Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 29 : Том Клэнси

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46

вы читаете книгу




Глава 29

Бруклин, Нью-Йорк, 16 января 2000 года

Нимец ждал у входа в узкий переулок, охраняя Норико и Барнхарта, которые шли в тени домов к тыльной стороне «Платинум клаба». В одной руке Барнхарт держал кусачки, в другой – электрический фонарь. Ремень помпового ружья «Бенелли» был переброшен через его плечо. Они оставляли следы на снегу, но избежать этого было невозможно. К тому же, если Ник не нарушит своего распорядка и вернется только на следующий день, отпечатки ног занесет снегом, и они станут незаметными.

Распределительная телефонная коробка находилась на задней стене здания, на уровне глаз. Во время разведки, которую Норико произвела двумя сутками раньше, она обнаружила ее, проследив телефонные провода, тянущиеся от столба на соседней улице. Она остановилась и внимательно осмотрела прямоугольную металлическую коробку. Потом, несколько мгновений спустя, протянула руку, и Барнхарт передал ей кусачки, одновременно направив на распределительную коробку узкий луч света.

Телефонные провода вели в нижнюю часть коробки через изоляционный пластиковый канал из поливинила. Она знала, что по этой же линии будет передаваться сигнал тревоги от охранной сигнализации. Правда, нельзя исключить вероятность того, что Ник Рома установил для нее специальный канал или существует запасной канал, передающий сигнал по линии сотовой связи. Хотя Норико сомневалась в этом.

Работая в отделе Барнхарта во время их службы в ФБР, она не раз проникала в помещения, принадлежавшие главарям преступного мира, и всегда обнаруживала, что они охраняются с помощью примитивных систем сигнализации. Единственным исключением оказался особняк Большого Пола Кастеллано на холме, однако дом семьи Гамбино всегда отличался большими претензиями. Но только не Рома. Он принадлежал к гангстерам старой школы и в стремлении к безопасности будет полагаться на своих «качков».

Норико смела снег с пластикового шланга, внутри которого шел пучок телефонных проводов, и обхватила его кусачками. В воздухе мелькнула молния. Кусок промасленной бумаги вылетел из переполненного мусорного ящика, и порыв ветра пронес его мимо ног Норико. Стиснув губы от напряжения, она перекусила половину шланга, передвинула кусачки и перекусила вторую половину. Обнажился пучок телефонных проводов. С ними она покончила сразу. Теперь, если исключить какой-то маловероятный запасной канал, телефоны и внешняя охранная сигнализация отключены. Она вернула кусачки Барнхарту и указала рукой налево. Там, в нескольких ярдах от телефонной распределительной коробки, он увидел заднюю дверь, выходившую в переулок. Барнхарт кивнул, и они поспешили к ней.

Норико присела у двери, и Барнхарт осветил фонарем замок под дверной ручкой. Затем она достала из кармана комбинезона плоскую кожаную сумку, расстегнула на ней молнию и выбрала два стальных стержня, похожих на большие иглы. Один Норико зажала в губах, а второй вставила в замочную скважину, уверенной рукой провела им по внутренним цилиндрам замка и почувствовала, как сначала один, а потом второй цилиндр отодвинулись. Через несколько секунд она извлекла первую отмычку из замочной скважины, взяла другую, которую держала в губах, и начала шевелить ею внутри замка, сдвигая остальные штифты. Наконец раздался металлический щелчок, и ригель – засов замка – отскочил назад.

Норико посмотрела через плечо на Барнхарта, и он снова кивнул. Она протянула руку к дверной ручке. Если на внутренней стороне двери установлен засов или стержень, упирающийся в пол, им придется проникать в дом со стороны улицы, где они будут видны и окажутся гораздо более уязвимы.

Норико повернула ручку, легко нажала плечом на дверь, и та чуть приоткрылась.

– Пока все идет хорошо, – едва слышно пробормотал Барнхарт и похлопал ее по плечу.

Облегченно вздохнув и чувствуя, как напряжение покидает ее мышцы, Норико уложила отмычки в сумку, которую сунула обратно в карман. Барнхарт повернул фонарик в сторону входа в переулок и дважды мигнул им. Нимец ответил тем же это означало, что все в порядке, – и с нейлоновым рюкзаком в руке подбежал к товарищам.

Внезапно послышался шум автомобильного двигателя, они увидели яркий свет фар на улице и замерли у двери. Прошла секунда, потом вторая. Мимо них с грохотом проехала снегоочистительная машина, свернула налево в сторону авеню и исчезла в темноте. Нимец сделал знак в сторону чуть приоткрытой двери.

Первым в дом вошел Барнхарт, сжимая в руках помповое ружье. Установленный на нем фонарь прорезал мрак дома узким коническим лучом. Они увидели перед собой коридор и слева уходящую вверх лестницу. Барнхарт оглянулся, кивнул в сторону лестницы и начал подниматься по ступеням. Остальные без колебаний последовали за ним.

***

В тот момент, когда лимузин Ника Ромы повернул на Шор-роуд, в уличный фонарь на углу Восемьдесят шестой улицы и Нерроуз-авеню ударила молния. На лице Ромы отразилось удивление, когда колба натриевой лампы на мгновение ярко вспыхнула и затем раскололась, от перегрузки осыпав улицу острыми дымящимися осколками. Звучащий из автомобильного приемника «линкольна» голос Майкла Болтона исчез, из динамика донесся треск и серия хлопков и щелчков.

– Черт побери, – пробормотал шофер. Рома, сидевший на заднем сиденье, смотрел в окно. Вдоль всей авеню голые деревья, похожие на скелеты, раскачивались под напором ветра, который дул со стороны Грейвсэнд-Бей. Он посмотрел на часы, светившиеся на приборном щитке.

– Уже почти половина двенадцатого, – раздраженно произнес Ник. – Какого черта ты едешь так медленно? Так мы никогда не доедем!

– Все из-за гребаной погоды, – отозвался шофер. – Если поеду быстрее, нас начнет бросать по всей улице – никакие колеса не удержат.

Рома проворчал что-то неопределенное. Он надеялся, что Марисса к его приезду наденет ту белую кружевную коротенькую рубашку, которую он подарил ей на прошлой неделе. Интересно, сколько секунд ему понадобится, чтобы сорвать рубашку с ее роскошного тела, после того как он откроет дверь квартиры? Господи, он испытывает такое желание овладеть ею, что вряд ли успеет дойти с Мариссой до постели. Может быть, потом они вместе примут ванну, возьмут с собой бутылку французского вина…

– Проклятье! – рявкнул он, хлопнув себя по бедру. Что это с ним происходит? Вино. Он забыл проклятые бутылки в клубе!

Ник оглянулся на автомобиль, который следовал за ним. Хорошо, что он приказал проводить его. По крайней мере хоть какая-то польза от охраны.

– Послушай, Вэл, – Ник наклонился к сиденью водителя, – свяжись с парнями. В моем кабинете, рядом со столом, лежит пластиковая сумка с двумя бутылками вина. Пусть они едут обратно привезут ее в квартиру девушки и позвонят в дверь. Я подойду и возьму сумку.

Вэл кивнул, снял одну руку с руля и достал из кармана сотовый телефон.

– И вот что, Вэл…

Шофер взглянул в зеркало заднего обзора.

– Скажи им, пусть поторопятся, – сказал Рома.

***

– Наш приятель Никки ведет стильную жизнь, – негромко произнес Барнхарт, направив луч фонаря, что был на стволе «Бенелли», на пластиковую сумку, стоявшую рядом с письменным столом. Яркий свет отразился от двух бутылок красного вина. – У него тут на полу стоит пара бутылок «Шамбертена».

– И пользуется дорогим одеколоном, – шепнула Норико. Она выдвигала поочередно ящики стола и шарила в них рукой. – Так мне кажется по запаху. В столе совершенно пусто – никаких бумаг, ни шариковых ручек, нет даже жевательной резинки.

Барнхарт подошел к ней, вытащил один из ящиков и поставил его на пол, затем сунул на его место руку в поисках тайника.

