Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 19 : Том Клэнси

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46

вы читаете книгу




Глава 19

Нью-Йорк; Сан-Хосе, Калифорния 1 января 2000 года 6.30 утра

Город был в шоке.

Никакое другое слово не может описать состояние, охватившее Нью-Йорк. Даже взрыв бомбы в Центре мировой торговли не был таким испытанием для жителей Манхэттена и прилежащих округов. Правда, он не вырвал у города его сердце.

К тому же, в момент взрыва Таймс-сквер представляла собой людское море. И вот сейчас красные и синие пульсирующие огни машин Службы чрезвычайных ситуаций и «скорой помощи», окружившие место катастрофы, и мощные дуговые фонари, установленные спасателями, постепенно гасли. Им на смену приходил ранний рассвет.

День ожидался ясным и холодным, и утренний свет ярко осветил лихорадочную обстановку, царившую на площади. Из временных десятифутовых вытяжных труб, поспешно установленных городскими рабочими над местами повреждения паропроводов на улицах, рвались клубы пара. Трубы защищали людей от обжигающих струй и направляли потоки пара вверх. Затем пар охлаждался и спускался на площадь, окутывая ее туманом, создавая какую-то неземную атмосферу. Люди в нейлоновых куртках с аббревиатурами Федерального бюро расследований, Агентства по борьбе с терроризмом и Департамента полиции на спинах копались в развалинах в поисках улик, которые могли бы навести их на след преступников, ответственных за эту зверскую бойню. Солдаты Национальной гвардии, поспешно мобилизованные сразу после взрыва, удерживали зрителей на расстоянии, чтобы никто из посторонних не мог проникнуть на место происшествия, если это слово можно применить к тому, что представлял собой, по сути дела, кратер, оставшийся от взрыва бомбы. Но все без исключения уступали дорогу спасателям и поисковым группам, прочесывавшим руины с помощью собак-ищеек. Собаки искали погибших, а их проводники молили небеса, чтобы им удалось обнаружить оставшихся в живых.

Эти поиски продолжались всю ночь. Почуяв человека, собака начинала повизгивать и царапать завалившие его обломки, будь то щит огромной неоновой рекламы или рухнувшие ряды скамеек для зрителей, или искареженные плиты здания.

Тут же вокруг нее возникал муравейник лихорадочно работающих спасателей. Для поисков человека они пользовались самыми разными средствами: инфракрасными сенсорами, сверхчувствительными микрофонами, крошечными видеокамерами на гибких стержнях, ультразвуковыми приборами, металлодетекторами и рентгеновскими аппаратами.

Если удавалось обнаружить хотя бы самый слабый намек на то, что человек, заваленный обломками, все еще жив, бросались все средства и люди, чтобы убрать обломки и спасти пострадавшего. Подъемные краны, воздушные подушки, которые можно просунуть в самые маленькие Щели и затем надуть, чтобы медленно и осторожно сдвинуть обломки, рычаги, подкосы и, наконец, обычная ручная сила все применялось для спасения человека, нуждающегося в помощи. Но время шло, и отчаянные усилия спасти уцелевших все чаще уступали место печальным находкам мертвых тел. Флуоресцирующие оранжевые флажки на тонких металлических стержнях, трепещущие на ветру, устанавливались там, где находили погибшего. Позже, когда станет ясно, что спасти больше никого не удастся, начнется мрачная работа по извлечению останков.

И все это время мужчины и женщины в нейлоновых куртках с аббревиатурами на спине продолжали поиски улик.

В полумиле от площади, в соборе святого Патрика, от утреннего света уже заиграли разноцветные витражи. Воздух, наполненный благовониями и дымом от тысяч свечей, стоящих вдоль стен и алтарей, приобрел радужно-голубой оттенок.

Однако люди, заполнившие собор и сидевшие на скамейках, не замечали этой красоты. Многие из них были на Таймс-сквер в момент взрыва, остальные видели случившееся по каналу Си-эн-эн или в программах местных новостей. Некоторые потеряли близких или друзей. Смертоносный грохот взрыва и крики умирающих никогда не изгладятся из их памяти. Ничто, даже утешение, которое они ищут здесь на всенощной службе по душам погибших, никогда не заставит их забыть об этом.

