Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 16 : Дин Кунц

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  4  8  12  15  16  17  20  24  28  32  36  40  44  48  52  56  60  64  68  72  76  80  84  88  92  96  100  104  108  112  116  120  124  128  132  133  134

вы читаете книгу

Глава 16

Алекс был удивлён и встревожен своей собственной реакцией на поведение Джоанны. Ему было трудно поддерживать свойственное ему спокойствие, и в действительности он поддерживал его только внешне. Внутри его бушевал пожар. Ему хотелось наказать кого-нибудь. Довольно неразумно, но ему очень хотелось запустить своим стаканом с виски в голубое зеркало бара. Он сдержался, но только потому, что такой поступок был бы признанием влияния Джоанны на него. А это было то влияние, от которого, как он думал, был свободен навсегда. Сейчас ему было нелегко признать существование ответного чувства к ней и ещё нежелания думать об этом чувстве серьёзно.

После ухода Марико Алекс слегка поужинал и ушёл ещё до того, как оркестр закончил играть своё первое отделение. "Нитка жемчуга" провожала его до улицы.

Солнце покинуло Киото. Город включил своё холодное электрическое освещение. С наступлением темноты температура резко упала. В свете, льющемся из окон, открытых дверей, неоновых реклам и проходящих автомобилей, лениво кружились густые хлопья снега, но они таяли, касаясь мостовой, от ледяной корочки которой отражался свет.

Алекс немного постоял около "Лунного света", осмотрелся вокруг, словно решая, куда теперь идти, и приметил одного из тех троих мужчин, которых он заподозрил в слежке за ним. Сухопарый, среднего возраста японец с узким лицом и выпирающими скулами ждал всего лишь в тридцати ярдах отсюда под неоновой вывеской ночного кафе "Отдыхающий дракон".

Воротник его пальто был поднят, плечи сутулились под порывами зимнего ветра. И хотя он пытался смешаться с искателями развлечений, которых в то время было ещё много на улицах Гайона, его хитрое и какое-то крадущееся поведение делало его заметным. Алекс окрестил его "Ловкачом". Неважно, как было его настоящее имя, это новое идеально подходило ему.

Улыбаясь и притворившись, что не замечает Ловкача, Алекс стал обдумывать, что делать дальше. Основных вариантов было два. Во-первых, он мог вполне без приключений дойти до отеля "Киото", вернуться в свой номер и лечь спать, все ещё кипящий энергией, все ещё запутанный в сетях несбывшихся планов и ничего не знающий о людях, стоящих за похищением Лизы Шелгрин. А во-вторых, он мог подурачиться, заставить Ловкача заняться изнурительной охотой и, возможно, поменяться с ним ролями.

Его живой деятельный ум легко сделал свой выбор. Охота.

Беззаботно насвистывая, Алекс отправился пешком в глубь Гайонского квартала. Через пять минут, дважды свернув на другие улицы, он глянул назад и увидел Ловкача, следующего за ним в разумном отдалении.

Несмотря на начинающуюся метель, на улицах было почти также многолюдно, как и в предзакатные часы. Иногда кажется, что ночная жизнь Киото слишком интенсивна для Японии, - вероятно, потому что она сжата в меньшее количество часов, чем в Токио и большинстве западных городов. Ночные кафе открываются на исходе дня и обычно закрываются в 11.30. Полтора миллиона жителей Киото имеют провинциальную привычку ложиться спать до полуночи. По их режиму, половина ночи уже прошла, и те, кто ещё не сделал свой выбор, где и чем заняться этой ночью, суетились в поисках решения.

Алекс был очарован Гайоном, представлявшим из себя сложный лабиринт улиц, аллей, извилистых переулков и пешеходных дорожек, на которых вперемешку теснились кафе и бары, ремесленные лавочки и номера, спокойные постоялые дворы и рестораны, общественные бани и храмы, кинотеатры и старинные усыпальницы, закусочные и публичные дома и многое, многое другое. Улицы покрупнее были шумные, взбудораженные, сверкающие неоновым светом, который отражался и рассеивался на акрах стекла, хрома и пластика. Здесь оптовое приятие наихудших элементов западной культуры ясно давало понять, что это место - исключение для врождённого чувства прекрасного для японцев. Однако, во многих аллеях и мощёных переулках процветал более привлекательный Гайон. Рядом с большими автомобильными магистралями существовали островки традиционной архитектуры. В них можно было найти здания, все ещё служившие жилищем, так же как и особняки с изменёнными внутренностями, превращённые в дорогостоящие гостиницы, рестораны, бары, интимные кабаре. Все они обитали в выдержавших испытание временем зданиях из закалённого непогодой дерева и полированного камня с элементами бронзовой и железной работы.