Тем временем Нимец двигался вдоль стен, проводя по ним рукой в перчатке, разыскивая скрытый сейф или шкаф. Пока им удалось обнаружить только огромный телевизор, акустическую систему с театральным качеством звучания и видеомагнитофон с цифровым проигрывающим устройством, подключенный к обоим аппаратам. Как и следовало ожидать, в видеомагнитофоне была кассета с записью «Крестного отца». Однако больше не удалось обнаружить ни одной кассеты, ни одного диска, абсолютно ничего, что могло вызвать интерес. Кабинет был чист, прямо-таки стерилен. Они вели поиски уже пять минут, а Нимец рассчитывал покинуть кабинет всего через десять. Оставалось еще пять. До сих пор им везло, они сумели обнаружить кабинет Ника Ромы почти сразу, как только поднялись на лестничную клетку второго этажа, – если не считать двери в кладовую, в коротком коридоре больше не было дверей, и замок кабинета не доставил Норико больше трудностей, чем тот, которым она занималась внизу. И все-таки нельзя терять времени.

Не найдя чего-то любопытного сразу, Нимец остановился и обвел взглядом кабинет. Даже в темноте он обратил внимание на чистоту и порядок. Если здесь и есть тайники, Рома сумел их надежно скрыть. Взгляд Нимеца привлекла зеркальная стена прямо напротив входа. Он повернулся к Барнхарту и коснулся его руки.

– Освети зеркало, – сказал он и показал на сверкающую стену. – Начни с середины.

Барнхарт кивнул и направил луч фонаря на зеркало. Нимец подошел вплотную к зеркальной стене и окинул ее пристальным взглядом. Он молча показал Барнхарту, чтобы тот направил луч левее, затем опустил его вниз и тут же дал знак остановиться.

– Видишь? – прошептал он взволнованно. – Держи луч на этом месте.

Барнхарт снова кивнул. Луч электрического фонаря был направлен прямо на одну из зеркальных панелей, и теперь он заметил крошечный участок, не больше полудюйма диаметром, поверхность которого казалась прозрачной, словно здесь отражающий слой на обратной стороне стекла был стерт. Приглядевшись, он увидел, что этот участок представляет собой идеальный кружок – слишком правильный для какого-нибудь дефекта.

Сейчас Нимец стоял вплотную к зеркалу, ощупывая его ладонью. И в тот момент, когда Барнхарт понял, что смотрит на двустороннее зеркало, прозрачное с обратной стороны, панель открылась.

– Вот это да, – проговорил он, направив луч внутрь образовавшегося пространства. – Что это здесь?

Нимец понимал, что вопрос Барнхарта чисто риторический и не требует ответа. Перед ними была скрытая видеозаписывающая система – камера, ведущая наблюдение и, возможно, множительное устройство для автоматического дублирования записи на дополнительных кассетах. Объектив видеокамеры смотрел сквозь прозрачное стекло двустороннего зеркала прямо в кабинет. Значит, Рома не вел письменных записей, подумал Нимец, однако это отнюдь не означало, что записей не было совсем.

Он молча стоял, глядя в образовавшуюся пустоту. На полке под электронными системами лежало несколько видеокассет и лист разноцветных наклеек. На самих кассетах надписей не было.

– Похоже, он еще не успел составить каталог своих последних приключений, – прошептала Норико. Она стояла теперь позади Нимеца. – Интересно, что записано на этих кассетах?

– Думаю, это следует выяснить, – сказал Барнхарт.

Нимец поспешно собрал кассеты с полки, сунута их в свою нейлоновую сумку, затем извлек кассету из видеокамеры.

– Пошли, – негромко скомандовал он и вернул панель на место. Она закрылась с едва слышным щелчком. – Пора…

Приближался автомобиль, шум мотора не дал ему договорить. Они беспокойно переглянулись. Послышался скрип шин на свежем снегу. Машина затормозила совсем близко у дома, может быть у самого входа. Затем двигатель стих, хлопнули дверцы и послышались голоса – грубые мужские голоса.

Быстрым шагом Нимец пересек комнату, остановился у края окна и осторожно посмотрел вниз. У главного входа в клуб он увидел двоих мужчин, на переднем сиденье автомобиля просматривались силуэты еще двоих. Один из мужчин, стоявших у входа, был в коричневой кожаной пилотской куртке с меховым воротником, купленной в магазине, где продавались излишки армейского снаряжения, на втором было длинное твидовое пальто. Оба были огромного роста и широкоплечие. Нимец сразу узнал их, так же как и машину, в которой они приехали. Это были телохранители Ромы, те самые, что шли рядом с ним, когда он садился в машину полчаса назад. На глазах Нимеца оба охранника выйдя из машины, подошли ко входу и исчезли из виду под навесом.

