Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 22 : Том Клэнси

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46

вы читаете книгу




Глава 22

Москва, 6 января 2000 года

Сандуновские бани на Неглинной всегда были любимым местом отдыха для правительственных чиновников, бандитов и тех, у кого разница между первыми и вторыми была едва заметной. Юрий Хвостов приезжал сюда два, а иногда и три раза в неделю, чтобы расслабиться в сауне, всегда ровно в полдень и всегда в сопровождении двух женщин.

Хвостов считал, что посещение бани не только целебно, но и приносит глубочайшее физическое наслаждение, а наслаждение было чувством, к которому он относился весьма серьезно. Это объяснялось страхом, испытанным им несколько лет назад, когда ему оставалось уже недалеко до пятидесяти. Он стал замечать, что его сексуальные возможности слабеют, и даже начал бояться, что становится импотентом, после того как испытал несколько ужасных и унизительных катастроф между простынями. В распоряжении Хвостова всегда имелось множество молодых и прелестных женщин, которыми он пользовался как партнершами в постели, и каждая из них обладала неиссякаемым воображением и незаурядными талантами в этой области, однако, оказалось, что они перестали возбуждать его. Встречи Хвостова с любовницами оставались некоторое время холодными, почти механическими процедурами, и так продолжалось до тех пор, пока однажды ночью по совету приятеля, занимающего высокий пост в правительстве, он не попробовал «menage a trois» (почему-то прежде он никогда не думал об этом) с двумя сестрами, известными своим желанием работать вместе, и не почувствовал невероятное облегчение между их потными телами.

Хвостов пришел к выводу, что принадлежит к числу тех, кто количество предпочитает качеству. Как и с изысканной пищей, винами и дорогими вещами, ключ к величайшему наслаждению заключался для него в обладании всем сразу.

Сегодня его партнершами в сауне стали Надя и Света – они не были сестрами, как те двое, которые показали ему путь к удовлетворению плотских желаний мужчины среднего возраста, более того, насколько ему известно, они не были даже родственницами, но проявили себя энергичными и полными энтузиазма любовницами.

Раздевшись, Надя, смуглянка с золотисто-каштановой копной волос, осталась только с сережками в ушах. Света, светло-рыжая натуральная блондинка, решила подчеркнуть свою наготу золотым браслетом на лодыжке. Обе стояли на коленях перед Хвостовым, который тоже сбросил полотенце и сидел на деревянной скамье, наблюдая за тем, как их головы опускаются и поднимаются под его выступающим животом, а полные груди свободно колышатся в перламутровом тумане.

Стук в дверь, раздавшийся в этот момент, оторвал Хвостова и его партнерш от их занятия. Золотой обруч в Надином ухе перестал постукивать по внутренней части правого бедра, а рыжий водопад Светиных волос поднялся над его коленом, и обе женщины озадаченно посмотрели на него, не зная, следует ли продолжать.

Хвостов нахмурился. В его голове пронеслись мысли о суровом наказании, которое ждет того кто осмелился нарушить столь приятный процесс.

– В чем дело?! – рявкнул он.

– Извините, господин Хвостов, – раздался голос банщика. – Звонит ваш сотовый телефон…

– Звонит? Я ведь запретил вам звать меня!

– Я знаю, господин, но он звонит не переставая, и я…

– Проклятье! Хватит! – в ярости завопил Хвостов. Он встал, сорвал полотенце с ближайшего крючка и обернул его вокруг поясницы, затем приоткрыл дверь и протянул руку. Горячий пар вырвался в коридор. – Дай сюда!

Банщик передал ему сотовый телефон и поспешно удалился. Закрыв дверь, Хвостов нажал на кнопку и приложил трубку к уху.

– Слушаю! – произнес он, не скрывая раздражения.

– Привет, Юрий. Я искренне надеюсь, что не оторвал тебя от чего-нибудь важного.

Хвостов узнал голос Тенг Чоу и нахмурился.

– Оторвал, – ответил он.

– Тогда извини. Я пытался связаться с тобой по твоему служебному телефону и потерпел неудачу.

Хвостов посмотрел на Свету с Надей, которые сидели рядом на скамейке, перешептываясь и хихикая. Может быть, он упустил что-то забавное.

– Ну ладно, – ответил он, раздражаясь еще больше. – В чем дело?

– Мне никак не удается связаться с нашим общим знакомым. Возможно, я позвонил тебе именно потому, что терпение кончилось.

– Я ведь уже сказал, что больше не имею к этому никакого отношения! огрызнулся Хвостов. – Зачем ты втягиваешь меня в свои дела?

– Мой друг, – ласково заметил Тенг, старательно подчеркивая каждое произносимое им русское слово, – ты уже глубоко в них втянут.

Хвостов побледнел.

– Ты знаешь, что я хочу сказать. Я не собираюсь служить постоянным посредником между вами.

– Нет, разумеется. Но ты был посредником в этой сделке. – Тенг сделал паузу. – Возможно, все объясняется недостаточно надежной связью, не больше того. У всех нас сейчас горячее время. И все-таки те, кто финансируют это дело, нуждаются в заверении, что им гарантирован успех. Они хотят быть уверенными, что все пойдет и дальше в соответствии с утвержденным планом.

