Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 8 : Том Клэнси

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46

вы читаете книгу




Глава 8

Вашингтон, округ Колумбия, 5 ноября 1999 года

Гордиану казалось, что Дан Паркер играл роль ангела-хранителя с первого дня их знакомства, уже почти пять лет. Во Вьетнаме оба служили в 355-м авиакрыле фронтовых истребителей-бомбардировщиков, Паркер был у Гордиана ведомым, и они совершили бессчетное количество боевых вылетов на вражеские объекты. Пролетая на малой высоте над укрепленными огневыми точками Вьетконга на своих «фантомах» F-4, они на собственном опыте убедились в том, как трудно поразить бомбами и ракетами замаскированные, скрытые в земле боевые объекты на скорости, приближающейся к двум Махам. Здесь они поняли необходимость разработки управляемых бомб и ракет, которые позволят пилотам поражать вражеские цели, расположенные в самых труднодоступных местах, без многочисленных пролетов, причем практически проверяя направление ветра, смочив слюной палец.

Полеты для Гордиана – да и сама война – закончились 20 января 1968 года, когда его сбили во время операции по поддержке наземных войск примерно в четырех милях к востоку от Ханоя. Катапультировавшись из своего объятого пламенем кокпита над хребтом, занятым вражескими войсками, он едва успел отстегнуть парашют, как его окружили северовьетнамские солдаты с автоматами в руках. Будучи летчиком, Гордиан представлял собой особенно ценную добычу, так как располагал информацией о тактике и технических возможностях американских ВВС, настолько ценной, что его посадили в клетку для всеобщего обозрения, вместо того чтобы выставить на стене захваченных трофеев только его голову.

Однако на протяжении всех пяти лет, которые Гордиан провел в ханойском отеле «Хилтон», он не произнес ни слова, стойко выдержав соблазны, начинающиеся с обещаний быстрого освобождения, и мучения одиночного заключения, перемежающиеся с жестокими пытками.

Тем временем Дан Паркер закончил свой второй срок службы во Вьетнаме в семидесятых годах и вернулся в Вашингтон с грудью, украшенной множеством боевых наград. Являясь сыном известного калифорнийского конгрессмена, он успешно использовал свои общественные и политические контакты, чтобы через «Красный крест» установить связь с Гордианом. Группы, приезжавшие в Северный Вьетнам с гуманитарными целями, обеспечивали медицинскую помощь, доставляли письма и посылки, а также информировали семью Гордиана о его состоянии, хотя правительство этой страны принимало гуманитарную помощь крайне неохотно и только на словах соглашалось с основными принципами Женевской конвенции, определяющей правила обращения с военнопленными.

На этом старания Паркера не прекратились. По мере того как переговоры в Париже близились к этапу прекращения огня, он использовал все свои связи и добился того, что его друг оказался в числе первых американских военнопленных, освобожденных вьетнамцами. Несмотря на то что Гордиан вернулся в Америку после пятилетнего плена исхудавшим и слабым, он был в несравненно лучшем состоянии, чем мог бы оказаться без постоянной помощи Дана.

В течение двух следующих десятилетий поддержка Паркера не ослабевала, хотя и перешла в другую сферу. Их дружба и взаимное уважение укрепились. Пережитое во Вьетнаме убедило обоих друзей в необходимости быстрейшего развития технологии, в которой будут сочетаться новейшие достижения в области навигации и разведки с созданием систем точного наведения на цель. Во время боевых вылетов обоим приходилось полагаться на интуицию, что подвергало смертельной опасности их жизни и одновременно причиняло немалый урон гражданскому населению, что вовсе не было вызвано необходимостью. Кроме того, Гордиан навсегда запомнил, что провел пять лет в концентрационном лагере благодаря точному попаданию русской зенитной ракеты «земля – воздух», приближения которой он не заметил. И хотя с появлением «умного» оружия положение коренным образом изменилось, недостаток интеграции все еще существовал – брешь, так сказать, между наведением на цель с помощью систем инфракрасного наведения и радиолокаторов.

К концу восьмидесятых Гордиан начал понимать – по крайней мере теоретически, – как закрыть эту брешь с помощью современной спутниковой связи, а Дан занимал позицию, позволявшую ему оказывать помощь в финансировании этих исследований, без чего теорию не превратишь в действительность. Он пошел по стопам отца и сделал успешную политическую карьеру. Избранный в третий раз конгрессменом от Калифорнии, Паркер стал членом нескольких комитетов Конгресса, в задачу которых входило распределение средств для научных и военных исследований. Его непоколебимая вера в Гордиана убедила остальных членов комитетов выделить крупные гранты, и вместе с огромными капиталовложениями от доходов корпорации Гордиана в научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы это позволило создать систему «Gapsfree», ставшую самым драгоценным алмазом в кремниево-полупроводниковой короне компании «Аплинк интернэшнл».

Возможности применения системы «Gapsfree» в существующей авионике и аппаратуре связи были настолько велики, что в это трудно было поверить. В комбинации с глобальной спутниковой системой она позволяла летчику или офицеру, ведущему бомбометание, точно знать, где он находится по отношению к цели или тому, что нацелено на него, получая данные в реальном масштабе времени, передаваемые непосредственно со спутников на бортовые навигационные компьютеры, и пользуясь радиолокатором с фазированной антенной решеткой, чтобы видеть сквозь туман или дым на поле боя. Система была также достаточно легкой и компактной для размещения в подвесных оружейных контейнерах, которые могли быть присоединены к точкам крепления на фюзеляжах даже таких низкотехнологичных самолетов, как А-10, превращая их – в сочетании с некоторыми модификациями кабины – в смертоносные истребители-бомбардировщики, способные пускать самые «умные» из всех «умных» видов вооружения. Это многообразие делало систему «Gapsfree» самой дешевой и эффективной системой наведения из когда-либо разработанных и созданных конструкторами для ракет и бомб, точно наводимых на цель.

Неудивительно, что это сделало корпорацию Гордиана мировым лидером в области технологии связи и наведения систем вооружения, а также превратило его в очень – исключительно – богатого человека.

Многие предприниматели, достигнув вершины своей профессиональной карьеры, удаляются от дел или, по крайней мере, почиют на лаврах. Но Гордиан стал развивать свои идеи дальше, стремясь к новой логической цели. Умело используя достигнутый им колоссальный успех, он расширил свою корпорацию, открыл филиалы в десятках стран, создал новые рынки сбыта и начал поглощать местные компании, занятые средствами связи, химические, телефонные и промышленные фирмы на всех четырех континентах. Его окончательной целью было создание единой глобальной сети связи, основанной на. использовании спутников, которая сделала бы возможной и недорогой телефонную связь с сотового телефона – или факса, модема – с адресатом, находящимся в любой точке земного шара.

Он руководствовался не тщеславием и не стремлением увеличить свое и без того огромное состояние, а верой в то, что такая коммуникационная система действительно изменит жизнь миллионов, может быть, даже миллиардов людей, предоставив в их распоряжение свободу контактов и технологию, на которой она основана. По его мнению, быстрый доступ к информации был весьма мощным оружием.

Он вернулся из Вьетнама твердо уверенный в том, что обязан посвятить жизнь борьбе с тоталитарными и диктаторскими режимами, причем убедился на собственном опыте, что ни одно такое правительство не в силах выдержать противостояния со свободой человеческих контактов.

Для достижения такой цели, однако, ему нужна была поддержка правительств десятков ключевых стран. Ему было необходимо, чтобы эти правительства выделили радиочастоты для его корпорации, чтобы они обеспечили ему доступ к своим космическим программам, что позволит использовать десятки низкоорбитальных спутников и что не по силам НАСА; и ему требовались хорошие отношения с этими правительствами, дабы получить возможность строить на территории этих стран приемные станции по всему миру, соединить их со своей спутниковой сетью и подавать полученные сигналы в существующие наземные каналы связи.

Требовалась ему и помощь Дана Паркера. Снова, уже в который раз, начиная с 1997 года Дан вел его через законодательный лабиринт, сопровождающий эволюцию портативных спутниковых телефонов. Последнее время он следил за событиями, которые могли повлиять на планы Гордиана ввести в строй свою наземную станцию в России к концу года.

Сейчас, сидя с Даном в ресторане «Вашингтонская пальма» на Девятнадцатой улице, Гордиан сделал глоток пива и обвел взглядом рисунки на политические и спортивные темы, украшающие стены зала. Дан помешивал свое мартини, чтобы в нем растворились кубики льда, и нетерпеливо ждал, когда принесут первое блюдо.

Гордиан знал, что Паркер всегда с нетерпением ждет начала еды.

Они сидели за столом, который им обычно выделяли в ресторане, под забавной карикатурой на Тайгера Вудза. Десять лет назад, когда они впервые начали раз в месяц встречаться здесь за ланчем, рисунок на стене изображал О.Д.Симпсона. Затем его сняли и заменили карикатурой на Марва Альберта. В свою очередь скоро сняли и Марва, и теперь на стене красовался Тайгер Вудз.

– Тайгер, – задумчиво произнес Гордиан, размышляя вслух. – Настоящая американская легенда.

– Будем надеяться, что он останется здесь надолго, – отозвался Паркер. – Если Тайгер уйдет, кого повесят на его место?

– Может, рисунок Секретариата, – покачал головой Дан.

– Может быть, – согласился Гордиан. Они продолжали ждать. Посетителями, сидевшими за соседними столиками, были главным образом политики, репортеры и лоббисты, а также несколько туристов, которые пришли сюда в надежде увидеть какую-нибудь знаменитость. Пока Гордиан не заметил, чтобы кто-нибудь смотрел в их сторону. Он лениво подумал, что сегодня, быть может, у него неудачная прическа.

– Расскажи мне, – попросил он Дана, – о последних изоляционистских выпадах Делакруа.

Дан с завистью посмотрел на соседний столик, где ели сандвичи с соленым мясом.

– Хочу есть, – буркнул он.

– Знаю, – улыбнулся Гордиан. – Я хотел отвлечь твое внимание от пищи.

Дан пожал плечами.

– Коллеги из Сената рассказывали, что он поднимал те самые вопросы, которые так интересуют тебя. Говорил о затратах на продовольственную помощь России, напоминал – между прочим, вполне справедливо – о том, что расходы по поддержанию мира в Боснии оказались впятеро больше, чем предполагалось вначале. Не забыл упомянуть, что русский парламент и банковская система находятся под контролем организованной преступности, а это означает, что определенный процент всех займов, которые мы выделяем России, попадет в карманы коррумпированных чиновников.

Гордиан сделал еще глоток пива.

– Что еще?

– Делакруа утверждает, что предложение президента – не что иное, как политика умиротворения, попытка выиграть уступки во время следующего этапа переговоров по ограничению стратегических вооружений и запрещения испытаний ядерного оружия с помощью леденцов вместо того, чтобы добиться успеха твердостью и отказом идти на уступки.

Гордиан заметил, что к ним направляется официант с подносом на высоко поднятой руке.

– Похоже, наши филе прибыли, – заметил он.

– Слава Богу, – отозвался Дан и развернул салфетку. – Сколько нам пришлось ждать?

Гордиан посмотрел на часы.

– Ты не поверишь – целых десять минут! – Они молчали, пока официант не расставил перед ними тарелки и не ушел.

Дан взялся за вилку с ножом и энергично атаковал свой бифштекс. Хор-рош-шо, – проворчал он, подражая Борису Карлоффу в фильме «Невеста Франкенштейна».

Гордиан принялся за свой ланч, давая Дану возможность отдышаться, прежде чем возобновить разговор.

– Ты рассказал мне о возражениях Делакруа против предложения президента, публично высказанных сенатором, – проговорил он наконец. -А как относительно скрытых, оппортунистических мотивов?

Дан посмотрел на своего друга, дожевывая кусок мяса.

– Приятно слышать, какого низкого мнения ты о народных избранниках.

– За исключением присутствующих, разумеется, – улыбнулся Гордиан.

– Помнишь, как несколько лет назад Делакруа возглавил инициативу, направленную на снижение социальных дотаций? – спросил Дан.

– Разве такое забудешь? – ухмыльнулся Гордиан. – Помнится, он выставил рядом с трибуной чучело огромной свиньи, не так ли?

– Вообще-то подобное повторилось и на одной из недавних сессий. Только на этот раз это была громадная банка со сладостями. – Дан продолжал трудиться над своим бифштексом, энергично работая ножом и вилкой. – А для иллюстрации дебатов по сокращению расходов он использовал огромные механические челюсти.

– По крайней мере, он постоянно мыслит крупными категориями.

– Дело в том, – усмехнулся Дан, – что все помнят его выходки, хотя их считают грубыми и непристойными даже консерваторы. А теперь он боится, что исчезнет с первых страниц газет и с экранов телевизоров, если ничего не скажет по поводу того, что миллионы долларов финансовой помощи и тонны продовольствия уходят к иностранцам… к тому же русским.

Гордиан покачал головой.

– Эти два вопроса никак не связаны между собой. Даже если не принимать во внимание критическую ситуацию с продовольствием в России…

– В чем некоторые сомневаются…

– Все равно это является вопросом стратегической важности для нашей страны.

Дан осушил свой бокал мартини и дал знак, чтобы ему принесли второй.

– Послушай, я вовсе не собираюсь защищать этого бультерьера из Луизианы, однако вообрази себе, что скажут политические противники Делакруа, если он поддержит программу финансовой и продовольственной помощи. Те самые люди, которые выступают за эту программу, обвинят его в лицемерии и напомнят общественности, что это тот самый сенатор, который собирался отнять бесплатные школьные ланчи у американских детей.

Гордиан снова замолчал, глядя в свою тарелку.

С того самого дня, когда Эшли дала указания его личному повару исключить из рациона своего мужа мясо – он не мог припомнить, потому ли, что оно содержит слишком много жиров или канцерогенов, а может, антибиотиков или стероидов, его ежемесячные ланчи в «Пальме» стали чем-то вроде протеста, попытки уйти из-под строгого контроля жены и питаться чем-то иным, кроме зелени, салатов, даров моря и куриных грудок. Чтобы увеличить запретное удовольствие и испытать вкус мяса со всей его полнотой холестерина, Гордиан перешел от среднепрожаренных бифштексов с кровью к почти непрожаренным, едва ли не сырым.

Раз в месяц он сбрасывал с себя цепи диеты и превращался в хищника, в волка, вонзающего свои клыки в окровавленное мясо после успешной охоты.

Сегодня, однако, у него пропал аппетит. Его бифштекс выглядел таким неприкаянным, что Гордиану захотелось извиниться перед ним.

– Два парня из моей русской группы недавно побывали в Калининграде, сказал он. – Помнишь Вайнза Скалла? Я познакомил тебя с ним не так давно.

Паркер кивнул.

– Специалист по планированию операций, – сказал он. – Эксперт. Превосходно разбирается в своем деле. Правда, он показался мне каким-то мрачным.

– Я плачу ему деньги не за красивые глаза. Никто лучше Вайнза не умеет предвидеть крупные неприятности, а он уехал из Калининграда, убежденный, что не позже чем через месяц в России начнутся голодные бунты. – Гордиан сделал паузу и показал официанту на свою пустую пивную кружку. – Двадцать лет назад, работая в канадской инвестиционной компании в Иране, Скалл почувствовал надвигающуюся опасность и посоветовал своему директору вывезти персонал из страны.

Руководство компании пришло к выводу, что его оценка политической ситуации в Иране неоправданно мрачная. Через шесть дней к власти пришел аятолла, и персонал американского посольства превратился в заложников. Скалл остался в стране, и ему удалось вывезти нескольких американских сотрудников компании.

После того, как опасность для них миновала, он уволился, и я тут же нанял его.

– Почему на этот раз он так уверен в близости катастрофы?

– Утверждает, что многое указывает на это. Я могу послать тебе факсом его доклад, если хочешь. Он исходит из того, что Калининград меньше зависит от снабжения из России, чем другие города, потому что через него, как через свободную экономическую зону, проходит множество импортных товаров. И все-таки его магазины пусты. Если голодают люди в этом городе, то в других местах, таких как Санкт-Петербург или даже столица России, положение еще хуже, -Перед Гордианом появилась полная кружка пива и он сделал глоток. – Я знаю, что это походит на анекдот, но Вайнз даже ввязался в драку с местными панками, которые пытались отнять у старушки сумку с продуктами. И это когда получаса не прошло, как он приехал в город.

– Если таково положение в Калининграде, то положение во всей Федерации еще хуже, – повторил Паркер. – Ты это хочешь мне сказать?

– Что-то вроде этого, да.

Дан вздохнул.

– Может быть, из-за драки с местными панками его хрустальный шар дал сбой, А может, Скалл просто ошибается. Это случается даже с лучшими экспертами.

– Ты считаешь, что Старинов приехал в Вашингтон с просьбой об экономической помощи без всякой на то необходимости, просто так? Ты действительно так думаешь?

– По мнению Делакруа, Старинов преувеличивает серьезность ситуации. Он полагает, что ему нужна такая помощь, чтобы отвлечь внимание от этого Педаченко. Американская помощь придаст ему вид настоящего государственного деятеля, равного западным политикам.

Гордиан бросил на приятеля жесткий взгляд.

– Сейчас я говорю не с Делакруа, – процедил он. – Дан, в данный момент у меня в западной России больше сотни служащих моей компании. И еще восемьдесят-девяносто рабочих, нанятых по контракту для строительства наземного терминала. Давай на минуту забудем о моих капиталовложениях, да и о более широких государственных интересах. Мои служащие в уязвимом положении, и я должен позаботиться об их безопасности. Если соглашение об экономической помощи не пройдет через Конгресс, я отзову их из России. Так вот, скажи мне, каково твое мнение о вероятности экономической помощи.

Дан молча вращал стакан мартини между ладонями, оставляя едва заметные отпечатки пальцев на его заиндевевшей поверхности. Наконец он поднес стакан к губам и выпил.

– Президенту, надо думать, удастся договориться об утверждении соглашения, отправить в Россию по крайней мере часть помощи, – ответил он. – Если повезет, этого окажется достаточно.

– Ты что-то слишком часто употребляешь слово «если», – заметил Гордиан.

Дан посмотрел на него и пожал плечами.

– Самый важный урок, который я получил в свой первый год пребывания в Конгрессе, заключался в том, чтобы не питать слишком больших иллюзий. Это одна из причин, почему я остаюсь там так долго.

– Значит, ты советуешь мне терпеливо ждать, надеясь на лучшее?

– Да.

Гордиан откинулся на спинку кресла и задумался.

Дан с завистью посмотрел на его тарелку.

– Ты собираешься доедать свой бифштекс? – спросил он.

Гордиан отрицательно покачал головой.

– Тогда передвинь его ко мне.


Содержание:
 0  Политика : Том Клэнси  1  Глава 2 : Том Клэнси
 2  Глава 3 : Том Клэнси  3  Глава 4 : Том Клэнси
 4  Глава 5 : Том Клэнси  5  Глава 6 : Том Клэнси
 6  Глава 7 : Том Клэнси  7  вы читаете: Глава 8 : Том Клэнси
 8  Глава 9 : Том Клэнси  9  Глава 10 : Том Клэнси
 10  Глава 11 : Том Клэнси  11  Глава 12 : Том Клэнси
 12  Глава 13 : Том Клэнси  13  Глава 14 : Том Клэнси
 14  Глава 15 : Том Клэнси  15  Глава 16 : Том Клэнси
 16  Глава 17 : Том Клэнси  17  Глава 18 : Том Клэнси
 18  Глава 19 : Том Клэнси  19  Глава 20 : Том Клэнси
 20  Глава 21 : Том Клэнси  21  Глава 22 : Том Клэнси
 22  Глава 23 : Том Клэнси  23  Глава 24 : Том Клэнси
 24  Глава 25 : Том Клэнси  25  Глава 26 : Том Клэнси
 26  Глава 27 : Том Клэнси  27  Глава 28 : Том Клэнси
 28  Глава 29 : Том Клэнси  29  Глава 30 : Том Клэнси
 30  Глава 31 : Том Клэнси  31  Глава 32 : Том Клэнси
 32  Глава 33 : Том Клэнси  33  Глава 34 : Том Клэнси
 34  Глава 35 : Том Клэнси  35  Глава 36 : Том Клэнси
 36  Глава 37 : Том Клэнси  37  Глава 38 : Том Клэнси
 38  Глава 39 : Том Клэнси  39  Глава 40 : Том Клэнси
 40  Глава 41 : Том Клэнси  41  Глава 42 : Том Клэнси
 42  Глава 43 : Том Клэнси  43  Глава 44 : Том Клэнси
 44  Глава 45 : Том Клэнси  45  Глава 46 : Том Клэнси
 46  Глава 47 : Том Клэнси    



 




sitemap