Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 6 : Макс Коллинз

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14

вы читаете книгу




Глава 6

Темперанс Бреннан, – плечи расправлены, голова высоко поднята, – являла собой иллюстрацию к выражению «деловая женщина» и при этом дрожала.

Только оказавшись снаружи дома, в котором теперь суетились полицейские, судмедэксперты, аналитики и группа срочного реагирования, она ощутила страх. Это было запоздалое и уже не нужное чувство, но справиться с ним Бреннан не могла.

Она не солгала Буссу: там, на кухне, она действительно не боялась, все ее внимание было поглощено Джордженсеном и его ножом.

Но когда над ее ухом раздался пистолетный выстрел и пуля пролетела в миллиметрах от нее и попала в Джордженсена, а нож просвистел в ее направлении, – вот тогда запас ее самоконтроля был исчерпан.

Сложная штука – контроль над собой. Вот только что он был, а в следующую секунду его уже нет. Совсем недавно ты в университете Джефферсона изучала наконечник стрелы в груди восьмисотлетнего коренного американца, и вот ты уже в Алгонкине, штат Иллинойс, возишься с раной семидесятилетнего мужчины, предположительно – серийного убийцы.

Что хорошо было в ее лаборатории – там она контролировала ситуацию, была у руля…

Пусть дела не всегда шли так, как было запланировано, но в лаборатории царила чистая наука, и даже неожиданности были привычной ее частью.

Нельзя сказать, что в лаборатории Джефферсона не случалось неприятностей, но даже если ломалась кость, которой сотни, а то и тысячи лет, – а стоимость кости зависит ОТ того, останется ли она целой, – даже когда дела шли из рук вон плохо, пули не свистели над головой Бреннан и ножи в нее не летели.

Приехало довольно много полицейских, так что у ФБР недостатка в подручных не было. Несколько любопытных соседей сновали около дома. Агент Дилан, находившийся с одной стороны здания, в третий раз отчитывал Бусса за стрельбу; с другой стороны здания шел разбор полетов между полицейским начальством и лейтенантом Грином.

Приехала «скорая помощь», и Джордженсена забрали в госпиталь. Ранение было не опасным, но пулю следовало вынуть и проследить за возможными осложнениями с учетом возраста пострадавшего.

Джордженсен уехал в сопровождении полиции. Он был виновен как минимум в покушении на жизнь лейтенанта Грина и нападении на Бреннан. Если агенты ФБР и прибывшие полицейские обнаружат в доме какие-нибудь улики, то список обвинений пополнится.

Бреннан, которую никто не отчитывал, никто не допрашивал и самочувствием которой никто даже не поинтересовался, стояла в стороне, чувствуя себя очень одинокой.

Это было хорошо – она могла спокойно проанализировать ситуацию, успокоиться. Она сделала свое дело, теперь пусть работают профессионалы, а она отдохнет.

Именно так Бреннан себя и чувствовала, пока в ее кармане не запищал мобильный телефон. Пока она рылась в карманах, телефон звонил все громче и громче, и в ее сторону начали оборачиваться. Наконец она нашла мобильный и нажала на кнопку соединения.

– Бреннан, – сказала она.

– Приветик, милая, – раздался радостный голос Анжелы.

Отвернувшись от Дилана и остальных, Бреннан рассказала Анжеле, что произошло со времени их последнего разговора.

– О Господи… – сказала Анжела. – Ты в порядке?

– Да, – ответила Бреннан.

И при этом почти не солгала.

– Я имею в виду не только физически, милая, но и морально, эмоционально. Ты, должно быть…

– Спасибо за заботу, Анжела, но мне хотелось бы узнать, как продвигается дело с первым скелетом.

– Пытаемся идентифицировать отдельные части, но, честно говоря, это долгая история.

Это была не та фраза, которую Бреннан хотелось бы услышать.

Внезапно в трубке раздались голоса, затем Анжела прервала разговор на секунду, чтобы поговорить с кем-то, кто сейчас находился рядом с ней.

– Джек хочет тебе кое-что сообщить, – сказала Анжела. – Передаю ему трубку.

Доктор Джек Ходгинс был штатным энтомологом, но он великолепно разбирался в спорах и минералах, и в этих областях знаний мог бы дать фору преподавателям этих дисциплин в университете.

– Темперанс, – Джек говорил жестким, «металлическим» тоном, напоминавшим об автоматной очереди, – как тебе Чикаго? Я имею в виду, ты уже разобралась с делом Антона Семарка?

– Понятия не имею, о чем ты говоришь.

– Тысяча девятьсот тридцать четвертый год, бандиты Капоне под руководством Фрэнка Нитти убили майора Семарка в Майами. Пресса окрестила этот день «ошибкой Франклина Рузвельта», потому что покушались они как раз на президента.

Бреннан покачала головой:

– Это весьма информативно, но я прекрасно проживу и без этой информации. У тебя есть для меня что-то более существенное?

– Да ладно, доктор, это же Чикаго! Это же… как Диснейленд для организованной преступности! Могу, например, рассказать о «чикагской семерке»…

– Я имею в виду нечто существенное по делу, – прервала его Бреннан.

– Ага, – сказал Джек, – ладно. Извини. Да, я выяснил кое-что интересное о той грязи, которая покрывала кости.

Бреннан ждала продолжения.

– В этой грязи содержится много кварца и кислорода.

– Песок?

– Не тот песок, который ты можешь встретить на пляже… но почва точно была песчаной.

– В Чикаго?

– Ага, – сказал Джек. – И первой моей мыслью было отправить вас проверять окрестные пляжи. Заодно и отдохнули бы. Но потом я подумал о том, насколько велико это озеро…

– Ты хочешь сказать, что все эти кости были закопаны на пляже?

– Ну да, детки поиграли… Нет, Бреннан. Это определенно песчаная почва, но не чистый песок, которым покрыт берег.

– То есть?

– То есть это место находится неподалеку от озера, но и не слишком близко к нему. Это может быть возле реки, и не обязательно впадающей в озеро – просто в пригороде… Плюс это плодородная почва. Для болота у нее слишком низкая кислотность.

– Значит, территория поиска практически необъятная, – вздохнула Бреннан. – А ты не можешь уточнить, какие места вокруг Чикаго подходят под эту характеристику?

– Я над этим работаю. Некоторые тесты проводятся именно сейчас, так что как только будет результат – ты тут же об этом узнаешь.

– Хорошо, Джек.

Попрощавшись, она отключила телефон.

Бреннан отправилась на поиски Бусса. Она обнаружила его у подъездной дорожки к дому, в компании Дилана и команды полицейских, приехавших по вызову.

Когда Бреннан подошла к ним, они расступились и уставились на нее.

– Как успехи? – спросила она, останавливаясь на том месте, где образовался разрыв в их импровизированном круге.

– Это лейтенант Рон Гарланд, – сказал Бусс.

Высокий стройный мужчина со светлыми, аккуратно подстриженными волосами и грустными голубыми глазами шагнул вперед.

На нем были серые брюки, белая рубашка с расстегнутым воротом и синяя ветровка с надписью «Полиция Чикаго. Группа оперативного реагирования» на левом нагрудном кармане.

– Рон, это доктор Темперанс Бреннан, – представил ее Бусс, когда они обменивались рукопожатием. – Расскажи ей то, что только что рассказал мне.

Прочистив горло, Гарланд смущенно сказал:

– Это… большая честь для меня – познакомиться с вами. Я ваш большой поклонник… в смысле – ваших книг.

Бреннан улыбнулась и отвела взгляд. Она всегда чувствовала себя немного не в своей тарелке, общаясь со своими читателями, но тот факт, что представитель закона оценил ее книги, был ей приятен.

И все же она не знала, что ей ответить на этот комплимент, поэтому ограничилась простым «спасибо».

– Я имел в виду, расскажи ей о том, что вы обнаружили в доме, – хмуро взглянул на лейтенанта Бусс.

Гарланд одарил агента ФБР взглядом, в котором ясно читался адрес, по которому кое-кому неплохо было бы прогуляться.

– Не обращайте внимания, – вмешалась Бреннан, – агент Бусс со всеми так себя ведет.

Гарланд улыбнулся ей, а затем его лицо снова стало предельно серьезным.

– Доктор Бреннан, в платяном шкафу, в спальне мы обнаружили тайник. В тайнике мы нашли вот это.

Один из полицейских шагнул к ней, показывая большой зеленый альбом, уже упакованный в пластиковый пакет для улик.

– И что это? – спросила Бреннан.

– Нечто вроде памятного альбома, – ответил Гарланд. – В таких обычно хранят газетные вырезки.

– А что хранилось в этом?

– Этот урод слишком буквально понял выражение «альбом для вырезок», – сказал Гарланд. – Я много чего повидал на своем веку, но такой дряни мне еще не попадалось…

Бреннан ощутила холодок в желудке.

– Насколько буквально?

Гарланд вздохнул, казалось, всем телом, от макушки до пальцев на ногах.

– Вероятно, он снимал по куску кожи с каждой из своих жертв. И аккуратно вкладывал в этот альбом.

Бреннан сглотнула, чувствуя, что ее внутренностям как-то вдруг резко стало не хватать места и желудок вознамерился исправить эту ситуацию.

Гарланд продолжил:

– И, боюсь, это не самая плохая новость на сегодня.

Бреннан наконец справилась со своим желудком, вернув его на место.

– Что может быть хуже?

– Он хранил еще и кости.

Бреннан мгновенно почувствовала себя лучше.

– Это же прекрасно!

Гарланд ошеломленно моргнул.

– Извините… Я хотела сказать, что с точки зрения расследования это обстоятельство окажется очень полезным. Такие вещи… Знаете ли, это мой конек.

Гарланд расслабился, поняв, что добавить ему нечего.

Он промолчал; Бреннан сама поняла, что он хотел ей сказать и чего от нее ждут. Обстоятельства резко изменились к лучшему – ее сведенный судорогой желудок, не перенесший новости об альбоме, успокоился, а ее почти шоковое состояние после схватки на кухне сменилось олимпийским спокойствием.

Впервые с того момента, как Бреннан покинула музей Филда, она вновь ощутила себя самой собой и на своем месте.

– Показывайте, где это, – обратилась она к лейтенанту.

Бреннан и Бусс прошли за Гарландом через гостиную, столовую и кухню. В углу, где стоял холодильник, обнаружилась еще одна дверь. Она так сливалась со стеной, что неудивительно, что Бреннан не заметила ее раньше. Дверь вела в подвал, где находились ванная и сушилка, там же была и еще одна дверь, ведущая в гараж.

Гарланд остановился у двери в гараж и повернулся к Буссу и Бреннан. Он попросил их отступить на шаг назад, что они и сделали, при этом Бреннан оказалась между Буссом и душевой кабинкой.

Гарланд указал на пол.

Бреннан увидела, что в полу прорезан люк. Металлическое кольцо, вделанное в крышку, оказалось совсем рядом с ней.

– Здесь он устроил захоронение.

Бреннан переглянулась с Буссом, на которого, судя по всему, найденное повлияло гораздо сильнее, чем на нее.

Что моментально ее успокоило. Большой парень, со снайперской выдержкой… боится темного подвала. Подвала, который не вызывает у нее ни волнения, ни страха, хоть она и знает, что ждет ее внизу.

Натянув пару хирургических перчаток, Бреннан присела на корточки, ухватилась за кольцо и потянула его вверх. Люк поддался на удивление легко, а когда крышка полностью открылась, лязгнула система безопасности, зафиксировав ее в таком положении.

Удушающей волной хлынул запах.

Посмотрев на Гарланда, Бреннан сказала:

– Вы правы. Тут что-то основательно испортилось.

Мужчины не сказали ни слова, когда она осторожно подалась вперед, села на край ямы и опустила ноги в темноту.

Гарланд протянул ей рабочий фонарь, который она выставила на среднюю мощность, так, чтобы луч был не только сильным, но и широким.

Затем Бреннан взглянула на озабоченные лица мужчин и улыбнулась:

– Ребята, со мной все будет хорошо.

И спрыгнула в люк.

Она оказалась в очень широком, но низком, не выше полутора метров, помещении с земляным полом. Сверху нависали перекладины, на которых крепился пол первого этажа.

Опираясь на руки и колени, Бреннан поползла вперед, водя лучом фонарика из стороны в сторону. Она старалась ориентироваться по запаху разложения, который не давал ей усомниться в том, что за находка ее ожидает. Бреннан знала запах смерти.

Вопрос в другом – сколько находок ждут ее?

Наконец она достигла (если ее способность ориентироваться в пространстве ее не подвела) передней стены дома и направила луч фонарика в угол, в котором стояли несколько мешков из-под удобрений.

Некоторые мешки были полными, некоторые – пустыми.

Дом был не большим, но подземный этаж, по-видимому, шел вдоль всего здания. Думая о двух скелетах, сложенных из различных останков, Бреннан увидела, что материал для новых скелетов занял бы большую часть ее лаборатории.

Она обошла подвал по периметру и уже собиралась вернуться наверх, когда в свете фонаря что-то блеснуло.

Даже приблизившись к блестящему предмету, Бреннан не смогла его хорошо разглядеть. Для этого ей пришлось счистить с предмета слой земли. Это оказалось кольцо с бриллиантом.

Бреннан отгребла в сторону еще немного земли, аккуратно работая пальцами, и увидела, что кольцо надето на палец, палец принадлежал кисти, а кисть – руке.

Вернувшись к люку, она посмотрела вверх, на Гарланда и Бусса, склонившихся над отверстием.

– Мне нужно хорошее освещение, – сказала она, обращаясь к Гарланду, – принесите сюда побольше фонарей, нужно осветить все. И, если можно, обеспечьте приток свежего воздуха.

Криминалист кивнул и улыбнулся.

– Свет и кондиционирование воздуха – без проблем, доктор Бреннан.

Она перевела взгляд на Бусса.

– Позвони доктору By… Нет, подожди. Помоги мне выбраться отсюда, я сама позвоню ей.

Гарланд и Бусс одновременно протянули ей руки, Бреннан ухватилась за них, и ее легко вытащили на поверхность.

– Спасибо, ребята, – сказала она.

Мужчины обменялись взглядами. Они были слегка удивлены бесстрастным отношением Бреннан к такому количеству обнаруженных трупов.

Бусс протянул ей свой телефон.

– Номер доктора By уже набран, просто нажми на кнопку соединения.

Бреннан кивнула, с удивлением отметив про себя, что он еще не выставил номер Джейн By в списке быстрой связи.

Антрополог из музея Филда подняла трубку после первого гудка. Бреннан объяснила ей ситуацию и перечислила все, что им понадобится.

– Я могу взять с собой несколько интернов, – сказала доктор By.

– Здесь очень мало места. Они просто не смогут протолкнуться. Так что будет лучше, если работать будем только мыс тобой.

– У меня уйдет некоторое время на дорогу.

– Никакой спешки здесь нет, – ответила Бреннан, – эти жертвы уже никуда не убегут. Убедись, что ты взяла все, что нужно. Главное – вовремя начать, поскольку это дело займет у нас немало времени.

Бреннан закончила разговор.

– Не знаешь, где можно найти трупную ищейку? – спросила она у Бусса.

– Трупную ищейку?

– Животное, которое натаскано для поиска трупов. Ну, как те собаки, что ищут бомбы и наркотики.

Бусс покачал головой.

– Не знаю, есть ли такие в Чикаго, – сказал он. – Давай просто воспользуемся радаром.

Бусс позвонил и подал запрос; пока они ждали приезда техников и доктора By, они вышли во двор, где нашли лейтенанта Грина. Полицейский курил сигарету.

– Как ты себя чувствуешь, приятель? – спросил Бусс.

Грин пожал плечами.

– К тому времени, как мой босс закончил внушение, у меня задница болела куда больше, чем грудь.

Агент ФБР рассмеялся.

– Я тоже выдержал экзамен на звание боксерской груши. Бреннан удивилась.

– Мы же задержали убийцу, который помимо всего прочего стрелял в лейтенанта Грина. С каких это пор за это устраивают выволочку?

Грин хмыкнул, но не саркастично, а скорее устало.

– Похоже, док не в курсе изнанки подобных расследований.

Бусс не ответил Грину, он обратился к Бреннан:

– Каналы, Бонз. Никто из нас не согласовал это с руководством.

– И что из этого?

– Ну, технически мы с лейтенантом даже не работаем вместе. Кроме того, мы потащили с собой нашего антрополога-и-плоть-и-кость-эксперта, зная, что подозреваемый весьма опасен. Это не тот поступок, за который в ФБР, также как и в полиции, можно получить письменную благодарность.

– Послушай, я на работе тоже сталкиваюсь с бюрократизмом – а кто с ним не сталкивается? Но ведь это же просто абсурд…

– Помимо всего прочего, – вступил в разговор Грин, – я еще и позволил себя подстрелить. А боссы этого очень не любят – больше бумажной работы. Доказывай потом, что ты не верблюд…

Бреннан изумленно покачала головой:

– Но ведь убийца пойман!

– И это единственная причина, – ответил Бусс, – по которой Грин и твой покорный слуга все еще здесь, а не вздернуты на рее.

Повернувшись к агенту, Грин сказал:

– Терпеть не могу, когда меня вешают.

Бусс кивнул.

– Через месяц после этого сложно подобрать рубашку под цвет лица.

– Как вы можете шутить? – спросила Бреннан. – Вы вычислили и поймали убийцу, и вас же за это наказывают, а вы шутите?

Бусс пожал плечами.

– Если у тебя есть другие предложения, я готов их выслушать.

Она задумалась над его словами и поняла, что бороться с бюрократией действительно бессмысленно.

Кроме того, Бреннан ясно видела точку зрения самой системы. Правоохранительные органы не могут себе позволить ломиться поочередно во все двери Америки, выискивая плохих парней.