Хвостов отвернулся от женщин и заговорил тише.

– Послушай, мне наплевать на них, – прошипел он. – Независимо от того, что ты имеешь в виду, мое дело сделано. Если ты хочешь, чтобы я связался с нашим другом, спросил, каковы его намерения, я сделаю это. Но это будет дружеская услуга с моей стороны, потому что я больше ничем никому не обязан.

Наступило непродолжительное молчание.

– Ну хорошо, – согласился Тенг все еще мягким голосом. – Впрочем, тебе следует помнить, что поиски истины могут быть возвращены на правильный курс с такой же легкостью, с какой они были отвлечены в ложном направлении.

Хвостов вздрогнул. Эти азиаты со своими загадочными фразами всегда заставляли его нервничать. – Что ты хочешь этим сказать?

– Подумай о своих интересах, мой друг. Будет очень неприятно, если они внезапно столкнутся с моими. Люди, стоящие за моей спиной, мнение которых тебя так мало интересует, имеют длинные руки и еще дольше помнят нанесенные им оскорбления.

Хвостов неожиданно почувствовал приступ острой боли в желудке. Черт побери, подумал он, ведь язва уже давно не давала себя знать.

Он глянул через плечо на Свету и Надю. Они все еще продолжали перешептываться. Казалось, они не обращают на разговор ни малейшего внимания. Страсть – одна из самых ненадежных и капризных эмоций, подумал Хвостов. Она может поднять человека из грязной канавы на вершину мира и затем с такой же легкостью столкнуть его в пропасть.

– Я сейчас позвоню нашему другу, – сказал он и нажал на кнопку, прерывающую разговор.

Надя придвинулась к Хвостову, надеясь отвлечь его от дел ради продолжения любовных утех.

– Подожди, – сказал он, грубо оттолкнув ее. – Сначала мне нужно покончить с этой чертовой путаницей.

Собравшись с мыслями, он набрал номер прямого телефона министра, чтобы его секретарь не мог слышать разговора, и на другом конце канала зазвонил телефон. Он выждал пять звонков после чего услышал приветствие, произнесенное раздраженным голосом. Хвостов ответил тем же.

– Здравствуйте, господин министр, – сказал он.

– Хвостов? Ты с ума сошел! Почему ты звонишь мне сюда?

– Всего несколько слов.

– Дело не в этом. Линия может прослушиваться.

– Вот что, господин министр. Я не люблю политику и сейчас начинаю жалеть, что ввязался в это дело. Однако людям приходится следовать по выбранному ими пути, – Ты не мог бы кончить философские рассуждения и перейти к сути? Только не забудь, не исключено, что мы не одни и нас слушают.

– Ну что ж, хорошо. Я хочу дать вам совет, господин министр, – бросил Хвостов. – Вы можете поступать с ним, как вам угодно, но я надеюсь, что все же вы отнесетесь к нему с должным вниманием.

– Ну хорошо, хорошо. Так в чем дело?

– Наш зарубежный компаньон считает, что вы перестали обращать на него внимание. Он говорит…

– Этот человек не является моим компаньоном. Он всего лишь передаточная инстанция для товаров и, в свою очередь, передает то, что ему Поручают другие.

– Меня это мало интересует. Он утверждает, что вы отказываетесь отвечать на его звонки. Мне видится важным, чтобы вы поговорили с ним.

– Хвостов, разве ты не понимаешь, что я закладываю фундамент нашего общего дела? Я не хочу повиноваться его капризам. Если он ухе сейчас считает, что может говорить со мной когда ему заблагорассудится, представляю, что он потребует потом. Он и его хозяева, что скрываются за его спиной.

– Поговорите с ним, господин министр. Успокойте его. Я не хочу, чтобы он стал моим врагом.

– А мне не нравится, что он пытается противопоставить нас друг другу. Ему придется подождать, когда я буду готов поговорить с ним. Если ему это не нравится, хрен с ним.

– Послушайте, вы должны понять, что в его силах повернуть все это против нас самих.

– У нас достаточно дел, чтобы не забивать себе головы его проблемами. Я получил секретную информацию относительно американской операции в Калининграде.

Там происходят события, которые могут принести нам серьезные неприятности, хотя я не знаю точно, какие именно. Мы должны быть готовы принять срочные меры, если в этом возникнет необходимость. Мне кажется, что в создавшейся обстановке ты сам должен взяться за это дело.

– Это меня не интересует. Я уже сделал все.

– От тебя потребуется нечто большее. Мне нужно снаряжение, могут понадобиться и люди. Если ты считаешь, что можешь сейчас умыть руки, то совершаешь серьезную ошибку.

– Видел я гребаные ваши игры! Я уже сказал, жалею, что ввязался в это дело!

– Ничего не поделаешь, Хвостов. Жизнь – это политическая игра, с того самого момента, как еще в детстве мы соперничали друг с другом, стараясь завоевать внимание родителей, отхватить себе то, что лучше и интересней. Я уверен, что именно тогда мы научились предательству. Семья является школой предательства, где мы становимся иудами и любимый брат превращается во врага, верно?

