Детективы и Триллеры : Триллер : Штаб дальней авиации России, Владивосток, Приморский военный округ : Джеймс Кобб

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55

вы читаете книгу




Штаб дальней авиации России, Владивосток, Приморский военный округ

Командирский «ГАЗ» подпрыгивал на ухабистой дороге базы, и поэтому майору Григорию Смыслову пришлось упереться рукой в приборную доску. Повернув голову к запотевшему боковому стеклу, он протер его ладонью и стал, хмурясь, смотреть на обветшавшие бараки и заброшенные служебные постройки, мокнущие под пропитавшимся влагой свинцовым небом. Служить здесь, должно быть, являлось большой честью: когда-то.

В эти дни огромный комплекс авиационной базы представлял собой бледную тень, призрак того, чем он являлся раньше. Из сотен стояночных мест самолетов вдоль широких взлетно-посадочных полос сегодня заняты были считаные. Там, где раньше базировались авиаполки, оснащенные «Туполевыми» и элегантными «Сухими» со стреловидными крыльями, на боевом дежурстве осталась лишь пара худосочных эскадрилий, командиры которых нервно поглядывали в сторону китайской границы. Остальную технику даже не стали консервировать, а просто бросили, отдав на растерзание ветрам, дождям и ржавчине.

Смыслов принадлежал к новому поколению русских людей. Он видел и понимал те глубинные заблуждения в самом сердце коммунизма, которые в конечном итоге привели к краху СССР, он по-прежнему надеялся на возрождение в XXI веке сильной и демократической России. И вместе с тем ему была понятна горечь, живущая в сердцах многих представителей старшего поколения россиян. Они помнили времена, когда их страна обладала могуществом и пользовалась уважением, когда никто в мире не посмел бы насмехаться над нею.

Машина остановилась перед штабом дальней авиации – массивным железобетонным бункером без окон, со стенами, покрытыми пятнами ржавчины и сырости. Выбравшись из машины, Смыслов отпустил шофера, поднял воротник шинели, прячась от холодного дождя, и, обходя лужи, направился ко входу в штаб.

Не дойдя до солидных красновато-коричневых дверей, он остановился, нагнулся и поднял с земли камешек. Это был кусочек бетона, недавно отвалившийся от фасада здания. То же самое происходило с большинством старых советских построек. Они рассыпались. Не столь быстро, как замки из песка, но с такой же неизбежностью. Смыслов сжал кусочек бетона, и тот рассыпался между пальцами. Офицер невесело улыбнулся и стряхнул с затянутой в перчатку ладони мокрый песок.

Его уже ждали. Проверив документы Смыслова, один часовой почтительно принял у него форменную фуражку и шинель, а второй провел его внутрь здания. Даже здесь, казалось, царило запустение. Многие кабинеты были темны, и шаги идущих отдавались гулким эхом в почти безлюдных коридорах штаба.

Смыслов миновал второй контрольно-пропускной пункт, и сопровождающий передал его штабному офицеру, вместе с которым они двинулись в святая святых базы.

Большой, хорошо обставленный кабинет принадлежал командующему всеми частями российской дальней авиации, базирующимися в Тихоокеанском регионе, но мужчина, сидевший за массивным столом из красного дерева, обладал даже большей властью, нежели предусматривалось этой должностью.

– Майор Смыслов из 449-го специального полка обеспечения безопасности ВВС по вашему приказанию прибыл!

– Здравствуйте, майор, – сказал генерал Баранов и, с укоризной покачав головой, добавил: – Плохо вы усвоили то, что вам говорили. Никакого приказания я не отдавал. Меня здесь вообще нет. И вас здесь нет. И встречи этой никогда не было. Вы меня понимаете?

– Так точно, товарищ генерал!

Холодные глаза Баранова буравили Смыслова.

– Сомневаюсь. Ну да ничего, сейчас поймете. – Генерал кивнул в сторону стула, стоявшего по другую сторону стола, и приказал: – Садитесь.

После того, как майор сел, Баранов подтянул к себе папку толщиной в дюйм и открыл ее. Смыслов сразу понял: его личное дело. Он знал, что написано на его первой странице:

Ф.И.О.: Смыслов Григорий Андреевич

Возраст: 31 год

Рост: 199 см

Цвет глаз: зеленый

Цвет волос: светлые

Место рождения: Березово, Тюменской области, Российская Федерация.

С фотографии, которой сопровождалась эта информация, веселыми глазами смотрело достаточно приятное лицо, хоть и с немного угловатыми, резкими чертами. Какие еще сведения могло содержать его личное дело, Смыслов не знал.

Генерал Баранов полистал содержимое папки.

– Майор, командир вашего полка придерживается о вас весьма высокого мнения. Он считает вас одним из лучших, если не лучшим офицером из тех, что находятся в его подчинении. Ознакомившись с вашим послужным списком, я склонен с ним согласиться.

Баранов продолжал листать папку, но смотрел не в нее, а в лицо Смыслова, словно пытаясь разгадать внутреннюю суть человека, личное дело которого держал в руках.

– Благодарю вас, товарищ генерал, – ответил Смыслов, тщательно подбирая слова. – Я всегда мечтал стать хорошим офицером.

– Вам это удалось, и именно поэтому вы здесь. Я полагаю, командир вашего полка рассказал вам про историю с «Мишей-124» и о том, какая роль отводится вам в этом деле?

– Так точно.

– Что же именно он вам сообщил?

– Он сказал, что я войду в состав совместной российско-американской группы, которую направят на место крушения «Миши» для выяснения всех возможных обстоятельств, и буду отвечать за связь с нашим командованием. Работать стану совместно с подполковником Смитом из армии США и рядом других американских специалистов. Наша задача – осмотреть упавший самолет и выяснить, остались ли на его борту какие-либо активные средства ведения биологической войны. Нам также предстоит выяснить судьбу, постигшую членов экипажа «Миши», и забрать их тела. Любые детали, связанные с нашим заданием, должны храниться в строжайшем секрете.

Баранов кивнул.

– Я недавно вернулся из Вашингтона, где уточнил с американской стороной различные аспекты этой миссии и договорился о том, чтобы вас включили в состав исследовательской группы. Что еще вам было сказано?

– Больше ничего, товарищ генерал. Мне лишь было приказано явиться сюда, на эту встречу… – Смыслов осекся и, усмехнувшись помимо своей воли краешком губ, закончил: – Которой не было, чтобы пройти окончательный инструктаж.

– Очень хорошо, – довольно покивал генерал, – вот так и надо! Скажите мне, майор, вам приходилось что-нибудь слышать о «Событии пятого марта»?

Пятого марта? Смыслов задумался. Еще будучи курсантом Военно-воздушной академии имени Гагарина, он встречался с девушкой, день рождения которой приходился, кажется, как раз на пятое марта. Но вряд ли этот факт мог бы заинтересовать командующего 37-й воздушной армией стратегического назначения. Поэтому он ответил:

– Никак нет, товарищ генерал, не представляю, о чем вы говорите.

Баранов снова кивнул.

– Так и должно быть. – Затем он покинул кресло, подошел ко второй двери кабинета и сказал: – Пройдите со мной, майор.

Дверь вела в маленькую комнату без окон с серым металлическим столом для карт посередине. А в центре стола лежала одна-единственная папка серого цвета. По диагонали ее пересекала желтая полоса, вторая, красная, тянулась сверху вниз вдоль корешка. Будучи майором спецполка безопасности, Смыслов сразу узнал ее. В таких папках хранились документы высшего уровня секретности, доступ к которым был возможен лишь с санкции президента. По его спине пробежал озноб. Ему показалось, что в комнате вдруг стало холоднее, и он с сожалением подумал о своей оставленной при входе в здание шинели.

Баранов указал на папку.

– Вот оно, «Событие пятого марта». Возможно, это – последний государственный секрет, который еще сохранила наша Родина. Любое несанкционированное разглашение содержащейся в этой папке информации равносильно смертному приговору. Вам понятно?

– Да, товарищ генерал.

– Но вы теперь получили к ней доступ. Прочитайте все, что в ней есть, майор, а я вскоре вернусь за вами.

Баранов вышел в свой кабинет и запер дверь комнаты снаружи.

Смыслов обошел стол, уселся и пододвинул к себе папку. Мысли его лихорадочно метались. Пятое марта… Пятое марта… В этой дате для его сознания звучало что-то отдаленно знакомое, но он не мог вспомнить, что именно. Может быть, что-то из школьного курса истории?

* * *

Генерал дал молодому офицеру сорок пять минут. Папка была небольшой, но Баранов помнил, что, впервые получив разрешение ознакомиться с ее содержанием, он сам дважды перечитал документы, холодея и не веря собственным глазам.

Когда время вышло, Баранов снова встал из-за стола и отпер комнату для совещаний. Майор Смыслов сидел за столом, закрытая папка лежала перед ним. Несмотря на загар, лицо офицера было белым, как полотно, и он даже не поднял глаз на генерала. Его губы безостановочно шептали:

– Боже мой… Боже мой…

– Со мной творилось почти то же самое, когда я прочитал эти бумаги, Григорий Андреевич, – мягко проговорил Баранов. – Еще недавно содержание этой папки было известно лишь трем десяткам людей во всей России. Мы с вами – тридцать первый и тридцать второй.

Закрыв и заперев дверь секретной комнаты, генерал сел на стул напротив Смыслова. Молодой мужчина поднял на него взгляд. Он явно пытался совладать с собой.

– Каковы будут приказы, генерал? – спросил он. – Подлинные приказы?

– Во-первых, майор, я теперь могу сказать вам, что резервуар со спорами сибирской язвы до сих пор находится на борту самолета. Он не был катапультирован, и для нас это совершенно очевидно. Однако в первую очередь нас заботит вовсе не это, а… Правильно, «Событие пятого марта»!

Брови Смыслова полезли вверх.

– Не понимаю, товарищ генерал, каким образом?

– Примкнув к американской исследовательской группе, вы явитесь нашим главным человеком на острове Среда, – продолжал Баранов. – Вы станете нашими глазами и ушами, в своей оценке складывающейся там ситуации мы будем полностью полагаться на вас. Но действовать вы будете не один. Атомная подводная лодка переправит на остров взвод военно-морского спецназа, подготовленного для действий в условиях Арктики. Они окажутся на острове раньше вас, займут скрытную позицию, затаятся и будут ждать вашего сигнала. Для связи с ними вам будут выданы специальные средства.

– Какой же… сигнал я должен им дать, генерал?

– Относительно «События пятого марта», майор. Командиру «Миши-124» был дан приказ уничтожить все связанные с «событием» свидетельства. Правда, ему приказали уничтожить и сам самолет с боезапасом сибирской язвы. Ясно, что последний приказ выполнен не был, и сейчас необходимо выяснить, был ли выполнен первый. Поскольку связь с самолетом была потеряна, в то время узнать об этом нам не удалось.

– Значит, экипаж «Миши-124» даже не пытались вытащить оттуда? – тихо спросил Смыслов.

– В этом не было смысла и особой необходимости, – с мрачной прямотой ответил Баранов. – Мы всей душой надеемся на то, что они успели уничтожить все улики, связанные с «Событием пятого марта», раньше, чем… – Генерал сделал многозначительную паузу, а затем продолжал: – Если это так или если вы самостоятельно сможете выполнить эту задачу, ваша совместная работа с американцами может спокойно продолжаться в соответствии с первоначальным планом.

– А если улики не уничтожены или не могут быть уничтожены? Что, если подполковник Смит и его люди доберутся до них первыми? Что тогда, товарищ генерал?

– Если американцам удастся хоть что-нибудь узнать о «Событии пятого марта», они не должны уйти с острова живыми. Этим займетесь вы и взвод спецназа.

Смыслов резко вскочил со стула.

– Вы, должно быть, шутите, товарищ генерал!

– О «Событии пятого марта» наружу не должно просочиться ни слова, ни полслова, майор! Ни при каких обстоятельствах!

Смыслов замялся, подбирая слова.

– Товарищ генерал, но… почему спецназ нельзя направить на остров прямо сейчас? Пусть они, гм, разберутся с этими уликами до того, как туда прибудут американцы.

– Потому что мы ходим по лезвию бритвы! Американцам известно о существовании «Миши-124». Они знают о том, что это один из наших «Ту-4», а теперь они узнали и о том, что этот самолет служил средством доставки биологического оружия. Если мы направим туда наших спецназовцев немедленно, сделать они ничего не смогут, а только насвинячат и устроят на месте крушения полный бардак! Американцы поймут, что мы попытались опередить их, у них возникнут подозрения, и они примутся задавать ненужные вопросы.

Баранов с отчаянием на лице развел руками.

– Мир изменился, майор. Американцы нужны нам в качестве друзей, а не врагов. Если же им станет известно про «Событие пятого марта», мы вновь превратимся во врагов.

– При всем уважении к вам, товарищ генерал, я хотел бы задать вопрос: разве не произойдет то же самое, если наши военные перебьют их специалистов?

Генерал звучно припечатал ладонь к столу.

– Устранение американцев следует рассматривать как самое крайнее средство, последнюю возможность избежать глобальной катастрофы! Мы полагаемся на вас, майор. Сделайте все, чтобы к этой крайней мере не пришлось прибегнуть.

Баранов устало, по-стариковски вздохнул и откинулся на спинку стула.

– Но если сделать это все же придется, то, значит… придется. Из двух зол выбирают меньшее, Григорий Андреевич. Если мы и Соединенные Штаты вновь окажемся на ножах, Россия еще сумеет выжить. Но если весь мир и наш собственный народ узнают о «Событии пятого марта», нашей родине и нашей нации – конец!


Содержание:
 0  Ледовый Апокалипсис : Джеймс Кобб  1  Канадский Арктический архипелаг Сегодняшний день : Джеймс Кобб
 2  Военно-тренировочный лагерь Гекльберри-Ридж-Маунтин : Джеймс Кобб  3  Загородная резиденция президента США Кэмп-Дэвид : Джеймс Кобб
 4  Военно-тренировочный лагерь Гекльберри-Ридж-Маунтин : Джеймс Кобб  5  Китайская Народная Республика : Джеймс Кобб
 6  Залив Сан-Франциско : Джеймс Кобб  7  вы читаете: Штаб дальней авиации России, Владивосток, Приморский военный округ : Джеймс Кобб
 8  Анакоста, штат Мэриленд : Джеймс Кобб  9  Восточное побережье Адриатического моря : Джеймс Кобб
 10  Международный аэропорт Сиэтла Такома : Джеймс Кобб  11  Над проливом Хуан-де-Фука : Джеймс Кобб
 12  Анкоридж, Аляска : Джеймс Кобб  13  Аэропорт Меррилл-Филд, Анкоридж : Джеймс Кобб
 14  Остров Кадьяк, Аляска : Джеймс Кобб  15  За пределами полуострова Аляска : Джеймс Кобб
 16  Недалеко от Рейкьявика, Исландия : Джеймс Кобб  17  Неподалеку от восточной оконечности острова Среда : Джеймс Кобб
 18  Корабль Береговой охраны США Алекс Хейли : Джеймс Кобб  19  Остров Среда : Джеймс Кобб
 20  Корабль Береговой охраны США Алекс Хейли : Джеймс Кобб  21  Вашингтон, округ Колумбия : Джеймс Кобб
 22  Корабль Береговой охраны США Алекс Хейли : Джеймс Кобб  23  Над Северным Ледовитым океаном : Джеймс Кобб
 24  Южный склон Западного пика : Джеймс Кобб  25  Научная станция на острове Среда : Джеймс Кобб
 26  Ледник на седловине : Джеймс Кобб  27  Научная станция на острове Среда : Джеймс Кобб
 28  Место падения самолета Миша-124 : Джеймс Кобб  29  Научная станция на острове Среда : Джеймс Кобб
 30  Место падения самолета Миша-124 : Джеймс Кобб  31  Научная станция на острове Среда : Джеймс Кобб
 32  Ледник на седловине : Джеймс Кобб  33  Научная станция на острове Среда : Джеймс Кобб
 34  Ледник на седловине : Джеймс Кобб  35  Научная станция на острове Среда : Джеймс Кобб
 36  Ледник на седловине : Джеймс Кобб  37  База ВВС Эйелсон, Фэрбенкс, Аляска : Джеймс Кобб
 38  Анакоста, штат Мэриленд : Джеймс Кобб  39  Южная сторона острова Среда : Джеймс Кобб
 40  Северная сторона острова Среда : Джеймс Кобб  41  Южная сторона острова Среда : Джеймс Кобб
 42  Северная сторона острова Среда : Джеймс Кобб  43  Северная сторона острова Среда : Джеймс Кобб
 44  Белый дом, Вашингтон, округ Колумбия : Джеймс Кобб  45  Северная сторона острова Среда : Джеймс Кобб
 46  Над Северным Ледовитым океаном : Джеймс Кобб  47  Ледник на седловине : Джеймс Кобб
 48  Научная станция на острове Среда : Джеймс Кобб  49  Южное побережье острова Среда : Джеймс Кобб
 50  Научная станция на острове Среда : Джеймс Кобб  51  Над Северным Ледовитым океаном : Джеймс Кобб
 52  Остров Вознесения : Джеймс Кобб  53  Международный аэропорт Сиэтла Такома : Джеймс Кобб
 54  Анакоста, штат Мэриленд : Джеймс Кобб  55  Использовалась литература : Ледовый Апокалипсис



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.