***

Заседание началось сразу же после полудня в полуподвальном конференц-зале штаб-квартиры корпорации «Аплинк интернэшнл» на Розита-авеню в Сан-Хосе. Своими четкими очертаниями, ярким освещением, бежевым ковровым покрытием и автоматической кофеваркой это помещение мало отличалось от конференц-залов на верхних этажах, разве что здесь не было окон. Однако отсутствие вида на подножие горы Гамильтон было чисто внешним и наименее значительным отличием.

Доступ на совещание был ограничен кругом наиболее доверенных помощников Гордиана. У каждого из них была карточка с цифровым кодом, отпирающим дверь.

Массивные бетонные стены толщиной в два фута и акустический потолок защищали помещение от самой изощренной аппаратуры подслушивания. Стальная арматура в стенах, шумовые генераторы и другие самые современные электронные устройства гарантировали сохранение тайны того, что говорится в этом зале. Регулярно проводилась проверка помещения, а входы и выходы компьютеров, телефонов и аппаратуры видеоселекторных совещаний систематически проверялись на отсутствие «жучков» приборами, использующими спектральный и рентгеновский анализ.

Хотя Гордиан считал термин «безопасность» относительным и полагал, что может найтись достаточно изобретательный и решительный человек, имеющий в своем распоряжении высокотехнологичную аппаратуру, чтобы подслушивать его секретные переговоры на высшем уровне, он не сомневался, что эта часть его оперативного центра способна противостоять всем усилиям, направленным на проникновение в самые тайные замыслы президента корпорации. Когда занимаешься проблемами связи и сбора информации, самое большое, на что ты можешь надеяться, это на шаг опережать «гряпарищей» – это слово придумал Вайнз Скалл, оно означало «грязные паршивые ищейки».

Гордиан окинул взглядом сидящих за столом думая, с чего начать совещание, столь отличное от обычных деловых встреч. Здесь присутствовали его консультант по международным делам Алекс Нордстрем, вице-президент по специальным проектам Меган Брин и начальник службы безопасности Питер Нимец. С экрана на них смотрело мрачное, с мешками под глазами лицо Вайнза Скалла, он походил на бассета. Вайнз находился в Калининграде, связь с ним осуществлялась по кодированному видеоканалу через спутник связи.

Гордиан глубоко вздохнул. Он обратил внимание, что лица участников совещания, всех до единого, были такими же мрачными, как и его собственное.

– Я хочу поблагодарить всех вас за то, что вы приехали сюда немедленно, безо всякого приглашения, – сказал он. – Я не знаю, потеряли ли вы друзей или родственников этой ночью на Таймс-сквер. Тем, кого постигло такое несчастье, я хочу выразить свое глубокое соболезнование. – Гордиан сделал паузу и посмотрел на Меган. -Ты узнала что-нибудь о своем брате и невестке?

Элегантная брюнетка, несмотря на свою молодость – ей не было еще сорока, занимающая столь высокий пост, Меган ответила Гордиану спокойным взглядом своих умных голубых глаз.

– Еще нет, – сказала она, – но у меня нет оснований полагать, что они пострадали. Просто телефонные линии, связывающие западное побережье с Нью-Йорком, перегружены, и я не могу связаться с ними.

Спокойный голос Меган не обманул Гордиана. Однажды, много лет назад, он уже допустил ошибку, когда решил, что эта женщина – типичный представитель тех чопорных и холодных администраторов, которых готовит факультет бизнеса и менеджмента Гарвардского университета, тем более что Меган успела получить и ученую степень магистра психологии в Колумбийском университете. Значит, подумал он, это администратор, способный заниматься психологическими играми. Это было чистейшим предубеждением, рудиментом той обиды, которая свойственна многим выходцам из рабочих семей, Гордиан получил его в наследство от родителей. Ему понадобились годы, чтобы избавиться от несправедливого отношения к людям из верхних слоев общества. Первым, кто заставил его взглянуть на них по-другому, был Дан Паркер. Мег завершила этот процесс.

Впрочем, такой взгляд на вещи пошел на пользу Меган, когда Гордиан взял ее на работу на должность «охотника за мозгами» для своей корпорации. Ему нужен был человек, способный принимать решения о найме и увольнении бесстрастно и разумно, и она пришлась к месту. Скоро Гордиан понял, что в ней корпорация прибрела умного и, к тому же, надежного сотрудника. Он не рассчитывал на это, когда брал ее на работу.

– Пит, у тебя есть люди на Восточном побережье. Ты не мог бы подключить их, чтобы выяснить, как обстоят дела с родственниками Меган?

Нимец чуть опустил свой узкий подбородок, при его сдержанной манере поведения это означало кивок.

– Не сомневаюсь, что они могут выяснить все, что потребуется, – ответил он.

– Отлично. – Гордиан помолчал, снова окинув взглядом сидящих за столом. Мне кажется, что нам нужно обсудить то, что произошло вчера вечером в Нью-Йорке. Зададим себе вопрос, кому, будь он проклят, могло понадобиться устроить такую бойню, а также, кто способен на это.

– Включи ящик и услышишь, как все эти «говорящие головы» – так называемые эксперты – несут всякую чушь про терроризм на нашей территории, – заметил Нимец. – Я не имею в виду присутствующих, Алекс.

Нордстрем не поднимал глаз от очков, которые протирал кусочком замши, извлеченным из кармана блейзера.

– Я работаю в Си-эн-эн и в некоторых других агентствах, занимающихся сбором информации, в качестве консультанта. Мне хорошо платят и позволяют выражать собственную точку зрения. Могу заверить тебя, что далеко не все, э-э, «говорящие головы» заслуживают того, чтобы их точку зрения отвергать напрочь.

С экрана видеоканала, соединяющего Сан-Хосе с Калининградом, послышался голос Скалла:

– Не увлекайся, Нимец.

Начальник службы безопасности пожал плечами.

– Моя точка зрения заключается в том, что большинство экспертов относятся к поискам виновных в этой катастрофе с некоторой иронией. Вспомни их мгновенную реакцию, когда во всех террористических актах винили арабов. Взрыв в Оклахома-сити изменил все это.

– Насколько я понимаю, ты не согласен с единодушным мнением средств массовой информации, – сказал Гордиан.

– Хотя нам мало известно об обстоятельствах взрыва в Нью-Йорке, я очень сомневаюсь, что подобный террористический акт могли провести недоумки из Эфраим-сити.

– Причины?

– Их несколько, – ответил Нимец. – Начать с того, что они оправдывают акты насилия на американской территории маниакальной ненавистью и с подозрением относятся ко всем действиям федеральных органов власти, считая себя борцами за свои конституционные права, их террористические акты всегда имели какую-то связь – реальную или воображаемую – с правительственными учреждениями. Смерть обычных граждан они рассматривают не как главную цель, а всего лишь как нечто случайное, сопровождающее их борьбу. – Он помолчал и сделал глоток кофе из чашки. – Вспомните, что при взрыве здания Альфреда П.Мюрры, главной целью было уничтожение сотрудников ФБР и Агентства по борьбе с терроризмом, помещения которых размещались на верхних этажах. Разрушение нижних этажей было неизбежным, потому что взрывчатка из удобрения и дизельного топлива, изготовленная Маквеем, весила больше четырех тысяч фунтов, ее нельзя было пронести внутрь здания и потому пришлось взорвать снаружи. Я хочу сказать, что он не мог нанести удар непосредственно по выбранной им цели, поэтому решил, что дети в детских садах и яслях на первых этажах здания являются неизбежными потерями в ведущейся им войне. Он убедил себя, что другого способа нет.

– А как относительно взрыва в Олимпийском парке? – спросила Меган. – Это общественное место, и его посещали рядовые граждане.

– Решения о том, кто несет ответственность за это, все еще нет, – заметил Нимец. – Но и так я вижу, что они хотели сказать своим взрывом, Среди суперпатриотов существует твердая убежденность, что во все три ветви власти законодательную, судебную и исполнительную – проникли заговорщики из международной сионистской организации, тайной кучки могущественных интриганов, стремящихся вовлечь Соединенные Штаты в «новый мировой порядок». А Олимпийские игры с момента своего зарождения являются символом мирового единства. Теперь ты видишь, что я имею в виду.

– Да, пожалуй. Если следовать такому извращенному мышлению, они действительно могли придти к выводу, что празднование на Таймс-сквер представляет собой нечто подобное, – проговорил Гордиан. – Всемирный праздник великой годовщины, объединяющий всех людей мира.

Нимец отрицательно покачал головой.

– Это слишком натянуто. Говоря о руководстве этого движения, мы в лучшем случае имеем дело с прозаическими умами. А спустившись к рядовым членам, видим, что это люди с удивительно низким коэффициентом умственного развития. Они приходят в замешательство, когда от них требуется что-то большее, чем соединить карандашной линией две точки.

– Если не возражаешь, Пит, мне хотелось бы вернуться к тому, что ты сказал минутой раньше. Помнишь, ты сомневался, смогут ли они осуществить подобный террористический акт.

– Давай в качестве примера снова воспользуемся взрывом в Оклахоме, кивнул Нимец. – Взорванная там бомба была большой и примитивной, потому что террористы не могли раздобыть ничего более совершенного, обладающего большей разрушительной силой, по крайней мере в таком количестве, чтобы достичь своей цели. Вот почему они прибегли к методу, который приводится во всех дешевых учебниках по изготовлению взрывчатки на кухне, или взяли рецепт ее приготовления из «Интернета». Сцена из кинофильма «Дневники Тернера» становится для них примером операции, а остальное принадлежит истории. Весь этот террористический акт характерен полным отсутствием воображения, к тому же им пришлось полагаться на материалы, которые можно легко приобрести, не нарушая закона.

– Свидетели, которые рассказывали о происшедшем на Таймс-сквер, единодушно утверждают, что первоначальный взрыв произошел в киоске для уличной торговли на Сорок второй улице, – заметил Нордстрем. – Говорят, что перед самым взрывом произошел какой-то спор между полицейским из службы безопасности гражданской авиации, державшим на поводке двух. собак, и владельцем ларька.

– Это подтверждает и запись на видеопленке, – согласился Нимец. – Я уже поручил нашим специалистам тщательно «прочитать» телевизионную запись. Кроме того, мы стараемся разыскать любительские видеопленки. У тысяч людей на площади были видеокамеры. Но даже при отсутствии других доказательств, мы можем сделать вывод, что бомбу привезли на Таймс-сквер в киоске для уличной торговли. Теперь нужно выяснить, произошло ли это с сознательным участием продавца пончиков или его использовали вслепую.

– В одном можно не сомневаться, – послышался голос Скалла, – что тот, кто заложил взрывное устройство, получил заряд огромной силы и оправдал затраченные им деньги.

Нимец с раздражением посмотрел на объектив крошечной камеры, установленной на телевизионном мониторе.

– Действительно, заряд был очень компактным по сравнению с взрывной силой, – сказал он поморщась. Было очевидно, что ему не нравится вмешательство Скалла.

– Полагаю, они использовали С-4 или НВХ.

– А при повторных взрывах? – спросил Гордиан.

– Пока трудно сказать, – пожал плечами Нимец. В помещении воцарилось молчание. Гордиан сделал несколько глотков кофе.

– О'кей, Пит, предположим, что мы согласимся с твоими предположениями и на время откажемся от доморощенных террористов как виновников взрыва, – сказал он.

– Как относительно воинствующих исламских фундаменталистов?

– Ты имеешь в виду их всех?

Гордиан посмотрел на него жестким взглядом.

– Я совсем не собирался шутить, – заметил он.

– Я тоже. Однако дело в том, что, когда речь заходит о наших врагах в арабском мире, ситуация оказывается совсем не однозначной. С одной стороны, они более склонны нанести удар с огромным количеством жертв – просто ради самого удара. Ненависть к Америке не позволяет им делать различия между американским правительством и американскими гражданами, – сказал Нимец. – С другой стороны, мы должны проводить границу между государственным терроризмом и террористическими актами, совершенными группами экстремистов, отколовшимися от основного исламского движения, или террористами-одиночками, поддерживающими неопределенные контакты с двумя первыми. Различие между ними не всегда является четким, но оно существует. И в данном случае это может иметь решающее значение.

– Ты не мог бы разъяснить более подробно? – сказал Гордиан, все еще пристально глядя на него.

– По моему мнению, взрыв в Центре мировой торговли скорее относится к третьей категории, – невозмутимо продолжил Нимец. – За все время, прошедшее после взрыва, не удалось собрать убедительных доказательств, связывающих террористов с каким-нибудь иностранным государством. Рамзи Юсуф, так называемый руководитель этого террористического акта, оказался поразительно плохо подготовленным исполнителем. Он считал, что от взрыва его бомбы одна башня расколется и упадет на другую. Как вы знаете, этого не произошло. Кроме того, при взрыве должно было высвободиться облако цианида. Этого тоже не произошло, потому что цианид натрия, которым был пропитан взрывной заряд, при высокой температуре испарился. Это мог предвидеть каждый школьник, успевающий по химии.

Через два года Юсуф сумел устроить пожар в своем номере в отеле Манилы, где занимался изготовлением жидких взрывчатых веществ, и сбежал в Пакистан, чтобы избежать ареста. При этом на жестком диске его компьютера осталась масса улик, которые инкриминируют ему взрыв. Если этот кретин был агентом какого-то враждебного Ближневосточного государства, то его начальство, судя по всему, хваталось за соломинку в поисках исполнителей.

– О'кей, предположим, Юсуф был полным дураком. Я не возражаю против того, что ты говоришь, – снова послышался голос Скалла. – Но пока мы обсуждаем проблему терроризма, было бы неплохо упомянуть тех парней, которые сумели взорвать авиалайнер компании «Пан-Америкэн», выполнявший рейс 103.

– Скалл прав, их следовало иметь в виду, согласился Нимец. – Даже на этом раннем этапе расследования мне кажется, что заметно по крайней мере внешнее сходство между этими двумя террористическими операциями. Обе хорошо организованы, щедро финансированы и имели кровавый результат. И, да поможет Господь человечеству, люди, выполнявшие их, являются блестящими профессионалами.

– Нам известно, что катастрофа авиалайнера, выполнявшего рейс 103, была оплачена Ливией, сказал Гордиан. – Отсюда следует, что, по твоему мнению, вчерашний террористический акт имеет все отличительные признаки государственного терроризма.

– Я бы не решился заявить об этом так прямо. Но готов признать, что взрыв в Нью-Йорке имеет некоторые признаки этого, – кивнул Нимец. Он провел ладонью по коротко остриженным волосам. – Вопрос заключается в следующем: кому это надо?

– Мне кажется я вижу, что имеет в виду Пит, – вмешался Нордстрем. – Все те, кого мы обычно подозреваем, в течение последнего времени сохраняли состояние покоя, хотя по разным причинам. Правительство Хатами в Иране пытается создать впечатление у Европейского союза, что оно занимает более умеренную позицию, чем его предшественники. То же самое можно сказать про Ирак, где Саддам надеется на ослабление экономических санкций после войны в Персидском заливе и ведет себя, как добропорядочный сосед. Мы знаем, что Сирия ведет закулисные переговоры о мире с Израилем. Вообще-то я не вижу, какой мусульманский режим захочет сейчас нарушить существующее положение в мире.

– Я не заметил, чтобы ты упомянул в своем списке Ливию, – заметил Скалл.

Нимец отрицательно покачал головой.

– От Каддафи всегда можно ожидать любой дикой выходки, но сейчас, когда остальные братские арабские страны протягивают Америке руку дружбы, для него нет смысла раздувать огонь борьбы. Пойдя на такой риск, он окажется в изоляции.

Все пятеро снова замолчали. Гордиан встал из-за стола, подошел к буфету, наполнил чашку свежим кофе и вернулся к своему креслу, В течение нескольких секунд он сидел, уперевшись взглядом в чашку и не касаясь ее, затем поднял голову и посмотрел на остальных.

– Пусть я буду первым и скажу, о чем думаете вы все, – произнес он наконец. – Нельзя исключить и русского следа. Это может быть сама Россия, а могут быть и фракции в российском правительстве, У Старинова масса политических противников, которые будут счастливы, если он сядет в лужу. У них есть доступ к деньгам и материалам, а также высококвалифицированные исполнители.

Гордиан заметил, что глаза Меган задумчиво сощурились.

– Мег? – спросил он.

– Пока я не могу собрать все воедино. Никто не взял на себя ответственности за взрыв.

– Не исключено, что никто и не заявит об этом, – вмешался Нимец. – За последние десять лет среди террористических групп возникла тенденция избегать того, чтобы на них обращали внимание. Они предпочитают, чтобы противник ломал голову в поисках виновных и вздрагивал от малейшей тени.

– Я знаю это, – согласилась Меган. – Однако в данном случае террористический акт был совершен с вполне определенной целью, а именно: заморозить отношения между нашими странами, ослабить престиж и власть Старинова внутри его собственного правительства. Мне кажется, этот взрыв не имеет смысла, если вину не возложить на него. Далее, зачем Старинову организовывать подобный террористический акт – разве что для того, чтобы способствовать собственному падению? Как я сказала, все это представляется мне бессмысленным. В этом нет никакой логики.

– На первый взгляд логики в этом действительно нет, по крайней мере пока, – сказал Нимец. – Но участники этой игры могут следовать утонченному стратегическому замыслу, который нам пока непонятен.

– Согласен, – кивнул Нордстрем. – Нам кажется, что с момента взрыва прошла целая вечность, хотя миновало всего двенадцать часов. Нужно подождать, пока поступит больше информации, посмотреть, как будут развиваться события.

– А чем заниматься до этого? – спросил Скалл. – Сидеть и ковырять в носу? Горд, послушай меня. Ты представляешь себе, какой удар будет нанесен нашим планам по созданию наземной станции спутниковой связи в Калининграде, если во взрыве обвинят Старинова? Я нахожусь здесь, в России, и наблюдаю за всем, что происходит в их политических кругах. Могу заверить вас, что многие высокопоставленные лица будут счастливы, если им удастся пинками выбросить нас, янки, из России.

– Боже мой, Скалл, – возмутилась Меган. – Этой ночью погибли сотни невинных людей, мы обсуждаем ситуацию, которая может привести к дестабилизации целого региона, а ты…

– А что я? Поднимаю этот вопрос, пока нахожусь в Калининграде, говорю с вами по видеоканалу в полночь и пытаюсь разобраться в общей обстановке? Если мы не позаботимся о наших интересах в России, кто займется этим? Тогда зачем Горд созвал вас? На чашку кофе?

Нордстрем вздохнул и потер глаза.

– Несомненно, всем нам известно, почему мы собрались здесь. Но мне кажется, что Меган пыталась развернуть более широкую перспективу.

– Одну минуту. – Гордиан поднял руку. – Я знаю, что все мы толком не выспались и потому нервничаем. Но здесь были подняты исключительно важные вопросы, и я рад, что мы не отложили это совещание. Кто-то – по-моему, это был Юлий Цезарь – однажды сказал, что искусство жить больше походит на поведение борца, чем на мастерство танцора. Мне всегда казалось, он имел в виду, что нужно решительно бороться с неожиданными проблемами, не отступать перед ними и не пытаться осторожно обойти их. Именно по этой причине мы и разработали проект «Меч». – Он сделал паузу, ожидая замечаний, их не последовало, и Гордиан повернулся к Нимецу. – Пит, я хочу, чтобы Макс Блакберн собрал группу людей, которая займется сбором информации о том, кто может нести ответственность за взрыв на Таймс-сквер. Не ограничивай его в расходах, пусть тратит, сколько потребуется.

Нимец молча кивнул. Он увидел взгляд Гордиана, – решительный и жесткий. Он знал этот взгляд. В такие моменты ему казалось, что перед ним человек с увеличительным стеклом в руке, собирающий в ослепительный фокус солнечные лучи, чтобы поджечь сухой лист. Этот взгляд означал, что тот, на кого падут эти лучи, сгорит в испепеляющем пламени. Именно так смотрел сейчас Гордиан на Нимеца.

– Мне представляется, что Максу нужно как можно быстрее вылететь в Россию. Оттуда он сможет координировать поиски, используя станцию как оперативную базу, – продолжал Гордиан. – В то же время ты, Пит, займешься сбором сведений здесь, в Соединенных Штатах. Я надеюсь, что результаты появятся достаточно скоро.

Нимец снова кивнул.

– Будем действовать, не привлекая внимания, понятно? Если разведывательное сообщество пронюхает, что мы ведем независимое расследование, нам будут мешать, и мы ничего не добьемся. Гордиан обвел взглядом сидящих за столом. – Есть замечания?

– Только одно, – произнес Нордстрем.

Гордиан поднял брови в ожидании.

– Ты привел высказывание относительно борца и танцора, верно?

– Да.

– Оно принадлежит не Юлию Цезарю, а последнему римскому императору Марку Аврелию.

Гордиан посмотрел на него еще пару секунд, затем медленно поднес чашку к губам, осушил ее и кивнул.

– Спасибо, друг, – сказал он.

***

Голубой зал нью-йоркского муниципалитета, где обычно проводились официальные пресс-конференции, оказался слишком мал, чтобы вместить толпу пишущих журналистов и телерепортеров, которые хотели присутствовать на пресс-конференции, первой после взрыва на Таймс-сквер. Решение о том, где провести брифинг, было лишь одним из сотен, которые нужно было принять помощникам мэра.

Сам мэр погиб, убит при взрыве вместе с тысячью других сограждан.

Его заместитель находится в больнице и пока останется там. Диагноз повреждения внутренних органов. Обломок скамьи ударил его в живот, и врачи сочли чудом, что он вообще остался в живых. Никто не знал, когда он вернется на службу. Главы округов тоже пострадали, и половина из них не может принять участие в пресс-конференции; комиссар полиции, потрясенный личной утратой, все свое внимание сосредоточил на расследовании происшедшего, а потому заявил, что не может тратить время на подобные глупости.

Однако средства массовой информации требовали, чтобы муниципалитет сделал официальное заявление, пусть мало что значащее. Поэтому пресс-секретарю Андреа Делилло последние пятнадцать часов пришлось проявить способности мирового класса. Она отказалась помочь политическим деятелям, пожелавшим воспользоваться катастрофой для достижения личных целей в момент, когда все внимание общества было обращено на ее последствия. Она получила сведения из всех больниц, где находились пострадавшие, от спасателей, работавших на месте трагедии, и от уцелевших сотрудников Службы чрезвычайных ситуаций. Андреа заставила себя забыть о личных страданиях, не говоря уже о страхе, что потеряет работу, как только новый мэр встанет во главе города. Если ее действия помогут найти убийц, из-за которых на Нью-Йорк спустился демон смерти, она будет действовать. Она передаст средствам массовой информации все известные ей факты, и тогда тысячи репортеров примутся за поиски виновных в этом ужасном преступлении. На большее она не способна. Оставалось только молиться, чтобы этого оказалось достаточно.

На поспешно установленной трибуне на верхних ступенях ратуши разместили микрофоны. Огромная толпа репортеров, ежась от холода, заполнила ступеньки и близлежащую улицу, которая была перекрыта с обеих концов полицейскими заграждениями. Андреа поднялась на трибуну имеете с представителями полиции, пожарной охраны, муниципалитета и ФБР. Наконец она сделала шаг к микрофону и начала говорить. По мере того как она оглашала мрачную статистику последствий происшедшей трагедии, ее не покидала одна мысль: кто-то жестоко заплатит за это даже если ей придется потратить всю свою жизнь на поиски преступников.


Содержание:
 0  Политика : Том Клэнси  1  Глава 2 : Том Клэнси
 2  Глава 3 : Том Клэнси  3  Глава 4 : Том Клэнси
 4  Глава 5 : Том Клэнси  5  Глава 6 : Том Клэнси
 6  Глава 7 : Том Клэнси  7  Глава 8 : Том Клэнси
 8  Глава 9 : Том Клэнси  9  Глава 10 : Том Клэнси
 10  Глава 11 : Том Клэнси  11  Глава 12 : Том Клэнси
 12  Глава 13 : Том Клэнси  13  Глава 14 : Том Клэнси
 14  Глава 15 : Том Клэнси  15  Глава 16 : Том Клэнси
 16  Глава 17 : Том Клэнси  17  Глава 18 : Том Клэнси
 18  вы читаете: Глава 19 : Том Клэнси  19  Глава 20 : Том Клэнси
 20  Глава 21 : Том Клэнси  21  Глава 22 : Том Клэнси
 22  Глава 23 : Том Клэнси  23  Глава 24 : Том Клэнси
 24  Глава 25 : Том Клэнси  25  Глава 26 : Том Клэнси
 26  Глава 27 : Том Клэнси  27  Глава 28 : Том Клэнси
 28  Глава 29 : Том Клэнси  29  Глава 30 : Том Клэнси
 30  Глава 31 : Том Клэнси  31  Глава 32 : Том Клэнси
 32  Глава 33 : Том Клэнси  33  Глава 34 : Том Клэнси
 34  Глава 35 : Том Клэнси  35  Глава 36 : Том Клэнси
 36  Глава 37 : Том Клэнси  37  Глава 38 : Том Клэнси
 38  Глава 39 : Том Клэнси  39  Глава 40 : Том Клэнси
 40  Глава 41 : Том Клэнси  41  Глава 42 : Том Клэнси
 42  Глава 43 : Том Клэнси  43  Глава 44 : Том Клэнси
 44  Глава 45 : Том Клэнси  45  Глава 46 : Том Клэнси
 46  Глава 47 : Том Клэнси    



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap