Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 42 : Том Клэнси

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46

вы читаете книгу




Глава 42

Калининградская область, 10 февраля 2000 года

Американский компаунд возвышался в темноте, словно зловещая крепость, но Садов знал, что впечатление массивности и надежной защиты всего лишь иллюзия. За бетонной стеной, окружавшей станцию по периметру, находились десять зданий, и ни одно из них не было выше двух этажей. Ему было также известно, что на стене находятся датчики инфракрасного излучения и, если луч будет прерван, раздастся сигнал тревоги. Впрочем, все эти методы обеспечения безопасности не принесут никакой пользы персоналу станции, подумал Садов.

В ближней к ним стене виднелись металлические ворота. Они были достаточно широкими, чтобы через них могли одновременно проехать два грузовика. По обе стороны ворот находились сторожевые будки охраны. Типичная американская система, подумал он. Внутри находятся всего лишь горстка плохо вооруженных сотрудников службы безопасности и, может быть, десятка два техников. Они не смогут противостоять его боевикам.

Как и было запланировано, четыре БТР-40 остановились в пятидесяти метрах от металлических ворот, за пределами пространства, освещенного прожекторами на стене. Фары бронетранспортеров были выключены, и все члены группы уже надели очки ночного видения.

Садов повернулся к Нике.

– Действуй, – сказал он. Девушка молча посмотрела на него и кивнула. Она перелезла через спинку сиденья к 82-миллиметровому миномету М-38, прикрепленному болтами к днищу бронетранспортера и, ориентируясь по верньерам, осуществила окончательную наводку.

Потом подождала еще несколько секунд, давая возможность боевикам в остальных трех бронемашинах приготовиться к штурму, и нажала на гашетку, выпустив первую мину. Мгновение – и мины с ракетными ускорителями устремились по пологой траектории к металлическим воротам.

Ника не стала ждать результатов. Закончив пуск мин, она тут же прыгнула на место и схватила ручной противотанковый гранатомет.

Грохот взрывов, несущих смерть и разрушение, нарушил тишину ночи. Одна мина попала точно в металлические ворота, силой взрыва их сорвало с петель и отбросило назад, в глубь компаунда. Остальные две взорвали обе сторожевые будки, нарушили связь и убили обоих охранников, находившихся внутри. Самая трудная цель, однако, была предназначена для четвертой мины. Она взлетела высоко над стеной и упала точно на крышу здания, где находился аварийный генератор, снабжавший сейчас станцию электроэнергией. Это была единственная возможность полностью вывести из строя все каналы связи станции. Садов знал, что американцам не к кому обратиться за помощью, но все-таки не хотел рисковать.

Четвертый выстрел Ники был точен. На лице Садова появилась удовлетворенная улыбка, он направил бронетранспортер через остатки искореженных ворот, не боясь повреждений, которые могли причинить острые металлические прутья покрышкам его машины. Садов знал, где находится гараж американской станции. Он не собирался выводить его из строя, если только там не скрывались и не работали механики, так что в случае повреждения покрышек после завершения операции они просто уедут со станции на украденных американских джипах.

Бронетранспортеры один за другим миновали ворота: первым ехал бронетранспортер с Садовым и Ники, затем два, в которых сидели люди Джилеи, и замыкала колонну бронемашина с боевиками из его собственной группы. Оказавшись внутри, машины расползлись по разным углам компаунда. Затем, заняв позиции в соответствии с планом, они развернулись и устремились к зданию, расположенному в центре, – низкому бетонному строению с антеннами космической связи на крыше и сразу открыли огонь.

Они не встретили сопротивления. Садов и не ожидал натолкнуться на отчаянную оборону, но все-таки предполагал, что американцы станут отстреливаться. Два охранника были убиты почти сразу, пулеметные очереди застали их врасплох и на открытом месте, и они погибли с выражением испуга и недоумения на лицах. Если не считать этих двоих, остальной персонал станции скрывался в своих жилых помещениях, не высовывая голов и надеясь пережить это внезапное нападение.

К несчастью, это противоречило намерениям Садова и полученному им приказу. Проезжая мимо каждого здания, боевики выстрелами из противотанковых гранатометов взрывали двери, чтобы преградить находящимся внутри путь наружу.

Однако главной целью операции было здание с оборудованием спутниковой связи. Уничтожив его, Садов собирался заняться остальными.

Единственное, что отвлекло Садова, – это помещение, где американцы хранили свой небольшой запас оружия. Два БТР-40 остановились и забросали его гранатами, почти полностью уничтожив. Затем Садов снизил чувствительность своих очков ночного видения, и БТРы стали методически продвигаться к центру управления спутниковой связи.

