Детективы и Триллеры : Триллер : 4 : Майкл Крайтон

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  31  32  33  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  67  68

вы читаете книгу




4

Сама не зная зачем, Джанет Росс вернулась в клинику в 23.00. Она ходила в кино с врачом из отделения патологии, который вот уже несколько недель упрашивал ее, и она в конце концов уступила его просьбам. Они смотрели гангстерский боевик: врач уверял, что других фильмов и не смотрит. В этом фильме произошло пять убийств, а потом она сбилась со счета. В темноте зрительного зала она осторожно покосилась на своего спутника: он улыбался. У него была стереотипная реакция – психопатолог, имеющий склонность к насилию и смерти. Она начала размышлять о других стереотипах поведения врачей: хирурги-садисты, инфантильные педиатры, гинекологи-женоненавистники. Ну и сумасшедшие психиатры, конечно.

После сеанса он подвез ее обратно в больницу, потому что она оставила свою машину на служебной стоянке. Но вместо того, чтобы поехать домой, она отправилась к зданию ЦНПИ. Без всякой причины.

В Центре никого не было, но она надеялась застать Герхарда и Ричардса за работой – так оно и случилось: они корпели над компьютерными распечатками в «Телекомпе». Они даже не заметили, как она вошла и налила себе кофе.

– Проблемы? – спросила она.

Герхард почесал в затылке.

– Теперь с «Мартой». Сначала «Джордж» отказывается быть святым. Теперь «Марта» становится милочкой. Все летит к черту…

Ричардс улыбнулся.

– У тебя, Джан, свои пациенты, у нас свои.

– Ну, что касается моего пациента…

– Конечно-конечно! – Герхард встал и подошел к пульту компьютера. – А я вот думаю: чего это ты вернулась? Свидание разочаровало?

– Поход в кино разочаровал, – ответила она.

Герхард стал нажимать клавиши. Принтер застрекотал, и из него поползла бумажная лента с цифрами и словами:

01:12 Нормальная ЭЭГ 04:02 Норма ЭЭГ 01:22 Нормальная ЭЭГ 04:12 Норма ЭЭГ 01:32 Сон ЭЭГ 04:22 Норма ЭЭГ 01:42 Сон ЭЭГ 04:32 Сон ЭЭГ 01:52 Норма ЭЭГ 04:42 Норма ЭЭГ 02:02 Норма ЭЭГ 04:52 Норма ЭЭГ 02:12 Норма ЭЭГ 05:02 Сон ЭЭГ 02:22 Норма ЭЭГ 05:12 Норма ЭЭГ 02:32 Сон ЭЭГ 05:22 Норма ЭЭГ 02:42 Норма ЭЭГ 05:32 Сон ЭЭГ 02:52 Норма ЭЭГ 05:42 Норма ЭЭГ 03:02 Норма ЭЭГ 05:52 Норма ЭЭГ 03:12 Сон ЭЭГ 06:02 Норма ЭЭГ 03:22 Сон ЭЭГ 06:12 Норма ЭЭГ 03:32 Стимуляция 06:22 Норма ЭЭГ 03:42 Норма ЭЭГ 06:32 Норма ЭЭГ 03:52 Сон ЭЭГ 06:42 Норма ЭЭГ 06:52 Стимуляция 08:52 Норма ЭЭГ 07:02 Норма ЭЭГ 09:02 Стимуляция 07:12 Норма ЭЭГ 09:12 Сон ЭЭГ 07:22 Сон ЭЭГ 09:22 Сон ЭЭГ 07:32 Сон ЭЭГ 09:32 Норма ЭЭГ 07:42 Сон ЭЭГ 09:42 Норма ЭЭГ 07:52 Норма ЭЭГ 09:52 Норма ЭЭГ 08:02 Норма ЭЭГ 10:02 Норма ЭЭГ 08:12 Норма ЭЭГ 10:12 Норма ЭЭГ 08:22 Сон ЭЭГ 10:22 Норма ЭЭГ 08:32 Норма ЭЭГ 10:32 Стимуляция 08:42 Норма ЭЭГ 10:42 Сон ЭЭГ

– Что-то я тут ничего не понимаю, – сказала, нахмурившись, Росс. – Такое впечатление, что он время от времени засыпал, испытал пару стимуляций, но… – она покачала головой. – Нельзя эти данные просмотреть в другом режиме?

