Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 31 : Том Клэнси

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46

вы читаете книгу




Глава 31

Бруклин, Нью-Йорк, 26 января 2000 года

Антон Захаров, по кличке «Захар» среди сообщников, твердо верил в раз и навсегда заведенный порядок, в дисциплину и режим. Без них, считал он, часы и минуты тянутся без смысла и пользы, значение действий бледнеет, прилежание превращается в лень, все теряет свой смысл и рассыпается в прах. Жизнь без твердо очерченных границ сливалась для него в бесцельную неопределенную массу незначительных событий.

Захар не всегда придерживался такой точки зрения – она развивалась и оформлялась на протяжении ряда лет, и была более или менее связана с его профессиональными обязанностями. Он был занятым человеком: Ник Рома часто обращался к нему с просьбой выполнить невозможное в неосуществимые сроки. Рома поступал так не потому, что не уважал Захара, вовсе нет, просто ему, как и большинству повелителей, не хватало понимания всех тонкостей сложной работы Захара, и потому он не мог постичь, насколько трудна эта работа, сколько дисциплины и внимания к мельчайшим деталям требует создание совершенной подделки, успешной лжи, фальшивого паспорта, визы, свидетельства о рождении или браке, способных обмануть самый пристальный взгляд. Для Ника Ромы Захар был всего лишь специалистом по поддельным документам, умеющим создавать их дубликаты, чем-то вроде живого резинового штампа, ксерокса из крови и плоти, ремесленника, выполняющего работу, которую способен сделать каждый, будь у него свободное время. Для Ромы искусство мастера имело значение только в тех случаях, когда оно приносило немедленные результаты. Стоило не выполнить его требования, и тебя называли неумелым дураком, не способным решить столь простую задачу, которую можно доверить любому дилетанту, даже пьянице, вытащенному за ворот из канавы.

Захар знал это и относился к подобным взглядам своего повелителя со стойкостью мастера, знающего себе цену. Под каким невероятным давлением со стороны своих патронов работал, например, Микеланджело? Или Шекспир? Немедленно разрисуй этот потолок! Заверши пьесу к сегодняшнему вечеру, и чтобы она была чертовски интересной! Заставь нас смеяться, плакать, вздыхать от ужаса и волнения, но главное – быстро, быстро, быстро! Какое отчаяние вызывали у них подобные требования. Но что бы они делали без финансовой поддержки своих покровителей? Как бы зарабатывали на жизнь? Напряженность, существующая между искусством и коммерцией, – жизненно важная, хотя и приводящая в отчаяние составляющая, она питает творчество. Это инь и янь китайской натурфилософии, мужское и женское начала, две противоположности творческого процесса.

Если бы только это не приводило к бессоннице, сердечным приступам, язве и преждевременному облысению.

Сейчас он шел по дощатому тротуару Двенадцатой улицы на Брайтон-Бич, старые доски которого под его ногами по какому-то капризу океанских ветров были свободны от снега, над головой кружили, ныряли и взмывали вверх чайки, слева волновался серый океан. Брайтон-Бич-авеню протянулась справа, позади дом, где его квартира, в двух кварталах впереди киоск, где он покупает газету на русском языке, еще в двух кварталах за ним – булочная, там он купит себе булочки на завтрак, бюро путешествий еще в квартале по другую сторону надземной железной дороги. Так он шел на работу по маршруту, которым ходил каждое утро точно в шесть часов, ни секундой позже. Захар напомнил себе, что нужно выкинуть из головы эти бесполезные эгоцентричные размышления, эти капризные всплески неудовлетворенности и заняться мыслями о предстоящем сегодня важном деле.

Рома заказал ему полдюжины студенческих въездных виз для женщин, которых привезет из Москвы местный сутенер, хозяин ночного стриптиз-клуба. По какой-то причине Роме нужно доставить эти поддельные документы торговцу женской плотью в час дня. Рома передал Захару этот заказ вчера поздно вечером; он был в таком настроении, что убеждать его в чем-то было бессмысленно. Вообще-то Рома уже несколько недель казался необычно раздраженным, а за последние дни его настроение ухудшилось еще больше. Ходили слухи, что на него сильно повлияло чье-то проникновение в клуб, произошедшее пару ночей назад, хотя ни один из его ближайших помощников не говорил о случившемся и они даже отказывались подтвердить, что в клубе произошло что-то необычное.

Ну ладно, подумал Захар, сходя с деревянного тротуара, у Ромы свои беспокойства и заботы, а у меня свои. Его ничуть не интересовали подробности операций Ромы, у него не было для этого времени, его едва хватало на то, чтобы выполнять заказы. Шесть въездных виз и шесть часов до того момента, когда ему нужно представить их Роме. Это все, что…

– Извините меня…

Захар остановился и посмотрел на мужчину, стоявшего перед ним, который словно вырос из-под земли. Откуда он взялся?

– В чем дело? – спросил потрясенный Захар. Мужчина был тонким и жилистым, подстриженным едва ли не наголо. Его правая рука многозначительно скрывалась в кармане длиннополого пальто.

– Я хотел бы поговорить с вами, мистер Захар, – сказал он и едва заметно кивнул налево. – Вон там.

Захар посмотрел в указанном направлении и увидел стоящий у обочины автомобиль с приоткрытой задней дверцей. За рулем сидел кто-то еще.

– Не понимаю… – произнес он, затем перевел взгляд на мужчину и увидел, что его правая рука сжимает что-то в кармане. Неужели пистолет?

– Что вы хотите от…

– Садитесь в машину, – сказал мужчина. Он заметил взгляд Захара и ткнул предметом, находившимся в кармане, ему в живот. Предмет был цилиндрическим и твердым. – Это не займет много времени. И никто не причинит вам вреда, если вы не будете упрямиться и согласитесь ответить на несколько вопросов.

– Но у меня нет времени…

– Я сказал – в машину! – рявкнул мужчина и снова ткнул Захара в живот твердым предметом. – Идите вперед!

Внезапно задрожав, Захар кивнул и направился к приоткрытой дверце автомобиля. Мужчина в длиннополом пальто последовал за ним. Предмет в его руке упирался Захару в спину.

Разместившись на заднем сиденье рядом с Захаром, Нимец сделал знак Норико, чтобы она трогалась.

Он сунул обратно в карман цилиндрическую упаковку леденцов и подумал, что она вполне может относиться к категории «несмертельного» оружия.

***

Пройдя через металлодетектор службы безопасности, Садов сразу понял, что это парни из правоохранительных органов. Наверно, ФБР, подумал он, хотя они вполне могут принадлежать и к одной из специальных служб. Садов был всегда настороже и мгновенно узнал в них агентов.

Первое подозрение появилось у него, когда он увидел, как они расположились. Один стоял у газетного киоска в коридоре, другой у зала ожидания, третий рядом со входом. Все стало ясно по тому, где они стояли и как: поднятые подбородки, настороженные позы, глаза, внимательно оглядывающие всех и все замечающие, несмотря на то, что они не поворачивали голов. Верным признаком были их темные костюмы и плащи, пастельно-голубые галстуки, едва заметные выпуклости в нескольких дюймах выше отворотов брюк – это говорило о кобуре с пистолетом на лодыжке. Однако самым характерным был их общий вид – стандартный, аккуратный и безликий.

Садов опустился в пластиковое кресло, отвечающее формам тела, и посмотрел на ряд мониторов, где высвечивалось предполагаемое время вылета. Его рейс на Стокгольм через полчаса, и он надеялся, что скоро объявят о начале посадки.

При обычных обстоятельствах подобная слежка не вызвала бы у него никакого беспокойства. Уже многие годы Садов умело скрывал свои следы, проезжая через самые разные страны, и знал как ускользнуть от преследования. И хотя сейчас раскинутая правоохранительными органами сеть была шире обычной, места, где можно проскользнуть сквозь нее, оставались такими же доступными, даже доступнее, чем раньше. Национальная принадлежность участников террористического акта на Таймс-сквер была по-прежнему неизвестна. Более того, американцам не удалось опознать их патрона, и у них не было весомых доказательств, связывающих Россию со взрывами в новогоднюю ночь. Садову следовало чувствовать себя в безопасности – безликая неприметная личность, скрытая от посторонних под маской самого обычного человека. У него не было бы никаких оснований для беспокойства, если бы не фотография.

Она появилась в газете «Нью-Йорк дейли ньюс» на другой же день после взрывов и затем была перепечатана всеми органами массовой информации: зернистое изображение человека на любительской видеопленке, причем съемка велась откуда-то сверху над площадью, между Седьмой авеню и Пятьдесят третьей улицей. Фигура мужчины, который, как гласил заголовок, оставил одно из взрывных устройств, была обведена кружком. На фотографии было видно, как он опускает на тротуар рядом с полицейским заграждением, одиноко стоящим поперек улицы, спортивную нейлоновую сумку. Хотя было ясно, что у него темные волосы и он одет в кожаную куртку, лицо его было в тени, а потому черты оказались расплывчатыми и смутными. И все-таки Садов узнал себя. Он боялся, что правоохранительные органы, разыскивающие его, с помощью компьютерной обработки смогут улучшить изображение, сделают фотографию более четкой, и потому не решился войти в наполненный людьми аэропорт в то время, когда его лицо смотрит с газетных страниц в каждом киоске. Это означало, что ему пришлось остаться в Нью-Йорке почти на неделю дольше Джилеи и всех остальных, скрываясь в одном из убежищ Ромы. За эту неделю он покрасил волосы в более светлый цвет, короче постригся, приобрел очки с обычными стеклами, а вместо джинсов и кожаной куртки надел дорогой костюм преуспевающего бизнесмена. Такая маскировка была достаточно убедительной, и Садов не сомневался, что сумеет пройти через аэропорт, несмотря на повышенные меры безопасности. Тем не менее, он будет рад, когда минует коридор, соединяющий аэропорт с самолетом.

Да, только внутри авиалайнера он почувствует себя спокойно. Люди Ромы ожидали усиления тайного наблюдения за ключевыми пунктами выезда из страны и приняли это во внимание еще на этапе планирования пути его возвращения в Россию. В соответствии с планом маршрут Садова вел в Швецию, оттуда поездом в Финляндию и далее через пограничный пункт в окрестности Санкт-Петербурга. И хотя такой маршрут был кружным, а потому потребовал изготовления дополнительных документов, они сочли его самым безопасным. Финские и русские пограничники были известны своей небрежностью и только делали вид, что осматривают автомобили.

Затем последует несложный таможенный досмотр – его багаж просветят рентгеновскими лучами, два шага через металлодетектор – и все. На знакомой земле он будет в безопасности.

Садов перелистывал журнал, не обращая внимания на его содержание. Глядя поверх страниц, он следил за агентами, которые не сводили глаз с отъезжающих.

Как-то подозрительно посмотрел на него рыжеволосый мужчина, стоявший у выхода из зала ожидания, он отвел взгляд в тот самый момент, когда Садов поднял голову. Садов перевернул еще одну страницу. Нельзя давать волю воображению. Все это из-за фотографии и продолжительного пребывания в Нью-Йорке.

Садов ждал. Через десять минут была объявлена посадка на рейс 206 в Стокгольм. Инвалидов и тех, кто занимает ряды от А до Л, попросили приготовить билеты и пройти в самолет.

Садов медленно закрыл журнал и сунул его в наружный карман сумки, на которой висел ярлык, что это ручной багаж. Рыжеволосый мужчина скрестил руки на груди и, казалось, не сводил взгляда с пассажиров в зале ожидания. Когда Садов поднялся с кресла, мужчина привстал на носках и снова опустился. Один раз. Это что, признак скуки и нетерпения, рефлекторная попытка размять мышцы? Или указание на то, что он готовится приступить к операции? На мгновение Садову показалось, что на его лице остановился внимательный взгляд.

Он перекинул ремень сумки через плечо, направился к концу очереди и заметил, что агент, стоявший у входа в зал ожидания, покинул свой пост и направился в его сторону. У него были короткие ежиком волосы и острое лицо с подозрительным, как у лисы, выражением.

Садов скрипнул зубами. Он вспомнил, как чудом спасся после одной операции в Лондоне. Это было чуть больше года назад. Два английских полицейских узнали его и следили за ним на протяжении нескольких кварталов. Тогда он оставил обоих «бобби» в переулке с пулями в головах. Но теперь, здесь, он был безоружен. А в зале, переполненном людьми, находился, как в ловушке.

Очередь двинулась вперед. Он шел вместе со всеми, держа в руке билет.

Рыжеволосый агент стоял почти прямо перед ним, справа от входа, внимательно осматривая пассажиров, проходивших мимо. Садов пытался понять, до какой степени могли улучшить его изображение на той фотографии. В распоряжении американских правоохранительных органов самая современная технология. Не исключено и то, что кто-то выдал его. За поимку виновных во взрывах на Таймс-сквер обещано вознаграждение. Власти одного Нью-Йорка предложили пятьдесят тысяч долларов. К тому же Садов не очень доверял Роме и его людям. А вдруг они не смогут устоять перед соблазном? В конце концов, сам он тоже готов сделать что угодно за деньги.

Садов продолжал продвигаться к входу. Теперь перед ним было всего три пассажира: пожилая пара и элегантная женщина лет сорока. Пожилая пара – по-видимому, муж и жена – обменялись любезностями со стюардессой, затем взяли билеты и исчезли в коридоре, ведущем к самолету. Следующей была женщина.

Рыжеволосый мужчина бегло посмотрел на нее и перевел взгляд на уменьшающуюся очередь.

Усилием воли Садов взял себя в руки. У него не было выхода, кроме как продолжать двигаться вперед в надежде, что ему удастся пройти дальше. Он протянул билет стюардессе. Девушка улыбалась. Садов кивнул и заставил себя раздвинуть губы, вторя ее улыбке. Рыжеволосый стоял сейчас рядом с ним.

– Извините, сэр, – внезапно произнес агент. – Вы не могли бы выйти на несколько минут из очереди?

Садов продолжал смотреть на стюардессу и уголком глаза заметил, что второй агент – тот, что походил на лису, – приближается справа и уже почти подошел к рыжеволосому. Садов еще не видел третьего агента, того, что стоял у газетного киоска, но не сомневался, что и он тоже где-то рядом.

– Сэр, вы слышите меня? Нам нужно задать вам несколько вопросов.

У Садова зашумело в ушах. Ему придется подчиниться, другого выхода нет.

Он перевел взгляд на рыжеволосого. И сразу понял, что агент обращается совсем не к нему, а к кому-то, кто стоит в очереди позади.

Садов облегченно вздохнул и мельком оглянулся. На расстоянии трех человек сзади стоял мужчина, примерно такого же роста и возраста, как и Садов, в джинсах и пуховой лыжной куртке. У него были темно-каштановые волосы, как у Садова до того, как он покрасил их. Агенты взяли мужчину под руки, отвели в сторону и попросили предъявить документы. Тот казался смущенным и взволнованным. Пожал плечами и сунул руку в сумку, висящую на плече.

Садов повернулся к стюардессе. Он почувствовал, что его улыбка выглядит теперь почти естественной, как у внезапно ожившей каменной скульптуры. Агенты были рядом, но теперь занимались другим мужчиной. Задержали овцу в волчьей шкуре, весело подумал он.

– Счастливого полета, сэр, – произнесла стюардесса.

Улыбка на лице Садова стала еще шире.

– Спасибо, – сказал он, направляясь ко входу в коридор. – Уверен, что все будет в порядке.


Содержание:
 0  Политика : Том Клэнси  1  Глава 2 : Том Клэнси
 2  Глава 3 : Том Клэнси  3  Глава 4 : Том Клэнси
 4  Глава 5 : Том Клэнси  5  Глава 6 : Том Клэнси
 6  Глава 7 : Том Клэнси  7  Глава 8 : Том Клэнси
 8  Глава 9 : Том Клэнси  9  Глава 10 : Том Клэнси
 10  Глава 11 : Том Клэнси  11  Глава 12 : Том Клэнси
 12  Глава 13 : Том Клэнси  13  Глава 14 : Том Клэнси
 14  Глава 15 : Том Клэнси  15  Глава 16 : Том Клэнси
 16  Глава 17 : Том Клэнси  17  Глава 18 : Том Клэнси
 18  Глава 19 : Том Клэнси  19  Глава 20 : Том Клэнси
 20  Глава 21 : Том Клэнси  21  Глава 22 : Том Клэнси
 22  Глава 23 : Том Клэнси  23  Глава 24 : Том Клэнси
 24  Глава 25 : Том Клэнси  25  Глава 26 : Том Клэнси
 26  Глава 27 : Том Клэнси  27  Глава 28 : Том Клэнси
 28  Глава 29 : Том Клэнси  29  Глава 30 : Том Клэнси
 30  вы читаете: Глава 31 : Том Клэнси  31  Глава 32 : Том Клэнси
 32  Глава 33 : Том Клэнси  33  Глава 34 : Том Клэнси
 34  Глава 35 : Том Клэнси  35  Глава 36 : Том Клэнси
 36  Глава 37 : Том Клэнси  37  Глава 38 : Том Клэнси
 38  Глава 39 : Том Клэнси  39  Глава 40 : Том Клэнси
 40  Глава 41 : Том Клэнси  41  Глава 42 : Том Клэнси
 42  Глава 43 : Том Клэнси  43  Глава 44 : Том Клэнси
 44  Глава 45 : Том Клэнси  45  Глава 46 : Том Клэнси
 46  Глава 47 : Том Клэнси    



 




sitemap