Алекс шёл этими боковыми улочками, обдумывая свои возможности поменяться ролями с Ловкачом.

Со своей стороны Ловкач тоже принял на себя маску туриста. Он сделал вид, что рассматривает витрины на расстоянии в полквартала от Алекса, и удивительно точно повторял все его движения.

В конце концов, в поисках убежища от ветра Алекс вошёл в какой-то бар и заказал сакэ. Как только он согрелся, ему пришла в голову мысль, от которой дрожь пробежала по спине: возможно, Ловкачу было дано разрешение убить, чего не было у взломщика. Может быть, я вожу его за нос, изобретаю способ одурачить его, ...а он, тем временем, ждёт подходящего момента, чтобы убрать меня.

Но как бы то ни было, теперь он не мог уйти в сторону, покинув Джоанну, даже если ставкой была его жизнь. Если люди, стоящие за Шелгрин - Ранд, почувствовали, что он уже знал слишком много, его единственной надеждой было узнать о них все до конца, а затем использовать эту информацию, либо чтобы сломить их, либо чтобы заключить с ними сделку. Кроме того, этим подонкам он был должен за то, что сделал с ним взломщик; он не сколотил бы большого состояния, если бы всем прощал.

Алекс выпил ещё чашечку горячего сакэ.

Когда он вышел из бара, Ловкач, как тень среди теней, ждал его в двадцати ярдах.

На улицах стало ещё меньше народу, чем до того, как он вошёл в бар, но всё-таки ещё довольно много для Ловкача, чтобы рискнуть убить, если это было его целью. Японцы, в основном, не так безразлично относятся к преступлению, как большинство американцев. Они уважают традиции, стабильность, порядок и закон. Многие из них попытаются схватить человека, на людях совершающего убийство.

Алекс зашёл в магазин, где продавались напитки, и купил бутылку "Авамори" - окинавского картофельного коньяка - нетерпкого и восхитительного на японский вкус и грубого и кислого по западным меркам. Но его не волновал букет этого напитка: в конце концов, он не собирался его пить.

Когда Алекс вышел из магазина, Ловкач стоял в полсотни футов севернее, у ювелирной витрины. Он не поднял глаза, но когда Алекс пошёл в противоположную сторону, последовал за ним.

Надеясь найти место, где он смог бы остаться один на один с преследующим его человеком, на первом же перекрёстке Алекс свернул в открытый только для пешеходов проулок.

Красота старинных зданий была немного подпорчена неоновыми вывесками: около дюжины из них светились в ночи. Все они были намного меньше, чем чудовищные вспыхивающие рекламные щиты повсюду в Гайоне. Хлопья снега кружились в тусклом свете старинных шарообразных уличных фонарей. Алекс прошёл мимо погруженной в тусклый желтоватый свет усыпальницы, к которой прилепился бар, где любители упражнялись в старинных среднеазиатских храмовых танцах под аккомпанемент бубна и какого-то жутковато звучащего струнного инструмента. В этом квартале тоже было людно, но не так, как в проулке, который он только что покинул, хотя и достаточно, чтобы помешать убийству.

С Ловкачом на хвосте Алекс попытался исследовать другие закоулки этого лабиринта улиц. Он удалился от коммерческих кварталов в сторону жилых. Ловкач, ставший значительно заметнее в редеющей толпе, приотстал ярдов на тридцать. В конце концов, Алекс свернул в переулок, где были расположены домики на одну семью и квартиры в наем. Улица была пустынна и тиха. Она освещалась только светом фонарей, висящих над входными дверями домов. Абажуры фонарей, сделанные из сложенной в гармошку бумаги, покачивались на ветру, и мрачные тени демонически метались вдоль мокрой от снега мостовой. Алекс поспешил к следующему проходу между домами, всмотрелся в него и ухмыльнулся: он нашёл в точности то, что искал.

Перед ним был мощёный кирпичом проходной двор шести футов шириной. Этот узкий проход образовывался задворками домов и освещался всего в трёх местах: с концов и посередине, а пространства между этими светлыми пятнами были очень темны. Алексу удалось разглядеть группу пустых бочек и несколько велосипедов, прикованных цепями к железным штангам. С другой стороны выступали ещё какие-то неопределённые силуэты, которые могли быть чем-то или ничем. Он был совершенно уверен, что ни один из этих таинственных силуэтов не был человеком, а это означало, что здесь он будет с Ловкачом один на один.

Хорошо.

Алекс свернул за угол и стащил наброшенное на плечи пальто. Перекинув его через правую руку и все ещё сжимая бутылку "Авамори", он бросился бежать. Чтобы ему досталась лёгкая победа и смена ролей прошла успешно, Алексу надо было пробежать три четверти прохода, до того как Ловкач увидит его. Он поскользнулся на сыром кирпиче, но не упал. Алекс выбежал с освещённого пространства в темноту, его сердце сильно билось, пробежал под средней лампой, извергая при каждом выдохе клубы пара, и снова нырнул в темноту, прижимая свою повреждённую руку к груди, в то время как перевязь подёргивалась в такт шагам. Достигнув третьего и последнего фонаря, отбрасывающего колышущийся круг на мостовую, он остановился и оглянулся.

Ловкача все ещё не было видно.

Алекс бросил пальто в центр светового пятна.

Никаких признаков Ловкача.

Алекс поспешил назад по тому пути, где он только что прошёл. Пройдя десять-пятнадцать шагов и выйдя из света, он превратился в один из многочисленных бесформенных силуэтов, еле видневшихся по сторонам прохода.

Он все ещё был один.

Алекс быстро отступил за ряд из пяти огромных пустых бочек и присел на корточки. В промежуток между первой бочкой и стеной хорошо была видна та часть улицы, где вскоре должен был появиться сухопарый человек.

Шаги.

Их звук далеко разносился в холодном воздухе.

Алекс старался успокоить своё прерывистое дыхание.

Ловкач показался в дальнем конце прохода и резко остановился, удивлённый исчезновением своей жертвы.

Несмотря на напряжение и мрачное предчувствие, до предела натянувшие его нервы, Алекс улыбнулся.

Почти минуту Ловкач стоял, не двигаясь и не произнося ни звука.

"Ну, давай же, ублюдок!"

Он медленно пошёл к Алексу. Менее уверенный в себе, чем раньше, теперь он ступал легко, как кошка, почти не производя шума, который мог бы выдать его.

Алекс вынул левую руку из перевязи, надеясь, что ему не придётся работать ей: его беспокоило, что рана могла открыться. В его планы не входило бороться с этим человеком, но он хотел иметь обе руки свободными, на случай, если с лёгкой победой что-то не получится.

Дойдя до бочек по обеим сторонам прохода, Ловкач стал заглядывать за них.

Алекс не ожидал такого поворота событий. Если тот пройдётся так по всей длине прохода, он обнаружит ловушку и сумеет избежать её. У Алекса было только одно преимущество - внезапность, и вот, он с возрастающим беспокойством наблюдал, как у него крали это преимущество.

Ловкач почти припал к земле. Он сунул правую руку в карман и держал её там.

"Ах, у тебя оружие?" - мысленно поинтересовался Алекс.

Преследователь миновал первое пятно света и вошёл в темноту. От напряжённого ожидания Алекс взмок, хотя ночь была холодной, а он снял пальто.

Ловкач уже добрался до среднего фонаря. Он продолжал методично осматривать каждый объект и отбрасываемую им тень, если в ней мог спрятаться человек.

Кухонные отбросы в бачках позади Алекса испускали тошнотворный запах испорченной рыбы и протухшего масла. Он почувствовал это зловоние сразу же, как спрятался, но со временем запах, казалось, стал ещё сильнее и более отвратительным. Алекс представил, что мог пробовать на вкус эту вонючую рыбу. Тошнота подступила к горлу, ему захотелось откашляться и выплюнуть эту отвратительную субстанцию, захотелось встать и уйти отсюда, чтобы глотнуть свежего воздуха.

"И что тогда?" - спросил он себя. По всей вероятности, пуля в голову.

Ловкач почти вышел из пятна света посередине и уже хотел ступить в тёмный промежуток, как снова остановился как вкопанный.

"Он увидел пальто, - подумал Алекс. - Он знает, что оно было надето на меня. И что же он подумает? Будто я понял, что ему надо и начал волноваться, что он следует за мной; что я побежал от него; что пальто упало с плеч, а я был настолько напуган и не захотел терять время, чтобы остановиться и поднять его. Господи, пожалуйста, сделай, чтобы он подумал именно так".

Ловкач снова двинулся, но не медленно, как раньше, и без опаски. Уверенными шагами он направился прямо к третьему фонарю, прямо к брошенному пальто. Эхо его шагов далеко разлеталось между домами. И теперь он не осматривал пространство около пустых бочек так тщательно.

Алекс задержал дыхание.

Человек был в двадцати шагах от него.

Десять шагов.

Пять.

Как только он прошёл мимо, так близко, что можно было коснуться его, Алекс поднялся в тени во весь рост.

Ловкач не заметил его. Теперь он был спиной к Алексу. Кроме того, его внимание было приковано к пальто.

Алекс выскользнул в проход и пошёл за ним буквально на цыпочках, стараясь не шуметь и быстро сокращая расстояние между ними. Тот небольшой шум, что он производил, заглушался шагами его противника. На границе светового пятна у него был неприятный момент, когда он подумал, что выдаст себя тенью. Но тени падали назад.

Ловкач остановился в центре круга света, нагнулся и поднял пальто. Затем каким-то шестым чувством, вроде того что Алекс испытал сегодня в отеле, он понял, что не один. Он медленно начал поворачиваться.

Алекс со всей силой бросил бутылку "Авамори". Она попала в висок японцу. Бутылка взорвалась, стекло разлетелось во все стороны, и ночь наполнилась специфическим запахом сладкого картофельного коньяка.

Ловкач пошатнулся, выронил пальто, одну руку приложил к голове, а другой потянулся к Алексу, и вдруг упал, как будто его тело по какому-то волшебству перешло в жидкое состояние.

Алекс отпрыгнул на шаг назад: ему не хотелось быть схваченным за ногу и оказаться на земле.

Но опасность миновала. Ловкач был без сознания. На его волосах, лбу, щеках и подбородке блестела кровь.

Алекс осмотрелся. Он ожидал, что из домов выскочат люди и начнут стрелять в него. Звук бьющегося и падающего на кирпичную мостовую стекла прозвучал для него громоподобно. Он стоял, сжимая в правой руке горлышко бутылки, готовый убежать при первом же признаке погони, но некоторое время спустя он понял, что его никто не слышал.


Содержание:
 0  Ключи к полуночи : Дин Кунц  1  Глава 1 : Дин Кунц
 4  Глава 4 : Дин Кунц  8  Глава 8 : Дин Кунц
 12  Глава 12 : Дин Кунц  15  Глава 15 : Дин Кунц
 16  вы читаете: Глава 16 : Дин Кунц  17  Глава 17 : Дин Кунц
 20  Глава 20 : Дин Кунц  24  Глава 24 : Дин Кунц
 28  Глава 28 : Дин Кунц  32  Глава 32 : Дин Кунц
 36  Глава 36 : Дин Кунц  40  Глава 40 : Дин Кунц
 44  Глава 44 : Дин Кунц  48  Глава 27 : Дин Кунц
 52  Глава 31 : Дин Кунц  56  Глава 35 : Дин Кунц
 60  Глава 39 : Дин Кунц  64  Глава 43 : Дин Кунц
 68  Глава 47 : Дин Кунц  72  Глава 51 : Дин Кунц
 76  Глава 55 : Дин Кунц  80  Глава 59 : Дин Кунц
 84  Глава 64 : Дин Кунц  88  Глава 70 : Дин Кунц
 92  Глава 74 : Дин Кунц  96  Глава 81 : Дин Кунц
 100  Глава 85 : Дин Кунц  104  Глава 49 : Дин Кунц
 108  Глава 53 : Дин Кунц  112  Глава 57 : Дин Кунц
 116  Глава 61 : Дин Кунц  120  Глава 68 : Дин Кунц
 124  Глава 72 : Дин Кунц  128  Глава 77 : Дин Кунц
 132  Глава 83 : Дин Кунц  133  Глава 84 : Дин Кунц
 134  Глава 85 : Дин Кунц    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap