Детективы и Триллеры : Триллер : Все, что остается : Патриция Корнуэлл

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18

вы читаете книгу

Глава 1

В субботу, в последний день августа, я приступила к работе еще до зари. Поэтому я не видела, как легкий утренний туман исчез с травы, и небо снова засияло яркой лазурью.

Все утро на столах из нержавеющей стали лежали тела, а окон в морге не было.

Уик-энд накануне праздника День труда ознаменовался в городе Ричмонде залпом заревой пушки и грохотом автомобильных катастроф.

Было уже два часа дня, когда я наконец добралась до Вест-Энда. Открыв дверь своего дома, я услышала, как Берта мыла шваброй полы на кухне. Она делала уборку в доме каждую субботу и, согласно полученным накануне указаниям, не обращала внимания на звонивший телефон.

— Меня нет дома, — громко предупредила я, открывая холодильник.

Прервав свое занятие, Берта сказала:

— Он звонил минуту назад и еще за несколько минут перед этим. Один и тот же человек.

— Никого нет дома, — повторила я.

— Как скажете, доктор Кей. — И она снова принялась орудовать шваброй.

Стараясь не замечать механического голоса автоответчика, назойливо вторгающегося в тишину залитой солнцем кухни, я принялась за ганноверские томаты, которые считала весьма подходящим для лета продуктом. Я начала запасаться ими еще до начала осени. Теперь в холодильнике оставалось только три помидора, а куда же делся куриный салат?

За телеметрическим сигналом последовал знакомый мужской голос:

— Доктор, это звонит Марино…

«О Господи», — подумала я, захлопывая ногой дверь холодильника. Следователь по раскрытию убийств в городе Ричмонде Тит Марино начиная с полуночи находился на улице, и я только что виделась с ним в морге, где по его просьбе извлекала пули из тела убитого. Уверенная в том, что Марино уже на полпути к озеру Гастон, где он собирался порыбачить в оставшиеся у него свободные часы, я намеревалась поработать в саду возле моего дома.

— Я пытался застать тебя дома, а сейчас уже нет времени и надо отправляться. Постарайся найти меня по телефонному справочнику.

По голосу Марино было ясно, что дело не терпит отлагательств, и я схватила телефонную трубку.

— Слушаю.

— Это ты или твой проклятый автоответчик?

— Догадайся, — съязвила я.

— Плохие новости. Они нашли еще одну брошенную машину в Нью-Кенте, к западу от 64-й остановки зоны отдыха. Со мной только что разговаривал Бентон.

— Еще одна пара? — перебила его я, мгновенно позабыв о своих планах на день.

— Фред Чини, белый, девятнадцать лет. Дебора Харви, белая девушка того же возраста. В последний раз их видели прошлым вечером в восемь часов в Ричмонде, когда они отъезжали от дома Харви в направлении местечка Спиндрифт.

— А автомобиль нашли на западе? — спросила я, зная о том, что расположенное в штате Северная Каролина местечко Спиндрифт находится в трех с половиной часах езды от Ричмонда.

— Да. Похоже, что они возвращались обратно в город. Полицейский обнаружил джип марки «чироки» примерно час назад. А молодых людей там не было.

— Сейчас выезжаю, — ответила я.

Все это время Берта продолжала мыть полы, но я знала, что она понимала смысл каждого сказанного мною слова.

— Я уйду сразу, как закончу уборку, — уверила она меня. — Закрою дверь на ключ и установлю сигнализацию. Так что не волнуйтесь, доктор Кей.

Испытывая внутреннее волнение, я, схватив сумку, поспешила к машине.


Было найдено уже четыре убитых пары. Сначала они исчезали, а затем их трупы находили в радиусе пятидесяти миль от Вильямсбурга.

Причины криминальных случаев, которые пресса окрестила «убийствами парочек», никто не мог объяснить. Никто не мог найти какой-либо заслуживающей доверия версии или ключа к разгадке убийств. Федеральное бюро расследований при содействии Программы изучения случаев насильственных убийств (ВИКАП) передало сведения Национальной базы данных в компьютер с искусственным интеллектом, который мог установить связь между пропавшими без вести людьми и найденными неопознанными телами, фигурирующими в серии убийств. После того как более чем два года назад была найдена мертвой первая пара молодых людей, на пот мощь пригласили местную команду ВИКАПа, включая специального агента ФБР Бентона Уэсли и ветерана по раскрытию убийств в Ричмонде следователя Пита Марино. Вскоре исчезла еще одна пара, а следом за ней — еще две. В каждом случае к моменту, пока сведения об очередном убийстве доходили до ВИКАПа, а Информационный центр по расследованию преступлений в стране только начинал телеграфировать подробности дела и описание внешности пропавших людей во все департаменты Америки, тела убитых подростков уже разлагались на территории какого-нибудь лесного массива.

Выключив радио, я проехала мимо пункта сбора дорожной пошлины и вновь нажала на газ, держа курс на Восточную улицу, 1-64. Снова и снова в моем сознании всплывали образы и звучали голоса, вспоминались кости и сгнившая одежда, засыпанная листьями, красивые, улыбающиеся лица пропавших подростков на газетных снимках и голоса растерянных, измученных родственников, отвечающих репортерам телевидения и донимающих меня звонками.

— Приношу свои глубокие соболезнования по поводу случившегося несчастья с вашей дочерью.

— Пожалуйста, расскажите, как умерла моя девочка. Ради всего святого, она не очень страдала?

— Причина ее смерти пока нами не установлена, миссис Беннет. Сейчас я еще не располагаю подробной информацией…

— Что значит «вами пока не установлена»?!

— От него остались одни кости, мистер Мартин. А при отсутствии мягкой ткани невозможно определить тяжесть ранений.

— Я не желаю слушать эту медицинскую белиберду. Я хочу лишь знать, что является причиной смерти моего сына. Полиция спрашивает, не употреблял ли он наркотики. Я в жизни не видел своего сына пьяным, не говоря уже о наркотиках! Вы слышите меня, мадам? Он умер, а из него хотят сделать какого-то панка…

Главный врач судебно-медицинской экспертизы сбит с толку: доктор Кей Скарпетта не может установить причину смерти.

— Не может установить?!.

Опять не найден ключ к разгадке смерти восьми молодых людей.

Это было ужасно. Беспрецедентный для меня случай! Ни один патологоанатом не смог бы определить причину смерти, но никогда еще в моей практике не встречалось столько одинаковых, связанных между собой, убийств.

Я откинула брезентовый верх автомобиля: стояла замечательная погода, и настроение мое немного улучшилось. Температура приближалась к пятидесяти по Фаренгейту. Наступала осень. Только осенью и весной я не скучала по Майами. В летний сезон в Ричмонде было так же жарко, только океанский бриз не наполнял воздух прохладой. Влажность становилась чрезвычайно повышенной, но и зимой я чувствовала себя не лучше, так как не любила холодов. Весна и осень действовали на меня опьяняюще, и мне не приходилось подбадривать себя с помощью спиртного, как зимой и летом.

Остановка 1-64 в округе Нью-Кент находилась на расстоянии тридцати одной мили от моего дома. Это местечко ничем не отличалось от любого другого места отдыха в Вирджинии — со столиками для пикника, грилями, мусорными бачками, обложенными кирпичной оградой душевыми, торговыми автоматами и посаженными недавно молодыми деревьями. Но здесь не было ни одного водителя прогулочной машины или грузовика, зато полицейские машины стояли на каждом шагу.

Припарковав машину рядом с женским туалетом, я заметила направлявшегося в мою сторону одетого в синюю униформу полицейского с красным, озабоченным лицом.

— Извините, мадам, — обратился он ко мне. — Эта зона отдыха сегодня закрыта для посетителей. Я должен просить вас отсюда отъехать.

— Доктор Кей Скарпетта, — представилась я, выключив зажигание. — Я приехала по просьбе полиции.

— С какой целью?

— Я главный врач судебно-медицинской экспертизы. Он смерил меня скептическим взглядом. Я полагаю, что тогда мало походила на начальственную особу. Одетую в юбку-варенку из грубой хлопчатобумажной ткани, рубашку из розового льна и кожаные ботинки, да еще без какого-либо авторитетного снаряжения (поскольку моя государственная машина стояла в гараже в ожидании новых шин), меня, раздосадованную блондинку, тогда можно было принять с первого взгляда за уже не очень молодого специалиста, спешащего выполнить чье-то поручение на своем темно-синем «мерседесе» по пути в ближайший магазин.

— Покажите мне ваше удостоверение. Порывшись в своей сумке, я достала тонкий черный футляр с находившимся там значком врача медицинской экспертизы и вручила его полицейскому вместе с водительским удостоверением. Он долго изучал оба документа и, по-видимому, почувствовал большое смущение.

— Вы можете оставить свою машину здесь, доктор Скарпетта. Нужные вам люди находятся в том направлении. — И он указал рукой в сторону места парковки грузовиков и автобусов. — Желаю удач, — добавил он, шагнув в сторону.

Я пошла по кирпичной мостовой. Обогнув здание и оказавшись под тенью деревьев, я увидела еще несколько полицейских машин и грузовик на буксире с включенными габаритными огнями, а также толпу людей в униформе и без нее. Я не замечала красный джип «чироки» до тех пор, пока не наткнулась на него. Запорошенный листьями, он стоял с уклоном под гору вдоль начала развилки главной магистрали. Двухдверный джип был покрыт толстым слоем пыли. Заглянув в окошко водителя, я увидела довольно чистый салон автомобиля с обивкой из бежевой кожи, заднее сиденье которого было забито различными предметами: лыжами для слалома, катушкой с нейлоновым лыжным тросом и домашней аптечкой в пластмассовом чемоданчике бело-красного цвета. Ключи свободно покачивались в замке зажигания, а окна были частично открыты. Начавшиеся прямо от тротуара глубокие следы от шин были отчетливо видны на траве, а расположенная спереди, между фарами, решетка желтого цвета слегка вздернута вверх еловыми ветками.

Марино разговаривал с худым блондином по имени Джей Морель, с которым я не была знакома. Являясь представителем государственной полиции, он, похоже, был назначен ответственным за это дело.

— Кей Скарпетта, — добавила я, когда Марино коротко представил меня «доктором».

Морель, пристально взглянув на меня из-под солнцезащитных очков темно-зеленого цвета, поприветствовал меня кивком головы. На нем не было униформы. Подкручивая редкие, как у подростка, усики, он произнес громкую тираду о важности нашей работы, которую мне не раз приходилось слышать от новоиспеченных следователей.

— Это все, чем мы располагаем на сегодняшний день. — Нервно оглядываясь по сторонам, он рассказывал: — Джип принадлежит Деборе Харви, которая вместе со своим дружком Фредом Чини уехала из дома вчера вечером приблизительно в восемь часов. Они направлялись в местечко Спиндрифт, в пляжный домик родственников Харви.

— А родители Деборы Харви были дома, когда эта пара покинула Ричмонд? — поинтересовалась я.

— Нет, мадам. — Кинув быстрый взгляд в мою сторону, он продолжал: — Родители уехали в Спиндрифт раньше. Еще днем Дебора и Фред хотели поехать отдельно, так как они планировали вернуться в Ричмонд в понедельник. Оба они были второкурсниками университета и хотели пораньше вернуться, чтобы подготовиться к началу учебного года. Перед выездом из дома Харви прошлым вечером молодые люди позвонили в Спиндрифт, предупредив одного из братьев Деборы о том, что они выезжают и прибудут на место между двенадцатью и часом ночи. Прождав их до четырех часов утра, Пэт Харви позвонила в полицию.

— Пэт Харви? — переспросила я, недоверчиво взглянув на Марино.

Но ответ прозвучал из уст офицера Мореля.

— Да, вы не ослышались. Пэт Харви, невзирая на наши уговоры, уже летит сюда на вертолете, — сказал он, взглянув на часы, — вылетев примерно полчаса назад. Отец, Боб Харви, где-то в пути. Находясь по делам работы в местечке Шарлотта, он намеревался приехать в Спиндрифт ориентировочно завтра. Насколько мне известно, до него еще не дозвонились, и пока он ничего не знает о случившемся.

Пэт Харви являлась директором Национальной комиссии по наркотикам — должность, благодаря которой средства массовой информации окрестили ее «царицей наркотиков». Она была назначена на эту должность президентом, и совсем еще недавно ее фотография красовалась на обложке журнала «Тайме». Миссис Харви одна из влиятельнейших и наиболее почитаемых женщин в Америке.

— А что ты скажешь о Бентоне? — спросила я Марино. — Знает ли он о том, что Дебора Харви приходится дочерью Пэт Харви?

— Он ничего об этом не сказал. Он позвонил мне сразу по прибытии в редакцию газеты «Новости Ньюпорта», куда его доставил самолет ФБР. И, так как Бентон очень торопился нанять автомобиль, разговор у нас был довольно непродолжительным.

Такой ответ снимал все мои вопросы. Пока он не узнает, кто такая Дебора Харви, он не помчится сюда сломя голову самолетом ФБР. Меня удивило, почему он ничего не сказал об этом Марино, своему компаньону по ВИКАПу.

Глядя на широкое, спокойное лицо Марино, я пыталась прочитать ответ в его глазах; Его подбородок нервно подергивался, а с лысеющей головы стекали капельки пота.

— Докладываю обстановку на текущий момент, — сказал Морель. — Я доставил сюда группу полицейских, контролирующих движение автотранспорта. Мы проверили душевые, тщательно обыскали все близлежащие точки, чтобы удостовериться в том, что пропавших нет поблизости. Как только сюда прибудет Служба розыска и спасения с полуострова, мы начнем прочесывать лес.

Прямо перед капотом джипа расстилалась панорама зоны отдыха, заросшей деревьями, которые уже на расстоянии акра от меня стояли такой плотной стеной, что моему взору были доступны лишь игравшие на листьях солнечные блики да парящие над вершинами отдаленных сосен ястребы. Несмотря на натиск жилищного строительства и возведение сети магазинов в этом месте, участок зоны отдыха между Ричмондом и Тайдвотером остался нетронутым. Тот самый пейзаж, который раньше мне представлялся таким успокаивающим и мирным, сейчас казался зловещим.

— Черт бы их всех побрал! — выругался Марино после того, как мы расстались с Морелем.

— Сожалею о том, что сорвалась твоя рыбалка, — сказала я.

— Да, это вечная история. Месяцами готовился к этой чертовой рыбалке. И снова пролетел мимо. Что тут нового, все планы, как всегда, насмарку.

— Я заметила, что, когда съезжаешь с магистрали, — начала я, не обращая внимания на его раздражительный тон, — дорога сразу же расходится на две полосы — одна из которых ведет прямо к этому месту, а другая туда, где начинается зона отдыха. Другими словами, движение тут одностороннее. Водителю невозможно проехать вперед, а потом, передумав, вернуться назад; приходится проехать на большое расстояние в неправильно выбранном направлении, чтобы не рисковать столкновением. И я полагаю, что прошлой ночью машин на дороге было предостаточно, учитывая конец недели накануне Дня труда.

— Совершенно верно. Я тоже так подумал. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться: кто-то намеренно спихнул джип туда, где он сейчас находится, поскольку прошлой ночью перед зоной отдыха стояло, наверно, много машин. Поэтому он поехал по полосе для грузовиков и автобусов. Верно, она была почти пуста. Никто его не видел, и он удрал.

— Возможно, преступник рассчитывал, что джип найдут не сразу, этим и объясняется его местонахождение в стороне от тротуара, — высказала я свое предположение.

Устремив пристальный взгляд в сторону леса, Марино ответил:

— Я стал слишком стар для этой работы.

Для вечно жалующегося Марино стало нормой по прибытии на место преступления демонстрировать свое нежелание находиться там. Мы работали с ним вместе довольно долго, и даже меня, привыкшую к его фокусам, в этот раз больше поразила не столько безынициативность, столько наплевательское отношение к делу. Тут было что-то посерьезнее, чем сорванная рыбалка. Может быть, он подрался со своей женой?

— Ну, ну, — пробормотал Марино, бросая взгляд в сторону кирпичного здания. — Прибыл Одинокий Рейнджер.

Обернувшись, я заметила знакомую тощую фигуру Бентона Уэсли, появившуюся из мужского туалета. Поравнявшись с нами, он тихо поздоровался. Его посеребренные виски были влажными, а лацканы пиджака забрызганы водой так, как будто бы он только что умывал лицо.

Спокойно оглядывая джип, Бентон, вытащив из нагрудного кармана пиджака солнцезащитные очки, надел их.

— Миссис Харви уже здесь? — спросил он.

— Нет, — ответил Марино.

— А репортеры появились?

— Нет.

— Хорошо.

У Уэсли была строгая линия рта, что делало и без того резкие черты его лица грубыми и суровыми. Я бы даже назвала его лицо красивым, если бы не глухая маска непроницаемости. Глядя на его лицо, невозможно было догадаться, о чем он думал и что чувствовал; а в последнее время Бентон научился так искусно скрывать особенности своего характера, что мне пороги казалось, что я совершенно его не знаю.

— Нужно как можно дольше не обнародовать детали этого дела, — продолжал он. — Одно лишнее слово, и вся работа пойдет насмарку.

Я спросила его:

— Что вам известно об этой паре, Бентон?

— Очень немного. Заявив рано утром о пропаже подростков, миссис Харви сначала позвонила домой директору, а он мне. По ее словам, ее дочь и Фред Чини познакомились в Каролине и встречались в течение всего первого курса обучения. Похоже, это были хорошие, симпатичные ребята. По словам миссис Харви, они не были замешаны ни в какие неприятные истории и не имели дела с дурными людьми. Одно только было очевидно: миссис Харви испытывала противоречивое чувство по поводу дружбы двух молодых людей, а также по поводу их чрезмерно длительного совместного времяпровождения.

— Может быть, именно поэтому они и хотели поехать на пляж в отдельной машине, — предположила я.

— Возможно, — ответил Уэсли, оглядываясь по сторонам. — Вероятнее всего, это и было главной причиной. Поговорив с директором, я пришел к выводу, что миссис Харви не очень хотелось, чтобы Дебора привезла в Спин-дрифт своего парня, считая, что там следует находиться только членам их семьи. Работая целую неделю в федеральном округе Колумбия, миссис Харви проводила мало времени со своими детьми. По правде говоря, я подозреваю, что в последнее время отношения Деборы с матерью разладились, и, скорее всего, вчера утром, непосредственно перед отъездом родственников в Северную Каролину, между ними возник какой-то спор.

— А что, если ребята просто удрали куда-нибудь вместе? — предположил Марино. Будучи людьми не робкого десятка, они начитались газет, насмотрелись теленовостей, может быть, даже видели показанный на прошлой неделе специальный выпуск телепередачи о пропавших парочках. Молодые люди, очевидно, были в курсе происходящих в округе событий, поэтому нет никакой уверенности, что они не сбежали. Достаточно хитрый способ разыграть свое исчезновение и заодно проучить родителей.

— Это одна из многих предполагаемых нами версий, — ответил Уэсли. — И по имеющимся у меня другим соображениям нам следует как можно дольше не открывать детали этого дела средствам массовой информации.

Морель поравнялся с нами, когда мы пошли в направлении начала развилки — туда, где находился джип. Подкатил грузовик ярко-синего цвета с крытым кузовом, и оттуда вышли мужчина и женщина, одетые в темные комбинезоны и сапоги. Открыв задние дверцы кузова, они выпустили на волю двух бладхаундов, которые, пыхтя и повиливая хвостами, выбрались из своих деревянных ящиков.

Прицепив длинные поводки к кольцам на кожаных ремнях, опоясывающих талии, они пустили собак, держа их за холку.

— Солти, Нептун, взять след!

Я не разобралась, кто из них был Нептун, а кто Солти. Обе собаки были огромных размеров, имели светло-желтый окрас, морщинистые морды и висячие уши. Морель улыбнулся и погладил их.

— Как дела, голубчики?

В награду Солти, а может быть, это был Нептун, обнюхав ногу Мореля влажным носом, начал ее облизывать.

Работавшую с собаками пару звали Джеф и Гейл, они прибыли из Йорктауна. Гейл была под стать своему напарнику, такая же сильная и рослая. Она напоминала проживших долгие годы в деревне женщин, которых мне когда-то доводилось видеть; с загорелыми и обветренными от продолжительного и тяжелого крестьянского труда лицами, на которых лежала печать какого-то бесстрастного терпения, шедшего от глубокого понимания человеческой природы со всеми ее катаклизмами и щедротами. Гейл была капитаном поисково-спасательной службы. По тому, как внимательно она рассматривала джип, я поняла, что, исследуя находившиеся рядом предметы, она усомнилась в неприкосновении к ним.

— Мы ничего здесь не трогали, — предупредил ее Марино, наклоняясь вперед, чтобы почесать у собак за ушами. — Мы даже еще не открывали дверцы.

— А вы не знаете, кто-нибудь залезал в эту машину? Может быть, тот, кто нашел ее? — поинтересовалась Гейл.

Морель принялся объяснять:

— Сегодня рано утром под грифом БОЛО с телетайпа пришло сообщение о номерном знаке машины.

— А что это еще за штуковина такая, БОЛО? — перебил Уэсли.

— БОЛО значит: «В зоне особого внимания».

С застывшим лицом Уэсли слушал скучное повествование Мореля.

— Полицейские не часто располагают временем для литературного построения фраз; к тому же им не всегда удается познакомиться с данными телетайпа. Они просто садятся в машину и начинают выслеживать объект. Сразу после получения сообщения о пропаже молодой пары диспетчеры стали посылать в эфир сообщение под грифом «В зоне особого внимания», и уже в час ночи водитель грузовика, который обнаружил джип, сообщил об этом по рации. А полицейский, находившийся на связи, утверждал, что он даже не прикасался к машине, лишь заглянул в окошко, чтобы удостовериться, что в машине никого нет.

У меня еще теплилась надежда, что это правда. Многие полицейские, заранее зная о мерах предосторожности, не могут удержаться от соблазна открыть дверцы и поискать хотя бы в отделении для перчаток какое-либо удостоверение, подтверждающее личность владельца автомобиля.

Держа обеих собак за холки, Джеф спустил их с поводков, чтобы те перед началом работы облегчили свои мочевые пузыри. Гейл спросила:

— У вас есть какая-нибудь одежда, принадлежавшая пропавшей паре, чтобы дать ее понюхать собакам?

— Мы попросили Пэт Харви привезти что-нибудь из того, что недавно надевала на себя Дебора, — ответил Уэсли.

Известие о том, чью дочь они разыскивают, привело Гейл в замешательство, но она ничем не выдала своего удивления, а лишь продолжала выжидающе смотреть на Уэсли.

— Миссис Харви мчится сюда на вертолете, — добавил Уэсли, глядя на часы. — Должна прибыть с минуты на минуту.

— Не нужно, чтобы сюда приземлялись большие объекты, — бросила Гейл, приближаясь к джипу. — Здесь все должно оставаться нетронутым. — Вглядываясь в окошко водителя, она скрупулезно изучала каждый сантиметр, каждый штрих внутреннего убранства машины. Затем, немного отстранившись, задержала свой взгляд на внешней стороне черной пластмассовой дверной ручки.

— Лучше всего начать с сидений, — решила Гейл. — Пусть Солти понюхает одно, а Нептун другое сиденье. Но прежде нам необходимо забраться внутрь автомобиля, ничего не задевая. У кого-нибудь есть с собой карандаш или ручка?

Вытащив из нагрудного кармана рубашки шариковую ручку, Уэсли протянул ее Гейл.

— Нужна еще одна авторучка, — сказала она.

К моему огромному изумлению, ни у кого из окружающих, включая меня, не нашлось с собой авторучки, хотя я ни на минуту не сомневалась, что в моей сумке найдется не одна.

— А складной нож не подойдет? — спросил Марино, порывшись в кармане джинсов.

— Прекрасно.

Держа в одной руке авторучку, а в другой швейцарский складной армейский нож, Гейл, одновременно нажимая большим пальцем руки на внешнюю кнопку кабины водителя и с трудом поднимая дверную ручку, зацепив кончиком сапога за краешек дверцы, начала осторожно ее открывать. Все это время до меня доносился глухой звук приближающегося вертолета.

Спустя несколько минут вертолет фирмы «Бел Джет Рэйнджер», сделав круг над зоной отдыха и зависнув в воздухе, как стрекоза, приземлился, вздымая облако пыли. Ничего не было слышно из-за гула ревущего мотора. Деревья закачались, и трава, колыхаясь, прижалась к земле под действием штормового ветра. Закрыв глаза, Гейл и Джеф сидели на корточках рядом с собаками, крепко держа их за холки.

Мы все: Марине, Уэсли и я — отошли поближе к домам, и с этого удобного места наблюдали за стремительным снижением вертолета, поднимавшего вихри воздуха. От гула моторов задрожал воздух. Прежде чем солнце залило стекла, я успела заметить лицо Пэт Харви, смотревшей на джип своей дочери.


Когда она, опустив голову, шагнула с трапа вертолета, Уэсли стоял в отдалении, сохраняя дистанцию между собой и лопастями винта работающего вертолета.

До того как Пэт Харви стала директором Национальной комиссии по наркотикам, она работала государственным поверенным города Ричмонда, после чего заняла пост генерального прокурора Восточного округа Вирджиния. Расследуя в судебном порядке организованные, связанные с наркотиками преступления, она иногда нападала на следы жертв, трупы которых мне приходилось вскрывать. Но меня никогда не вызывали в суд для дачи показаний, ограничиваясь лишь моими письменными судебными отчетами. Поэтому мне так и не довелось когда-либо встретиться с миссис Харви.

Телевизионные передачи и газетные публикации преподносили миссис Харви как сугубо деловую женщину. Она же была женственна и необычайно привлекательна, чуть полновата, с тонкими чертами лица и переливавшимися на солнце темно-каштановыми коротко стриженными волосами. После нескольких слов, сказанных Уэсли, миссис Харви с серьезным лицом, не глядя нам в глаза, каждому по очереди пожала руку с самоуверенностью опытного политического деятеля.

— Здесь находится хлопчатобумажный спортивный свитер, — сказала она, протягивая Гейл портфель. — Я отыскала его в спальной комнате Деборы, в пляжном домике. Не знаю, когда она в последний раз надевала его, но, видно, его давно не стирали.

— Когда в последний раз ваша дочь была на пляже? — спросила Гейл, не пытаясь открыть портфель.

— В начале июля. Тогда в компании нескольких своих друзей она приезжала отдохнуть на выходные.

— И вы абсолютно уверены в том, что только она, и никто другой, не надевали этот свитер? А что, если кто-нибудь из ее друзей тоже его примерял? — небрежно спросила Гейл, так, как будто бы речь шла о погоде.

Заданный вопрос застал миссис Харви врасплох, и на мгновение ее темно-синие глаза блеснули огоньком сомнения.

— Я не могу быть абсолютно уверенной. — Затем, откашлявшись, она пояснила: — Я только предполагаю, что Дебора одна надевала его в последний свой приезд, но, так как меня в тот момент не было рядом, я не могу дать стопроцентную гарантию.

Не обращая внимания на нас, миссис Харви пристально взглянула на открытую дверцу джипа, быстро остановив взгляд на свободно болтающихся из замка зажигания ключах с серебряным брелоком с пометкой «Д» на цепочке. Воцарилась продолжительная пауза, и было видно, как она, пытаясь подавить эмоции, боролась с охватившим ее отчаянием, стараясь взять себя в руки.

Обернувшись в нашу сторону, она сказала:

— Дебби обычно ходила со спортивной сумкой, нейлоновой, ярко-красного цвета, с надписью «ВЕЛКРО» на клапанах. Вы не нашли ее в машине?

— Нет, мадам, — ответил Морель.

Заглядывая в салон машины через окна, мы не обнаружили никакой сумки. До тех пор, пока собаки-ищейки не побывают внутри салона, мы не можем произвести тщательный осмотр внутренней части автомобиля.

— Сумка, скорее всего, находится на переднем сиденье или валяется на полу, — продолжала она.

Морель отрицательно покачал головой. Первым задал вопрос Уэсли:

— Миссис Харви, у вашей дочери были с собой деньги?

— Я дала ей пятьдесят долларов на еду и бензин. Не знаю, может быть, помимо этих денег Дебби имела еще какие-то средства, — ответила она. — Конечно же, у нее с собой была чековая книжка и кредитные карточки.

— А вам известно, сколько денег было на ее счету? — спросил Уэсли.

— Отец дал ей чек на какую-то сумму на прошлой неделе, — небрежно ответила она. — На покупку книг и других необходимых для учебы в колледже вещей. Я абсолютно уверена в том, что Дебби успела отложить эти деньги, на счету у нее не менее тысячи долларов.

— Вам нужно выяснить этот вопрос, — сказал Уэсли, — для того чтобы убедиться, что за последние дни никто не снимал денег со счета.

— Я займусь этим немедленно.

Стоя рядом и наблюдая за ней, я заметила, с какой надеждой миссис Харви произнесла эти слова. Возможно, имея кредитные карточки и открытый счет в банке, Дебора со спрятанными в сумке деньгами и чековой книжкой, живая и невредимая, благополучно путешествует где-нибудь со своим дружком.

— Ваша дочь никогда не хотела убежать от вас вместе с Фредом? — прямо спросил ее Марино.

— Никогда. — Еще раз взглянув на джип, миссис Харви добавила фразу, в достоверность которой ей очень хотелось поверить: — Но это не значит, что такая возможность исключается.

— Какое у вашей дочери было настроение, когда вы разговаривали с ней в последний раз? — продолжал свои вопросы Марино.

— Мы поговорили с ней немного вчера утром перед тем, как я с сыновьями уехала на пляж, — спокойно ответила миссис Харви категоричным тоном. — Мы поссорились.

— А ей известно было о случающихся в этом месте исчезновениях влюбленных парочек? — спросил Марино.

— Да, конечно. Мы не раз обсуждали эти случаи. Гейл обратилась к Морелю:

— Пора начинать.

— Отлично.

— Последний вопрос. Вы, случайно, не знаете, кто был за рулем? — поинтересовалась Гейл.

— Очевидно, Фред. Когда они куда-либо уезжали вдвоем, он всегда вел машину.

Покачав головой, Гейл сказала:

— Нам снова понадобится складной нож и авторучка.

Получив необходимые предметы, она, обойдя машину, открыла дверцу, противоположную водительской, схватив при этом за холку бладхаунда. Пес, с готовностью поднявшись на ноги, посапывая и с усилием волоча словно притянутые свинцом длинные уши, двигался, послушно прижимаясь к ногам хозяйки.

— Ну, давай, Нептун. Начинай работать своим великолепным носом.

Мы молча наблюдали за тем, как Гейл направила нос Нептуна в сторону одноместного сиденья, на котором предположительно сидела Дебора Харви. Вдруг пес залаял так неистово, как будто наткнулся на гремучую змею. Резко дернувшись в противоположную от джипа сторону, он чуть не вырвался из рук Гейл. Наблюдая за тем, как пес, буквально вздыбив шерсть, поджал свой хвост, я вдруг почувствовала, как по моей спине побежали мурашки.

— Спокойно, малыш. Спокойно.

Поскуливая и дрожа всем телом, Нептун, припав к земле, начал испражняться на траву.


Содержание:
 0  вы читаете: Все, что остается : Патриция Корнуэлл  1  Глава 2 : Патриция Корнуэлл
 2  Глава 3 : Патриция Корнуэлл  3  Глава 4 : Патриция Корнуэлл
 4  Глава 5 : Патриция Корнуэлл  5  Глава 6 : Патриция Корнуэлл
 6  Глава 7 : Патриция Корнуэлл  7  Глава 8 : Патриция Корнуэлл
 8  Глава 9 : Патриция Корнуэлл  9  Глава 10 : Патриция Корнуэлл
 10  Глава 11 : Патриция Корнуэлл  11  Глава 12 : Патриция Корнуэлл
 12  Глава 13 : Патриция Корнуэлл  13  Глава 14 : Патриция Корнуэлл
 14  Глава 15 : Патриция Корнуэлл  15  Глава 16 : Патриция Корнуэлл
 16  Глава 17 : Патриция Корнуэлл  17  Глава 18 : Патриция Корнуэлл
 18  Использовалась литература : Все, что остается    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap