Детективы и Триллеры : Триллер : Sic transit Gloria mundi[2] : Сергей Кулаков

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21

вы читаете книгу




Sic transit Gloria mundi[2]

Земля быстро ушла вниз, будто провалилась в яму. Егор ощутил, как у него поджался желудок. Он не лгал Жанне, когда говорил, что боится высоты. То есть у себя в квартире, на сорок пятом этаже, отделенный от пропасти толстым стеклом, он чувствовал себя хорошо. Но стоило под его ногами разверзнуться многометровой выси, как все его существо охватывало столь неприятное, тошнотворно-болезненное чувство, что ему хотелось сразу же шагнуть вниз, чтобы как можно быстрее от него избавиться.

Он сел так, чтобы не смотреть вниз. Генерал Чернышов протянул ему наушники:

– Надень!

Егор надел наушники – и через минуту забыл о высоте.

– Эти болваны из Девятого управления мне не поверили, – говорил генерал, посматривая вниз, где быстро проплывали виды окраинной Москвы. – Как я им ни доказывал, что самолет взорвется при взлете, они только твердили, что это невозможно, что он прошел все проверки и что рейс не подлежит задержке…

– Так, значит, Жанна передала вам мое сообщение? – спросил Егор.

– Передала! – кивнул Чернышов. – Умница твоя Жанна. Еще утром дозвонилась. Правда, торопилась очень, ну да оно и понятно. Но я все узнал, что нужно было. И сразу давай действовать. Но попробуй без железных фактов что-нибудь докажи! Сам понимаешь, как выглядело мое заявление.

– Понимаю, – сказал Егор.

– Там, кроме премьера, летит куча министров, вся его рать, рейс архиважный; кто станет слушать, что у меня есть провидец, который предсказал взрыв?

– Понимаю, – снова сказал Егор.

– Я к кому только не обращался! Мой-то шеф поверил, мы вместе в Совет безопасности ездили, всех на ноги подняли. Но, опять-таки, факты… Да и о тебе много кому рассказывать не хотелось, сам понимаешь. Поверить не поверят, а слухи пойдут.

– Да, – кивнул Егор, – спасибо.

– Да при чем здесь спасибо! – отмахнулся Чернышов. – Я за дело переживал…Там – в Совете то есть – вроде поверили, пообещали довести до личной охраны премьера. Но дальше все пошло наперекосяк. Я-то был уверен, что рейс отменят. А полчаса назад звонит мой шеф и говорит, что полет состоится. Все уже в Чкаловском, ждут только премьера. И что делать? Хорошо, что я о тебе подумал. Ведь только ты один и сможешь уговорить премьера отложить рейс.

– Я? – поразился Егор.

– Ты! – кивнул генерал. – Только тебе он поверит.

– Но почему вы так думаете?

– Я поверил – и он поверит, – убежденно сказал Чернышов. – Надо только, чтобы ты лично с ним пообщался. Понимаешь, о чем я?

– Кажется, понимаю, – сказал Егор, догадываясь, к чему клонит генерал.

– Ну вот, – продолжал тот, – я вспомнил о тебе и подумал, что это единственный вариант. Хорошо, что мои ребята тебя не упустили. Про тоннель мы знали, в Никитском переулке уже дежурили наши люди. Так что вас вели до самой базы. Извини, что сразу тебя не вызволил. Но была опасность спугнуть Ожогина, поэтому я решил, что до вечера ты потерпишь.

– Все правильно, – кивнул Егор. – Я так и подумал.

– Ну и ладно, – с облегчением сказал Чернышов, совесть которого, по-видимому, немного терзалась из-за того, что он бросил резидента на произвол судьбы.

Генерал посмотрел в иллюминатор.

– Скоро будем, – сказал он. – Я постараюсь пробиться к премьеру. Дальше действуешь ты, Егор. Сейчас половина восьмого. Взлет через десять минут.

Он повернулся к Егору и посмотрел ему в глаза.

– И постарайся его остановить, – тихо попросил он.

– Постараюсь, – ответил Егор.

Через пять минут они пошли на снижение.

Забыв о своем страхе, Егор смотрел, как приближается клетчатая поверхность взлетно-посадочной полосы. Вот он уже стал различать пучки травы между плитами. Затем вертолет немного тряхнуло, и дверь широко распахнулась.

– Выходим, – сказал Чернышов, снял наушники и широко перекрестился. – С Богом!

– С Богом, – отозвался Егор.

Чернышов шагнул к выходу.

– Оставайтесь здесь, – приказал он своим людям.

– Товарищ генерал, а может, подстрахуем? – спросил старший группы, майор с юношеским лицом и седыми висками.

– Нет, не надо, Коля, – ответил Чернышов. – Только ухудшим ситуацию. Что бы ни случилось, не вылезать. Ясно?

– Так точно, – пробурчал майор.

– Пошли, Егор.

Они вылезли из вертолета и направились к группе людей, топчущихся у здания аэропорта.

Навстречу им уже шли короткой цепью рослые мужчины в костюмах. Оружия они не вынимали, но можно было не сомневаться, что в случае необходимости оно не замедлит появиться.

– Стоять! – послышалась команда. – Дальше нельзя.

Чернышов остановился и осторожно вынул удостоверение под пристальными взглядами агентов личной охраны премьера.

– Генерал-лейтенант ФСБ Чернышов, – своим веским голосом представился он. – Срочное сообщение.

Один из агентов, не обратив внимания на генеральский тон, взял удостоверение и придирчиво начал его изучать. Остальные расположились полукругом.

Егор, остановившийся возле Чернышова, увидел, как из здания аэропорта, бывшего от них метрах в ста, вышел своей спортивной походкой премьер-министр. Он начал здороваться с теми, кто его ожидал, коротко задавать вопросы. Покосившись в сторону вертолета, он, по-видимому, тут же потерял к нему интерес.

На полосе стоял уже готовый к взлету «Ил-62». Трап был подан, возле него стояли заранее улыбающиеся красавицы-стюардессы. Все ждали команды премьер-министра.

До взлета оставались считаные минуты.

– Кому сообщение, товарищ генерал? – спросил агент, возвращая удостоверение Чернышову.

– Министру по чрезвычайным ситуациям, – ответил тот.

– Это кто?

Агент кивком головы указал на Егора.

– Со мной, – бросил Чернышов.

– Подымите руки, – потребовал агент.

Чернышов беспрекословно дал себя обыскать. На это ушло полминуты, и столько же было потрачено на Егора.

Премьер-министр, закончив давать наставления тем, кто его сопровождал, направился к самолету. Следом за ним гуськом потянулись остальные пассажиры, среди которых в основном были первые лица страны, верные соратники премьера, его надежда и опора, бастион, за которым надежно чувствовал себя и он, и вся страна.

– Проходите, – сказал наконец агент.

– Быстрее, – шепнул Чернышов Егору.

Они припустились к трапу, не переходя на бег только лишь потому, что боялись встревожить охрану.

Вдруг Егор увидел в группе провожающих Ожогина. Он смотрел в их сторону и что-то говорил, кося на сторону рот, стоящему рядом с ним Курбатову.

С другой стороны от Ожогина стояла Жанна и тоже смотрела в их сторону. Егор понял, что далеко не все проблемы еще решены.

Но сначала надо было остановить самолет.

Премьер уже начал всходить на трап, когда Чернышов вдруг рванулся к нему и воскликнул:

– Господин премьер-министр!

Тот остановился, глядя сверху на приближающуюся странную пару. Лицо генерала было ему знакомо, но второго он не знал и не понимал, что здесь делает этот явно партикулярный человек, ни по виду, ни по годам не подходящий к данной обстановке.

Парни в черном тут же сомкнулись в шеренгу перед Чернышовым.

– Не положено! – послышалось грозное предупреждение.

– Господин премьер-министр, – останавливаясь перед ними, сказал Чернышов, – у меня к вам важное сообщение. Прошу вас, одна минута!

Премьер поколебался, глядя на Чернышова. Он был из разведчиков, разбирался в людях превосходно, и не мог не понимать, что этот серьезный генерал из ФСБ просто так его останавливать не будет.

– Пропустить, – негромко сказал он.

Шеренга слегка раздвинулась, и Чернышов шагнул к премьеру.

Егор остался стоять за шеренгой.

– Надеюсь, у вас что-то серьезное, – сказал премьер. – Иначе вас ждут неприятности.

Он говорил быстро, отрывисто, и прищуренные глаза его так и буравили лицо Чернышова.

Сзади столпились министры, недоумевающе глядя на влезшего вне всякого регламента генерала. Можно было не сомневаться, что, вырази премьер хотя бы небольшое неодобрение, карьере Чернышова на этом пришел бы конец.

Егора никто не замечал, как будто его здесь вовсе не было. Впрочем, он и не нуждался во внимании, а напряженно ждал, чем закончатся переговоры генерала и премьер-министра.

– Самолет заминирован, – сообщил, глядя премьеру в глаза, Чернышов. – Взорвется при взлете.

Стоящая рядом стюардесса чуть слышно ахнула. Премьер покосился на нее и сошел с трапа.

– Что это вы девушек пугаете? – сказал он недовольно. – За такие слова надо отвечать.

И отвел генерала в сторону.

– Откуда такие сведения? – спросил премьер. – Почему служба охраны ничего не обнаружила?

– Заговор, господин премьер, – негромко уронил Чернышов.

– Даже так? – нахмурился тот.

– Так точно. Известно имя организатора покушения. Он, кстати, стоит возле аэропорта. Генерал-майор МВД Ожогин.

– Да? – словно бы удивился премьер.

В его глазах вдруг зажглись иронические огоньки.

– А вам это откуда стало известно?

– От него.

Чернышов указал на Егора.

– А кто это? – удивился премьер, впервые взглянув на Егора как на человека, представляющего некоторый интерес. До этого он, подобно другим, попросту не замечал его.

– Писатель… – сказал Чернышов. – Но это неважно. Дело в том, что этому человеку известно все, что должно произойти в ближайшем будущем. И это он сообщил мне о готовящемся взрыве.

Иронические огоньки исчезли из глаз премьера.

– Вы издеваетесь надо мной? – спросил он.

Еще секунда – и он готов был удалиться за спины телохранителей.

– Нет, – покачал головой Чернышов. – Для этого я вас слишком уважаю. И если вы дадите ему возможность, то увидите, что я говорю правду.

– Черт-те что! – покачал головой премьер и посмотрел на Егора. – Ну, что вы хотите мне сказать? Идите сюда.

Шеренга снова раздвинулась. Егор подошел к премьеру, посмотрел ему в глаза. Все подождали, что он скажет, но он почему-то молчал.

– Он немой? – спросил премьер Чернышова.

– Никак нет… – ответил генерал, видя, что его усилия ни к чему не приводят, поскольку Егор, невзирая на его отчаянные призывы взглядом и мимикой, ничего не говорил, как будто и вправду онемел.

– Пишите рапорт, генерал, – посоветовал премьер, поворачиваясь к трапу. И повторил громко: – Черт-те что!

– Вам сейчас позвонят, – сказал ему в спину Егор.

Премьер обернулся:

– Что вы сказали?

– Вам сейчас позвонят, – повторил Егор.

Его взгляд был тверд и спокоен, и премьер внезапно почувствовал силу, исходившую от этого человека.

– Кто мне позвонит? – спросил он. – Жена?

Он улыбнулся и подмигнул стюардессе.

– Нет, не жена, – ответил Егор.

– А кто?

– Лучше отойти, – помявшись, предложил Егор.

Премьер покачал головой, но отошел за Егором на три шага от трапа.

– Слушаю вас, – сказал он.

– Сейчас вам позвонит женщина, – сказал Егор. – Ее зовут Татьяна. Это ваш близкий друг.

– Что? – так и выпучился на него премьер. Обернулся, затем снова посмотрел на Егора. – Откуда вы ее знаете? – спросил он, понижая голос. – Это невозможно…

– Я ее не знаю, – ответил Егор. – Но она сейчас вам позвонит. И спросит, что купить вам к возвращению. У нее есть идея насчет нижнего белья из Франции.

– Да что вы несете… – начал было премьер.

Но в этот момент у него в кармане зазвонил мобильный, и он, выхватив его, отошел в сторону.

Премьер разговаривал недолго и уже в процессе разговора обернулся и посмотрел на Егора тем взглядом, который был ему хорошо знаком.

– Как вы узнали? – явно потрясенный, спросил он, вернувшись по окончании разговора к Егору.

– Не в том дело, господин премьер-министр, – ответил Егор. – А в том, что на вас и вашу команду готовится покушение. Генерал Чернышов говорил правду. И я тому свидетель.

Потрясение все еще не оставило премьера, на его худощавом энергичном лице отражались различные чувства, но соображал он быстро.

– Хорошо, – сказал он. – Я откладываю рейс.

Он махнул рукой, и к нему тотчас подбежал начальник охраны, немолодой рослый мужчина.

– Задержите того человека, на которого вам укажет генерал… – Он посмотрел на Чернышова.

– Чернышов! – напомнил тот.

– Генерал Чернышов. Действуйте тихо, поблизости пресса.

– Понял, – кивнул начальник охраны. – Идемте.

Они направились к аэропорту. Егор двинулся следом. Ему показалось, что премьер хочет его о чем-то спросить, но он уже забыл о нем, перенесясь мыслями к Жанне. Находясь возле Ожогина, она подвергалась опасности. Вряд ли Ожогин собирался оказывать сопротивление. Не в его интересах было прибегать к способу Пронова. Он знает, что на него конкретных улик нет, а слово Егора против его слова ничего не значило. Правда, в самолете могли обнаружить взрывчатку, но мало ли кто мог ее туда подложить?

И все же Егор знал, что ему лучше находиться рядом.

Приближенные премьера косились на них, но молча ждали, чем разрешится нештатная ситуация. Замерли и люди у аэропорта, недоумевая, почему отменили посадку. Ожогин, почуяв неладное, направился было к дверям, но Чернышов прибавил шагу и указал на него начальнику охраны:

– Этот!

Начальник охраны, кивнув, взмахом руки послал своих людей вперед.

– Никого не выпускать!

Дверь блокировали.

Ожогин с хмурой улыбкой ждал приближения Чернышова и начальника охраны.

– Вы арестованы, – объявил ему Чернышов.

– На каком основании? – спросил Ожогин, бросив на Егора быстрый взгляд.

– На основании организации вами покушения на премьер-министра.

– Да? – усмехнулся Ожогин. – И что же, у вас есть доказательства, свидетели?

– Есть, – сказал Егор. – Он выступил вперед и посмотрел на Ожогина. – Я свидетель.

Ожогин хотел презрительно улыбнуться – и не смог. Он внезапно побледнел и сделал такое движение, точно хотел достать оружие. Но охрана была начеку и схватила его за руки.

Но зато никто не заметил пистолета в руках Курбатова. Миг – и он направил свое оружие в сторону Егора.

– Сдохни! – прохрипел он.

Лицо Ожогина озарилось надеждой при виде наставленного на Егора пистолета. Еще бы, этот человек олицетворял для него главную опасность. Мало того что он многое знал, он мог, только заглянув в глаза, увидеть все, что таилось в глубинах сознания, и вынести это на поверхность, не оставляя шансов на спасение.

А с его смертью устранялись все риски. Можно было громогласно заявлять о своей невиновности, о происках ФСБ, всегда выискивающих блох в смежном ведомстве, намекнуть на ненормальность Егора, а заодно Чернышова, поверившего якобы провидцу (какая чушь!), одним словом, выйти из положения героем – и все благодаря одному-единственному выстрелу, который уже никто не мог остановить. А поступок Курбатова он оправдает и даже повысит его в звании – заслужил!

Но в следующее мгновение случилось то, чего никто не ожидал.

Перед Егором возникла гибкая девичья фигурка и закрыла его своим телом. Это Жанна, увидев направленный на Егора ствол, бросилась вперед, чтобы защитить его от рокового выстрела.

Егор онемел. Внезапно время будто остановилось, и ему показалось, что оживает один из его кошмаров. Жанна погибала, а он ничего не мог сделать и терял ее, как терял всех, кого любил.

Он попытался оттолкнуть ее, закрыть собой, но было уже слишком поздно…

Звук выстрела был почти неслышен, так, короткий хлопок вдалеке. Но Курбатов, выронив пистолет, со стоном схватился за простреленную руку. Его мгновенно скрутили и увели.

Чернышов, начальник охраны, а вслед за ним и Егор посмотрели в сторону вертолета, откуда прозвучал выстрел. Майор спецназа, которого Чернышов по-отцовски называл Коля, издали поднял руку. У плеча его виднелась снайперская винтовка. Чернышов помахал в ответ, хотя на лице его было написано неодобрение: майор нарушил-таки его приказ.

Бледного, как смерть, Ожогина повели к стоящим неподалеку черным джипам. Он не противился, и не потому, что верил в свою способность избежать наказания, а потому что понял: для него все кончено.

Егор, сжимая Жанну в объятиях, посмотрел ему вслед. Он не испытывал злорадных чувств. Он устал от всего до чертиков и думал только о том, как бы побыстрее отсюда выбраться.

– Как ты? – спросил он Жанну.

– Хорошо, – прошептала она, всем телом прижимаясь к нему. – Теперь хорошо.

– Зачем ты это сделала?

– Не знаю… Не было времени подумать.

Она подняла лицо и виновато улыбнулась. И тут же ее губы были накрыты губами Егора.

«Люблю», – сказал он.

«Я тоже», – ответила она.

Мимо них прошел премьер, в обратном порядке сопровождаемый своей свитой. Он только покосился на Егора, стоящего в обнимку с Жанной, но ничего не сказал.

– Зайдете потом ко мне, – бросил он Чернышову.

– Есть! – вытянулся тот.

Премьер кивнул и исчез в здании аэропорта. Ему еще предстояло объясняться с прессой.

– Ну что, молодежь? – спросил Чернышов, играя глазами, как будто ему самому было не больше тридцати. – Куда вас отвезти?

Егор немного подумал. Домой? Конечно домой. Но сначала он должен увидеть того, кто его создал.

«К нему?» – спросил он мысленно Жанну.

«К нему», – ответила она.

«А где он?»

«Я знаю где».

– Ну, едем? – спросил Чернышов, у которого уже начинались совсем другие заботы.

– Едем, – кивнул Егор.

В обнимку с Жанной они направились к машине генерала.

– Как назвали внука, Аркадий Борисович? – спросил Егор Чернышова.

– А? – отозвался тот, не сразу поняв, о чем идет речь. – А, внука? Борис. Как прадеда.

И широко улыбнулся, наверное, впервые за день. Но в следующий миг с подозрением посмотрел на Егора:

– А ты, что, не знал?

Егор только улыбнулся в ответ. Теперь он ничего не обязан был говорить.


Содержание:
 0  Всемогущий : Сергей Кулаков  1  Отец Кирилл : Сергей Кулаков
 2  Ультиматум : Сергей Кулаков  3  Западня : Сергей Кулаков
 4  Правила игры : Сергей Кулаков  5  Побег : Сергей Кулаков
 6  Зеркало : Сергей Кулаков  7  Неожиданная встреча : Сергей Кулаков
 8  Под сенью Господа : Сергей Кулаков  9  Последняя схватка : Сергей Кулаков
 10  Новые обстоятельства : Сергей Кулаков  11  Теплый прием : Сергей Кулаков
 12  Проверка : Сергей Кулаков  13  Свидание : Сергей Кулаков
 14  Ужин : Сергей Кулаков  15  Новый день : Сергей Кулаков
 16  Переезд : Сергей Кулаков  17  Освобождение : Сергей Кулаков
 18  вы читаете: Sic transit Gloria mundi[2] : Сергей Кулаков  19  Отец : Сергей Кулаков
 20  Прощание : Сергей Кулаков  21  Использовалась литература : Всемогущий



 




sitemap