– Не знаю. Я перестал вас понимать, господин министр.

– Вот как? Только не забывай, что именно ты был на той шхуне в Хабаровске.

– У вас все? – спросил Хвостов, не скрывая сарказма.

– Нет. Мне нужно, чтобы ты использовал свои многочисленные связи, несмотря на то, что я отношусь к ним с презрением. Пришло время немного помутить воду.

Там есть фракции, которые вполне могут разделять нашу общую точку зрения. Мне представляется, что пора вытащить их на яркий свет общественного внимания.

– Что вы хотите этим сказать? – недоуменно спросил Хвостов.

– У националистов, сепаратистов, коммунистов и реформаторов есть общая цель – помешать поступлению иностранной помощи в Россию. Мне кажется, нужно, чтобы кто-то обратил на это их внимание, не так ли? Кроме того, интерес к этому должны проявить военные и ФСБ, несправедливо лишенные возможности воспользоваться щедростью наших врагов и утратившие таким образом способность забрать что-то для собственных нужд. Ты не считаешь, что кому-то следовало поинтересоваться, как они относятся к этому и что собираются предпринять? Даже церковь и организованная преступность кровно заинтересованы в этом. Понимаешь, Хвостов, чем мощнее давление на Старинова и его друзей на Западе, тем быстрее мы достигнем своих целей. У тебя щупальца повсюду. Думаю, пора воспользоваться ими.

– То, о чем вы говорите, – Хвостов стал заикаться от волнения, – вряд ли можно выполнить за несколько мгновений.

– Тогда принимайся за дело немедленно. Не забывай, Хвостов, что без человека, который не может показать, на что он способен, легко обойтись. Итак, о чем еще ты хотел поговорить?

– Вы не дали мне ответа на вопрос, по поводу которого я позвонил. Относительно передаточной инстанции, как вы назвали его.

– Я сказал, чтобы он убирался ко всем чертям! С этого момента я буду разговаривать только с его хозяевами и только в такое время, когда это меня устраивает. А если ты не выполнишь того, что я тебе поручил, Хвостов, то же самое будет относиться и к тебе. Если ты вообще останешься на прежнем месте. А теперь будь здоров, Хвостов. И будь наготове, когда понадобишься.

– Подождите, не отключайтесь. Вы слышите меня? Черт побери, вы меня слышите? Алло, алло, алло… – Из телефона в его потной руке отчетливо доносился низкий гудок. Он выругался и швырнул трубку в угол. – Проклятье!

Какой-то звук снова привлек его внимание к женщинам, которые, прижавшись друг к другу, боязливо смотрели на него.

– А вы чего уставились? Идите сюда и покажите на что вы способны! – Это были слова его собеседника. На что он способен! Хвостов сел на скамью и устроился поудобней. Когда женщины вернулись на прежнее место и принялись за работу он закрыл глаза. Политические игры. Грязное дело. Есть множество других занятий, которыми он занимается с большим удовольствием.


Содержание:
 0  Политика : Том Клэнси  1  Глава 2 : Том Клэнси
 2  Глава 3 : Том Клэнси  3  Глава 4 : Том Клэнси
 4  Глава 5 : Том Клэнси  5  Глава 6 : Том Клэнси
 6  Глава 7 : Том Клэнси  7  Глава 8 : Том Клэнси
 8  Глава 9 : Том Клэнси  9  Глава 10 : Том Клэнси
 10  Глава 11 : Том Клэнси  11  Глава 12 : Том Клэнси
 12  Глава 13 : Том Клэнси  13  Глава 14 : Том Клэнси
 14  Глава 15 : Том Клэнси  15  Глава 16 : Том Клэнси
 16  Глава 17 : Том Клэнси  17  Глава 18 : Том Клэнси
 18  Глава 19 : Том Клэнси  19  Глава 20 : Том Клэнси
 20  Глава 21 : Том Клэнси  21  вы читаете: Глава 22 : Том Клэнси
 22  Глава 23 : Том Клэнси  23  Глава 24 : Том Клэнси
 24  Глава 25 : Том Клэнси  25  Глава 26 : Том Клэнси
 26  Глава 27 : Том Клэнси  27  Глава 28 : Том Клэнси
 28  Глава 29 : Том Клэнси  29  Глава 30 : Том Клэнси
 30  Глава 31 : Том Клэнси  31  Глава 32 : Том Клэнси
 32  Глава 33 : Том Клэнси  33  Глава 34 : Том Клэнси
 34  Глава 35 : Том Клэнси  35  Глава 36 : Том Клэнси
 36  Глава 37 : Том Клэнси  37  Глава 38 : Том Клэнси
 38  Глава 39 : Том Клэнси  39  Глава 40 : Том Клэнси
 40  Глава 41 : Том Клэнси  41  Глава 42 : Том Клэнси
 42  Глава 43 : Том Клэнси  43  Глава 44 : Том Клэнси
 44  Глава 45 : Том Клэнси  45  Глава 46 : Том Клэнси
 46  Глава 47 : Том Клэнси    



 




sitemap