Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 9 : Майкл Коннелли

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22

вы читаете книгу




Глава 9

Босх пошел в кабинет капитана за очередной чашкой кофе. Сунув руку в карман за долларом для оплаты, наткнулся на визитку Бреннера и вспомнил просьбу агента держать его в курсе насчет свидетеля. Но Гарри только что доложил лейтенанту Гендлу о том, что молодой канадец увидел и услышал на месте преступления. Вместе с шефом они решили пока что не разглашать показания Митфорда – по крайней мере до утреннего собрания федералов. Потом станет ясно, какие сведения можно предать гласности. После заседания они узнают, собираются федеральные власти оставить полицию в деле или нет. Тогда наступит час торговли. Босх предложил обменять свидетельства канадца на право участия в расследовании.

А пока Гендл намеревался передать наверх другую информацию. Теперь, когда в расследовании неожиданно возникло слово «Аллах», он был просто обязан убедиться во всей серьезности ситуации, чтобы не всполошить руководство.

Гарри вернулся с полной чашкой за свой стол и занялся сравнительным анализом улик, найденных на месте убийства и в доме, где удерживали Алисию Кент, когда муж пытался выкупить ее у похитителей.

Большинство предметов с площадки Босх уже видел. Детектив принялся по одной вытаскивать личные вещи Стэнли Кента и изучать их. Отпечатки пальцев с улик давно уже сняли, и он без опаски брал их в руки.

Первым шел «Блэкберри» физика. Босх не был знатоком цифровых технологий и с легкостью признавал это. Ему удалось освоить свой сотовый телефон, простейшую модель, с которой можно делать звонки, а также сохранять в памяти номера. Насколько Гарри знал, других функций телефон не поддерживал. Теперь, вертя в руках устройство нового поколения, детектив в растерянности сообразил, что не умеет с ним обращаться.

– Гарри, тебе помочь?

Феррас улыбался. Конечно, недостаток знаний в области техники смущал Босха, но не настолько, чтобы обращаться за помощью. От этого чувство собственной неполноценности только усилилось бы.

– Ты знаешь, как работает аппарат?

– Конечно.

– С его помощью можно получать электронную почту?

– Естественно.

Босху пришлось встать и передать смартфон через стол.

– Вчера около шести часов вечера Кенту прислали сообщение от жены с пометкой «срочно». К письму прилагалась фотография с изображением связанной жены на кровати. Пожалуйста, найди сообщение и попробуй его как-то распечатать. Я хочу рассмотреть снимок еще раз, но мне требуется значительное увеличение.

Пока Босх давал задание, Феррас уже нажимал кнопки на «Блэкберри».

– Никаких проблем, – отозвался он. – Я перешлю сообщение на мой почтовый ящик. Потом просто открою и распечатаю.

Игнасио стал нажимать кнопки на крошечной клавиатуре. Босху смартфон казался какой-то детской игрушкой. Такие же аппараты он видел у подростков. И вообще, он не понимал, что так увлеченно люди набирают на своих телефонах. Гарри воспринимал это как своего рода предупреждение, знак упадка цивилизации и человечества. Но объяснить и четко выразить свои смутные чувства Босх вряд ли бы сумел. Несмотря на то что компьютерные технологии всегда преподносились как высочайшие достижения, Гарри относился к ним скептически.

– Вот и все, уже переслал, – объявил Феррас. – Через пару минут письмо поступит на мой ящик, и я его распечатаю. Что еще?

– Можно посмотреть входящие и исходящие звонки?

Вместо ответа Игнасио принялся щелкать кнопками.

– Какой период тебя интересует? – спросил он.

– В данный момент хотя бы до вчерашнего полудня, – ответил Босх.

– Вот, я вывел на экран. Тебе показать, как пользоваться этой штукой, или просто зачитать номера?

Гарри встал и обошел столы, чтобы самому посмотреть на маленький экран смартфона из-за плеча напарника.

– Пока расскажи в общих чертах, а потом как-нибудь разберемся подробнее, – предложил он. – Если начнешь меня учить, мы застрянем тут навсегда.

Феррас улыбнулся.

– Смотри, – начал он. – Если Кент принимал вызов или звонил сам по номеру из телефонной книжки, то будет отображаться имя, под которым код записан в памяти.

– Понятно.

– Видишь, за день зафиксировано много звонков из офиса и разных больниц. Рядом фамилии – наверное, тех врачей, с которыми он работал. Три звонка от некоего Барри. Полагаю, его коллега. Я проверил по Интернету списки зарегистрированных организаций и узнал, что фирма «К и К. Медицинские физики» принадлежит Кенту и Барри Келберу.

Босх нахмурился.

– Да, – произнес он. – Утром надо будет срочно поговорить с его партнером.

Гарри перегнулся через стол Ферраса и достал блокнот. Пока он записывал имя Барри Келбера, Игнасио продолжал просматривать список телефонных соединений.

– Вот! После шести он начал звонить то домой, то на мобильный жены. Насколько я понимаю, никто не отвечал, потому что за три минуты сделано звонков десять. К тому времени он уже получил срочное письмо, посланное с ящика жены.

Картина мало-помалу прояснялась. Для Кента это был обычный рабочий день с множеством телефонных переговоров со знакомыми людьми, работающими в смежных учреждениях. А потом пришло злополучное письмо якобы от жены. Он увидел фотографию и принялся названивать домой. Жена не отвечала, и Кент пришел в отчаяние. Наконец он выполнил требования шантажистов. Но несмотря на то что Кент согласился на условия преступников, его все-таки убили на смотровой площадке.

– Что же их не устроило? – произнес Босх вслух.

– Ты о чем, Гарри?

– Я про площадку. Мне все еще непонятно, из-за чего его убили. Кент сделал все, что они хотели. Привез вещество. Чем он не угодил преступникам?

– Не знаю. Может быть, он знал их в лицо?

– Свидетель утверждает, что убийца был в маске.

– Тогда, наверное, ничего и не произошло. Возможно, его и планировали убить. Ведь они приготовили глушитель, помнишь? Поскольку преступник кричал «Аллах!», непохоже, что все случилось спонтанно. Выглядит так, будто убийство готовилось заранее.

Однако Гарри еще сомневался.

– Если существовал план убийства, то почему они пощадили жену? Зачем оставлять свидетеля?

– Не знаю, Гарри. Говорят, у правоверных мусульман не принято причинять вред женщинам. Вроде бы нарушители закона не попадут в нирвану или на небеса, не помню, как там у них это называется.

Босх не ответил на вопрос. Он не разбирался в культурных особенностях, о которых так пренебрежительно говорил напарник. Но сама постановка вопроса выявила, что детектив ушел далеко в сторону от привычного для него хода расследования. Обычно он разыскивал преступников, которыми управляли жадность, похоть или любой другой из семи смертных грехов. С религиозным экстремизмом Гарри столкнулся впервые.

Феррас положил «Блэкберри» на стол и повернулся к компьютеру. Как и большинство детективов, он предпочитал работать с личным ноутбуком, потому что управление оснащалось устаревшими и медленными компьютерами. На многих из них вирусов было не меньше, чем шлюх на Голливудском бульваре.

Игнасио сохранил документ, с которым работал раньше, и открыл окно электронной почты. Письмо, переправленное с адреса Кента, уже пришло. Феррас открыл его и присвистнул, когда увидел фотографию обнаженной и связанной Алисии Кент на кровати.

– Да, такая бомба не могла не сработать, – сказал он.

Слова Ферраса означали, что теперь ему понятно, почему Кент украл цезий. Феррас год назад женился, и у них вскоре должен был появиться ребенок. Хотя Босх еще не совсем разобрался в характере напарника, он знал, что Игнасио очень любит жену. Под стеклом на рабочем столе Феррас держал целый коллаж фотографий супруги. А у Гарри лежали снимки жертв, чьих убийц он разыскивал.

– Распечатай мне один экземпляр, – попросил он. – Если можно, с увеличением. И вплотную займись телефоном. Вдруг еще что-нибудь найдешь.

Детектив вернулся за свой стол. Феррас распечатал сообщение с фотографией на цветном принтере, стоящем в углу кабинета, и принес лист бумаги с увеличенным изображением.

Босх надел очки, которыми пользовался для чтения. Кроме того, он достал из ящика увеличительное стекло. Лупу детектив купил, когда понял, что для разглядывания мелких деталей диоптрий его линз уже не хватает. Правда, когда в кабинете находилось много людей, Гарри ею не пользовался. Ему не хотелось становиться посмешищем и давать повод для шуток.

Положив листок на стол, Босх наклонился к нему с увеличительным стеклом. Сначала он исследовал, как связаны руки и ноги женщины за спиной. Бандиты использовали шесть кусков клейкой ленты, по одному на каждом запястье и лодыжке, другие фиксировали ноги и соединяли петли на руках.

Для того чтобы связать хрупкую женщину, такого изощренного способа не требовалось. Во всяком случае, Босх поступил бы по-другому, даже если бы жертва сопротивлялась. Опытный злоумышленник сделает все гораздо проще и быстрее.

Гарри не понимал, почему преступники выбрали столь сложный способ связывать пленника, и не видел в их действиях никакого смысла. Возможно, Алисия Кент вообще не сопротивлялась, и сердобольные бандиты постарались не причинять женщине лишних страданий. Гарри заметил, что скрученные руки и ноги Алисии оставались все-таки в более или менее естественном положении.

Однако, вспоминая ссадины на запястьях Алисии Кент, детектив догадывался, что, несмотря на все ухищрения, время, проведенное связанной женщиной на кровати, далось ей нелегко. Единственный вывод, к которому пришел Гарри при осмотре фотографии: необходимо поговорить с потерпевшей повторно и еще внимательнее изучить детали происшествия.

На чистой странице в блокноте Босх записал вопросы о клейких лентах. Он решил использовать оставшуюся часть листа, чтобы добавлять подробности при подготовке к предстоящему разговору с вдовой.

Больше ничего на ум при исследовании фотографии не приходило. Закончив, Босх отложил лупу в сторону и принялся бегло просматривать протоколы осмотра места убийства. Ничего в них не привлекло его внимания, и Гарри поспешно переключился на документы и улики из дома Кентов. Босх не присутствовал при осмотре дома криминалистами, так как они с Бреннером уехали в клинику Святой Агаты. Ему не терпелось узнать, удалось ли обнаружить что-нибудь полезное.

К сожалению, в единственном пакете для улик лежали те самые черные ленты, которыми связали Алисию Кент. Рейчел Уоллинг разрезала их, спасая женщину, еще в присутствии Босха.

– Постой-ка! – воскликнул Босх, показывая прозрачный пластиковый мешок. – Неужели в доме Кентов больше ничего не нашли?

Феррас взглянул на него.

– Мне передали только один пакет. А ты проверял список улик? Поищи в своих бумагах. Может быть, эксперты еще работают с остальными находками?

Босх полистал документы, которые раньше вручил ему Игнасио, и нашел перечень улик. Каждый предмет, найденный криминалистами на месте преступления, всегда аккуратно заносился в список. Так легче разбираться с вещественными доказательствами.

В списке значилось несколько улик, отобранных экспертами при осмотре дома Кента. В основном среди них обнаружились волосы и частицы волокон. Вполне предсказуемо, хотя сказать заранее, имеют ли отношение собранные образцы к подозреваемым, вряд ли представлялось возможным. Конечно, за годы работы Босху так и не встретилась идеальная для расследования сцена преступления. Но как ни крути, законы природы никто не отменял – на месте происшествия всегда остаются следы, пусть совсем незаметные. Нужно только их отыскать.

Каждая лента отмечалась в списке отдельно, затем шли многочисленные волоски и частички волокон, извлеченные из всевозможных мест, начиная с ковра в спальне до сточной трубы под раковиной в гостевой комнате. Также в перечне числился коврик для компьютерной мыши и крышка от объектива камеры «Никон», найденная под кроватью в спальне. Последний пункт списка заинтересовал Босха больше других. Улика значилась просто как «пепел от сигареты».

