Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 18 : Майкл Коннелли

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22

вы читаете книгу




Глава 18

Машина рванула с места и влилась в автомобильный поток, движущийся на юг по Кауэнга-пасс.

– Я отвезу тебя в «Королеву ангелов» к доктору Гарнер, – предложила Рейчел. – Босх, умоляю, только держись.

Гарри знал, что нежности с употреблением фамилии скоро закончатся. Он показал на знак, где можно развернуться налево и выехать на бульвар Бархэм.

– Забудь о больнице, – произнес он. – Отвези меня в дом Кента.

– Что?!

– Я пройду осмотр позже, обещаю. Поезжай к дому Кента. Вот поворот, давай!

Уоллинг на скорости с трудом вписалась в поворот.

– Что происходит?

– Я в порядке. У меня ничего не болит.

– Только не говори мне, что приступ – не более чем…

– Я хотел отвязаться от Бреннера. Нам нужно все проверить и поговорить наедине.

– Что проверить? О чем поговорить? Ты отдаешь отчет в своих действиях? Я думала, что спасаю тебе жизнь. Теперь Бреннер или кто-нибудь из его парней припишут себе все заслуги. Ты поступил по-свински, огромное тебе спасибо! Преступление раскрыла я!

Гарри расстегнул пальто и вытащил плакат, который он успел сложить вчетверо и сунуть за пазуху.

– Да наплюй ты, – сказал он. – Арестуешь преступников, и вся слава достанется тебе. Разве не так?

Босх развернул постер. Верхняя часть листа легла ему на колени. Сейчас его интересовала только нижняя половина.

– Дханурасана, – прочитал он.

Уоллинг посмотрела на него, потом на плакат.

– Ты когда-нибудь расскажешь, что происходит?

– Алисия Кент занимается йогой. Я видел специальные коврики у нее в спортзале.

– Я тоже видела, ну и что?

– А ты видела пятно на стене в том месте, где раньше висел календарь или плакат?

– Да.

Босх потряс постером:

– Голову даю на отсечение, что плакат подойдет к тому пятну на все сто процентов. Гонсалвес нашел его вместе с цезием.

– И что означает это совпадение?

– Совершено почти идеальное преступление. Алисия Кент подстроила убийство своего мужа, и если бы Дигоберто Гонсалвес случайно не обнаружил выброшенные улики, она бы ускользнула от правосудия.

Уоллинг с сомнением отнеслась к его словам:

– Перестань, Гарри. По-твоему, она вступила в сговор с международными террористами, чтобы избавиться от мужа в обмен на цезий? Напрасно ты пытаешься меня запутать. Пожалуй, я вернусь на стоянку.

Она посмотрела в зеркало, готовясь развернуться в обратную сторону. Сейчас они ехали по Лейк-Голливуд-драйв, и до дома Кентов оставалось две минуты пути.

– Нет, поехали дальше! Мы почти на месте. Алисия Кент действительно вступила с кем-то в сговор, но не с террористами. Цезий просто выкинули на свалку. Подумай сама, Моби и аль-Файед не стали бы воровать цезий, чтобы потом его бросить. Какой отсюда следует вывод? Нападения на дом не было и в помине. Произошло банальное убийство. Цезий понадобился, чтобы сбить нас со следа. Так же, как Рамин Самир. А Моби и аль-Файед? Они тоже лишь часть игры. И плакат помог мне найти доказательства.

– Каким образом?

– Дханурасана. «Качающийся лук».

Босх поднял плакат и предложил Рейчел взглянуть на рисунок в нижнем углу. На нем была изображена женщина, держащая руками лодыжки за спиной и изгибающаяся в форме натянутого лука. В очень похожей позе они нашли связанную Алисию.

Уоллинг еще раз бросила взгляд на зеркало заднего вида, потом снова посмотрела на плакат.

– Мы пойдем в дом и примерим плакат к пятну на стене, – предложил Босх. – Скорее всего Алисия и убийца сняли его, потому что не хотели рисковать. Они боялись, что кто-нибудь обратит внимание на плакат и сопоставит изображенную на нем асану с той позой, в которой ее нашли.

– Ты фантазируешь, Гарри. Твои предположения не выдерживают никакой критики.

– Да, но они могут наполниться содержанием.

– И ты, конечно, голову даешь на отсечение.

– Все станет ясно, как только мы войдем в дом.

– Надеюсь, ключи еще у тебя?

– Не сомневайся.

Уоллинг повернула на Эрроухед-драйв и прибавила газу. Но, проехав квартал, убрала ногу с педали и сбросила скорость.

– Какая-то нелепость. Алисия назвала имя Моби. Она не могла узнать о его прозвище, пока он не приехал в США. И потом, твой свидетель со смотровой площадки показывает, что убийца перед выстрелом выкрикнул имя Аллаха. Как он…

– Давай сначала примерим плакат, и тогда я выложу тебе все подробности. Обещаю. Если не совпадет, то я умываю руки, а вы уж сами разбирайтесь дальше.

Рейчел уступила, и остаток пути до дома Кентов они проехали, не произнеся ни слова. Машины ФБР перед домом уже не было. Босх догадался, что все свободные агенты сейчас там, где нашли цезий.

– Слава Богу, мне не придется снова иметь дело с Максвеллом, – пошутил он.

Уоллинг даже не улыбнулась.

Гарри вылез из машины, прихватив с собой плакат и папку, в которой хранились фотографии с места преступления. Они открыли дверь ключом Стэнли Кента и прошли в спортзал. Уоллинг и Босх остановились у стены, и Гарри развернул постер. Вдвоем они приложили его к стене так, чтобы края совпадали с контурами пятна. Детектив разгладил бумагу. Плакат в точности повторял очертания пятна. Более того, совпадали даже остатки скотча, которым бумага когда-то крепилась к стенке. Сомнений не оставалось. Постер, найденный Дигоберто Гонсалвесом, определенно висел в зале, где Алисия Кент занималась йогой.

Рейчел отпустила свою сторону листа и вышла из комнаты.

– Я буду в гостиной. Не могу дождаться, когда ты мне все расскажешь.

Босх свернул плакат и последовал за ней. Уоллинг заняла то же кресло, куда несколько часов назад Гарри усадил Максвелла. Сам детектив расхаживал по комнате.

– Они испугались, что плакат послужит подсказкой, – начал рассказывать он. – Боялись, что какой-нибудь смышленый агент или детектив заметит «позу лука» и задумается. Женщина активно занимается йогой, ей не составит труда принять данную позу. Возможно, она имитировала нападение и пустила нас по ложному следу. Они не могли допустить малейшей ошибки. Плакат должен был исчезнуть. И он отправился в мусорный ящик вслед за цезием, револьвером и остальными уликами. За исключением лыжных масок и самодельной карты, которые они подбросили вместе с машиной к дому Рамина Самира.

– По-твоему, она крупный специалист по разработке преступлений, – саркастически вставила Уоллинг.

Босха ее реплика не смутила. Он сумеет убедить Рейчел.

– Если вы сейчас отправите кого-нибудь из своих сотрудников проверить ящики на аллее, то найдете все остальное – самодельный глушитель из бутылки кока-колы, перчатки, первые ленты, которыми ее связывали…

– Первые ленты?

– Вот именно. К ним мы еще вернемся.

Уоллинг скептически улыбалась:

– Да уж. В твоем рассказе много нестыковок, старина. Как насчет имени Моби? Как насчет призыва к Аллаху перед казнью? Как…

Босх поднял руку.

– Постой, постой, – попросил он. – Я только попью. Что-то во рту пересохло от болтовни.

Гарри пошел на кухню, вспомнив, что видел в холодильнике бутылки с водой, когда осматривал ночью дом.

– Тебе что-нибудь принести? – крикнул он.

– Нет, – отозвалась Рейчел. – Не забывай, мы в чужом доме.

Босх открыл холодильник, достал бутылочку воды и тут же выпил половину, стоя у открытой дверцы. Прохладный поток воздуха приятно освежал. Босх уже собирался закрыть дверцу, но что-то привлекло его внимание. На верхней полке лежала пластиковая бутылка с виноградным соком. Гарри взял ее в руки, вспоминая, как нашел в мешке с мусором бумажные полотенца, пропитанные красной жидкостью.

Еще одна часть головоломки заняла свое место. Босх убрал сок в холодильник и вернулся в гостиную, где Рейчел ждала продолжения рассказа. Садиться он опять не стал.

– Так вот. Когда вы вычислили террориста по видеозаписи в порту?

– Какое значение…

– Пожалуйста, ответь на вопрос.

– Двенадцатого августа прошлого года.

– Отлично. Двенадцатого августа прошлого года. И что, тогда по отделу национальной безопасности в ФБР прошло какое-нибудь извещение?

Рейчел задумалась.

– Не сразу, конечно. Понадобилось почти два месяца анализа записи, чтобы установить личности Нассара и аль-Файеда. Я сама писала официальное сообщение. Оно вышло девятого октября как подтверждение идентификации по видеосъемке.

– Прости за любопытство, а почему вы не оповестили общественность?

– Потому что не оповестили. Как ты понимаешь, не вся информация подлежит разглашению.

– Попробую догадаться. У вас есть подсадная утка. Или какое-нибудь место, где, по вашим расчетам, террористы могли появиться. Если бы вы объявили, что подозреваемые находятся в США, то они залегли бы на дно и больше не всплыли.

– Давай лучше вернемся к твоему рассказу, пожалуйста.

– Давай. Итак, сообщение вышло девятого октября. В тот же день и родился план убийства Стэнли Кента.

Уоллинг скрестила руки на груди и молча смотрела на Гарри. Босх подумал, что она начинает понимать, куда он клонит, и ей это не нравится.

– Я лучше начну с конца и буду отматывать назад, – предложил Гарри. – Алисия Кент выдала вам имя Моби. Откуда она его узнала?

– Услышала, как один из нападавших называет по имени другого.

Босх покачал головой:

– Нет, это известно только из ее слов. Допустим, Алисия Кент лжет, тогда откуда она знает имя? Неужели простое совпадение? Она сообщает прозвище человека, который, как считается, шесть месяцев назад нелегально пробрался в страну, более того, в Лос-Анджелес? Я в совпадения не верю, Рейчел, да и ты тоже. Такое даже по теории вероятности невозможно.

– Хорошо, ты хочешь сказать, что кто-то из Бюро или другого агентства получил бюллетень ФБР с моим официальным сообщением и узнал из него имя.

Босх ткнул в нее пальцем:

– Точно. И сообщил имя Алисии, чтобы она его «припомнила», когда с ней будет работать ваш специалист по выуживанию информации. Имя вместе с планом подставить машину у дома Рамина Самира сработали одновременно. ФБР и все остальные погнались за террористами, которые никакого отношения к делу не имеют.

– Ты сказал «он»?

– Подхожу к главному вопросу. Ты права, прозвище мог выдать любой, кто имел доступ к сообщению. Я полагаю, в Лос-Анджелесе таких людей много. Подумай, как сузить круг поиска до одного человека?

– Может, поделишься опытом?

Босх открутил пробку и допил остатки воды. Держа пустую бутылку в руке, он продолжил:

– Попробуем сузить круг, распутывая нить назад. Где в своей жизни Алисия Кент могла пересечься с кем-то из тех людей, которые читают бюллетень ФБР и знают о Моби?

Уоллинг нахмурилась:

– Слишком скудные данные. Да где угодно. В очереди в супермаркете или при покупке удобрений для роз. Повторяю, где угодно.

Теперь Босх подвел Рейчел к единственно верному ответу.

– Тогда нужно ограничить данные, – подсказал он. – Кто-то знает о Моби, а также о том, что ее муж имеет доступ к радиоактивным материалам, которыми могли бы заинтересоваться террористы.

Рейчел с сомнением покачала головой:

– Вряд ли. Должно произойти невероятное стечение обстоятельств, чтобы… – Уоллинг умолкла на полуслове. До нее дошло. Гипотеза Босха потрясла ее. – В начале прошлого года я посещала Кентов вместе с напарником. Из твоих слов следует, что я вхожу в число подозреваемых.

Босх отверг ее предположение.

– Я же сказал «он», помнишь? Ты приходила не одна.

Глаза Уоллинг загорелись. Напрашивался очевидный вывод.

– Невероятно. Не могу поверить…

Рейчел опять не договорила, память ее зацепилась за какое-то событие, относящееся к напарнику. Босх решил выяснить, о чем она думает.

– Что-то вспомнила? – спросил он.

– Ничего.

– И все-таки?

– Послушай, – сопротивлялась Рейчел. – Мой тебе совет – больше никому не говори о своей теории. Тебе повезло, что первой ее выслушала я. Ты продолжаешь свою дурацкую вендетту против ФБР, не имея ни доказательств, ни мотива, ни улик. Вся эта чушь основана на клочке бумаги с картинками по йоге!

– Другого объяснения, связывающего все факты воедино, нет! И я говорю о реальных событиях, а не о выдумках, удобных для ФБР, агентов национальной безопасности и прочих федералов, которые везде хотят видеть террористов. Так им проще оправдать собственное существование и избежать критики за прошлые неудачи. В отличие от вас у меня есть и доказательства, и улики. Попробуйте применить детектор лжи, и вы поймете, что Алисия Кент лгала мне, тебе и вашему хваленому мастеру по извлечению информации. Настоящий мастер по части манипулирования людьми – это Алисия.

Уоллинг подалась вперед и опустила глаза:

– Спасибо, Гарри. Я и есть тот специалист по извлечению информации, которого ты обожаешь высмеивать.

У Гарри на мгновение отвисла челюсть.

– Э-э… ну… Тогда извини… Не важно. Мы выяснили, что Алисия лгала, и теперь, когда все стало ясно, ее легко расколоть.

Уоллинг встала со стула и подошла к окну из венецианского стекла. Вертикальные жалюзи были закрыты, но она раздвинула их и посмотрела на улицу. Босх догадался, что Рейчел обдумывает всю историю снова, перебирая детали.

– А как же свидетель? – спросила она не оборачиваясь. – Он слышал, как стрелявший выкрикнул «Аллах». Думаешь, он тоже подставной? Или хочешь сказать, что его заметили и крикнули «Аллах», чтобы все соответствовало сценарию?

Босх тихо откашлялся. Горло болело, говорить становилось труднее.

– Нет. Наверное, это тот случай, когда слышишь то, что хочешь услышать. Признаюсь, я не большой специалист по ведению допросов. Мальчишка вспомнил, как убийца что-то крикнул, спуская курок. Ему показалось, что прозвучало слово «Аллах», а я в то время как раз думал о террористах. Я услышал то, что хотел услышать.

Уоллинг отошла от окна, села на стул и скрестила руки. Босх расположился напротив нее и продолжил.

– Но откуда свидетель мог знать, что кричал убийца, а не жертва? – спросил он. – Расстояние приличное, темнота. Может быть, Стэнли Кент выкрикнул свое последнее слово перед смертью? Имя женщины, которую любил, ведь умирая, он не знал, что его предали.

– Алисия.

– Точно. Имя «Алисия» при звуке выстрела легко принять за слово «Аллах».

Уоллинг опустила руки и выпрямилась. Язык жестов говорит, что это хороший знак. Босху он подсказал, что лед тронулся.

– Ты упоминал о лентах, которыми ее связывали, – произнесла она. – Что ты имел в виду?

Детектив потянулся к папке с фотографиями с места преступления. Самые сливки он оставил напоследок.

– Посмотри на фото, – предложил он. – Что ты видишь?

Рейчел открыла папку и начала рассматривать снимки с изображением комнаты хозяев в доме Кентов, снятой с разных углов.

– Спальня супругов, – произнесла она. – Ничего необычного я не замечаю.

– Вот именно.

– Почему?

– И не можешь заметить. На фото нет одежды. Алисия утверждает, что ее заставили сесть на кровать и раздеться. Выходит, ей позволили аккуратно убрать одежду в шкаф и потом уже связали? А трусики она кинула в корзину для белья? Что-то не верится. Посмотри на последний снимок. Эту фотографию Стэнли Кент получил по электронной почте.

Уоллинг перелистала папку до конца, пока не дошла до последнего снимка. Она внимательно всмотрелась в фотографию. Вдруг в глазах Рейчел мелькнула догадка.

– Что ты увидела? – спросил Босх.

– Халат! – возбужденно воскликнула она. – Когда мы разрешили Алисии одеться, она подошла к шкафу и достала оттуда халат. На кресле его не было!

Босх придвинулся ближе, и они стали вдвоем складывать кусочки истории вместе.

– Что дает нам эпизод с халатом? – спросил Босх. – Деликатные террористы повесили халат в шкаф из вежливости после того, как сделали снимок?

– Или миссис Кент связывали дважды, а в промежутке она надевала халат?

– Посмотри на фотографию еще раз. Часы на столике не включены в розетку.

– Почему?

– Не знаю. Вероятно, они не хотели, чтобы на снимке осталось какое-нибудь указание на время. Возможно, первое фото сняли днем раньше. Или заранее провели репетицию.

Гарри понял, что теперь Рейчел поверила ему.

– Ее связывали один раз для фотографии, а второй раз, чтобы ее спасла полиция, – пришла к выводу Уоллинг.

– Точно. И значит, она могла появиться на смотровой площадке. Она не убивала мужа сама, но присутствовала на месте преступления. Когда Стэнли Кент погиб, сообщник перегрузил цезий в свой багажник. Затем они отогнали вторую машину к дому Самира, вернулись домой, и он связал ее еще раз.

– Когда мы приехали туда, она была в сознании. Алисия безупречно сыграла свою роль, даже обмочилась в постели – маленькая деталь для пущей убедительности.

– Ей нужно было перебить запах виноградного сока.

– То есть?

– Помнишь синяки на запястьях и лодыжках? Сейчас мы знаем, что она не оставалась связанной в течение нескольких часов. Но откуда тогда синяки? В холодильнике лежит открытая бутылка с виноградным соком, а в мусорном ведре – мокрые полотенца в красных пятнах. Она имитировала кровоподтеки.

– Боже, поверить не могу!

– Во что?

– Когда я допрашивала Алисию в ФБР, мне показалось, что пахнет виноградом. Я решила, что до нас там кто-то пил виноградный сок. Я чувствовала запах!

Сомнений не осталось. Босх победил. Но затем по лицу Уоллинг промелькнула тень тревоги.

– Нам неизвестен мотив, – сказала она. – Все-таки речь идет об агенте ФБР. Версия правдоподобная, но придется собрать неопровержимые доказательства.

Босх приготовился к подобному повороту.

– Мотив банальный. Алисия Кент – роскошная женщина. Джек Бреннер завел интрижку, а Стэнли Кент стоял у него на пути.

Уоллинг недоверчиво посмотрела на него. Босх продолжал настаивать на своей версии:

– Вот и весь мотив, Рейчел. Ты…

– Неубедительно.

– Позволь мне закончить. Вы с напарником однажды пришли в дом, чтобы предупредить Кента об опасностях его работы. Алисия и Джек познакомились. Он заинтересовался ею. Они тайком встретились, чтобы выпить кофе или чего-нибудь покрепче – не важно. Завязался роман, он развивался и дошел до той точки, когда нужно сделать решительный шаг. Бросить мужа. Или избавиться от него, потому что есть страховка и акции на половину компании. Очень серьезный мотив, Рейчел. Цезий и террористы ни при чем. Элементарное уравнение: секс плюс деньги, а в результате убийство. Вот и все.

Рейчел глубоко вздохнула:

– Ты не знаешь, о чем говоришь. Джек Бреннер женат, у него трое детей. Он скучный, предсказуемый семьянин и такими вещами не интересуется…

– Любой мужчина интересуется. Не важно, женат ли он и есть ли у него дети.

Рейчел заговорила тише:

– Выслушай до конца. Ты ошибаешься насчет Бреннера. Он ни разу не видел Алисию Кент до сегодняшнего дня. В прошлом году он еще не работал со мной. Я никогда не утверждала, что мы посещали Кентов именно с ним.

Новость ошеломила Босха. Он не сомневался, что Рейчел давно работает с нынешним напарником. Образ Бреннера застрял в уме Гарри, и вся история в его сознании была неразрывно связана именно с этим персонажем.

– В начале года в тактической разведке пересмотрели состав всех групп. Обычное дело. Считается, что ротация способствует духу коллективизма. Я работаю с Джеком лишь с января.

– Так кто же приходил с тобой к Кентам, Рейчел?

Уоллинг на секунду прикрыла глаза.

– Клифф Максвелл.


Содержание:
 0  Смотровая площадка The Overlook : Майкл Коннелли  1  Глава 2 : Майкл Коннелли
 2  Глава 3 : Майкл Коннелли  3  Глава 4 : Майкл Коннелли
 4  Глава 5 : Майкл Коннелли  5  Глава 6 : Майкл Коннелли
 6  Глава 7 : Майкл Коннелли  7  Глава 8 : Майкл Коннелли
 8  Глава 9 : Майкл Коннелли  9  Глава 10 : Майкл Коннелли
 10  Глава 11 : Майкл Коннелли  11  Глава 12 : Майкл Коннелли
 12  Глава 13 : Майкл Коннелли  13  Глава 14 : Майкл Коннелли
 14  Глава 15 : Майкл Коннелли  15  Глава 16 : Майкл Коннелли
 16  Глава 17 : Майкл Коннелли  17  вы читаете: Глава 18 : Майкл Коннелли
 18  Глава 19 : Майкл Коннелли  19  Глава 20 : Майкл Коннелли
 20  Глава 21 : Майкл Коннелли  21  Глава 22 : Майкл Коннелли
 22  Использовалась литература : Смотровая площадка The Overlook    



 




sitemap