Нимец резко повернул голову и посмотрел на спутников.

– У нас проблема, – отрывисто проговорил он.

***

– Эй, поди-ка сюда, – позвал мужчина в пилотской куртке.

– Что случилось, Вася?

– Подойди сюда и разуй свои гребаные глаза, Павел!

Мужчина в сером пальто потопал ногами, стряхивая снег с ботинок, и, тяжело ступая, подошел к напарнику. Тот стоял у входа, уставясь на стену и разглядывая окошко, где регистрировались показания системы охранной сигнализации. На ней была установлена тридцатисекундная задержка на срабатывание, так что тот, кто был знаком с кодом отключения, успевал пройти через дверь и нажать на кнопки, набрать код и таким образом выключить сигнализацию. Василий как раз и собирался сделать это, когда заметил, что в окошечке что-то не так.

Второй охранник остановился рядом с ним и увидел, что там горит светло-синяя надпись:

+++ КОД 29: СИСТЕМА НЕИСПРАВНА +++

Василий посмотрел на него.

– Не понимаю, – пробормотал он.

– Наверно, это из-за погоды. Должно быть, ветер сломал что-то или порвал телефонные провода.

– Не знаю, Павел, – упрямо потряс головой Василий. – Давай сходим и проверим задний вход, а?

Павел на секунду задумался, сморщив свой широкий лоб. Ему не хотелось идти, и он решал, что лучше – потратить силы на сотню шагов или предстать перед разъяренным боссом, если действительно случилось что-то серьезное и они с Василием не приняли должных мер.

– Пожалуй, ты прав, – согласился он и достал из скрытой под пальто кобуры пистолет. – Лучше не рисковать.

В кабинете Ромы Нимец, Барнхарт и Нори слышали взволнованные голоса телохранителей, обнаруживших незапертую заднюю дверь. Через несколько мгновений раздался топот ног – мужчины поднимались бегом по лестнице. Зажегся свет в коридоре.

Охранники подбежали к кабинету, их шаги замерли перед дверью. Наступила тишина, продолжительная и угрожающая. Затем повернулась дверная ручка.

Нимец коснулся плеча Нори, и она бесшумно заняла позицию – темный силуэт чуть светлее окна кабинета.

Дверь распахнулась, и в освещенном проеме появились фигуры двух охранников с автоматами «узи» наготове.

Нори нажала на кнопку своего лазера, и ослепительный луч ударил прямо в лицо Василия. Он издал пронзительный вопль, выронил автомат и вцепился пальцами рук в глаза. Нори держала на нем пульсирующий лазерный луч еще секунду. Василий отшатнулся назад, толкнул в плечо Павла и оказался в коридоре. Его конвульсирующее тело исполняло безумный танец теней на противоположной стене.

– Глаза! Мои глаза! – взвыл он, опускаясь на колени. Его руки были по-прежнему прижаты к лицу. – Господи! Господи! Мои глаза!

Не обращая внимания на стоны напарника, Павел отпрянул в коридор, высунул ствол «узи» из-за дверного проема и выпустил автоматную очередь. Нори успела увернуться от смертоносного потока девятимиллиметровых пуль, устремившихся в кабинет. Они разбивали стекла в окне, вышибали куски штукатурки из стен, дырявили письменный стол Ромы и опрокинули его кресло, в клочья превратив обивку. Стреляные гильзы сверкающим дождем сыпались на пол.

Сделав шаг из темноты, Барнхарт повернул в сторону двери ствол «Бенелли» с ослепляющим зарядом в патроннике и выстрелил. В коридоре послышался глухой взрыв, мелькнула ослепительная вспышка, и все затянулось облаком дыма. Автомат Павла замолчал, и он отступил от дверного проема. Почти в тот же миг Норико перенесла палец с кнопки лазера на спусковой крючок своего модифицированного автомата М-16 и выпустила очередь тяжелых пластиковых пуль, прикрывая товарищей.

– Вперед! – крикнул Нимец.

Все трое бросились из кабинета. Когда они оказались в коридоре, Нори заметила справа Павла, который стоял пригнувшись, недалеко от двери с «узи» в руках, и выстрелила ему в грудь. От мощного тупого удара он неуклюже рухнул навзничь и рефлекторно нажал на спусковой крючок автомата. Пули устремились в потолок, разлетаясь от него рикошетом в разные стороны. Посыпался дождь штукатурки.

– Проклятье! – прошипел сквозь стиснутые зубы Барнхарт, стоявший позади Норико.

Она обернулась и увидела, что он, согнувшись, прижимает руки к пояснице. На его лице была гримаса боли, и сквозь пальцы сочилась кровь. По комбинезону расплывалось большое темное пятно. Барнхарт сделал шаг, ноги его подогнулись, и он начал оседать, однако Нимец бросился вперед и успел подхватить товарища.

Автомат гангстера продолжал грохотать. Норико молниеносно повернулась к нему, опустила ствол своего М-16, прицелилась и выпустила короткую очередь. Тяжелые пластиковые пули ударили Павла точно в грудь. Он пронзительно вскрикнул, и его тело начало дергаться в судорогах, словно под током высокого напряжения. Через мгновение он потерял сознание и выронил автомат, который с лязгом упал на пол.

– Насколько это серьезно? – спросил Нимец, показывая на поясницу Барнхарта.

– Не знаю точно. – Барнхарт поморщился. – Но чертовски больно.

Нимец пристально посмотрел на него и сжал губы.

– Попытаемся уйти тем же путем, что и пришли, – сказал он через мгновение, – Может быть, остальные охранники все еще стоят у парадного.

Барнхарт покачал головой.

– Я не уверен, что смогу спуститься по лестнице. Уходите без меня… Я сумею защитить себя, если они поднимутся сюда… Возьму «узи» этого подонка и…

– Сделай нам одолжение, Тони, а?

Барнхарт посмотрел на Нимеца.

– Заткнись и делай, что тебе говорят, – сказал тот.

Барнхарт снова покачал головой, но на этот раз не протестовал.

Норико встала слева от него и закинула его левую руку себе на плечи. Нимец поддерживал Барнхарта справа. Левой рукой он достал из кобуры свою «беретту», посмотрел на Норико и кивнул. Полу-неся Барнхарта, они направились к лестнице. Едва они достигли лестничной площадки, как внизу показался третий охранник. Обеими руками он держал «глок» девятимиллиметрового калибра с хваткой опытного стрелка.

Прищурив глаза, Нимец дважды выстрелил, прежде чем противник успел поднять пистолет. Первая пуля попала охраннику в правую коленную чашечку, вторая – в левую. Он рухнул на пол и начал кататься там от мучительной боли, не переставая оглушительно кричать.

– Заткни ему глотку, – выдавил Барнхарт. Он достал из кармана баллончик с ДСМО и протянул его Норико. Она заметила на баллончике кровь, но промолчала.

Выскользнув из-под руки Барнхарта, Норико сбежала по лестнице, наклонилась над телохранителем и выпустила струю спрея прямо в искаженное от боли лицо. Его мгновенно окутал почти невидимый туман. Охранник поднял руки, словно пытаясь защититься, его глаза расширились от страха. И тут же руки бессильно упали, с лица исчезла гримаса боли, и он потерял сознание.

Нори повернулась к своим товарищам. Они уже почти достигли нижних ступенек лестницы. Нимец держался за перила одной рукой и почти нес Барнхарта другой. Лицо раненого стало пепельно-серым, на лбу и щеках выступил пот. Он закусил нижнюю губу и едва сдерживал стоны, преодолевая ступеньку за ступенькой.

Норико поспешила к нему, снова закинула его руку себе на плечо, и все трое направились к двери, выходившей в переулок. Едва они открыли ее, как им в лица ударил ледяной ветер и снег. В небе все еще мелькали зарницы. Неуклюже ступая и держа между собой едва передвигавшего ноги Барнхарта, они повернули к улице. Кровь, уже пропитавшая комбинезон, капала на снег.