Им действительно сегодня повезло.

Она только надеялась, что их удача на этом не закончится: адвокат Джордженсена вполне мог выдвинуть против них обвинение в совершении насилия и заявить, что улики были подброшены.

Бреннан не много времени провела в судах, но она понимала, что если попадется плохой судья в плохой день, то любое дело может просто вылететь в трубу.

– Чуть не забыла, – сказала она, – Незадолго до того как я спустилась в подвал, мне звонил Джек.

– Джек? – спросил Грин.

– Доктор Джек Ходгинс, – объяснил Бусс. – Член команды доктора Бреннан, работающей в Джефферсоне… Чокнутый профессор.

«Любимое словосочетание Бусса для характеристики меня и мне подобных», – подумала Бреннан.

Бусс обладал способностью, пусть и не вполне осознаваемой, будить в ней капризную маленькую девочку, а это ни к чему хорошему не приводило. Сейчас ей больше всего хотелось пнуть его в колено… или выше.

Бусс поймал ее взгляд и с видом оскорбленной невинности спросил:

– Что?

Проигнорировав его вопрос, Бреннан сказала:

– Учитывая то, что сообщил мне Джек, кости были захоронены в песчаной почве.

– Полезная информация, – ответил Бусс, нахмурившись, – но в этом месте почва определенно не песчаная.

– Я это заметила, – сказала Бреннан.

– Вы уверены, док? – спросил Грин.

– Судя по тому, в чем я испачкалась, копаясь в подвале, это чистый чернозем.

Бусс снова выглядел озабоченным.

– Что ты хочешь сказать?

– То, что наш общий друг Джордженсен собирал здесь скелеты, это очевидно. Но собирал он их не из тех тел, что мы здесь нашли.

– Да ладно вам, док. Мы нашли под этим домом офигенное количество костяков!

Даже Бусс был ошеломлен тем, как лейтенант начал выражать свои мысли, но Бреннан ответила ему совершенно спокойно:

– Даже если это и так, это еще не означает, что те два скелета имеют отношение к найденным здесь костям.

Бусс пытался вычислить логику поступков Джордженсена.

– У него ведь могло быть несколько мест, в которых он закапывал трупы.

– Если он охотился только на бродяг и геев, то есть на людей, исчезновения которых на этой планете могут и не заметить, то за все эти годы он действительно мог почувствовать себя неуловимым… И ему определенно нужно было иногда менять район охоты, а значит, и места для захоронений он мог выбирать разные.

Коротко кивнув, Бусс повернулся к Грину и спросил:

– Как насчет постоянного места жительства Джордженсена?

– Расследование ведется, так что скоро узнаем, – ответил Грин. – Нужно охватить немалый отрезок времени, за один день всего не выяснишь.

Грин имел в виду неудачное расследование, во время которого он упустил Джордженсена и схлопотал служебное порицание. По его тону было ясно, что ему все еще неприятно об этом вспоминать.

– Тогда, – продолжил Грин, – мы ничего не нашли в его доме.

– Это означает, – сказал Бусс, – что парень устраивал свои частные кладбища, и вычислить…

Бреннан перебила его, недовольная тем, как быстро агент ФБР перескакивает с одной темы на другую:

– Бусс, он мог хоронить своих жертв в песчаной почве, находящейся где угодно, возможно даже за несколько сотен миль отсюда. Строить предположения бессмысленно. Мы будем работать с тем, что уже есть, а затем двигаться дальше.

Бусс собрался было возразить, но передумал, и по его глазам Бреннан поняла, что он с ней согласен.

Приехали техники с многофункциональным радаром, который был отрегулирован так, что месторасположение тел указывалось желтыми маркерами.

Доктор By со своими инструментами приехала полчаса спустя.

Они с Бреннан натянули спецодежду, надели белые бумажные маски, прикрывающие нос и рот, и латексные перчатки; затем перенесли инструменты в комнату, служившую Джордженсену прачечной, и приготовились спуститься под пол.

Теперь комната разительно изменилась – повсюду тянулись шнуры удлинителей, гудел мотор вентилятора, которого Бреннан не видела, но знала, что он должен быть уже внизу, в подвале.

Сквозь люк струился яркий свет, и это доказывало, что лейтенант Гарланд выполняет свои обещания.

Сам лейтенант показался в дверях, ведущих в гараж.

– Все в порядке? – спросил он у Бреннан.

Бреннан жестом попросила его минутку подождать.

Затем она легла на пол, просунула голову в люк и осмотрела их будущее рабочее место.

По периметру помещения были расположены галогеновые лампы, направленные так, чтобы их лучи перекрещивались в центре.

«Прекрасно», – подумала Бреннан.

Лампы, хоть и направленные строго по центру, были расположены так, чтобы свет не слепил глаза Бреннан и доктора By, как только антропологи повернутся к стене.

Два вентилятора, работающие на небольшой мощности, создавали потоки воздуха, которые хоть и освежали атмосферу, но были не настолько сильными, чтобы поднялась пыль, когда антропологи начнут копать.

Поднявшись с пола, Бреннан улыбнулась и показала лейтенанту большой палец:

– Великолепно, лейтенант.

Он вскинул руку в шутливом салюте:

– Благодарю вас, доктор. Доброй охоты. Но это не обойдется вам даром…

– Да ну?

– У меня в машине ваш роман. И я собираюсь попросить у вас автограф.

Прежде чем она смогла ответить, лейтенант скрылся из виду.

Бреннан первой спрыгнула в люк, приняла инструменты, переданные ей доктором By, и отошла в сторону, давая своей коллеге возможность спуститься.

Передвигаться им пришлось на четвереньках. Бреннан показала доктору By, как они расположатся возле тела, руку которого она обнаружила.

Сотрудница музея Филда принесла с собой цифровую фотокамеру и видеокамеру, так что они документировали каждое свое действие и каждую свою находку.

– Хочешь, чтобы я начала работать с этим местом? – спросила доктор By сквозь маску.

– Да. А я начну возле второго места, которое нашел радар.

Перед тем как приступить к работе, Бреннан секунду помедлила, глядя на коллегу.

Доктор By сфотографировала рабочее место и начала понемногу убирать землю, освобождая оставшуюся часть тела.

Как Бреннан уже успела убедиться, доктор By прекрасно справлялась с работой в лаборатории, и теперь ей было интересно, как та поведет себя «в поле». Бреннан отметила, что в осторожности и профессионализме Джейн By и здесь ей не уступает.

Бреннан принялась за работу, осторожно снимая верхний слой почвы маленьким садовым совком.

Эта работа не терпит суеты.

Люди обычно думают, что антропологи и археологи просто разгребают землю вокруг предмета, потом отряхивают его от грязи и пыли, а затем, не помыв рук, быстренько несут в ближайший музей.

Однако на самом деле работа по извлечению трупа, который был закопан так, чтобы его не смогли обнаружить посторонние, гораздо более сложная. Здесь нельзя допускать ошибок.

Многие коллеги Бреннан слушали классическую музыку или занимались дыхательными упражнениями, чтобы сохранять спокойствие во время монотонной и кропотливой работы. Бреннан просто настраивалась на то, чтобы ничего не пропустить, и относилась к своей работе с тем терпением, которого та заслуживала.

Если у людей, похороненных здесь, есть родственники и близкие, то они должны получить останки и предать их земле в соответствии с общепринятым ритуалом; кроме того, она помогала сейчас расследовать дело убийцы, который лишил жизни дорогого им человека.

И если она не допустит в работе ошибок, она не упустит ни одной улики. Для этого и необходима предельная концентрация внимания.

Бреннан не замечала, как летит время, пока садовый совок не скользнул по чему-то, что определенно не было землей.

Она стала работать еще медленнее, по сантиметру убирая почву. Расчистив небольшое пространство, она увидела обнаженные кости или человеческую кожу… и рассмотрела в грязи часть голени, покрытой тонкими коричневыми волосками.

Джордженсен явно не бросил своего дела. Несмотря на возраст, он оставался серийным убийцей с тех пор, как присланные им первыми кости были покрыты плотью.

Ни одно из найденных тел еще не разложилось до состояния скелета. Бреннан была удивлена и напугана тем, что семидесятилетний, пусть и все еще сильный, мужчина не так давно убил еще двоих людей.

И конечно, этот «старик» совсем недавно чуть не лишил жизни полицейского, агента ФБР и ее саму. Смело, такого можно было бы ожидать от активного и сильного человека, но Бреннан никогда не ждала бы такого от кого-либо, похожего на Джордженсена. Его годы сказывались только в одном, мимоходом подумала Бреннан, он шутя справлялся с людьми, но ему было трудно закопать их достаточно глубоко – тела лежали удивительно близко к поверхности пола.

Очистив побольше пространства, она заметила еще один интересный факт.

Тело было залито известью.

Бреннан было известно, что преступники часто пользовались известью, веря, что она ускоряет процесс разложения. Она не знала, откуда взялась эта байка, ставшая уже городской легендой, но была уверена в одном – на самом деле все было с точностью до наоборот.

Известь не только не способствовала разложению, как надеялись преступники, она практически замораживала этот процесс.

Через восемь часов, когда ночь уже вступила в свои права, антропологи эксгумировали [9] два тела, с которыми работали, и нашли доказательства присутствия еще как минимум трех трупов.

После этого решено было сделать перерыв до завтра, а затем, когда рассветет, возобновить работу.

К концу следующего дня они выкопали еще три трупа и нашли четвертый, который тоже был извлечен из подвала. Воспользовавшись радаром, они убедились, что на этот раз работа была закончена.

Ни одно из тел не разложилось до костей, и ни одно не пробыло под землей дольше нескольких лет. Поскольку следы разложения были не сильными, трупы отправили в участок для аутопсии [10].

Бреннан покидала подвал, твердо уяснив для себя некоторые вещи.

Вильям Джордженсен был серийным убийцей, который действовал не первый год, шесть тел убедительно это доказывали. Последние две жертвы были убиты не раньше чем три года назад.

В этом она была уверена.

Бреннан и доктор By извлекли из подвала все трупы, но кое-что не увязывалось с предположением о том, что именно Джордженсен подкинул полиции и ФБР те два скелета.

Ни одно из тел, найденных под домом Джордженсена, не было настолько старым, как те кости, что привели их сюда.

Где же остальные тела?

У Бреннан было чувство, что она пропустила что-то, не заметила какой-то важной детали, и это чувство доставляло ей не меньшее беспокойство, чем разболевшийся внезапно зуб.

Жертвы Джордженсена покоились в самодельных могилах, но ответ на загадку двух реконструированных скелетов, похоже, покоился гораздо глубже.

Во дворе Бреннан увидела Бусса и лейтенанта Грина, наблюдавших, как грузят в машину последний из выкопанных трупов.

Когда автомобиль скрылся из виду, к ним присоединилась доктор By. Она уже сняла комбинезон и теперь стояла перед ними в джинсах и черной футболке с изображением «Роллинг Стоунз», больше похожая на девчонку-фанатку, чем на известного ученого.

– Я уже здесь, люди, – сказала она, – и должна заметить, что дело было уникальным.

Бреннан с признательностью пожала ей руку:

– Спасибо за все, что ты для нас сделала.

– Спасибо, что позволила копать вместе с тобой. Для меня это большая честь.

Бреннан улыбнулась.

– Взаимно.

Бусс и Грин по очереди пожали доктору By руку, и она пошла к своей машине. Грин кивнул им и последовал за Джейн, и за уходящими, освещенными лучами заходящего солнца, протянулись по земле длинные тени.

Скоро Бреннан и Бусс остались во дворе совершенно одни. В доме еще были полицейские, забиравшие аппаратуру из подвала, но работа Бусса и Бреннан была на сегодня закончена.

Бреннан почувствовала себя уставшей и совершенно обессилевшей. Обычно после раскопок она некоторое время проводила в одиночестве. Как бы ни было ей приятно общество Бусса, даже учитывая то, что обычно она не чувствовала себя комфортно в мужском обществе, но перспектива провести час в его машине, возвращаясь в отель, – это была последняя вещь в списке того, чего бы ей хотелось.

Бреннан взглянула на агента ФБР.

– Бусс, окажи мне небольшую услугу.

Бусс посмотрел на нее. В сгущающихся сумерках было трудно разобрать выражение его лица.

– Все что захочешь.

– Вызови себе машину и позволь мне воспользоваться твоей.

– Ну… нет.

Бреннан с недоумением уставилась на него.

– Десять секунд назад ты сказал «все что угодно».

– Именно поэтому я не ответил «ни фига подобного».

– Назови хоть одну причину, по которой «ни фига».

– Первая, – поучительно начал он, – тебе неизвестно, какие дороги ведут в город.

– Откуда ты можешь знать, что мне известно, а что нет?

– Это же задачка для начинающих. Ты добиралась на машине только к музею и театру. И ты абсолютно не ориентируешься в Старом городе.

– Отлично, – ответила Бреннан. – Я вызову такси.

Она резко отвернулась и шагнула вперед, но Бусс остановил ее, положив руку на плечо.

– Бонз, я могу отвезти тебя, куда захочешь.

– Послушай, Бусс, – она стряхнула его руку, и ее голос стал ледяным, – я уже взрослая, мой IQ выше среднего, и я получила достаточное образование, чтобы прочитать надписи на указателях и разобраться с картой. Я самостоятельно находила дороги в Гватемале, Боснии и еще полудюжине разных стран по всему миру. И мне не нужны твои услуги, чтобы добраться куда бы то ни было.

Бусс даже отступил на шаг.

– Ого! С чего это вдруг я заработал такую отповедь?

Плечи Бреннан поникли.

– Прости. У меня был тяжелый день.

– Ладно. Так давай я просто отвезу тебя в отель.

Он зашагал к машине, и она последовала за ним.

Стараясь, чтобы ее голос звучал как обычно, Бреннан сказала:

– Я не хочу никуда ехать, Бусс. Все, что мне нужно – это немного побыть в одиночестве.

Он остановился, она тоже. Некоторое время Бусс, ничего не говоря, изучал ее лицо.

Наконец он полез в карман, достал свой мобильный и быстро набрал номер, все еще не сводя с нее глаз. Он не просто смотрел на нее: казалось, он видел ее насквозь.

Кстати говоря, это произвело на Бреннан странное впечатление, и ей впервые стало неуютно.

– Вулфолк, – сказал Бусс в трубку, – я сейчас в доме Джордженсена. И мне нужна машина. Приезжай и забери меня.

Последовала пауза, а затем из телефона донеслись тихие звуки.

Бусс нахмурился.

– Просто приезжай и забери меня, ладно? Для этого и нужны партнеры.

Вулфолк ответил ему молчанием, и Бусс отключил телефон, сунув его обратно в карман. Из другого кармана он вытащил ключи от машины и протянул Бреннан.

– Карта в бардачке.

Ключи были теплыми на ощупь.

– Спасибо, – сказала она, – считай, что я у тебя в долгу.

Он кивнул.

– И не только за это… А теперь вали отсюда.

Она направилась к машине, испытывая угрызения совести из-за того, что бросает его здесь одного, но иначе она не могла поступить – ей просто необходимо было побыть в одиночестве.

За ее спиной раздался голос Бусса:

– Позвони мне завтра утром.

Она повернулась к нему и улыбнулась:

– Это приказ?

Он улыбнулся в ответ:

– Вот именно. Так что в семь утра я буду ждать тебя в фойе отеля, и только попробуй опоздать.

– Смотри сам не опоздай.

Машина завелась легко, и Бреннан выехала на дорогу, ведущую к скоростной трассе, зная, что Бусс смотрит ей вслед.

Эти его слова, обращенные к Вулфолку: «для этого и нужны партнеры», – неужели они предназначались именно ей?

Как бы то ни было, сейчас она чувствовала себя прекрасно: она за рулем, она контролирует ситуацию, она в одиночестве и она свободна.

Сначала Бреннан ехала медленно, поглядывая на боковые улицы и ожидая, когда она сможет выехать на скоростную трассу.

Здесь город и его окрестности выглядели очень похоже, словно смешиваясь друг с другом. Иногда Бреннан путешествовала, не видя вокруг ничего, кроме тенистых лесов, тянувшихся на многие мили, и свет фар встречного автомобиля был для нее редкостью.

А иногда мир являл собой мили и мили больших магазинов, ресторанов, автозаправок, закусочных и стрип-баров, вперемешку с кофейнями и прочими небольшими заведениями.

Она постаралась полностью отключиться, позволив свежему ветру обдувать ее лицо, и просто вела машину, заставив себя забыть о трупах и о нераскрытых преступлениях. И отпустила на свободу печаль, которая охватила ее при мысли о семьях погибших, которым придется присутствовать на опознании тел.

Медленно, но верно, ее сознание переключилось на другие вещи.

Бреннан подумала о своих друзьях, оставшихся в лаборатории. В ее мозгу плавно скользили мысли о Буссе, о том деле, которым он занимался до того как вызвал ее в Чикаго… о том, как искать пропавшего свидетеля Стюарта Мюсетти…

И вдруг у нее возникла идея.


Содержание:
 0  Захоронение : Макс Коллинз  1  Пролог 1944 год : Макс Коллинз
 2  Глава 1 Наши дни : Макс Коллинз  3  Глава 2 : Макс Коллинз
 4  Глава 3 : Макс Коллинз  5  Глава 4 : Макс Коллинз
 6  Глава 5 : Макс Коллинз  7  вы читаете: Глава 6 : Макс Коллинз
 8  Глава 7 : Макс Коллинз  9  Глава 8 : Макс Коллинз
 10  Глава 9 : Макс Коллинз  11  Глава 10 : Макс Коллинз
 12  Глава 11 : Макс Коллинз  13  Послесловие : Макс Коллинз
 14  Использовалась литература : Захоронение    



 




sitemap