Детективы и Триллеры : Триллер : 38 : Дин Кунц

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  49  50  51  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  72  73

вы читаете книгу




38

Фрэнк Боллинджер ждал у открытого окна на тридцать первом этаже. Очевидно, они занимались подготовкой веревки, которую привяжут к костылю, только что вбитому Харрисом.

Он представлял, как застрелит женщину, когда она будет висеть на веревке около него. Эта картина взволновала его. Он с наслаждением отправит ее в ночной полет.

Когда это произойдет, Харрис будет ошеломлен, эмоционально подавлен, он окажется неспособным быстро принимать решения и защитить себя. Тогда Боллинджер сможет взять его голыми руками. Если он убьет Харриса в том месте, которое он выбрал заранее, убьет его аккуратно, он может спасти план, разработанный с Билли днем.

В ожидании своей жертвы он снова подумал о второй ночи их знакомства с Билли...

После того как женщина покинула квартиру Билли, они обедали на кухне. Они съели вдвоем два салата, четыре бифштекса, четыре ломтика бекона, шесть яиц, восемь кусков хлеба и выпили изрядное количество виски. Они относились к еде так же, как и к женщине: энергично, целеустремленно, с аппетитом, что было присуще не просто людям, а сверхчеловекам.

Уже за полночь, за стаканом бренди Боллинджер рассказал о годах, проведенных вместе со своей бабушкой.

Даже сейчас он мог подробно вспомнить любую часть того разговора. Он славился поистине феноменальной памятью, талантом, выработанным годами запоминания сложной поэзии.

— Так она называла тебя Дуайт. Мне нравится это имя.

— Почему ты так говоришь?

— С южным акцентом? Я родился на Юге. Я говорил с акцентом до двадцати лет. Мне стоило больших усилий избавиться от него. Брал уроки произношения. Но я могу говорить с акцентом, когда захочу. Иногда протяжное произношение умиляет меня.

— Зачем ты брал уроки произношения? Акцент приятный.

— Никто на севере не воспринимает тебя серьезно, если у тебя сильно растянутое произношение. Они считают тебя неотесанной деревенщиной. Послушай, а что, если я буду звать тебя Дуайт?

— Если тебе так хочется.

— Я тебе ближе, чем кто-либо еще после твоей бабушки. Не правда ли?

— Да.

— Я должен называть тебя Дуайтом. Я даже ближе тебе, чем была твоя бабушка.

— Я тоже так считаю.

— И ты знаешь меня лучше, чем кто-нибудь еще.

— Я? Полагаю, это так.

— Поэтому нам нужны особые имена друг для друга.

— Тогда зови меня Дуайт. Мне нравится это имя.

— А ты называй меня Билли.

— Билли?

— Билли Джеймс Пловер.

— Откуда ты взял его?

— Я с ним родился.

— Ты изменил свое имя?

— Так же как и акцент.

— Когда?

— Уже давно.

— Почему?

— Я поступил в колледж на севере. Но все получалось не так, как я хотел. Я не получал оценок, которые заслуживал. Наконец, я был исключен. Но к тому моменту я знал, почему я не мог окончить колледж. В те дни профессора Лиги Плюща[2] не оставляли тебе ни одного шанса, если ты говорил с протяжным акцентом и у тебя было такое деревенское имя, как Билли Джеймс Пловер.

— Ты преувеличиваешь.

— Откуда ты знаешь? Откуда ты, черт возьми, знаешь? У тебя всегда было прекрасное имя. Франклин Дуайт Боллинджер. Что ты можешь знать об этом?

— Полагаю, что ты прав.

— В то время все интеллектуалы Лиги Плюща были вовлечены в своего рода заговор против Юга, против южан. Этот заговор все еще существует, но он не такой широкий и зловещий, как в то время. Тогда единственным способом добиться успеха в университете или в обществе на севере было англосаксонское имя, как твое, — или на худой конец еврейское. Фрэнк Боллинджер или Сол Коен. И ты будешь принят с такими именами везде. Но не с такими, как Билли Джеймс Пловер.

— Поэтому ты перестал быть Билли.

— Как только я смог.

— И удача повернулась к тебе лицом?

— С того самого дня, как я поменял имя.

— И ты хочешь, чтобы я называл тебя Билли?

— Но ведь не имя было порочным, а люди, которые негативно реагировали на него.

— Билли...

— Не следует ли нам иметь особые имена друг для друга?

— Это не имеет значения. Но если ты хочешь...

— Разве мы сами не особенные, Фрэнк?

— Думаю, да.

— Разве мы не отличаемся от других людей?

— Сильно отличаемся.

— Поэтому мы не должны пользоваться в общении между собой теми именами, какими они нас называют.

— Если ты так считаешь.

— Мы сверхчеловеки, Фрэнк.

— Что?

— Не такие, как Кларк Кент.

— Я думаю, я ведь не могу видеть рентгеновские лучи.

— Сверхчеловеки, как понимал Ницше.

— Ницше?

— Ты не знаком с его работами?

— Не очень подробно.

— Я пришлю тебе его книгу.

— О'кей.

— Действительно, Ницше следует перечитывать снова и снова, я дам тебе его книгу.

— Спасибо... Билли.

— Всегда рад помочь, Дуайт.

У полуоткрытого окна Боллинджер взглянул на часы. Было 00.30.

Ни Харрис, ни женщина не начали спускаться с выступа на тридцать третьем этаже.

Он не мог больше ждать. Он и так потерял слишком много времени. Ему нужно отправляться на их поиски.


Содержание:
 0  Лицо страха : Дин Кунц  1  1 : Дин Кунц
 2  2 : Дин Кунц  4  4 : Дин Кунц
 6  6 : Дин Кунц  8  8 : Дин Кунц
 10  10 : Дин Кунц  12  12 : Дин Кунц
 14  14 : Дин Кунц  16  Часть вторая Пятница, 20.00 — 20.30 : Дин Кунц
 18  19 : Дин Кунц  20  21 : Дин Кунц
 22  18 : Дин Кунц  24  20 : Дин Кунц
 26  Часть третья Пятница, 20.30 — 22.30 : Дин Кунц  28  24 : Дин Кунц
 30  26 : Дин Кунц  32  28 : Дин Кунц
 34  22 : Дин Кунц  36  24 : Дин Кунц
 38  26 : Дин Кунц  40  28 : Дин Кунц
 42  Часть четвертая Пятница, 22.30 — суббота, 04.00 : Дин Кунц  44  32 : Дин Кунц
 46  34 : Дин Кунц  48  36 : Дин Кунц
 49  37 : Дин Кунц  50  вы читаете: 38 : Дин Кунц
 51  39 : Дин Кунц  52  40 : Дин Кунц
 54  42 : Дин Кунц  56  44 : Дин Кунц
 58  31 : Дин Кунц  60  33 : Дин Кунц
 62  35 : Дин Кунц  64  37 : Дин Кунц
 66  39 : Дин Кунц  68  41 : Дин Кунц
 70  43 : Дин Кунц  72  Эпилог Воскресенье : Дин Кунц
 73  Использовалась литература : Лицо страха    



 




sitemap