Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 10 : Макс Коллинз

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14

вы читаете книгу




Глава 10

Теперь место, называвшееся Инлэнд Марш, было заполнено агентами, полицейскими и экспертами.

Бреннан и Бусс вытащили счастливый билет: их привел сюда гибрид науки, засухи, удачи и упрямства. Эта гремучая смесь позволила им сорвать джек-пот в научной лотерее – найти череп.

Полиция Чикаго стояла на ушах, поднимая все записи о пропавших без вести и пытаясь определить владельца найденного Бреннан черепа. Та же информация обрабатывалась компьютерами ФБР.

Сам череп отправился в Джефферсон, и команда Бреннан трудилась над экспертизой и идентификацией.

Сейчас Бреннан давала указания двум техникам, бродившим по полю с радарами. Справа от нее полицейские эксперты в буквальном смысле рыли землю, проводя подготовительную работу в местах, обозначенных командой с радаром как потенциальное место захоронения.

Часть приехавшей команды ФБР изучала территорию возле стройки в поисках недавних захоронений, другая часть делала то же самое, но у железнодорожного полотна. Поиски велись во всех направлениях.

Несколько агентов отправились на железнодорожную станцию допрашивать всех, кого удастся найти. Оставшийся в здании имени Дирксена персонал был занят поиском досье людей, которые могли закончить свой путь на этом поле. Список обещал быть длинным.

Силли Бусс думал. И делал выводы.

Внезапно отдельные кусочки, – которые, по их мнению, принадлежали разным головоломкам, – сложились вместе, и ситуация приняла совершенно новый оборот. Теперь Бусс смог взглянуть на это дело под другим углом, мало того, теперь легко было развернуть картину на сто восемьдесят градусов и посмотреть на нее с точки зрения «плохих парней».

Это было грубовато, но очень походило на почерк мафии: мертвые «шестерки», кости которых валялись здесь в изобилии, скелеты, связанные из этих костей, а теперь еще и череп, пробитый двумя пулями, который был покрыт песчаной почвой… Слишком много совпадений, и Бусс – как и многие другие представители закона – знал, что даже незначительные на первый взгляд совпадения нельзя упускать из виду.

Итак, бандиты привозили сюда трупы на Песчаном Экспрессе, а затем хоронили их. Этот факт не вызывал сомнений.

Зачем было перемещать кладбище?

И снова ответ напрашивался сам собой.

Строительство дороги подошло слишком близко к кладбищу, и было понятно, что если обнаружат хотя бы один труп, то вскоре найдут и остальные, поскольку полиция этого так не оставит.

Криминальные авторитеты прекрасно понимали, что при таком количестве найденных трупов у них начнутся неприятности, и неприятности эти будут большими. Очень большими. Лучше уж перестраховаться.

Трупы начали выкапывать…

Но что с ними делать дальше?

Возможно, у кого-то возникла блестящая идея.

Кто-то, кому (по каким-то причинам) было известно о совершавшихся убийствах и о существовании человека, которого станут подозревать в первую очередь, – вспомнил о старом преступнике, уже побывавшем под следствием. Вполне вероятно, что такой человек решит «достойно» завершить свою «карьеру» и уйти в блеске славы.

Если скелеты подбрасывает сумасшедший убийца, который намеренно дразнит полицию и водит за нос ФБР, кто подумает, что за этим стоит Организация?

И, кроме того, сколько информации может вытащить ФБР из кучки лишенных плоти костей?

«Много информации, ребята, – думал Бусс, глядя на суету вокруг, – очень много».

Он посмотрел на Бреннан, которая подгоняла парней с радаром, и улыбнулся. Этот «Кукловод», кем бы он ни был, просчитался. Он не думал, что у Силли Бусса есть тайное оружие по имени Темперанс Бреннан.

То, что кладбище принадлежало мафии, не вызывало сомнений. Теперь было два варианта дальнейших действий. Первый – исходить следует из того, что кладбищем заведует семья Гианелли и за подбрасывание скелетов тоже несут ответственность они; второй – это сделал кто-то, кому власть Гианелли над городом встала поперек горла. Неплохая идея – подбросить федералам большое количество безымянных трупов, которые рано или поздно приведут к таким блистательным и знаменитым, непобедимым гангстерам.

Бусс направился к Бреннан, сидевшей на складном стуле у маленького столика, на котором лежал ноутбук. Рядом топтались два техника с радаром.

– Похоже, тут ничего нет, – обратилась она к техникам, – попробуйте на три метра к северу.

– У тебя найдется минутка? – спросил Бусс.

Она оторвалась от монитора и улыбнулась:

– В работе, на которую уходят часы, всегда найдется минутка.

– Ты в порядке?

Глаза Бреннан сияли, но круги под ними были темнее, чем обычно.

– Лучше не бывает!

– Слушай, если ты опять потеряешь сознание во время работы…

– И почему мы сразу не договорились не вспоминать об этом?… Работайте пока сами, Эрни, – обратилась она к технику.

Тот кивнул и продолжил поиски.

Бреннан пошла за Буссом, и они отыскали местечко, где можно было поговорить без свидетелей.

Он рассказал ей о своих предположениях.

– Это не мой профиль, – сказала Бреннан.

– Но это твое дело, раз уж ты встречалась с Гианелли. Я доверяю твоей интуиции. И твоим мозгам.

– Думаешь, это действительно может быть делом рук конкурирующей банды?

Бусс пожал плечами.

– Уйма народа в Чикаго не любит Гианелли. Эта семейка мешает многим прокручивать собственные дела, слишком уж влиятельными и богатыми стали Гианелли…

Мобильный Бреннан зазвонил.

– Бреннан.

Бусс наблюдал за тем, как изменялось выражение ее лица.

Сначала ее лицо стало удивленным, потом изумленным.

– Ты, наверное, шутишь, – сказала она в трубку.

Бреннан странно посмотрела на Бусса, потом закончила разговор, сказав на прощание:

– Спасибо, Джек. Ты – лучший.

Пряча телефон в карман, Бреннан сообщила:

– Это был Джек.» Бусс кивнул.

– Я детектив, смог догадаться.

– У нас есть анализ ДНК той ключицы из последнего скелета, о которой я сказала тебе, что она была искусственно избавлена от тканей.

– Я помню. И что тебя так удивило?

– Не думала, что они так быстро справятся, – ответила она, приподняв брови. – Они уже выяснили личность жертвы.

– Не тяни резину, кто это?

– Я не уверена, будет ли это для тебя хорошей новостью… Бусс, это твой пропавший свидетель, Мюсетти. ДНК совпадает.

Бусс выглядел так, словно только что пропустил хороший удар в челюсть.

– Ты уверена, – сказал он, и это не было вопросом.

Бреннан кивнула.

– Ты ведь взял у него образец ДНК, когда он согласился участвовать в Программе Защиты Свидетелей… Как раз для такого случая, верно?

Бусс ответил беспомощным кивком.

– Я знаю, что ты не хотел терять свидетеля, – произнесла она, – но ведь ты предполагал, что Мюсетти, возможно, уже мертв. Его подруга сказала, что он уехал на Песчаном Экспрессе, и теперь мы находимся в конечном пункте следования.

– Угу.

– Вот и ответ на твой вопрос, Бусс. Это не конкурирующая группировка.

Он быстро сориентировался:

– Значит, за всем этим все-таки стоят Гианелли.

– Бусс, не хотела бы забегать вперед…

– Забегай, забегай.

– Можно мне… высказать теорию?

– Я весь внимание.

Бреннан задумчиво провела пальцами по щеке.

– Думаю, Гианелли-младший, Винсент, получил приказ от отца избавиться от этих трупов. Мы уже нашли здесь следы недавних раскопок. Множество следов. Они убирали кости подальше, чтобы их никто случайно не обнаружил.

– Поскольку стройка близко, – сказал Бусс, – им пришлось опустошить не одну могилу.

– Правильно. Возможно, они подогнали грузовик, может, даже самосвал, работали экскаватором, грузя кости вперемешку с землей. Скелеты рассыпались, поскольку трупы разложились почти полностью, и вынимать кости поодиночке было долго и ни к чему.

– Да уж, к чему тут церемонии, – кивнул Бусс.

– Таким образом, – продолжала она, – можно предположить, что поначалу Винсент избавлялся от костей как угодно. Он мог утопить их в озере, закопать в другом месте, сварить из них суп в ресторане…

– Хватит меня пугать, – ответил Бусс с улыбкой, – я уже понял, к чему ты ведешь. В этом есть смысл.

– Не притворяйся, будто сам до этого не додумался. В какой-то момент Винсенту приходит в голову интересная идея. Это была многоходовая комбинация. Он использовал кости, чтобы разозлить ФБР и отвлечь ваше внимание от исчезновения Мюсетти. А если совсем повезет, тогда одного настырного агента отправят искать серийного убийцу и у него не останется времени копать под семью Гианелли.

Бусс нахмурился.

– Хорошо, ты права. Если бы скелет не оказался перед главным офисом ФБР, то дело, скорее всего, попало бы в руки полиции Чикаго. Это было обставлено как вызов дяде Сэму… Но откуда Винсент знал, что именно я буду заниматься этим делом?

– Бусс, я с ним говорила. Он представился поклонником моих книг, и, без сомнения, он их читал. Он знает, кто я такая, знает о тебе… И еще ему известно, что над некоторыми делами мы работаем вместе и ты используешь мои знания в области антропологии.

– Не знаю. Все равно это выглядит неубедительно… Этот больной идиот должен быть чертовски талантливым…

– Он не идиот, Бусс. Да, он ненормальный. Но он довольно умный и хитрый. И вот еще что… Он может и не быть поклонником моих книг, но он точно в восторге от всего, что касается серийных убийц.

Бусс нахмурился еще больше.

– Ну а это ты откуда знаешь?

– Ты когда-нибудь обедал в «Сиракузе»? Я – да.

– Это я помню… Но я тоже был там несколько раз.

– Помнишь их «Стену Славы»?

Он кивнул:

– Типичный ресторанный фокус, особенно для итальянских ресторанов. Создают себе репутацию.

– А фотография владельца ресторана, с улыбкой пожимающего руку Джону Уэйну Гэси – это тоже типично?

– Ты шутишь.

– Хотела бы я, чтобы это было так… Гианелли сам признался мне, что интересуется преступлениями и тайнами известных серийных убийц. Значит, он наверняка знает все тонкости проведения расследований по таким делам. Он знал о старике, который убивал молодых людей, и о том, как его однажды упустила полиция.

– И поэтому, – продолжил за нее Бусс, – он навел нас на след Джордженсена. Сбил нас с толку и здорово над нами посмеялся.

Бреннан подняла ладонь, останавливая его.

– Не забывай, что это всего лишь гипотеза. Сейчас только начался сбор улик…

– Правильно. И я знаю, где еще следует покопаться в поисках улик, указывающих на Винсента, и копаться я буду не в земле.

– А где?

– Бонз, Винсент Гианелли произвел на тебя впечатление человека, который может правильно собрать скелет из разрозненных костей? Достаточно у него для этого мозгов?

Она подумала над этим.

– Скорее всего, нет. Я сказала, что он далеко не глуп и к тому же хитер и изворотлив. Но ум и образованность – разные вещи. Сомневаюсь, что он достаточно образован.

– Вот именно, – сказал Бусс. – Возможно, пока его парни закапывали кости в новом месте или просто сбрасывали их за борт посреди озера Мичиган, Винс поехал домой и засел за учебники.

Бреннан удивленно посмотрела на него:

– И как это поможет тебе найти улики?

Бусс улыбнулся:

– Мне не это поможет. Мне поможет такая хорошая вещь, как обыск по подозрению в причастности к преступлению против ФБР.

Бреннан в ужасе приоткрыла рот:

– Ты этого не сделаешь!