И тут же, прямо перед ними, у выхода из переулка появилась фигура четвертого телохранителя. Из автомата, который он держал в руках, вырвались языки пламени, и пули фонтанчиками взметнули снег у их ног. Нимец оттащил Барнхарта в сторону и прижал его плечом к забору, отделяющему переулок от соседнего двора. Из автомата вырвалась вторая очередь – на этот раз пули ударили в кирпичную стену здания и высекли искры из пожарной лестницы.

Нимец вытянул руку с «береттой» в сторону нападающего и дважды нажал на спусковой крючок. Но он стоял в очень неудобном положении и стрелял не целясь, и пули исчезли в темноте, не попав в гангстера.

Тот снова приготовился открыть огонь. По-видимому, он заметил, что один из стоящих перед ним ранен, и целился теперь не спеша, уверенный в успехе, словно собираясь добить беспомощную добычу.

Нимец прижался к забору, закрыв собою Барнхарта.

Но тут Норико выстрелила из своего «суперпистолета», на мгновение опередив гангстера. Послышался глухой хлопок, и из дула вырвалась раскрывающаяся в полете клейкая паутина, с ног до головы опутавшая тончайшими нитями охранника, превратив его в кокон. Потрясенный и лишенный возможности двигаться, он все же попытался освободиться, запутался еще больше, поскользнулся и опрокинулся на спину. При иных обстоятельствах такое падение вызвало бы смех у зрителей.

Норико бросилась к нему и брызнула ему в лицо спреем из баллончика. Через мгновение он замер парализованный.

Все еще держа в руке «суперпистолет», она подбежала к выходу из переулка и сквозь пелену падающего снега оглянулась по сторонам. В многоквартирных домах вдоль улицы загорались огни – очевидно, их обитатели слышали звуки выстрелов, но сама улица была пуста. Норико поспешила обратно к товарищам.

– С тобой все в порядке? – спросила она у Нимеца.

– Да, – ответил он.

Она посмотрела на Барнхарта. По лицу его градом катился пот и в глазах было отрешенное выражение – по-видимому, он находился на грани шока.

– На горизонте все чисто, – сказала Норико и подхватила Барнхарта под руку. – Надо успеть к универсалу, пока кто-нибудь не вызвал полицию. Выдержишь?

– От тебя не отстану, – с трудом произнес раненый.


Содержание:
 0  Политика : Том Клэнси  1  Глава 2 : Том Клэнси
 2  Глава 3 : Том Клэнси  3  Глава 4 : Том Клэнси
 4  Глава 5 : Том Клэнси  5  Глава 6 : Том Клэнси
 6  Глава 7 : Том Клэнси  7  Глава 8 : Том Клэнси
 8  Глава 9 : Том Клэнси  9  Глава 10 : Том Клэнси
 10  Глава 11 : Том Клэнси  11  Глава 12 : Том Клэнси
 12  Глава 13 : Том Клэнси  13  Глава 14 : Том Клэнси
 14  Глава 15 : Том Клэнси  15  Глава 16 : Том Клэнси
 16  Глава 17 : Том Клэнси  17  Глава 18 : Том Клэнси
 18  Глава 19 : Том Клэнси  19  Глава 20 : Том Клэнси
 20  Глава 21 : Том Клэнси  21  Глава 22 : Том Клэнси
 22  Глава 23 : Том Клэнси  23  Глава 24 : Том Клэнси
 24  Глава 25 : Том Клэнси  25  Глава 26 : Том Клэнси
 26  Глава 27 : Том Клэнси  27  Глава 28 : Том Клэнси
 28  вы читаете: Глава 29 : Том Клэнси  29  Глава 30 : Том Клэнси
 30  Глава 31 : Том Клэнси  31  Глава 32 : Том Клэнси
 32  Глава 33 : Том Клэнси  33  Глава 34 : Том Клэнси
 34  Глава 35 : Том Клэнси  35  Глава 36 : Том Клэнси
 36  Глава 37 : Том Клэнси  37  Глава 38 : Том Клэнси
 38  Глава 39 : Том Клэнси  39  Глава 40 : Том Клэнси
 40  Глава 41 : Том Клэнси  41  Глава 42 : Том Клэнси
 42  Глава 43 : Том Клэнси  43  Глава 44 : Том Клэнси
 44  Глава 45 : Том Клэнси  45  Глава 46 : Том Клэнси
 46  Глава 47 : Том Клэнси    



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap