие было украдено около десяти лет назад. Приехали на автомобилях – все четыре группы, – которые арендовали в Лас-Крусесе, Нью-Мексико. Похоже, что до мест назначения добирались порознь. Их маршруты проследили по тому, как эти убийцы приобретали бензин на колонках.

– Мотивы чисто идеологические? – спросил Доминик.

Хенли кивнул:

– Религиозные. По крайней мере, так кажется или должно казаться.

– Бюро уже разыскивает меня? – задал Доминик следующий вопрос.

– Сегодня, попозже, вам нужно будет позвонить Гасу Вернеру, чтобы он написал все нужные бумаги, но никаких допросов не будет. Мы уже заготовили легенду, которая все объяснит.

– Отлично.

В разговор вступил Брайан:

– Я думаю, что правильно понял, чему нас учили. Выслеживать людей такого сорта прежде, чем они успеют наделать новые большие гадости, да?

– В основном, верно, – согласился Хенли.

– Что ж, – сказал Брайан, – такое я смогу пережить.

– Вы отправитесь на миссию вместе, под видом специалистов по банковскому делу и обороту ценных бумаг. Мы проинструктируем вас во всём, что вам нужно будет знать, чтобы поддерживать свою легенду. Работать придётся главным образом из виртуального офиса через ноутбук.

– А как насчёт безопасности? – усомнился Доминик.

– Здесь не будет никаких проблем, – заверил его Белл. – Компьютеры защищены самым наилучшим образом. Кроме того, их можно использовать в качестве интернет-телефонов, если потребуется разговор. Система шифрования предельно надёжна, – подчеркнул он.

– Ладно... – с сомнением в голосе протянул Доминик. Пит говорил им то же самое и почти теми же словами, но сам он никогда не доверял полностью никаким системам шифрования. Уж на что хорошо защищёнными считались системы радиосвязи ФБР, но и их пару раз взламывали не то умники из числа плохих парней, не то компьютерные хулиганы из тех, кому нравится названивать по закрытой связи в местное отделение ФБР, чтобы показать фэбээровцам, всему миру, а главное, самим себе, насколько они «крутые». – А как насчёт нашей юридической «крыши»?

– Полагаю, что она наилучшая из возможных, – ответил Хенли, подвигая своим собеседникам закрытую папку. Доминик взял её, открыл, и у него сразу же выпучились глаза.

– Проклятье! Чёрт возьми, как вам удалось это раздобыть? – спросил он. Единственное президентское помилование, которое он когда-либо видел, было напечатано в учебнике по юриспруденции. А сейчас перед ним лежал незаполненный, но подписанный бланк. Помилование на предъявителя! Проклятье.

– Лучше вы сами мне скажите, – предложил Хенли. При взгляде на подпись ответ сразу стал ему ясен, а всё остальное довершило юридическое образование. Это помилование было совершенно пуленепробиваемым. Даже Верховный Суд не мог бы его отменить, поскольку президентское верховное право помилования было столь же безоговорочным, как свобода слова. Но, несмотря на всю его несокрушимость, от этого документа было бы мало толку за пределами США.

– Значит, нам придётся разбираться с этими людьми здесь, в Америке?

– Возможно, – кивнул Хенли.

– Мы первые стрелки в группе? – спросил Брайан.

– Тоже верно, – ответил бывший сенатор.

– Как мы будем это делать?

– Это будет зависеть от конкретной миссии, – ответил Белл. – Для большинства вариантов у нас есть новое оружие – стопроцентно эффективное и совершенно секретное. Вероятно, вы узнаете о нём завтра.

– Что, нужно спешить? – задал Брайан следующий вопрос.

– Пришло время снять перчатки, – сказал обоим Белл. – Вашими целями будут люди, которые совершили, планируют совершить или помогают совершению действий, направленных на причинение серьёзного вреда нашей стране и её гражданам. Мы не говорим о политических убийствах. Мы будем заниматься только и исключительно людьми, непосредственно причастными к преступным деяниям.

– Тогда у меня ещё вопрос. Мы ведь не станем кем-то вроде официальных палачей штата Техас или какого-нибудь другого, верно? – Это спросил Доминик.

– Нет, ни в коей мере. Все это будет делаться вне рамок закона. Мы намерены попытаться нейтрализовать вражеские силы путём устранения их ключевых фигур. Это должно, по меньшей мере, подорвать их реальные возможности, и мы надеемся, вынудит их руководителей как-то проявить себя и таким образом дать нам возможность выйти на них.

– Выходит, – Доминик закрыл папку и пододвинул её хозяину, – что мы получили охотничью лицензию без норм отстрела и границ сезона?

– В целом верно, но кое-какие ограничения все же есть.

– Меня это устраивает, – заявил Брайан. «Каких-то двадцать четыре часа назад, – напомнил он себе, – у меня на руках истёк кровью маленький мальчик». – Когда нужно приступать?

– Скоро, – без раздумий ответил Хенли.

* * *

– Э-э, Тони, что они здесь делают?

– Джек, я понятия не имел, что они сегодня окажутся здесь.

– Неудовлетворительный ответ. – Голубые глаза Джека смотрели непривычно твёрдо.

– Вы ведь смогли вычислить, чем занимаются в этом месте, верно?

Вот это был вполне определённый ответ. Проклятье! Его близкие родственники! Ладно, один был офицером морской пехоты, а сотрудник ФБР – законник, как часто называл его Джек, – недавно в Алабаме замочил какого-то извращенца. Этот случай попал в газеты, и он даже мельком обсудил его с отцом. Было трудно отнестись к этому происшествию неодобрительно, тем более учитывая, что всё было сделано по закону, но ведь Доминик всегда был из тех, кто играет строго по правилам, – это было чуть ли не фамильным девизом семейства Райан. И, кстати, Брайан, вероятно, тоже успел что-нибудь совершить за время службы. Брайан в школе больше увлекался футболом, а его брат считался в семье спорщиком. Но Доминик вовсе не был таким уж белым и пушистым. По крайней мере одному плохому парню пришлось выяснить это и заплатить достаточно дорогую цену. Может быть, кое-кому и впрямь нужно показать, что не стоит задевать большую страну, на службе у которой отыщутся настоящие мужчины. У каждого тигра есть зубы и когти...

...А в Америке имелись чертовски большие тигры.

Разобравшись со своими мыслями, он решил вернуться к поискам 56MoHa@eurocom.net. Вдруг ему удастся отыскать дополнительную дичь для тигров. Таким образом, он оказывался в разряде охотничьих псов. Легавых. Но это хорошо. Существуют такие птицы, которых нужно лишить права полёта. Используя перехваты из АНБ, он проследит путь этого типа в раскинувшихся по всему миру джунглях киберкоммуникаций. Любое животное оставляет за собой хоть какой-нибудь след, и он его разнюхает. «Чёрт возьми, – подумал Джек, – оказывается, и эта работа становится привлекательной – да что там, захватывающей! – когда видишь перед собой реальную цель».

* * *

Мохаммед сидел за своим компьютером. За его спиной телевидение продолжало рассказывать о «провале разведывательных служб»; слушая эти разговоры, он то и дело улыбался. Результатом могло явиться только дальнейшее сокращение возможностей американской разведки, особенно в связи с оргвыводами, которые неизбежно последуют после обязательного расследования Конгресса. Было просто замечательно, что у него во вражеской стране имеются такие союзники. Они не очень отличаются от верховного руководства его собственной организации, пытавшегося подогнать мир под свои представления, а не свои представления к реальным фактам. Разница была в том, что руководители по крайней мере прислушивались к его мнению, потому что его действия приводили к впечатляющим результатам, к счастью, совпадавшим с их призрачными видениями смерти и страха во вражеских империях. Также, к счастью, имелись люди, даже в ещё большей степени готовые и, более того, желающие расстаться со своей жизнью, чтобы претворить эти видения в действительность. Они были глупцами, но это не имело никакого значения для Мохаммеда. Каждый пользуется теми инструментами, которые у него есть, ну а у него имелись увесистые молотки, которыми он вбивал гвозди в самых разных концах мира.

Он проверил свою электронную почту, чтобы удостовериться, что Уда выполнил его инструкции по поводу банковского счета. Строго говоря, он мог просто-напросто позволить счетам «Visa» иссякнуть, но в этом случае какой-нибудь въедливый банковский служащий мог заметить, что последние счета не оплачены, и начать совать нос куда не следует. Лучше, решил он, пусть на счёту будет небольшой остаток, пусть счёт останется, но просто не будет использоваться – ни один банк не станет возражать против прироста активного сальдо в своём электронном хранилище, и если такой счёт останется в «спящем» состоянии, то никто из служащих не станет предпринимать никаких расследований. Такое случается постоянно. Заодно он убедился, что номер счета и пароль доступа спрятаны в его компьютере – в документе; в каком именно, знал только он один.

Он подумал было о том, чтобы послать письмо с благодарностью своим колумбийским контрагентам, но сообразил, что бессодержательные сообщения являлись только пустой тратой времени и, хуже того, повышали его уязвимость. Ни в коем случае нельзя посылать сообщения ради развлечения или из вежливости. Только в случае настоящей необходимости, и как можно короче. Он был достаточно образован, чтобы всерьёз опасаться умения американцев собирать разведданные, передающиеся через электронные средства связи. В западных СМИ часто говорили о «перехватах», и поэтому его организация полностью отказалась от спутниковых телефонов, несмотря на все их удобства. Вместо этого они чаще всего использовали посыльных, которые на словах передавали заученную наизусть информацию. Это было неудобно, это было медленно, но эти недостатки с лихвой искупались безопасностью... если только гонец не продавался врагам. Совершенно безопасным не могло быть ничего. У каждой системы имелись свои слабости. Но Интернет был лучше всего. Индивидуальные аккаунты анонимны, их способен открыть кто угодно, а пользоваться могут совсем иные люди, электронная идентификация не имела ровным счётом никакого отношения к реальным конечным пользователям, которые существовали только в виде электронов или фотонов – словно песчинки в Руб-эль-Хали, Большой песчаной пустыне, – анонимные и сохранные, насколько это вообще возможно. И ещё: каждый день отправлялись миллиарды интернет-сообщений. Возможно, Аллах и мог проследить за каждым из них, но лишь потому, что Аллах знал, что происходит в уме и сердце каждого человека, но этой способностью он не наделил даже самых преданных из правоверных. И потому Мохаммед, редко остававшийся в одном месте более трех дней, мог спокойно пользоваться своим компьютером.

* * *

Британская Секретная служба (её штаб-квартира находится в Темза-хаусе, расположенном неподалёку от Вестминстерского дворца, чуть выше по течению) перехватывала сотни тысяч электронных отправлений – законы, охраняющие частную жизнь в Великобритании намного либеральнее, чем в Штатах – для правительственных агентств! – и из этого колоссального множества четыре были адресованы Уде бен-Сали. Одно из них было направлено на его сотовый телефон; в таких посланиях никогда не бывало ничего стоящего. Куда большую ценность представляли его учётные записи на компьютерах, стоявших дома и в офисе, поскольку, не доверяя телефону, он избегал деловых разговоров и почти все деловое общение осуществлял с помощью электронной почты. Значительную её часть составляли письма из дома и домой. В последних он главным образом уверял отца, что семейные деньги находятся в безопасности. Как ни странно, он даже не утруждал себя использованием программы шифрования, а может быть, предполагал, что открытый файл, идущий по сети, не привлечёт внимания официальной цензуры. Кроме того, в лондонском бизнесе сохранения капиталов было занято очень много народу, немалая часть ценной недвижимости в столице Британской империи принадлежала иностранцам, и потому поток информации, связанный с этим видом банковской деятельности, был чрезвычайно объёмным, а ведь даже многим специалистам этого дела оно кажется немыслимо скучным. В денежном алфавите было очень мало букв, и поэзия денежного обращения вряд ли могла затронуть сердца представителей широкой публики.

Но ещё ни разу не было так, чтобы эта электронная почта проявилась в сети, не вызывая эха в Темза-хаусе, откуда сигналы поступали в Челтнем – городок, расположенный северо-западнее Лондона, где находилась штаб-квартира правительственной связи, далее следовали через спутник в Форт-Белвор, Виргиния, и оттуда в Форт-Мид, Мэриленд, по оптоволоконному кабелю, чтобы подвергнуться анализу на одном из суперкомпьютеров, помещавшихся в огромном подвале, поразительно похожем на застенок средневекового донжона[62]. Оттуда материал, который сочли ценным, направлялся в штаб-квартиру ЦРУ (Лэнгли, Виргиния), минуя по дороге плоскую крышу некоего здания и попадая вследствие этого в ещё один, сверхплановый компьютерный пул. – А-а, вот и кое-что новое от вас, мистер Пятьдесят шесть, – пробормотал себе под нос Джек, имея в виду 56MoHa@eurocom.net. Над содержанием очередного перехваченного сообщения ему пришлось задуматься всего лишь на несколько секунд. В нём были главным образом числа. Но одно из чисел являлось электронным адресом европейского коммерческого банка. Мистер 56 хотел, чтобы туда положили немного денег – во всяком случае, именно такое истолкование приходило в голову при взгляде на его послание. Теперь, когда они знали, что мистер 56 – «игрок», это значило также, что с данным счётом следует ознакомиться повнимательнее. Это надо сделать сегодня же. Возможно, из данных о счёте удастся даже извлечь имя клиента и его почтовый адрес – это уже зависело от правил, действующих в том или ином банке. Хотя всерьёз рассчитывать на подобное не стоило. Все международные банки стремились идентифицировать процедуры, чтобы нейтрализовать преимущества своих конкурентов, пока в конце концов игровая площадка не стала плоской, как футбольное поле. Причём каждый вводил у себя процедуры, которые должны были казаться вкладчикам наиболее привлекательными. Каждый человек имел собственное представление о действительности, а вот деньги у всех были одинаково зелёными, или оранжевыми, как в случае с евро, с изображением зданий, не существующих ни в одной стране, и мостов, которые никогда не перекидывались через реки. Джек сделал необходимые записи и выключил машину. Сегодня вечером у него был запланирован обед с Брайаном и Домиником – просто для подкрепления родственных отношений. На 29-й федеральной автостраде появился новый ресторан, где подавали рыбу и всякие прочие морские деликатесы; с ним следовало познакомиться. К тому же его рабочий день закончился. Джек сделал себе несколько пометок по поводу того, чем нужно будет заняться в понедельник с самого утра – он не собирался появляться на работе в воскресенье, случись хоть общенациональная катастрофа. Уда бен-Сали заслуживал самого пристального изучения. Джек ещё не знал точно, насколько пристального, но начал подозревать, что Сали может быть знаком с одним-двумя людьми, которых он сам хорошо знал.

* * *

– Как скоро? – Если бы это произнёс Брайан Карузо, то вопрос следовало бы рассматривать как крайне неудачный, но, прозвучав из уст Хенли, он, напротив, приобрёл большую весомость.

– Чтобы ответить на этот вопрос, нужно предварительно объединить ряд фактов в один план, – откликнулся молчавший все это время Сэм Грейнджер. Все остальные отлично это понимали. То, что представлялось сущей ерундой, пока рассматриваешь проблему абстрактно, становится намного сложнее, когда доходит до дела. – Прежде всего, нам необходимо выбрать ряд достаточно значимых целей, а затем решить, как с ними управиться таким образом, чтобы сам факт этого тоже имел смысл и принёс бы пользу.

– Замысел операции? – громко бросил Том Дэвис.

– Замысел заключается в том, чтобы в логической последовательности – с нашей точки зрения, хотя постороннему всё должно казаться случайным, – перемещаться от цели к цели, заставляя противников высовываться из нор, как это делают при охоте на луговых собачек, чтобы мы могли устранять их по одному. Это достаточно просто на словах, но в реальном мире оказывается куда труднее. – Действительно, передвигать шахматные фигурки по доске несравнимо легче, чем заставлять людей перемешаться по команде в нужные места, – факт, часто ускользающий от внимания кинорежиссёров. Что-нибудь совершенно банальное – один автобус опоздал, другой ушёл вовремя, и пересадки не получилось, или дорожное происшествие, или приспичило пойти пописать, – такая вот проза жизни может загнать псу под хвост любые, даже самые элегантные и тщательно разработанные планы. Реальный мир, и об этом обязан помнить любой оперативный работник, составляющий планы, действовал словно аналоговое, а не двоичное устройство. А «аналоговый» на самом деле следовало понимать как «ненадёжный».

– Вы хотите сказать, что нам нужен психиатр?

Сэм помотал головой.

– В Лэнгли есть несколько. Что-то от них пока что не было толку.

– Не то чтобы совсем так, – со смехом бросил Дэвис. Но нынешний разговор и вся ситуация совсем не располагали к юмору. – Быстрота, – заметил он, сразу посерьёзнев.

– Да, чем быстрее, тем лучше, – согласился Грейнджер. – Не дать им времени подумать и отреагировать.

– Кроме того, было бы хорошо лишить их возможности понять, что вообще что-то происходит, – сказал Хенли.

– Делать так, чтобы люди исчезали?

– Если сразу у многих людей начнут происходить похожие сердечные приступы, кто-нибудь обязательно что-нибудь заподозрит.

– Вы предполагаете, что они могли внедриться в какое-то из наших агентств? – громко спросил бывший сенатор. Двое его собеседников даже вздрогнули от такой мысли.

– Зависит от того, что конкретно вы имеете в виду, – отозвался Дэвис. – Постоянный агент из числа штатных сотрудников? Это чрезвычайно трудно организовать, если только взятка не окажется поистине огромной. Но даже и тогда трудно будет найти подходящего человека, разве что наткнутся на такого парня, который пошёл бы в разведку, рассчитывая любым способом добыть большие деньги. Хотя, – добавил он после секундной паузы, – такую возможность исключить нельзя. Русские всегда жадничали: у них просто было слишком мало валюты, чтобы разбрасываться ею. А у этих типов... чёрт возьми, денег куда больше, чем нужно. Значит... возможно...

– Но ведь это может сработать на нас, – рассуждал вслух Хенли. – Не так уж много народу знает о нашем существовании. В таком случае, если террористы начнут подозревать ЦРУ в устранении людей, там всегда смогут сообщить через «кротов», если они вообще есть, что, мол, ничего подобного, мы ничем таким не занимаемся.

– И получится, что добытая информация станет работать против них, – подхватил Грейнджер.

– Они будут думать, что это Моссад, верно?

– А кто же ещё? – откликнулся Дэвис. – Тут против них будет работать не только информация, но их собственная идеология. – Подобные приёмы иногда, хотя и крайне редко, но, как правило, успешно использовали против КГБ. А всего-то – сделать так, чтобы парень с той стороны почувствовал себя великим умником. И если в результате возникнет очередной приступ ненависти к израильтянам, то никого из американского разведывательного сообщества не постигнет бессонница, порождённая муками совести. Израильтяне, будь они союзниками или нет, никогда не пользовались пылкой любовью своих американских коллег. Они вели игры даже с саудовскими шпионами, потому что национальные интересы могут проявляться самым неожиданным образом. Учитывая бесчисленное множество игр, ведущихся на невидимых шпионских спортплощадках, американцам следовало исходить только и исключительно из интересов своей страны и потому многое приходилось делать втайне даже от своих соратников и начальства.

– Определённые нами цели – где они находятся? – спросил Хенли.

– Все в Европе. По большей части, банкиры или... я назвал бы их послами. Они добывают и перемещают деньги, передают сообщения и инструкции. Один, по всей видимости, собирает информацию. Он много путешествует. Возможно, это именно он подбирал объекты для вчерашнего происшествия, но мы следим за ним слишком мало, чтобы утверждать это наверняка. Кое-кто из наших объектов обеспечивает связь, но лучше их пока что не трогать. Они слишком ценны. Также крайне важно не соблазняться такими целями, исчезновение которых может навести противника на мысль о том, каким образом мы к ним подбираемся. Всё должно выглядеть случайным. Я думаю, что с некоторыми мы попытаемся разобраться, чтобы противник думал, будто они сбежали «за бугор». Взяли деньги и свалили – вышли из игры и решили попробовать хорошей жизни. Можно даже отправить от имени такого персонажа e-mail с подходящим содержанием.

– А если у них есть коды, показывающие, что сообщение посылает кто-то из своих, а не самозванец, получивший доступ к его компьютеру? – спросил Дэвис.

– Это работает на нас ровно в такой же степени, как и против. Исчезнуть таким образом, чтобы соратники подумали, что ты пал жертвой происков врага – что может быть естественнее. Никто не станет разыскивать мертвеца, верно? Именно так они и должны будут думать. Они ненавидят нас за то, что мы развращаем их общество, следовательно, должны предполагать, что их активистов тоже могут развратить. В любой боевой организации есть и храбрецы, и трусы. Люди не могут стать одинаковыми. Они же не роботы. Среди них есть действительно преданные идее, но многие присоединяются к ним ради развлечения, ради того удовольствия, которое они получают от насилия, но когда дело дойдёт до выбора между жизнью и смертью, жизнь покажется таким куда привлекательнее. – Грейнджер знал людей, знал, какие мотивы и силы движут их поступками. Да, люди – это не роботы. И чем они умнее, тем меньше вероятность, что они будут руководствоваться простыми или однозначными мотивами. Что интересно, большинство мусульманских экстремистов или родились и выросли в Европе, или получили там образование. В комфортабельной европейской утробе они были изолированы от широкого общества благодаря своему происхождению, но при этом оставались свободными от жестоко регламентированного бытия тех стран, которые покинули. Революции всегда являлись порождением усиления ожиданий лучшего – результатом не угнетения, а надежды на освобождение. Для современников они оказывались периодом личной растерянности, поиска самоидентификации и психологической незащищённости, когда было необходимо обрести какой-нибудь якорь и держаться за него, чем бы этот якорь ни был. Печально, что приходилось убивать людей, которые погрязли в заблуждениях сильнее всех остальных, но ведь они выбрали свой путь свободно, даже если и неосознанно, и если этот путь вёл в совершенно недопустимую сторону, их жертвы в этом нисколько не виноваты, верно?

* * *

Рыба оказалась неплохой. Джек решил полакомиться полосатым окунем из Чесапикского залива, Брайан предпочёл лосося, а Доминик – запечённого каменного окуня. Вино выбрал Брайан – французское белое из долины Луары.

– Так всё-таки, чёрт возьми, как ты туда попал? – спросил Доминик своего кузена.

– Я просто смотрел по сторонам, и это место меня заинтересовало. Тогда я начал выяснять, что же это такое, но чем больше узнавал, тем больше было непонятного. В конце концов я приехал туда, поговорил с Джерри и уговорил его взять меня на работу.

– И чем же ты занимаешься?

– Они называют это анализом. Хотя больше похоже на отгадывание мыслей. Занимаюсь в основном одним парнем. Аравиец по происхождению, живёт в Лондоне и возится там с деньгами. Главным образом семейными. Его работа – сбережение отцовских капиталов, а капиталы весьма внушительные, – заверил Джек своих сотрапезников. – Торгует недвижимостью. Прекрасный способ сохранения капитала. В сколько-нибудь обозримое время крах лондонскому рынку недвижимости не грозит. Герцог Вестминстерский – один из главных богачей в мире. Он владеет большей частью лондонского центра. А наш маленький друг пытается подражать его сиятельству.

– Что ещё?

– Ещё то, что он подкладывал деньги на определённый банковский счёт, с которого оплачивались расходы по целой куче карточек «Visa», с четырьмя из владельцев которых вам вчера выпал случай познакомиться. – Этот факт ещё не получил официального подтверждения, но ФБР потребуется немного времени, чтобы прийти к тому же результату. – И ещё он в своих электронных письмах говорил о том, какие замечательные события произошли вчера.

– Как ты добрался до его электронных писем? – спросил Доминик.

– Не могу вам сказать. Спросите у кого-нибудь другого.

– Думаю, ответ находится милях в десяти отсюда, – сказал Доминик, указав на северо-восток. Разведчики обычно связывались между собой на частотах, которые Федеральному бюро расследований настоятельно не рекомендовалось занимать. Но кузен Джек лишь кинул на своего собеседника довольно тупой взгляд, который наверняка не помог бы ему выиграть, если бы они сейчас играли в покер по-крупному.

– Значит, он снабжает деньгами плохих парней? – спросил Брайан.

– Правильно.

– Это не делает его хорошим парнем, – Брайан решил немного развить свою мысль.

– Пожалуй, что нет, – согласился Джек.

– Возможно, нам доведётся с ним познакомиться. Что ещё ты можешь о нём сказать? – продолжал наступление Брайан.

– Дорогой район, свой дом на Беркли-сквер – премиленькая часть Лондона, в нескольких кварталах от американского посольства. Чтобы сексуально оттянуться, любит снимать шлюх. Особенно ему нравится девочка по имени Розали Паркер. Британская Служба безопасности следит за ним и регулярно снимает показания с этой самой Паркер. Он платит ей очень хорошие деньги. Всегда наличными. Мисс Паркер, вероятно, должна нравиться богатым людям. Наверно, мастерица своего дела, – с отвращением добавил Джек. – В компьютерном файле есть его недавняя фотография. Примерно нашего возраста, смуглый, с бородой – таких парней, случается, телки и впрямь находят сексуальными. Тачка крутая – «Астон-Мартин». Но по большей части ездит в такси. Своего загородного дома нет, но на уик-энды частенько выезжает куда-нибудь в обществе мисс Паркер или ещё какой-нибудь наёмной жены и останавливается в гостиницах. Рабочее место – в центре, в финансовом районе. Имеет офис в лондонском здании «Ллойда», если я не ошибаюсь, на третьем этаже. Совершает три-четыре сделки в неделю. Главным образом, я думаю, просто сидит в своём офисе, смотрит телевизор, биржевую информацию, читает газеты, ну и тому подобное.

– Значит, это избалованный богатый ребёнок, которому захотелось добавить в свою жизни немного перчика? – подытожил Доминик.

– Совершенно верно. И ещё, возможно, он любит развлекаться, выбегая на мостовую перед идущими машинами.

– А ведь это опасно, Джек, – заметил Брайан. – При таком поведении можно заработать головную боль, которую придётся лечить повышенными дозами экседрина. – Брайан тоже попытался принять непроницаемое выражение, чтобы не выдать чувств, которые он испытывал в предвкушении встречи с парнем, оплатившим смерть Дэвида Прентисса.

И внезапно Джеку пришло в голову, что мисс Розали Паркер из Лондона вряд ли придётся получить много новых вуттоновских сумочек. Что же, если она действительно так умна, какой её считали Служба безопасности и Специальная служба, у неё, вероятно, имелся план и на такой случай.

– Чем занимается твой старик? – спросил Доминик.

– Пишет мемуары, – ответил Джек. – Мне очень любопытно, много ли из реальных событий он сможет туда вставить? Знаете, даже маме неизвестно многое из того, что он делал в ЦРУ, ну, а я знаю совсем мало... В общем, у него было немало такого, о чём писать ни в коем случае нельзя. Кое-что из того, о чём публика догадывается или даже знает, – он всё равно не может подтвердить, что это действительно случилось.

– Например, вынудить шефа КГБ сбежать из страны. Это, наверно, была та ещё история. Я видел этого парня по телевидению. Пожалуй, он до сих пор писает кипятком, когда вспоминает о твоём отце и о том, что тот не позволил ему захватить власть в Советском Союзе. Вероятно думает, что он мог спасти Союз.

– Может, и так. Да, конечно, у папы очень много тайн. Как и у его корешей из Управления. Например, там есть один парень по имени Кларк. Страшноватый дядька, но у них с папой были хорошие отношения. Я думаю, что он сейчас в Англии, командует той новой секретной контртеррористической службой, о которой пресса всё время строит догадки. Их ещё называют «чёрными людьми».

– Они действительно существуют, – отозвался Брайан. – У них база неподалёку от Херефорда, это в Уэльсе. И особой тайны уже нет. Начальство войсковой разведки время от времени занимается там вместе с ними. Сам я там не был, но знаю двух парней, которые побывали. Они и британские САС[63]. Серьёзные войска.

– Вообще, тебе удалось далеко сунуть туда нос, а, Альдо? – спросил его брат.

– Послушай, спецподразделений не так уж и много, и между ними существуют достаточно устойчивые связи. Мы и тренируемся вместе, случается, что пользуемся одним и тем же новым оборудованием и материалами. А самое главное – частенько сидим за пивком и травим военные байки. У всех свои взгляды на проблемы, и, знаете, иной раз оказывается, что парень из другого рода войск соображает в чём-то даже лучше, чем ты сам. Команда «Радуга» – те самые «чёрные люди», о которых болтают газетчики, – умны и круты, но и они кое-чему учатся у нас. Просто у них хватает мозгов, чтобы не проходить мимо новых мыслей. А их босс, этот самый Кларк, должен быть очень башковитым.

– Так оно и есть. Я знаю его. Папа считает его очень клёвым парнем. – Джек сделал паузу, а потом все же продолжил: – Хенли тоже знает его. Не могу понять, почему его здесь нет. Я спросил об этом в первом же разговоре. Вероятно, он уже слишком стар?

– Он может быть стрелком?

– Я однажды спросил папу. Папа сказал, что это не тема для разговора. А это значит – да. Я думаю, что поймал его врасплох. Кстати, забавно: папа совершенно не умеет лгать. Во всяком случае, без подготовки.

– Возможно, именно поэтому ему так не нравилось быть президентом?

– Ага, мне кажется, что он ушёл, чуть ли не в первую очередь из-за этого. Он решил, что дядя Робби справится лучше, чем он.

– Так бы и было, если бы тот психованный ублюдок не прихлопнул его задницу, – заметил Доминик. Убийца, некий Дюэйн Фармер, в настоящее время пребывал в камере смертников штата Миссисипи. Одному из последышей Клана – так его называли в газетах, и таким он и являлся, – исполнилось шестьдесят восемь лет, и он был всего-навсего презренным фанатиком, который не смог вынести мысли о чернокожем президенте и убил его, воспользовавшись револьвером, привезённым его дедом с Первой мировой войны.

– Хуже некуда, – согласился Джон Патрик Райан-младший. – А знаете, если бы не он, меня, наверно, и на свете не было. Это важная фамильная история. Мне очень нравилась версия дяди Робби. Он любил рассказывать всякие истории. Они с папой были очень близки между собой. После того, как Робби прихлопнули, вся эта политическая сволочь снова набежала к папе, многие требовали, чтобы он снова поднял флаг и кинулся в бой, но он отказался. И, думаю, во многом именно поэтому и избрали этого типа, Килти. Папа его терпеть не может. Вот ещё одна вещь, которой он так и не смог научиться: как хорошо обращаться с теми людьми, которых он ненавидит. И ему страшно не нравилось жить в Белом доме.

– А он отлично там смотрелся, пока был президентом, – задумчиво произнёс Доминик.

– Ты бы ему это сказал. И мама тоже была рада, что уезжает оттуда. Вся эта муть с обязанностями первой леди не позволяла ей заниматься своей медициной, а уж после того, что случилось с Кайлом и Кэти, она просто возненавидела эту жизнь. Знаете эту старую пословицу, что самое опасное место в мире – расстояние, которое отделяет мать от её детей? А ведь это чистая правда, парни. Я только один раз видел, что она вышла из себя – с папой это случалось гораздо чаще, – это когда кто-то сказал ей, что из-за официальных обязанностей ей придётся пропустить спектакль в детском саду – а ведь в нём участвовал Кайл. Да она была в самом настоящем бешенстве. В общем, няньки помогли, а журналюги буквально измордовали её за это: мол, не американское поведение, где же дух нации и все такое прочее! Я точно скажу: если бы кто-нибудь из них заснял папу, стоящим у писсуара, то в газетах завопили бы, что он мочится неправильно.

– Так ведь у всех критиков есть только одна задача: показать всему миру, насколько они умнее того, кого критикуют.

– У нас в Бюро таких называют законниками или Отделом проверки служебного соответствия, – сообщил Доминик своим соседям по столу. – Перед тем, как принять на работу, им хирургически удаляют чувство юмора.

– В морской пехоте тоже есть свои репортёры, и я готов держать пари, что ни один из них никогда не бывал в учебном лагере. – По крайней мере, те парни, которые служат в Генеральной инспекции, вряд ли заканчивали что-нибудь, кроме базовой школы[64].

– Я думаю, что нам не стоит слишком сильно переживать, – сказал Доминик, поднимая свой бокал. – Нас-то никто критиковать не будет.

– За жизнь! – хихикнув, добавил Джек. «Проклятье, – подумал он, – интересно, чёрт возьми, что скажет папа, когда узнает обо мне?»


Содержание:
 0  Зубы тигра : Том Клэнси  1  Пролог На другом берегу реки : Том Клэнси
 2  Глава 1 Кампус : Том Клэнси  3  Глава 2 Поступление на службу : Том Клэнси
 4  Глава 3 Серые папки : Том Клэнси  5  Глава 4 Учебный лагерь : Том Клэнси
 6  Глава 5 Союзы : Том Клэнси  7  Глава 6 Противники : Том Клэнси
 8  Глава 7 Транзит : Том Клэнси  9  Глава 8 Убеждение : Том Клэнси
 10  Глава 9 С богом, вперёд! : Том Клэнси  11  Глава 10 Место назначения : Том Клэнси
 12  Глава 11 Переправа через реку : Том Клэнси  13  Глава 12 Прибытие : Том Клэнси
 14  Глава 13 Место встречи : Том Клэнси  15  Глава 14 Рай : Том Клэнси
 16  вы читаете: Глава 15 Красные пиджаки и чёрные шляпы : Том Клэнси  17  Глава 16 И топот догоняющих коней : Том Клэнси
 18  Глава 17 И маленький рыжий лисёнок, и первый забор : Том Клэнси  19  Глава 18 И гончие пустились в погоню : Том Клэнси
 20  Глава 19 Пиво и убийство : Том Клэнси  21  Глава 20 Звук погони за спиной : Том Клэнси
 22  Глава 21 Трамвай Желание : Том Клэнси  23  Глава 22 Испанская лестница : Том Клэнси
 24  Использовалась литература : Зубы тигра    



 




sitemap