Табачный пепел мог стать бесценным доказательством.

– Кто-нибудь из экспертов, работавших в доме Кента, еще на месте? – поинтересовался Босх у Ферраса.

– Полчаса назад видел Базза Йетса, – ответил Игнасио. – И еще та женщина, которая проверяет отпечатки… Все время забываю фамилию.

Босх снял трубку телефона и набрал отдел криминалистов.

– Отдел научных исследований, Йетс у телефона.

– Базз, я с тобой хочу поговорить.

– Кто это?

– Гарри Босх. Я по поводу осмотра дома Кента. Расскажи мне о табачном пепле, который ты подобрал.

– Ах да, остаток сигареты, выгоревшей дотла. Агент ФБР обратила на него внимание.

– А где он находился?

– Она обнаружила пепел на крышке туалетного бачка в спальне для гостей. Как будто кто-то положил туда сигарету, чтобы смыть за собой, а потом забыл убрать. Догорела до самого фильтра.

– Значит, когда агент нашла сигарету, оставался только пепел?

– Точно. Столбик, похожий на серую гусеницу. Агент велела нам собрать пепел для нее. Она сказала, что в их лаборатории…

– Погоди, Базз. Ты отдал ей улику?

– Вроде бы так. Она…

– Что значит «вроде бы так»? Либо отдал, либо нет. Так значит, ты вручил агенту Уоллинг пепел от сигареты, который нашли на месте преступления?

– Да, – признался Йетс. – Но сначала мы все обсудили и получили гарантии, Гарри. Она сказала, что в научной лаборатории ФБР пепел проанализируют на состав табака и узнают страну, откуда он привезен. У нас таких возможностей нет, Гарри. Мы им и в подметки не годимся. Она говорит, дело очень важное, так как, вероятно, речь идет о зарубежных террористах. Поэтому я согласился. По словам Уоллинг, она однажды расследовала поджог, и тогда нашли только сигарету, от которой все загорелось. В итоге им удалось установить марку, а потом задержать того, кто такие сигареты курит.

– И ты ей поверил?

– Ну… да, конечно.

– И отдал ей мою улику.

Босх едва сдерживал эмоции.

– Гарри, это не твоя улика. Мы все работаем в одной команде, не правда ли?

– Да, Базз, в одной.

Босх повесил трубку и выругался. Феррас попытался узнать, что случилось, но Гарри лишь отмахнулся.

– Обычная фэбээровская подстава.

– Гарри, а ты успел хоть немного поспать до вызова?

Босх взглянул на партнера, сидящего за столом напротив. Он точно знал, на что намекает Феррас, задавая вопрос.

– Нет, – ответил Гарри. – Не успел. Но то, что я не выспался, никак не связано с моим отношением к ФБР. Я их не люблю с давних пор. Тогда ты еще и на свет не появился. Поверь, я умею обходиться без сна. – Босх поднял чашку с кофе. – Твое здоровье, – усмехнулся он.

– Все-таки ты не прав, напарник, – возразил Феррас. – Так и неприятностей на собственную задницу заработаешь.

– Не волнуйся обо мне.

– Договорились, Гарри.

Детектив вернулся к размышлениям о пепле.

– А фотографии? – поинтересовался он у Ферраса. – Ты забрал снимки из дома Кента?

– Да, где-то здесь валяются.

Игнасио порылся в скоросшивателях, лежащих на столе, достал одну из папок и подвинул ее напарнику. Босх просмотрел фотографии и отобрал три снимка, сделанные в ванной для гостей. Общая картина помещения, вид под углом, на котором на крышке бачка виднелась тонкая полоска пепла, и крупный план серой гусеницы, как выразился Базз Йетс.

Разложив фотографии на столе, Босх снова воспользовался увеличительным стеклом. При съемке крупным планом на бачок положили шестидюймовую линейку, чтобы дать представление о масштабе. Столбик пепла был длиной почти в два дюйма – значит, сигарету почти не курили.

– Ну как, Шерлок, нашел что-нибудь? – съязвил Феррас.

Босх оторвал взгляд от документов. Напарник улыбался. Гарри же было не до смеха. Теперь и при напарнике нельзя пользоваться лупой, не вызывая насмешки.

– Пока не нашел, Ватсон, – ответил Гарри.

Он надеялся, что теперь Феррас помолчит, ведь никому не хочется быть Ватсоном.

Босх занялся второй фотографией. На общем снимке ванной комнаты он разглядел, что крышка унитаза поднята. Это указывало на то, что туалетом в тот момент воспользовался мужчина. Сигаретный пепел мог оставить один из двух преступников. Босх осмотрел стену над унитазом. На ней висела маленькая картинка в рамке с изображением зимнего пейзажа. Голые деревья и стальное серое небо напоминали Нью-Йорк или другие города на восточном побережье.

Глядя на картинку, детектив вспомнил об одном деле, которое он вел год назад, когда еще работал по нераскрытым преступлениям. Гарри вновь снял трубку телефона и набрал отдел научных исследований. К аппарату опять подошел Йетс. Босх попросил уточнить, кто снимал отпечатки пальцев в доме Кентов.

– Подожди, – ответил криминалист.

Базз явно все еще обижался на Босха из-за предыдущего звонка. Наверное, поэтому не торопился позвать эксперта по отпечаткам пальцев к телефону. Гарри пришлось ждать ответа целых четыре минуты. Впрочем, времени он не терял и продолжал рассматривать в лупу фотографии.

– Уиттинг слушает, – наконец раздался голос в трубке. Босх был знаком с женщиной по предыдущим расследованиям.

– Андреа, это Гарри Босх. Я хотел поговорить с тобой по поводу дома Кентов.

– Что ты хотел узнать?

– Ты просвечивала лазером ванную для гостей?

– Конечно. Там, где нашли пепел, и на поднятой крышке. Разумеется, я все осмотрела.

– Есть что-нибудь?

– Ничего. Все протерли.

– А на стене за унитазом?

– Да, тоже проверила. Ничего нет.

– Это все, что я хотел узнать. Спасибо, Андреа.

– Удачи.

Босх повесил трубку и снова взглянул на фотографию пепла. Что-то в ней казалось Гарри неестественным, но что именно, он понять не мог.

– Гарри, а зачем ты спрашивал про стену в туалете?

Босх украдкой взглянул на Ферраса. Одна из причин, почему к нему прикрепили молодого детектива, заключалась в том, что более зрелый сыщик мог передать опыт новичку. Гарри решил не обращать внимания на дурацкую шуточку с Шерлоком Холмсом и поделиться с Игнасио той давней историей.

– Лет тридцать назад в Уилшире произошел такой случай. В ванной нашли утонувшую женщину и ее собачку. Все отпечатки кто-то стер, но крышка унитаза осталась поднятой. Полиция догадалась, что искать нужно мужчину. На унитазе тоже не обнаружили «пальчиков», зато на стене нашли отпечаток целой ладони. Тот парень оперся о стену, чтобы удобнее было справлять нужду. По расположению ладони удалось установить рост преступника. Также выяснилось, что он левша.

– Каким образом?

– На стене остался отпечаток правой ладони. Эксперты решили, что когда мужик отливал, он держал свой инструмент в руке, которой пользовался чаще другой.

Феррас удивленно хмыкнул.

– И потом по отпечатку нашли преступника?

– Да, но только спустя тридцать лет. Расследование закончили лишь в прошлом году. Тогда в банке отпечатков ладоней содержалось мало сведений. Мы с коллегой наткнулись на это дело и запустили материалы на проверку повторно. Нам повезло. Мы выследили убийцу в Тентаусенд-Палмс в пустыне и поехали его брать. А он достал пистолет и застрелился до того, как мы успели надеть на него наручники.

– Ух ты!

– Ага. Знаешь, мне всегда казалось это странным.

– Что? Когда люди пускают себе пулю в висок?

– Нет, я о другом. Странно, что мы нашли его именно в Тентаусенд-Палмс.

– А, да! Ирония судьбы.[2] Так ты не успел с ним поговорить?

– Нет. Но мы точно знали, что преступление совершил он. И я воспринял его самоубийство у нас на глазах как своего рода признание.

– Понимаю. Я просто хотел бы поговорить с тем парнем и спросить, зачем он утопил собачку. Вот и все.

Босх с недоумением взглянул на напарника:

– Знаешь, меня бы скорее интересовало, зачем он утопил женщину.

– Да, конечно. Понимаешь, просто любопытно, при чем тут собака?

– Скорее всего он боялся, что собака его узнает. Она ведь видела убийцу и могла как-то среагировать на его присутствие. Парень хотел избежать риска.

Феррас кивнул, принимая такое объяснение. Босх придумал его на ходу. Во время расследования вопрос о собачке ни разу не пришел ему в голову.

Игнасио вернулся к работе, а Гарри откинулся на спинку стула, обдумывая детали текущего расследования. Пока что вырисовывалось нагромождение из предположений и догадок. Самым непонятным оставался вопрос, зачем убили Стэнли Кента. Алисия Кент утверждала, что бандиты, схватившие ее, скрывали лица под лыжными масками. Джесси Митфорд заявил, что убийцы Кента тоже были в масках. Босх совершенно не понимал, зачем нужно убивать физика, если он не в состоянии никого опознать? А если Кента заранее решили убрать, тогда зачем прятать лица? Гарри предположил, что маски – уловка, средство запугать Кента и заставить его сотрудничать. Но даже такое объяснение не выглядело убедительным.

Детектив оставил на время неразрешимую дилемму, рассудив, что в данный момент информации недостаточно, чтобы ответить на все вопросы. Он допил кофе и приготовился повторно допросить Джесси Митфорда. Но сначала предстояло сделать еще один звонок. В телефонной книжке мобильника сохранился номер Рейчел Уоллинг – еще со времен их сотрудничества по Эхо-парку. Гарри решил никогда его не удалять.

Он нажал на кнопку и, пока шел вызов, с опасением ожидал, что номер не ответит. Однако за прошедшие месяцы Рейчел не успела сменить телефон. Автоответчик предложил ему оставить сообщение после гудка.

– Это Гарри Босх, – продиктовал детектив. – Нам нужно переговорить. И верни мой пепел! Дело веду я!

Гарри нажал на кнопку отключения. Он знал, что сообщение разозлит Рейчел, возможно, она даже выйдет из себя. Босх сознательно шел на конфронтацию с Уоллинг и вообще с ФБР, хотя, по всей видимости, неуместного конфликта легко можно было избежать.

Но на борьбу с собой не хватало сил. Даже ради Рейчел и памяти о прошлом. Даже ради надежды на будущее с ней, которую Гарри сохранял, как номер в памяти сотового телефона.


Содержание:
 0  Смотровая площадка The Overlook : Майкл Коннелли  1  Глава 2 : Майкл Коннелли
 2  Глава 3 : Майкл Коннелли  3  Глава 4 : Майкл Коннелли
 4  Глава 5 : Майкл Коннелли  5  Глава 6 : Майкл Коннелли
 6  Глава 7 : Майкл Коннелли  7  Глава 8 : Майкл Коннелли
 8  вы читаете: Глава 9 : Майкл Коннелли  9  Глава 10 : Майкл Коннелли
 10  Глава 11 : Майкл Коннелли  11  Глава 12 : Майкл Коннелли
 12  Глава 13 : Майкл Коннелли  13  Глава 14 : Майкл Коннелли
 14  Глава 15 : Майкл Коннелли  15  Глава 16 : Майкл Коннелли
 16  Глава 17 : Майкл Коннелли  17  Глава 18 : Майкл Коннелли
 18  Глава 19 : Майкл Коннелли  19  Глава 20 : Майкл Коннелли
 20  Глава 21 : Майкл Коннелли  21  Глава 22 : Майкл Коннелли
 22  Использовалась литература : Смотровая площадка The Overlook    



 




sitemap