Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 38 : Том Клэнси

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46

вы читаете книгу




Глава 38

Калпадокш, Юго-восточная Турция, 9 февраля 2000 года

Еще до того, как хетты четыре тысячи лет назад поселились в этом регионе, троглодиты бронзового века рыли тоннели в причудливых вулканических куполах, холмах, пиках и испещренных ущельями горных массивах Калпадокии, создавая там сеть подземных жилищ, которая уходила на многие мили в толщу известкового туфа, обеспечивая жильем сотни людей. Там находились спальные, гостиные и кухонные помещения, а также усыпальницы, емкости для запасов воды, конюшни, складские помещения и винные погреба, размещались лечебницы, храмы и кладбища. Из твердого, но поддающегося обработке камня, высекали входы, балконы, карнизы, лестницы и колонны и даже предметы домашней обстановки – столы, скамейки и ложа для сна. Узкие каналы в стенах между отдельными помещениями позволяли семьям общаться днем и служили надежной системой оповещения на случай тревоги.

На протяжении столетий пребывания римлян в Малой Азии, в этом гигантском подземном муравейнике находили приют различные племена, а затем и первые христиане, в том числе, согласно поверьям, и апостол Павел. Позднее здесь скрывались от зверств монгольских, арабских и оттоманских завоевателей тайные монашеские ордена, а в последние десятилетия в некоторых из этих подземных городов археологи вели раскопки и исследования, а местами они были даже открыты для туристов, хотя большинство подземных помещений оставались неизвестными, или о них знали только местные жители. Некоторые из помещений были заняты курдами, которые устремились на север из Ирака, спасаясь от преследований после войны в Персидском заливе, и пещеры до сих пор служат тайными убежищами для групп курдских повстанцев, ведущих вооруженную борьбу с турецкими войсками и международными союзниками Турции, в том числе, по разным причинам, и Соединенными Штатами.

Вот почему, думал Ибрагим, сидя верхом на скачущей лошади, направляя ее к изрытым ущельями склонам, искусственные пещеры к югу от Деринкие являются идеальным укрытием для Джилеи Настик и ее двоюродного брата Корута Зельвы после взрыва на Таймс-сквер. В этом удаленном изолированном районе было много горцев, поддерживающих курдов, которые с подозрением относились ко всем незнакомцам и которым не нравилось, когда в их дела вмешивались посторонние. Даже те, кто занимал позицию нейтралитета, наотрез отказывались помогать группе, приехавшей сюда в поисках террористов.

Поскольку Ибрагим Байяр был местным представителем Роджера Гордиана в этом отдаленном районе, он не мог не беспокоиться о том, что кто-нибудь из местных племен, заметив его группу всадников, почти наверняка предупредит террористов.

Он гнал свою лошадь галопом, ее мускулистые, скользкие от пота бока словно переливались под его стременами. Солнце безжалостно жгло спину, и дрожащая дымка зноя вздымалась над местностью – такой скалистой и неровной пустыней, что никакие колесные машины, включая бронетранспортеры и даже мотоциклы-вседорожники с колясками, сконструированные инженерами «Меча», не могли передвигаться по ней.

У Ибрагима мелькнула мысль, что здесь есть пространства, которые, казалось, не изменились за прошедшие тысячелетия и словно застыли в омуте вечности. Пространства, где сами силы природы сопротивляются переменам, где обрываются дороги и телефонные провода и большие расстояния можно преодолевать только верхом, иначе лучше сразу поворачивать обратно. Природа здесь не терпела компромиссов: или ты приспосабливаешься к ней, или терпишь поражение.

Ибрагим привычно сидел в седле, держа в руках отпущенные поводья. Шея его лошади поднималась и опускалась, поднималась и опускалась в ритме неторопливого галопа. Слева и справа слышался топот копыт – это на лошадях ехали его спутники, из-под подков вылетали камни и песок. Все всадники были одеты в легкие серовато-коричневые комбинезоны и вооружены модифицированными автоматами М-16 с подствольными гранатометами, заряженными реактивными гранатами М-234, которые поражают противника своей кинетической энергией. У каждого на шее висели защитные очки и противогазовая маска.

Когда до горного массива оставалось около километра, Ибрагим увидел, что гигантский холм, возвышающийся над окружающей местностью, был усеян рядами отверстий, ведущих в пещеры. Некогда они служили входами в находившийся здесь караван-сарай. Торговые караваны находили приют в пещерах, они останавливались здесь на отдых и одновременно снабжали жителей подземного города, в который пробирались по высеченным в скалах ступенькам и длинным коридорам. Ибрагим знал, что теперь эти пещеры кишат скорпионами – как в буквальном, так и в переносном смысле. Порученная ему операция заключалась в том, чтобы выгнать их из подземных укрытий и захватить в плен самых опасных, никого не убивая. У противников, однако, не будет подобных ограничений. Если им представится возможность, они убьют и его самого и всех его спутников, оставив их разлагаться на выжженной солнцем земле.

Ничего не поделаешь, вооруженная борьба не бывает справедливой для всех ее участников. Ибрагим и его товарищи по оружию знали о предстоящей операции, и постараются приложить все силы, чтобы она закончилась успешно, – остальное в руках Аллаха.

Они продолжали скакать по молчаливой пустыне к логову скорпионов…

***

Носильщик из гостиницы «Ханедан» отправился в путь на рассвете, едва успев опередить незнакомцев, собравшихся в деревне за последние два дня. Он хорошо знал эти места и кратчайший путь к цели и безжалостно гнал лошадь по крутым склонам и ущельям резко пересеченной местности, направляясь к плоскогорью, которое служило подходом к подземному убежищу. Здесь было немало скрытых ходов, по которым можно попасть в пещеры, однако за сотни лет большинство их обвалилось, и доступ через них был закрыт.

Корут разместит своих часовых на высоком скальном карнизе, его нужно предупредить о предстоящем нападении. Молодой носильщик посмотрел через плечо, увидел позади крохотные точки, за которыми вилась пыль. Это вооруженные всадники, выехавшие из деревенской гостиницы сразу после него. Он не знал, кто послал их сюда; говоря по правде, это не имело значения ни для него, ни для остальных жителей деревни. Несколько недель назад Джилея и Корут вернулись в Деринкие в поисках убежища и защиты, и местные жители предоставили им и то и другое. Джилея и Корут узами крови были связаны с его родственниками, и те, все как один, поклялись помогать им. Он не подведет их. Носильщик знал, что успеет добраться до убежища раньше всадников, предупредит Джилею и Корута о надвигающейся угрозе, даже если ради этого ему придется загнать свою лошадь. Что бы ни сделали его соплеменники, в чем бы их ни обвиняли, ничто не помешает ему помочь им скрыться.

Корут вставил полный магазин в автомат Калашникова, перекинул ремень через плечо и побежал по подземному коридору. Его шаги эхом отдавались от неровных стен прохода, давным-давно высеченного в скалах. Несколько минут назад тревожный голос предупредил его через отверстие в стене, что сюда скачет отряд вооруженных всадников. К убежищу через пустыню с юга приближались незнакомцы. Сейчас они находились на расстоянии меньше километра, и оно с каждой секундой сокращалось. Ранним утром всадники выехали из деревни – смешанный отряд из турок, американцев и европейцев.

Какая удача, что Джилея успела уехать, оставив его искать и готовить добровольцев. Сейчас она уже на борту крошечной подводной лодки, вышедшей из Амасры, что на северном берегу Турции, и находится в Черном море, на полпути к месту назначения.

Корут не думал, что вооруженные всадники являются сотрудниками ФБР или Интерпола. Иначе они прибыли бы сюда на вертолетах, может быть, даже самолетах, но не верхом. Из кого бы ни состоял этот многонациональный отряд, его вели люди, знакомые с местностью, владеющие врожденными навыками местных жителей. Может быть, они из таинственной организации, о которой его предупреждали, той самой, что сумела проникнуть ночью в кабинет Ромы в Нью-Йорке? Проверить это невозможно, да и, в конце концов, какая разница? Они искали его, сумели найти и теперь едут за ним.

Коруту оставалось одно: молиться, чтобы они горько пожалели об этом.

***

Ибрагим увидел солнечные блики на утесе и понял, что это отблеск от стволов автоматического оружия, еще до того, как раздался первый залп. Он посмотрел в бинокль на стрелков: автоматы содрогались в их руках, выпуская длинные очереди.

Ибрагим потянул за поводья – лошадь встала на дыбы и остановилась.

Одновременно он поднял и резко, рубящим жестом опустил руку, приказывая отряду подъехать к нему. Всадники сгрудились вокруг, их лошади фыркали и ржали, автоматные пули поднимали перед ними фонтанчики земли. По ним открыли огонь с предельного для автоматов расстояния, и стрельба была на редкость неточной. И все-таки Ибрагиму приходилось признать, что боевики занимают выгодную позицию и готовы к подходу отряда – их явно успели предупредить.

Ибрагим рассчитывал, что внезапность нападения принесет удачу, но принимал во внимание и то, что удача может отвернуться от него. Он был хорошо знаком с расположением пещер и подземных ходов и благодаря этому сам приготовил несколько сюрпризов для противника. Он повернулся к американцу, который находился справа от него.

– Ты со своими людьми предпримешь фронтальную атаку, Марк, – сказал он. – Тем временем я обойду противника с тыла и перехвачу нашу добычу, когда Корут попытается скрыться из своего убежища.

Голубые глаза Марка пристально посмотрели на него, он кивнул и дал знак дюжине всадников следовать за ним.

Как только стук копыт стал удаляться, Ибрагим с другой половиной отряда повернул налево и со всей стремительностью, на которую только была способна его кобыла, поскакал к тайному выходу из подземного города.

Приблизившись к основанию утеса, всадники, которых вел американец, тут же подняли гранатометы – дальность их действия была от сорока до шестидесяти ярдов – и прицелились. С утеса, который возвышался над ними, летели пули, а на таком близком расстоянии они представляли смертельную опасность. Марк увидел, как один из его людей схватился за горло, кровь брызнула у него между пальцами, и он свалился с седла. Тут же упал другой всадник, на его сером комбинезоне расплылось красное пятно. Лошадь, в грудь которой попала автоматная очередь, рухнула на землю, отбросив своего всадника на несколько ярдов в сторону. Ржание умирающего животного, прозвучало пронзительно, словно стон раненого человека.

– Огонь! – скомандовал Марк. – Бейте этих подонков!

Уцелевшие всадники дали залп. Из подствольных гранатометов вырвались реактивные гранаты и устремились к целям, вращаясь со скоростью пять тысяч оборотов в минуту и оставляя позади дымные спирали. Удерживаемые в полете скоростью вращения, гранаты летели ко входам в пещеры по пологим траекториям и все до одной попали в цели. С сокрушающей силой они сметали людей со скалистого выступа, сбивая их с ног и отбрасывая назад. Слышались крики, вызванные замешательством и болью. Мягкие резиновые кольца, опоясывающие гранаты, при попадании в цель срывались, и входы в пещеры окутало облако газа CS.

Убедившись, что первый залп возымел желаемое действие, Марк дал вторую команду. Его люди соскочили с лошадей, натянули противогазовые маски и начали взбираться по крутому склону, непрестанно поливая утес очередями из автоматов.

Боевики, ослепленные слезоточивым газом, метались по утесу, их тела содрогались от приступов кашля. Нередко люди, утратив способность ориентироваться, срывались вниз. Некоторые попытались отступить внутрь пещер. Наощупь разыскивая входы, они передвигались на четвереньках, не имея сил защищаться.

Поднявшись на утес, спецназовцы группы «Меч» поспешно перезарядили гранатометы и выпустили свои гранаты со слезоточивым газом уже внутрь пещер.

Когда облака газа начали растекаться по внутренним помещениям, они сами устремились по коридорам, чтобы подавить остатки сопротивления.

***

Корут бежал к лестнице, ведущей вверх, к запасному выходу. Тусклые электрические лампы на стенах отбрасывали блики на его лицо. Он слышал вопли и стоны позади себя, но ничем не мог помочь товарищам. У него мелькнула мысль, что в России даже с половиной своих боевиков он смог бы отразить атаку нападающих, не знакомых с местностью. Но здесь их атаковали люди, хорошо подготовленные и знакомые с обстановкой. Кто они? Как им удалось обнаружить подземные пещеры? С этим придется разобраться. Надо сообщить о случившемся Джилее. Но это потом. Если ему не удастся скрыться прямо сейчас, он не сумеет ничего предпринять ни для нее, ни для себя.

Корут добрался до узкой каменной лестницы и побежал по высеченным в скале ступеням, держа наготове автомат. Он видел дневной свет над головой и слышал испуганное ржание своей лошади. Поднявшись на верхнюю площадку, он повернул за выступающий угол и оказался в конюшне. Лошадь была надежно привязана в стойле, но она нервно била копытами, явно испуганная грохотом автоматных очередей, доносящихся снизу. Корут сорвал со стального стержня, вбитого в стену, подушку, потник и седло, кинул их на спину лошади и быстро затянул подпругу, надеясь, что сделал все это достаточно хорошо. Затем вставил ногу в стремя, поднялся на спину лошади, схватил поводья, направил испуганное животное в сторону выхода и с силой пришпорил его каблуками. Лошадь взвилась на дыбы, затем с пронзительным ржанием вырвалась из конюшни на яркий солнечный свет, который заливал каменистую пустыню.

Ибрагим узнал о тайной конюшне от местного торговца, ценившего американскую валюту выше родственных чувств, и нанес на карту точное ее расположение. Поручив группе Марка предпринять фронтальную атаку, сам он со своими людьми обошел массив с тыла, и теперь они расположились у выхода из конюшни, зная, что Корут обязательно воспользуется им, чтобы скрыться, если уцелеет.

Корут увидел их, как только лошадь вынесла его из пещеры на дневной свет, – дюжина всадников, образовавших полукруг прямо перед ним, их оружие было направлено на него.

– Свиньи, – прохрипел он, поняв, что попал в ловушку. – Гребаные свиньи!

Он поднял автомат, собираясь захватить с собой в могилу как можно больше врагов, но в это мгновение реактивная пластиковая граната попала ему прямо в живот – еще до того, как его палец успел коснуться спуска. От мощного удара он вылетел из седла, рухнул на землю и начал кататься в агонии, прижимая руки к животу.

– Давайте заберем его и поедем обратно, – произнес Ибрагим и соскочил с лошади.


Содержание:
 0  Политика : Том Клэнси  1  Глава 2 : Том Клэнси
 2  Глава 3 : Том Клэнси  3  Глава 4 : Том Клэнси
 4  Глава 5 : Том Клэнси  5  Глава 6 : Том Клэнси
 6  Глава 7 : Том Клэнси  7  Глава 8 : Том Клэнси
 8  Глава 9 : Том Клэнси  9  Глава 10 : Том Клэнси
 10  Глава 11 : Том Клэнси  11  Глава 12 : Том Клэнси
 12  Глава 13 : Том Клэнси  13  Глава 14 : Том Клэнси
 14  Глава 15 : Том Клэнси  15  Глава 16 : Том Клэнси
 16  Глава 17 : Том Клэнси  17  Глава 18 : Том Клэнси
 18  Глава 19 : Том Клэнси  19  Глава 20 : Том Клэнси
 20  Глава 21 : Том Клэнси  21  Глава 22 : Том Клэнси
 22  Глава 23 : Том Клэнси  23  Глава 24 : Том Клэнси
 24  Глава 25 : Том Клэнси  25  Глава 26 : Том Клэнси
 26  Глава 27 : Том Клэнси  27  Глава 28 : Том Клэнси
 28  Глава 29 : Том Клэнси  29  Глава 30 : Том Клэнси
 30  Глава 31 : Том Клэнси  31  Глава 32 : Том Клэнси
 32  Глава 33 : Том Клэнси  33  Глава 34 : Том Клэнси
 34  Глава 35 : Том Клэнси  35  Глава 36 : Том Клэнси
 36  Глава 37 : Том Клэнси  37  вы читаете: Глава 38 : Том Клэнси
 38  Глава 39 : Том Клэнси  39  Глава 40 : Том Клэнси
 40  Глава 41 : Том Клэнси  41  Глава 42 : Том Клэнси
 42  Глава 43 : Том Клэнси  43  Глава 44 : Том Клэнси
 44  Глава 45 : Том Клэнси  45  Глава 46 : Том Клэнси
 46  Глава 47 : Том Клэнси    



 




sitemap