– Конечно же сделаю. Почему бы и нет?

– Но это вторжение в частную собственность! У тебя дело, в котором одна часть доказательств, одна часть обстоятельств, и все это круто замешано на предположениях, и ты хочешь этим воспользоваться, чтобы вторгнуться в частную собственность?!

– А кому какое дело? Все совершенно легально!

Бреннан сверкнула глазами.

– Но это же неправильно.

– Да что ты так взвилась? Это часть моей работы, а не твоей.

– Первое: я писатель. Второе: я гражданин Соединенных Штатов, а граждане нашего государства должны испытывать отвращение к такого рода…

Бусс хмыкнул:

– Что такое, Бонз? Боишься, что я застану Гианелли за чтением твоих книг? Или у нас соревнование, кто больше сделает для этого дела?

Некоторое время она молча смотрела в его глаза. Затем, с трудом сдерживая раздражение, сказала:

– Бусс, я работала в Боснии, Гватемале, Таиланде и многих других странах, где одна группа людей старалась истребить другую группу.

– Я знаю, – ответил Бусс, и в его голосе послышалось уважение. Он тоже побывал в некоторых из этих стран – с оружием в руках.

Бреннан спросила:

– Ты знаешь, чего первым делом старается добиться группа агрессора?

Бусс покачал головой.

– Контроля. Они пытаются контролировать другую группу, контролируя информацию.

Он поднял руки, словно сдаваясь.

– Слушай, я понимаю твою точку зрения, и я не спорю с твоими утверждениями. Но в нашей стране есть закон, и я представитель этого закона. В любом случае, мне не нужен «контроль» над Гианелли. Если его совесть чиста, ему нечего бояться.

Бреннан навела на него указательный палец.

– Ты меня все-таки не понял… Ты меня просто не хочешь слушать. Нельзя же настолько не уважать права человека! Твои слова звучат как лозунги нацистов в тридцать седьмом году. Как Маккарти в пятьдесят третьем [20], как…

Бусс не выдержал:

– Нацист? Вот как ты теперь меня называешь? Ладно, все, с меня довольно!

Он резко повернулся и зашагал прочь. Пусть остается здесь со своей правдой и своими принципами, а у него есть работа, и он должен эту работу выполнить.

Позади раздалось:

– Бусс…

Но он не ответил.

Найдя Вулфолка, Бусс приказал ему проследить за ведением работ, в то время как он сам вернется в город и займется бумагами.

Бусс посетил несколько книжных магазинов и ближайшую к дому Винсента Гианелли библиотеку.

Было ли это следствием того, что сказала Бреннан, или просто во время поисков у него появилось время подумать, но агент ФБР чувствовал себя немного не в своей тарелке из-за выбранной им тактики. Пусть он и занимался расследованиями уже несколько лет, но сейчас его отношение к работе, легальной или нет, изменилось.

Однако на желание добиться конечного результата это не повлияло.

В библиотеке Бусс выяснил, что Винсент Гианелли не посещал городских библиотек со времен окончания школы. Такому обороту событий Бусс вовсе не удивился.

Зато в магазине «Варне и Нобиль» ему повезло: судя по чекам, Гианелли приобрел здесь примерно с полдюжины книг о серийных убийцах, два или три учебника анатомии и заказал несколько томов по строению скелета.

Это был момент истины, но Бусс не ощутил радости, только пустоту.

Ну что ж, по крайней мере у него появилась информация, позволяющая считать Винсента Гианелли тем самым Кукловодом, что подбрасывал им скелеты.

Бусс находился в своем кабинете, когда стук в дверь отвлек его от размышлений.

Это была Бреннан.

– Не возражаешь?…

– Заходи. Не стесняйся. Чувствуй себя как дома.

На ней были джинсы, белая блузка и темно-серый пиджак, а волосы были завязаны на затылке в конский хвост. Бреннан выглядела отдохнувшей и посвежевшей и определенно чувствовала себя лучше, почти оправившись от нападения на парковке.

Прошли сутки с тех пор, как они расстались на Инлэнд Марш, и после этого они ни разу не разговаривали. Бусс все еще переваривал те слова, которые она бросила ему в лицо.

Теперь, когда Бреннан устроилась в кресле напротив его рабочего стола, между ними в комнате словно повисла невидимая стена тишины.

Она заговорила первой:

– Все в порядке?

Он пожал плечами:

– Нормально.

Бреннан опустила глаза.

– Я… хм… думаю, мне нужно извиниться за свои вчерашние слова.

– Да ну?

– Нацист – это было слишком… сильное слово.

– Ты так думаешь?

– Да. Мне следовало бы сказать «фашист».

Бусс моргнул.

Но она улыбалась. Затем сказала:

– Слушай, я правда прошу у тебя прощения.

Бусс бросил на стол карандаш, который вертел в руках, и тяжело вздохнул.

– Знаешь, мне тоже не мешало бы перед тобой извиниться. Я не силен в этих пойми-закон-как-сам-пожелаешь штучках. Даже если официально они применяются повсюду.

– Да, но… Но ты ведь все равно ими занялся?

– Ага. И, боюсь, что не очень об этом жалею, потому что я получил результат.

– Тогда жалеть уже поздно, – пожала плечами Бреннан.

Он показал на стопку бумаг, лежащую на столе.

– Вот здесь – списки купленных Винсентом Гианелли книг о серийных убийцах, пособия по анатомии, которые он заказывал, по строению скелета…

– И ты все еще считаешь, что это был единственный способ найти доказательства его причастности?

Бусс минуту подумал.

– Я не вижу никаких других зацепок.

Она кивнула и достала из кармана маленький пластиковый пакетик.

– Что это? – спросил Бусс.

– Помнишь волоски, которые я сняла с третьего скелета, тогда, возле кладбища? Они торчали из узелка на проволоке.

– Помню. Они человеческие?

– Вообще-то нет.

Бусс снова тяжело вздохнул, пытаясь успокоиться.

– Я так и думал, что из этого ничего не выйдет… как и из многого другого в этом деле.

– Это собачья шерсть, – сказала Бреннан.

Он нахмурился, с недоумением посмотрев на нее.

– Собачья шерсть?

– И не просто собачья. Шерсть неаполитанского мастиффа. – Бреннан невинно улыбнулась, и Бусс почувствовал, что определенно сел в лужу. – Кто из твоих знакомых держит дома мастино-неаполитано?

– Винсент Гианелли.

– Правильно. И теперь обыск в его доме можно провести на вполне законных основаниях.

– Это действительно шерсть с его собаки?

Бреннан пожала плечами.

– Мы еще не знаем, потому что тесты не были проведены. Но порода достаточно редкая, и шерсть может послужить уликой в этом деле.

Бусс хотел было сказать, что умывает руки, но вместо этого произнес:

– Я собираюсь его проведать.

– Хорошая идея.

– Хочешь… поехать со мной?

Она улыбнулась.

– Я думала, ты никогда мне этого не предложишь…

Поскольку Гианелли-старший жил то на Золотом Берегу, то в резиденции на Форрест-парк, Винсент Гианелли выбрал для своего дома район Дес-Плейнс, одинаково удаленный от мест проживания своего отца. Винсент жил в двухэтажном дворце, находящемся в престижном районе, в самом конце Биг-Бенд-лейн.

Бусс и Бреннан поехали к нему в гости не одни. Компанию им составили Вулфолк и лейтенант Грин (выступавший исключительно как независимый наблюдатель), а за ними следовала машина группы быстрого реагирования.

Стальные ворота блокировали подъезд к дому. Когда Бусс нажал кнопку домофона, висевшего у ворот, ему никто не ответил.

– Парень наверняка побежал заметать следы, – обратился Бусс к сидящей на пассажирском сиденье Бреннан.

Затем он достал рацию и отдал короткий приказ. Минуту спустя группа захвата выбила ворота и первой зашла внутрь. Часть группы направилась к дому, часть осталась у машины.

Бусс подъехал к подъездной дорожке, над которой ветви старых деревьев образовали своеобразный тоннель. Тем временем группа захвата исследовала кусты на предмет охраны и камер слежения. Бусс и Бреннан вышли из машины, к ним присоединились Вулфолк и лейтенант Грин, припарковавшиеся возле машины группы захвата.

Бусс пошел к дому, держа рацию в руке, Бреннан шла за ним.

Кирпичный дом был примерно в квартал шириной, перед главным входом был расположен небольшой портик. По обе стороны от главного входа, на втором этаже, располагались большие окна, по четыре с каждой стороны. Большая каминная труба находилась в центре крыши, трубы поменьше были расположены ближе к стенам.

Оглядываясь по сторонам с видом скучающего эстета, Бусс заметил, что позади здания находится огромный гараж и надворные постройки, больше похожие на бунгало или дом для гостей. Там, должно быть, обитала охрана и слуги.

Заговорила рация:

– В парке все чисто.

Парень из группы захвата позвонил в дверь и, когда на звонок никто не ответил, вышиб замок. Дверь ударилась о стену, отлетела назад и со скрипом провисла на одной петле, напоминая сломанную ветку дерева.

По рации продолжали поступать сообщения о том, что все чисто.

Группа захвата направилась в дом.

Гианелли был так невежлив, что не вышел навстречу гостям.

Дом также оказался пуст, даже собаки нигде не было. Бусс вернулся на крыльцо. Пока парни из группы захвата осматривали бунгало и домик для гостей, Бусс, Бреннан, Вулфолк и Грин решили проверить гараж.

Бусс расправился с замком не хуже парня из группы захвата, и они вошли внутрь большого темного гаража. Пошарив рукой по стене, Бусс нашел и повернул выключатель.

Машины и фургоны выстроились вдоль стен, расположенные так, что, казалось, они в любой момент могут сорваться с места и унестись через главные ворота, находившиеся в дальнем конце гаража.

«Бентли», «хаммер», «порше», «эскалада», «ягуар», «эстон мартин», «феррари» и любимая машина Винсента, «корвет» шестьдесят третьего года выпуска.

Глубоко вдохнув и медленно выдохнув, Бусс ослабил узел галстука и шагнул вперед, заглядывая в боксы для машин и держа пистолет наготове.

Он нашел множество деталей и инструментов, насосов, домкратов… Но не нашел Гианелли.

По рации сообщили, что в бунгало и домике для гостей тоже все чисто.

Бусс нахмурился, опуская пистолет. «Что, прилетели инопланетяне и забрали всех с собой?»

В переводе с языка Бусса на членораздельную речь, эта фраза означала: неужели находившихся здесь людей похитили? И это сделал тот же фигурант, который приезжал за Мюсетти? Ситуации были похожи, но… Это было нереально, учитывая, кто в тот раз отдавал приказы.

Или же его не похитили, а предупредили?

Если это так, если все же имеет место утечка информации из ФБР, то рано или поздно, решил Бусс, он доберется до этой крысы.

Бреннан обнаружила еще одну дверь, спрятанную за большим станком, стоявшим у стены в углу. Она отступила в сторону и дала Буссу возможность первому обследовать комнату.

Он открыл дверь, за которой оказалась лишь темнота и ступеньки винтовой лестницы, на которые падал свет из гаража.

Посветив себе мини-фонариком, Бусс нашел выключатель, и под потолком загорелись лампы дневного света.

Он тут же понял, что находится в рабочем кабинете сумасшедшего.

Их взору открылась комната, заставленная рабочими столами, похожими на те, что Бусс видел в музее Филда. На ближайшем столе, залитом кровью, лежал скелет без головы. Кровь капала со стола и растекалась большой лужей по полу.

Бреннан осторожно обогнула стол, пытаясь рассмотреть останки вблизи и не наступить при этом на кровавое пятно. Бусс остался на ступеньках, следя за ней. Она смотрела на кровь.

Остановившись с другой стороны стола, Бреннан внезапно изменилась в лице и прошептала:

– О нет… Жаль… Как жаль…

Бусс спрыгнул со ступенек, бросившись к тому месту, ще она стояла, направив пистолет в пол… но в этом не было необходимости.

На полу, в луже запекшейся крови, лежала собака Гианелли с перерезанной глоткой.

В большом баке, стоявшем у стены, виднелся пузырек с остатками перекиси водорода, между костями ступни скелета снова торчала записка.

Бреннан достала ее и развернула. Заглавными печатными буквами на клочке бумаги значилось: «ПРОВЕРЬ БАГАЖНИК».

Вернувшись по лестнице в гараж, Бусс быстро подошел к «корвету» Гианелли. Ключи торчали в замке багажника, именно там, где он и ожидал их увидеть.

То, что находилось в багажнике, тоже нельзя было назвать неожиданной находкой.

Там лежала голова Винсента Гианелли.

Это неожиданно сильно подействовало на Бреннан, которая больше привыкла к голым безымянным черепам. С этим черепом она недавно разговаривала, так что он не был безымянным, к тому же на черепе находилось гораздо больше мускулов и волос, чем на тех, которые она привыкла видеть на работе…

Лицо Винсента сохранило странно умиротворенное выражение, но гематомы на щеках и характер повреждений на шее подсказали антропологу, что избавление скелета Гианелли-младшего от плоти началось, когда он был еще жив.

Не самый приятный способ покинуть этот мир.

Все посторонились, когда Бреннан достала мобильный, чтобы сфотографировать голову в багажнике. Затем, надев хирургические перчатки, она вытащила голову из багажника, удерживая ее за волосы, и осмотрела шею Винсента снизу.

Ей нужно было знать характер повреждений.

Положив голову в багажник, на прежнее место, Бреннан направилась вниз по ступенькам, чтобы обследовать шейные позвонки скелета. Как она и предполагала, характер повреждений и количество позвонков совпадали.

Итак, она была права в своих предположениях.

Конечно, предстоит дальнейшее тестирование, но и без него ясно, что на этот раз скелет безоговорочно принадлежит одному человеку: убитому хозяину дома.

Она обернулась и обнаружила, что Бусс стоит за ее спиной.

– Как ты думаешь, кто это сделал?

Он покачал головой.

– Ты будешь вести это расследование?

– Да. Но убийства подобных людей редко раскрываются и заканчиваются судом. К этому уже все привыкли.

Ее взгляд переместился со скелета на труп собаки, и Бреннан спросила:

– Кто мог совершить подобное?

– Любой, кому приказали это сделать, – хладнокровно ответил Бусс. – Это часть бизнеса подобных людей.

– Ужасный бизнес! – произнесла Бреннан, вздрогнув.

Бусс очень осторожно обнял ее за плечи.

– Это главная причина того, что мы так гоняемся за ними.

Он легонько сжал ее плечи и отпустил.

Бреннан с трудом могла поверить, что Бусс способен на такие действия, поэтому молчала, не зная что сказать.

Бусс был мрачнее тучи.

– Мне нужно сообщить обо всем его отцу Раймонду Гианелли. Хочешь поехать со мной?

– А нужно?

Он пожал плечами.

– Тебе решать. Но ведь именно ты обнаружила и опознала тело.

Он был прав.


Содержание:
 0  Захоронение : Макс Коллинз  1  Пролог 1944 год : Макс Коллинз
 2  Глава 1 Наши дни : Макс Коллинз  3  Глава 2 : Макс Коллинз
 4  Глава 3 : Макс Коллинз  5  Глава 4 : Макс Коллинз
 6  Глава 5 : Макс Коллинз  7  Глава 6 : Макс Коллинз
 8  Глава 7 : Макс Коллинз  9  Глава 8 : Макс Коллинз
 10  Глава 9 : Макс Коллинз  11  вы читаете: Глава 10 : Макс Коллинз
 12  Глава 11 : Макс Коллинз  13  Послесловие : Макс Коллинз
 14  Использовалась литература : Захоронение    



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.