***

Макс Блакберн говорил по телефону с Аланом Джейкобом, начальником службы безопасности станции, когда связь внезапно прервалась. Макс со своей группой находился за пределами компаунда, где осматривал окрестности, и сейчас направлялся обратно. Алан связался с ним, как только отключилось энергоснабжение. Никто не думал, что в этом есть что-то намеренное или зловещее, но в соответствии с существующими правилами они были обязаны поддерживать связь до тех пор, пока проблема не будет снята. Блакберн и сотрудники службы безопасности уже возвращались на станцию, задержался только Вайнз Скалл, который хотел проверить еще кое-что. Однако и он, узнав о перебоях в снабжении электричеством, приказал водителю ехать побыстрее.

Макс не положил трубку, когда прервалась связь, а повернулся к Меган. Они сидели в кузове крытого грузовика, похожего на русские машины, в которых доставляют сельхозпродукцию с маленьких местных ферм на рынки близлежащих городов. Грузовик подпрыгивал на ухабах так называемой дороги.

– Звони, – сказал он, передал ей трубку и назвал телефонный номер прямого канала связи с Джейкобом.

– Что-то случилось? – спросила она, нажимая кнопки. Правила требовали, чтобы номера не вводились в память быстрого набора и по окончании разговора номер последнего абонента всегда снимался.

– Не знаю, – ответил он. – Может быть.

Набрав номер, Меган нажала кнопку «связь» и поднесла трубку к уху.

– Слышу гудок вызова, – сказала она через мгновение.

Макс наклонился вперед.

– Жми на газ, – приказал он водителю. Меган с удивлением посмотрела на него. Блакберн, не дожидаясь ответа, начал действовать.

– Что-то произошло, – заключил он. – Если бы канал связи был исправен, ты услышала бы сигнал «занято». Значит, телефонный канал выведен из строя. – Потом он обратился к Ли Джонсону, специалисту по радиосвязи. – Задействуй спутниковый канал, – приказал он. – Мне нужно немедленно установить связь со станцией через спутник. Там что-то происходит, и я хочу знать, что именно.

– Не могу установить связь, сэр, – ответил Джонсон, спустя несколько секунд. – Связь со спутником действует, но наземный терминал не отвечает.

Блакберн молча кивнул. Лицо его помрачнело.

– Мы скоро вернемся?

– Через десять минут, сэр, – ответил водитель. Блакберн покачал головой. Он знал, что значат десять минут в бою, – Нам надо быть на станции через пять, приказал он.

– Но, сэр, рессоры не выдержат…

– Наплевать на рессоры, – рявкнул Блакберн, – и на ухабы. Моя задача спасти людей на станции, которые подверглись нападению и сейчас рассчитывают на нашу помощь, а мы не можем помочь, если не приедем на место. Жми на газ, и чтобы через пять минут мы были на станции. Это приказ.

– Слушаюсь, сэр, – ответил водитель. – Через пять минут.

Пять минут – это вечность для тех, кто находятся на станции, но группе Блакберна придется пережить трудные минуты.

Боевики Садова натолкнулись на сопротивление. Они не сомневались, что справятся с ним, однако это задержит ход операции.

Он предполагал, что охрана не будет вооружена, но когда освещенные пламенем пожаров бронетранспортеры приблизились к укрепленному зданию в центре компаунда, со всех сторон из амбразур загремели выстрелы. Судя по их характеру, у охраны было только легкое оружие калибром не более девяти миллиметров, но Садова беспокоило другое. Если оружие есть и у тех, кто скрываются в остальных зданиях, он и его люди могут оказаться под смертоносным перекрестным огнем.

План операции рушился. До сих пор все шло соответственно плану – это было особенно приятно сознавать, принимая во внимание, как мало времени было выделено на подготовку. Но теперь придется импровизировать по ходу операции.

Протянув руку, Садов схватил ручку включения фар, дернул ее на себя и тут же нажал ногой на регулятор света, включив фары на максимальную яркость.

– Приготовься, Ника, – крикнул он, потянув за рычаг ручного тормоза.

Выпрыгнув из продолжающего двигаться бронетранспортера, он прокатился по земле, стараясь оставаться в сплошной тени, которая сгущалась по контрасту с ослепительным светом фар. Затем, став на одно колено, Садов быстро отрегулировал фокусировку на своих очках ночного ведения, поднял винтовку, уперся локтем в левое колено и прицелился в ближайшую амбразуру.

Теперь он отчетливо видел лицо испуганного охранника, который держал в руках что-то похожее на «беретту» девятимиллиметрового калибра. Хорошее оружие, но практически бесполезное в таком бою.

Садов сделал глубокий вдох, затем выдох, затаил дыхание, чтобы избежать всяких колебаний ствола и мягко нажал на спусковой крючок.

Даже очки ночного видения не позволяли разглядеть, попала ли выпущенная им пуля в цель. Он почувствовал силу отдачи, и это на мгновение помешало зрению, однако Садов тут же понял, что в амбразуре пусто.

Еще через секунду он увидел, что Ника сделала еще один выстрел из миномета БТР-40 и мина упала точно на крышу огневой точки. Огонь оттуда стих, и боевики открыли огонь из своих гранатометов. Через несколько минут от маленького белого здания остались одни пылающие развалины.

Садов повернулся к боевикам и отдал приказ рассредоточиться для поиска уцелевших служащих станции. Теперь, когда главная цель была достигнута, в их задачу входило уничтожение оставшегося персонала. Подавая команды движением руки, Садов дал знак трем своим боевикам чуть отступить назад. То, что предстояло осуществить, уже не было боем, а убийство беззащитных американцев он оставил людям Джилеи.

***

Когда грузовик стал приближаться к станции, Макс Блакберн заметил там языки пламени. Он подался вперед, словно хотел усилием воли заставить водителя ехать быстрей. Меган, сидевшая рядом, оцепенела, увидев, что происходит впереди.

– Боже мой! – прошептала она. Макс молчал. Он просто сжал кулаки. Его группа была готова вступить в бой. Все они уже видели огонь, осветивший ночное небо, и понимали, что это значит. Все без исключения, даже водитель, были в кевларовых нагрудниках и очках ночного видения. У каждого в руках было оружие, и все знали свою задачу. Теперь им требовались только цель и возможность отомстить.

Когда до компаунда оставалось ярдов пятьдесят, Блакберн приказал водителю выключить фары и сбавить скорость. Здесь, рядом со станцией, дорога была гладкой и ему отчаянно хотелось ехать побыстрее, но он знал, что это будет ошибкой. Персонал станции рассчитывал на него – те, кто остались в живых, – и если он как дурак ворвется внутрь, подставив себя и своих людей под смертоносный обстрел, это не принесет им никакой пользы.

Нет, как бы ему ни хотелось ворваться на станцию, как на боевом коне, он не должен этого делать, а будет действовать в соответствии с планом.

Они сбавили скорость у первого угла, и Блакберн жестом приказал четырем охранникам из своего отряда в двенадцать человек выпрыгнуть из грузовика. Их задача заключалась в том, чтобы перелезть через стену и занять позицию в углу компаунда. Еще четверо расположатся в остальных углах, а он сам, Меган и еще трое охранников перелезут через заднюю стену, напротив ворот. Водитель останется в грузовике.

Господи, пожалуйста, мысленно взмолился Блакберн, наблюдая, как грузовик поворачивает за угол; он хотел просить Бога, чтобы тот позволил уцелеть тем, кто находились внутри компаунда. Но вместо этого у него сложилась другая просьба:

– Господи, пожалуйста, пусть террористы задержатся, не успеют уехать; помоги мне заставить их заплатить за все своей кровью.

Меган, сидевшая рядом, коснулась его руки, стараясь поддержать его, но Блакберн не заметил этого. Все его внимание было сосредоточено на звуках стрельбы, доносящихся из-за стены, и перед его мысленным взором разворачивались картины мести.

***

Садов слышал, что огонь затихает, и улыбнулся. Еще несколько минут, и он отзовет боевиков.

– Ты сегодня хорошо поработала, – обратился он к Нике. В самом деле, она действовала безукоризненно, все ее выстрелы попали в цель, и она сохраняла спокойствие даже в самые опасные минуты операции. Ника – хороший боец, отличный солдат, и Садов был доволен, что она по-прежнему оставалась рядом с ним.

Справа донеслась короткая очередь из автомата АКМ, и наступила тишина.

Все кончено, подумал Садов. Это был последний. Протянув руку к портативной рации на поясе, он трижды нажал на кнопку передачи точка, тире, точка. Это означало, что все должны собраться у гаража, единственного уцелевшего на станции здания. Как только группа соберется, они возьмут штурмом гараж, убьют всех, кто находятся внутри, а затем уедут на джипах, которые Садов намерен был перепродать.

Таков был его план. Он понял, что допустил роковую ошибку, лишь когда кто-то стиснул его руку и острое лезвие ножа уперлось ему в горло.

Макс гордился своими людьми. Как и подобает настоящим профессионалам, они не дали воли эмоциям и бесшумно выполнили его задание, достигнув тем самым максимального успеха. Пользуясь тактикой, усвоенной на службе в армейских рейнджерах, специальной авиационной службе, морской пехоте особого назначения, которая называла себя «тюленями», и других особых подразделениях, они быстро нашли врага и нейтрализовали боевиков по одному или парами, не сделав ни единого выстрела. Но еще более удивительным было то, что американские охранники, несмотря на ярость, которая пылала в них так же яростно, как и здания станции спутниковой связи, сумели, насколько понял Блакберн, захватить всех до единого живьем. Таким образом, эта банда террористов целиком предстанет перед судом.

Увидев впереди еще двоих террористов, Макс поднял руку, призывая к предельной осторожности, и устремился вперед. Слева шла Меган, а по сторонам два охранника из службы безопасности станции.

При других обстоятельствах Блакберн повел бы себя более осторожно и, возможно, позволил бы захватить террористов одному из своих охранников. А может быть, и нет. Он множество раз спорил с Гордианом, категорически отказываясь признать, что любой из его подчиненных, каким бы зеленым, молодым и неопытным он ни был, в большей мере незаменим, чем он, Блакберн, а потому никогда не посылал своих людей туда, куда не отправился бы сам.

Блакберн бесшумно подкрался к мужчине, подождал, пока тот не уберет руку от рации, укрепленной на поясе, и затем молниеносно бросился вперед, схватил мужчину за плечо правой рукой, а левой прижал лезвие ножа к его горлу. Все это было проделано молча. Он надеялся, что террорист как-то отреагирует на захват, попытается сопротивляться, даст ему повод пустить в ход нож.

Меган, действовавшая рядом с ним, не проявила такой жалости. Держа в руке нож с острым коротким лезвием, она приблизилась к женщине, которая была ее целью, и, повернув нож, нанесла сильный удар рукояткой по основанию черепа террористки. Та упала на землю, потеряв сознание, ее длинные темные волосы рассыпались из-под шлема.

Слишком легко отделались, подумал Блакберн. Ему хотелось крови, хотелось провести отточенным лезвием по горлу мужчины, которого захватил. Но поступить так он не мог. Прежде всего он был солдатом, и хотя он состоял на службе корпорации, а не страны, кодекс солдатской чести не позволял ему убить фактически беспомощного человека.

Придет день, когда его боль и ярость пройдут, и тогда он поймет, что поступил правильно.

Блакберн удерживал пленника до тех пор, пока охранники не связали его. Затем, вложив в ножны нож, он бросил своим людям:

– Уберите его отсюда к чертовой матери. Повернувшись спиной к главарю банды, Блакберн вместе с охранниками отправился на поиски тех, кто могли остаться в живых. Это была длинная ночь, и он знал, что она кончится еще нескоро.


Содержание:
 0  Политика : Том Клэнси  1  Глава 2 : Том Клэнси
 2  Глава 3 : Том Клэнси  3  Глава 4 : Том Клэнси
 4  Глава 5 : Том Клэнси  5  Глава 6 : Том Клэнси
 6  Глава 7 : Том Клэнси  7  Глава 8 : Том Клэнси
 8  Глава 9 : Том Клэнси  9  Глава 10 : Том Клэнси
 10  Глава 11 : Том Клэнси  11  Глава 12 : Том Клэнси
 12  Глава 13 : Том Клэнси  13  Глава 14 : Том Клэнси
 14  Глава 15 : Том Клэнси  15  Глава 16 : Том Клэнси
 16  Глава 17 : Том Клэнси  17  Глава 18 : Том Клэнси
 18  Глава 19 : Том Клэнси  19  Глава 20 : Том Клэнси
 20  Глава 21 : Том Клэнси  21  Глава 22 : Том Клэнси
 22  Глава 23 : Том Клэнси  23  Глава 24 : Том Клэнси
 24  Глава 25 : Том Клэнси  25  Глава 26 : Том Клэнси
 26  Глава 27 : Том Клэнси  27  Глава 28 : Том Клэнси
 28  Глава 29 : Том Клэнси  29  Глава 30 : Том Клэнси
 30  Глава 31 : Том Клэнси  31  Глава 32 : Том Клэнси
 32  Глава 33 : Том Клэнси  33  Глава 34 : Том Клэнси
 34  Глава 35 : Том Клэнси  35  Глава 36 : Том Клэнси
 36  Глава 37 : Том Клэнси  37  Глава 38 : Том Клэнси
 38  Глава 39 : Том Клэнси  39  Глава 40 : Том Клэнси
 40  Глава 41 : Том Клэнси  41  вы читаете: Глава 42 : Том Клэнси
 42  Глава 43 : Том Клэнси  43  Глава 44 : Том Клэнси
 44  Глава 45 : Том Клэнси  45  Глава 46 : Том Клэнси
 46  Глава 47 : Том Клэнси    



 




sitemap