Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 10 : Дин Кунц

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  9  10  11  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  63

вы читаете книгу




Глава 10

П. Освальд Бун, четырехсотфунтовый обладатель черного кулинарного пояса, вдетого в белоснежную пижаму, которого я только-только разбудил, передвигался с грациозностью и быстротой мастера дзюдо, готовя завтрак на просторной кухне своего дома.

Иногда его вес пугает меня, я тревожусь из-за нагрузки, которой подвергается его сердце. Но когда он готовит, то кажется невесомым, летает, а не ходит, как неподвластные гравитации воины в фильме «Крадущийся тигр, затаившийся дракон», хотя я ни разу не видел, как он перепархивает через центральную стойку.

Глядя на него в то февральское утро, я думал о том, что да, он проводит жизнь, убивая себя огромным количеством поглощаемой им еды, но, с другой стороны, он мог давно умереть, если бы не находил радость и убежище в еде. Каждая жизнь сложна, каждый разум — царство неразгаданных тайн, а в разуме Оззи их больше, чем у большинства.

Хотя он никогда не рассказывает об этом, я знаю, что детство у него было трудным, что родители разбили ему сердце. Книги и избыточный вес — его защита против боли.

Он — писатель, в его активе две пользующиеся успехом детективные серии и множество документальных книг. Пишет он так много, что я не удивлюсь, если настанет день, когда все его книги, положенные в одном экземпляре на чашку весов, перевесят его самого, вставшего на другую чашку.

Поскольку он убедил меня, что писательство — эффективный метод психической химиотерапии в борьбе с психологическими опухолями, я написал свою подлинную историю о потерях и выживании… и положил ее в ящик комода, обретя умиротворенность, если не счастье. К ужасу Оззи, я сказал ему, что с писательством покончено.

Когда говорил, сам в это верил. Но вот сижу, покрываю словами бумагу, выступаю в роли собственного психологического онколога.

Может, если со временем я последую примеру Оззи и наберу четыреста фунтов, то не смогу бегать с призраками и шнырять по темным переулкам со свойственной мне сейчас ловкостью. Но, возможно, детям понравится мое гиппопотамское геройство, и любой согласится с тем, что смешить детей в нашем темном мире — благое дело.

Пока Оззи готовил завтрак, я рассказал ему о докторе Джессапе и обо всем, что произошло с того момента, как мертвый радиолог глубокой ночью появился в моей спальне. И хотя, рассказывая о ночных событиях, я тревожился о Дэнни, не меньшую тревогу вызывал у меня и Ужасный Честер.

Ужасный Честер — кот, какой снится в кошмарах любому псу, — позволяет Оззи жить рядом с ним. И Оззи любит этого котяру ничуть не меньше еды и книг.

Хотя Ужасный Честер никогда не царапал меня с той яростью, на которую он, я убежден, способен, он не раз и не два мочился на мою обувь. Оззи говорит, что это свидетельство благорасположения. По его версии, кот метит меня своим запахом, чтобы идентифицировать как члена его семьи.

Но я заметил, что Ужасный Честер, желая выразить свое благорасположение к Оззи, мурлычет и трется о его ноги.

С того самого момента, как Оззи открыл мне дверь и мы прошли через дом на кухню, и за все то время, пока я сидел на кухне, Ужасный Честер не попадался мне на глаза. Меня это нервировало. Кроссовки на мне были новые.

Он — большой кот, бесстрашный и уверенный в себе, поэтому не привык куда-либо прокрадываться. В дверь всегда входит величественно. И хотя ожидает, что сразу окажется в центре внимания, всем своим видом выражает безразличие к присутствующим, даже презрение, тем самым ясно давая понять, что обожать его дозволяется только на расстоянии.

И хотя он никуда не прокрадывается, в непосредственной близости от твоей обуви он может появиться внезапно и неожиданно. Собственно, о его присутствии ты узнаешь, почувствовав в туфлях или кроссовках загадочную теплую влагу.

И пока мы с Оззи не перебрались на заднее крыльцо, чтобы позавтракать на свежем воздухе, ноги мои не стояли на полу, а лежали на табуретке.

Крыльцо выходит на лужайку и рощу площадью в пол-акра, где растут терминалии, ногоплодник и грациозные перечные деревья. Под золотистым солнечным светом в роще пели птички, и смерть казалась мифом.

Только такой массивный стол из красного дерева мог не прогнуться под тарелками омлета с лобстерами, мисками с вареным картофелем, горами гренков, кренделей, плюшек, рогаликов с корицей, кувшинами с апельсиновым соком и молоком, кофейниками…

— «То, что для одного еда, для других — горький яд», — радостно процитировал Оззи, салютуя мне вилкой с куском омлета с омарами.

— Шекспир? — спросил я.

— Лукреций, который писал до рождения Христа. Я тебе это обещаю… никогда не стану одним из тех приверженцев здорового образа жизни, которые смотрят на пинту сливок с тем же ужасом, с каким более здравомыслящие люди воспринимают атомное оружие.

— Сэр, те из нас, кому небезразлично ваше здоровье, смеют предположить, что соевое молоко с ванилью не такая уж гадость, как вы говорите.

— За этим столом я не допускаю святотатства и ругательств, коими расцениваю упоминание соевого молока. Считай, что ты получил последнее предупреждение.

— На днях я заглянул в кафе «Итальянское мороженое». У них есть сорта с уменьшенным наполовину содержанием жира.

— Лошади, которые участвуют в скачках на местном ипподроме, каждую неделю производят тонны навоза, но им я тоже не набиваю холодильник. И где, по мнению Уайата Портера, может находиться Дэнни?

— Скорее всего, Саймон оставил у «Синей луны» второй автомобиль, на случай, если в доме Джессапа все пройдет не так, как хотелось, или кто-то увидит его отъезжающим в этом фургоне.

— Но никто не видел фургона около дома Джессапа, следовательно, нельзя утверждать, что его разыскивала полиция.

— Нельзя.

— И тем не менее они все равно поменяли автомобили у «Синей луны».

— Да.

— Ты считаешь, в этом есть смысл?

— Да, более логичное решение, чем любое другое.

— Шестнадцать лет он продолжал безумно любить Кэрол, до такой степени, чтобы убить доктора Джессапа за то, что тот женился на ней.

— Вроде бы так оно и есть.

— А чего он хочет от Дэнни?

— Не знаю.

— Саймон не похож на человека, который жаждет общения с сыном.

— Не тот психологический профиль, — согласился я.

— Как тебе омлет?

— Фантастика, сэр.

— В нем сливки и масло.

— Да, сэр.

— А также петрушка. Я не считаю, что зелень нужно полностью исключить из рациона. Блокпосты на дорогах не помогут, если второй автомобиль Саймона — внедорожник с приводом на все четыре колеса и он уедет через пустыню.

— Управление шерифа помогло с вертолетами.

— У тебя есть ощущение, что Дэнни по-прежнему в Пико-Мундо?

— У меня какое-то странное чувство.

— Странное… это как?

— Что-то не складывается.

— Не складывается?

— Да.

— Ага, теперь все кристально ясно.

— Извините. Я не знаю. Не могу выразить словами.

— Он… не мертв?

Я покачал головой.

— Не думаю, что все так просто.

— Еще апельсинового сока? Свежевыжатый.

— Сэр, я все думал… где Ужасный Честер? — спросил я, когда Оззи наливал мне сок.

— Наблюдает за тобой, — ответил он и указал. Повернувшись, я увидел кота, который сидел в десяти футах позади и выше меня, устроившись на выступающей части потолочной балки, поддерживавшей крышу над частью заднего крыльца.

Шерсть у кота красновато-оранжевая с черными подпалинами. Глаза — зеленые изумруды, горящие на солнце.

Обычно Ужасный Честер удостаивает меня (да и любого другого) мимолетным взглядом, словно человеческие существа навевают на него жуткую скуку. Выражением глаз и одним только своим видом он может дать исчерпывающую характеристику человечеству, легко и непринужденно выразить свое крайнее презрение. Для тех же целей даже такому писателю-минималисту, как Кормак Маккарти, потребовалось бы никак не меньше двадцати страниц.

Никогда раньше я не был объектом столь пристального интереса со стороны Ужасного Честера. На этот раз он держал мой взгляд, не отводил глаз, не моргал, похоже, находил, что смотреть на меня — занятие не менее захватывающее, чем изучение трехголового инопланетянина.

Хотя он вроде бы не изготавливался к прыжку, мне определенно не хотелось поворачиваться спиной к этому жуткому коту. Но еще больше не хотелось играть с ним в «гляделки». Я и так знал, что он меня пересмотрит, не отведет взгляда.

Повернувшись к столу, я увидел, что Оззи позволил себе положить на мою тарелку еще одну порцию картошки.

— Раньше он никогда так на меня не смотрел, — поделился я с Оззи своими наблюдениями.

— Точно так же он смотрел на тебя, и когда мы сидели на кухне.

— На кухне я его не видел.

— Ты просто не заметил, как он прокрался, открыл лапой дверцу столика и спрятался под мойкой.

— Должно быть, он проделал это очень быстро.

— Знаешь, Одд, он действительно быстр как молния и все проделывает очень тихо. Я им так горжусь. Оказавшись под мойкой, он своим телом держал дверцу чуть приоткрытой и через щель наблюдал за тобой.

— Почему ты ничего не сказал?

— Потому что хотел посмотреть, что он будет делать дальше.

— Скорее всего, примется за старое, помочится на мои кроссовки.

— Я так не думаю, — покачал головой Оззи. — Такое с ним впервые.

— Он все еще на потолочной балке?

— Да.

— И по-прежнему наблюдает за мной?

— Пристально. Хочешь плюшку?

— Что-то я потерял аппетит.

— Глупости. Из-за Честера?

— Определенное отношение он к этому имеет. Однажды он уже выказывал такой же жгучий интерес.

— Освежи мою память. У меня сел голос.

— В прошлом августе… перед тем, как…

Оззи проткнул воздух вилкой.

— Ага! Ты про того призрака.

В прошлом августе я узнал, что Ужасный Честер, как и я, может видеть души умерших, оставшиеся в этом мире. И того призрака он разглядывал так же внимательно, как теперь меня.

— Ты — не мертвый, — заверил меня Оззи. — Ты столь же материален, как вот этот столик из красного дерева, хотя, разумеется, не такой упитанный, как я.

— Возможно, Честер что-то знает, а я — нет.

— Дорогой Одд, иногда ты бываешь таким наивным. Я уверен, он знает много чего, неизвестного тебе. А о чем конкретном ты говоришь?

— Возможно, ему известно, что мое время скоро истечет.

— Я уверен, речь идет о чем-то менее апокалипсическом.

— Например?

— Нет у тебя, часом, в кармане дохлой мышки?

— Только сдохший мобильник.

Оззи пристально смотрел на меня. В глазах читалась тревога. С другой стороны, он слишком близкий мне друг, чтобы начинать сочувствовать.

— Знаешь, если твое время близится к концу, тем более тебе стоит съесть плюшку. Вот эта с ананасом и сыром. Идеальна для того, чтобы завершить ею последнюю трапезу.


Содержание:
 0  Казино смерти Forever Odd (2005) : Дин Кунц  1  Глава 1 : Дин Кунц
 2  Глава 2 : Дин Кунц  4  Глава 4 : Дин Кунц
 6  Глава 6 : Дин Кунц  8  Глава 8 : Дин Кунц
 9  Глава 9 : Дин Кунц  10  вы читаете: Глава 10 : Дин Кунц
 11  Глава 11 : Дин Кунц  12  Глава 12 : Дин Кунц
 14  Глава 14 : Дин Кунц  16  Глава 16 : Дин Кунц
 18  Глава 18 : Дин Кунц  20  Глава 20 : Дин Кунц
 22  Глава 22 : Дин Кунц  24  Глава 24 : Дин Кунц
 26  Глава 26 : Дин Кунц  28  Глава 28 : Дин Кунц
 30  Глава 30 : Дин Кунц  32  Глава 32 : Дин Кунц
 34  Глава 34 : Дин Кунц  36  Глава 36 : Дин Кунц
 38  Глава 38 : Дин Кунц  40  Глава 40 : Дин Кунц
 42  Глава 42 : Дин Кунц  44  Глава 44 : Дин Кунц
 46  Глава 46 : Дин Кунц  48  Глава 48 : Дин Кунц
 50  Глава 50 : Дин Кунц  52  Глава 52 : Дин Кунц
 54  Глава 54 : Дин Кунц  56  Глава 56 : Дин Кунц
 58  Глава 58 : Дин Кунц  60  Глава 60 : Дин Кунц
 62  Глава 62 : Дин Кунц  63  Глава 63 : Дин Кунц



 




sitemap