В это время компьютер воспроизвел новую колонку цифр и слов, завершавшуюся строчкой.

11:12 Норма ЭЭГ

– Ох уж эти люди! – сказал Герхард с напускным раздражением. – Никак не могут сладить с компьютерными данными!

– Что правда, то правда. Машина с легкостью ориентируется в колонках цифр. А людям непременно надо взглянуть на график. С другой стороны, компьютер не силен в графиках. Классическая проблема – заставить машину различить буквы "В" и "Д". Это под силу ребенку, но для машины почти невозможно взглянуть на две конфигурации и быстро отметить различие.

– Я выведу данные в графической форме, – сказал Герхард. Он нажал на клавиши: экран опустел, и через мгновение там загорелась неровная парабола графика, на которой замерцали числовые параметры.

– Черт! – воскликнула она, увидев график.

– Что такое? – спросил Герхард.

– У него участились стимуляции. То у него их не было довольно длительное время, потом они стали возникать каждые два часа. А теперь – каждый час.

– Ну и?

– А ты что сам думаешь?

– Ничего.

– А на самом деле это очень важно, – сказала она. – Мы знаем, что мозг Бенсона должен взаимодействовать с компьютером, так?

– Да…

– И что это взаимодействие определяет своего рода матрицу обучения. Это как ребенок, играющий с жестянкой из-под печенья. Если будут шлепать ребенка по руке всякий раз, когда он тянется к жестянке, очень скоро он вообще перестанет к ней тянуться. Смотрите!

Она нарисовала простой график.

– Ну вот: происходит негативная стимуляция. Ребенок тянется к жестянке, но каждый раз испытывает боль. И он перестает тянуться. В конце концов он вообще забудет про нее. Ясно?

– Да, – сказал Герхард, – но…

– Дай я закончу. Если ребенок нормален, то все происходит именно так. Но если ребенок мазохист, все будет иметь совершенно другой вид. – Она нарисовала другой график. – Здесь ребенок настойчиво тянется за жестянкой, потому что ему нравится испытывать ощущение боли. На первый взгляд это негативная стимуляция, но в действительности – позитивная! Помните Сесила?

– Нет, – ответил Герхард.

На принтере вылезла новая строчка:

11:22 Стимуляция.

– О господи! Начинается! – вырвалось у Росс.

– Что начинается?

– Бенсон вошел в цикл позитивной прогрессии.

– Что-то я не пойму.

– Ну, это как у Сесила. Сесил был первой обезьяной, чей мозг с помощью электродов подключили к компьютеру. Это было в 1965 году. Тогда у нас еще были громоздкие компьютеры – как шкафы, и обезьяну подсоединили к нему настоящим электрокабелем. У Сесила была эпилепсия. Компьютер определил начало приступа и произвел контршок, чтобы воспрепятствовать припадку. После этого припадки должны были повторяться с уменьшающейся частотой – это как рука, которая после ударов все реже и реже тянется к жестянке. Но произошло как раз обратное. Сесилу понравилось ощущение шока. И он начал сознательно вызывать у себя припадки, чтобы испытать наслаждение от электрошока.

– Именно это делает Бенсон?

– По-моему, да.

Герхард недоверчиво покачал головой.

– Слушай, Джан, все это очень интересно, но не может же человек сознательно вызывать и прекращать эпилептические припадки! Они же не поддаются контролю со стороны разума. Припадки…

– …непроизвольны, – закончила Джанет. – Правильно. Их можно контролировать не более, чем сердцебиение, кровяное давление, потоотделение и прочие непроизвольные действия организма.

Наступила долгая пауза. Наконец Герхард сказал:

– Ты хочешь сказать, что я ошибаюсь?

На экране компьютера вспыхнула новая строчка:

11:32

– Я хочу сказать, что ты пропустил слишком много конференций. Ты что-нибудь слышал об автономном обучении?

Герхард виновато потупился.

– Нет.

– Долгое время это было величайшей загадкой. Традиционно считалось, что человек способен научиться контролировать только волевые поступки. Можно научиться водить машину, но нельзя научиться понижать кровяное давление. Разумеется, когда-то существовали йоги, которые могли понизить расходуемость кислорода в организме и замедлить сердцебиение вплоть до полной остановки сердца. Считалось, что они могли даже управлять перистальтикой кишечника и пить жидкость заднепроходным отверстием. Но все это было не доказано практически – и в теоретическом плане невозможно.

Герхард неуверенно кивнул.

– Но вот выясняется, что все это возможно. Можно научить крысу регулировать приток крови только в одно ухо. В правое или левое – какое захочешь. Можно научить ее повышать или понижать собственное кровяное давление и частоту сердцебиения. Тому же можно обучить и людей. В этом нет ничего невозможного.

– Но как? – Он задал вопрос с нескрываемым изумлением. Вся неловкость, которую он только что испытывал, улетучилась.

– Ну, если, допустим, у тебя пациент с повышенным давлением, его надо посадить в кабинете, обернуть предплечье муфтой тонометра. Как только давление падает, звонит колокольчик. Надо дать пациенту задание: добиться того, чтобы колокольчик звонил как можно чаще. И он начинает трудиться: колокольчик должен зазвонить. Вначале это происходит случайно. Но очень скоро пациент обучается вызывать звон колокольчика чаще. А спустя час-другой колокольчик звонит постоянно.

Герхард почесал за ухом.

– И ты считаешь, что Бенсон вызывает приступы, чтобы испытать удовольствие от электрошока?

– Да.

– Ну и в чем тогда разница? Он же в любом случае все равно не будет испытывать припадки. Ведь компьютер все равно им противодействует.

– Неверно! Пару лет назад одного норвежского шизофреника подключили к компьютеру и позволили стимулировать терминал удовольствия сколько угодно. И он себя чрезмерными стимуляциями довел до физического истощения.

Герхард заморгал.

Ричардс, который во время их разговора неотрывно смотрел на монитор, вдруг сказал:

– Что-то не то!

– Что?

– Данные больше не появляются.

Вот что они увидели на экране:

11:32 – – – –

11:42 – – – –

– Росс вздохнула.

– Попробуй получить компьютерную интерпретацию этой параболы. Проверь, точно ли он вошел в цикл обучения и насколько быстро идет развитие этого цикла. – Она двинулась к двери. – Пойду посмотрю, что случилось с Бенсоном.

Дверь захлопнулась. Герхард сел за пульт.


Содержание:
 0  Опасный пациент : Майкл Крайтон  1  9 МАРТА 1971 ГОДА, ВТОРНИК: ПОСТУПЛЕНИЕ : Майкл Крайтон
 2  2 : Майкл Крайтон  4  4 : Майкл Крайтон
 6  6 : Майкл Крайтон  8  1 : Майкл Крайтон
 10  3 : Майкл Крайтон  12  5 : Майкл Крайтон
 14  7 : Майкл Крайтон  16  2 : Майкл Крайтон
 18  4 : Майкл Крайтон  20  6 : Майкл Крайтон
 22  1 : Майкл Крайтон  24  3 : Майкл Крайтон
 26  5 : Майкл Крайтон  28  7 : Майкл Крайтон
 30  2 : Майкл Крайтон  31  3 : Майкл Крайтон
 32  вы читаете: 4 : Майкл Крайтон  33  1 : Майкл Крайтон
 34  2 : Майкл Крайтон  36  4 : Майкл Крайтон
 38  2 : Майкл Крайтон  40  4 : Майкл Крайтон
 42  6 : Майкл Крайтон  44  8 : Майкл Крайтон
 46  10 : Майкл Крайтон  48  12 : Майкл Крайтон
 50  14 : Майкл Крайтон  52  1 : Майкл Крайтон
 54  3 : Майкл Крайтон  56  5 : Майкл Крайтон
 58  7 : Майкл Крайтон  60  9 : Майкл Крайтон
 62  11 : Майкл Крайтон  64  13 : Майкл Крайтон
 66  15 : Майкл Крайтон  67  13 МАРТА 1971 ГОДА, СУББОТА: ЗАВЕРШЕНИЕ : Майкл Крайтон
 68  1 : Майкл Крайтон    



 




sitemap