Детективы и Триллеры : Триллер : Глава шестнадцатая : Наташа Купер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30

вы читаете книгу




Глава шестнадцатая

На следующий день в половине седьмого утра страшный шум выдернул Триш из очередного кошмара. Пока грохот прогонял остатки сна, она осознала, что в действительности не вытаскивала истекающее кровью, искалеченное тело Шарлотты из подвала. Снова раздался стук, сопровождаемый пронзительными звонками. Триш попыталась выбраться из кровати, но обнаружила, что ноги запутались в одеяле.

– Откройте! Полиция! Откройте дверь!

Освобождаясь от одеяла, она вспоминала сюжет из вечерних новостей, в котором полиция вот таким образом врывалась в квартиры подозреваемых. Выбравшись из кровати и слегка покачиваясь спросонок, Триш соображала, чем прикрыть свои длинные ноги. Второпях она никак не могла найти халат и поэтому обернула вокруг талии банное полотенце. Открывая дверь, она все еще заправляла свободный край импровизированного саронга.

– Вы не спешили, – сказал мужчина, молниеносным жестом показав ей удостоверение. – Констебль Хэррик.

Его губы растянулись в какой-то особенно неприятной улыбке, когда он посмотрел на Триш. Проследив направление его взгляда, она опустила глаза, так и не поняв, относилась ли его похотливая улыбка к ее груди, вздымавшейся под тонким хлопком футболки, или надписью на ней. Триш порадовалась, что сменила футболку со словами про мед на другую, надпись на которой была достаточно невинной: «Ты, наверное, хочешь, чтобы я проявила настойчивость. Ну а я не проявлю, понял?»

– Да? – сказала Триш. – Чем могу служить?

– Мы бы хотели задать вам несколько вопросов, мисс Макгуайр. Это сержант Лейси.

Триш, которая была не в состоянии сосредоточиться ни на чем, кроме отталкивающе плотоядного выражения лица молодого, полного констебля, посмотрела прямо и увидела высокую, хорошо одетую женщину лет на пять старше его. На лице женщины читалось легкое презрение. Триш, со своими растрепанными волосами и в мятой ночной футболке, почувствовала себя не в своей тарелке рядом с сержантом в хорошо отглаженной одежде.

– Заходите, – сказала Триш, отступая в сторону, чтобы пропустить их в квартиру, и едва не запутавшись в полотенце. – Я только оденусь.

– Да, конечно, – любезным тоном ответила сержант. – Не спешите.

– Пожалуйста, проходите, присаживайтесь, – твердо произнесла Триш, указывая на два больших черных дивана, стоявших по обе стороны от открытого камина. – Я быстро.

Вспоминая жалобы некоторых своих клиентов на беспринципных полицейских, она торопливо скинула футболку и полотенце и надела трусики, джинсы и спортивную рубашку в бело-розовую клетку. Носки и лифчик могут подождать, решила она, чистя зубы и полоща рот розовым эликсиром, потом встопорщила пальцами волосы, пока они не встали задорными черными шипами.

Глаза Триш от недосыпа ввалились и были обведены красными, как кайенский перец, кругами, и поэтому она потратила еще минуту, чтобы обвести их черной подводкой, а потом добавила чуточку Сухих румян на скулы и мазок помады на губы, чтобы не походить на пьяную панду. Окончательный результат оказался не слишком соблазнительным, но меньше всего она собиралась соблазнять кого-то из этих полицейских.

Триш босиком спустилась по винтовой лестнице и увидела, что констебль роется в бумагах на ее столе. От гнева голос ее прозвучал грубо:

– Что вы делаете? Я просила вас подождать меня там.

Он лениво обернулся и улыбнулся настолько нагло, что Триш, гадая, с какой целью он и эта высокая сержантша к ней явились, решила не предлагать им кофе. Самой ей до смерти хотелось кофе, хотя бы для того, чтобы заработали мозги, но ничего не поделаешь – придется потерпеть. Констебль даже не думал подчиниться ее словам, и черта с два она даст ему возможность копаться в своем столе, пока будет готовить кофе на кухне.

– Прошу, идите первым, – сказала она, еще раз указав на диваны.

К некоторому ее удивлению, он пошел ухмыляясь и устроился в дальнем углу дивана, на котором сидела сержант Лейси. Триш села напротив, подложив под болевшую спину алую, изумрудную и пурпурную подушки.

– Итак?

– Насколько мы поняли, – сказала сержант, – вы несколько раз были в доме Антонии Уэблок с тех пор, как похитили ее дочь, а также в доме ее бывшего мужа.

Поскольку никакого вопроса задано не было, Триш никак не отреагировала, даже когда молчание затянулось.

– Это верно? – наконец с удивлением спросила сержант.

– Если быть точной, в доме Антонии я была один раз и несколько раз звонила, а у ее бывшего мужа я была дважды. Я не поняла, что вы ждете моего подтверждения. Почему вы сразу не сказали?

Сержант улыбнулась, отчего ее лицо сделалось почти красивым.

– Скажите, пожалуйста, почему вы навещали их обоих?

– А как вы думаете? – Триш потерла лоб, а потом горевшие глаза. Остатки кошмара все еще плавали в ее мозгу. – Исчезла Шарлотта. Разумеется, я поехала. А вы бы не поехали?

– Хорошо знаете Шарлотту, да? – вклинился констебль, словно посчитал, что его начальница слишком медленно ведет беседу.

– Да. Ее мать – моя троюродная сестра. Как же мне ее не знать. – Триш сердито взглянула на него.

– Когда вы в последний раз ее видели?

– Полтора месяца назад. А что?

– Вы в этом уверены?

– Конечно, – ответила Триш, ощущая, как прорезается знакомая глубокая складка на переносице. – А почему, собственно, нет?

– По какому случаю вы виделись? – спросила сержант, по-прежнему вежливо и беспристрастно, в отличие от ее помощничка.

– Это был званый ужин, устроенный Антонией и Робертом Хитом. Шарлотта спустилась вниз, ей приснился страшный сон, и я вызвалась уложить ее назад в кровать.

– Понятно, – сказала сержант, сверяясь с записью в своей маленькой черной книжечке. – Когда точно был тот ужин?

– Позвольте мне посмотреть, и я вам скажу, – попросила озадаченная Триш. Разумеется, ей пришло в голову, что они подозревают ее в причинении Шарлотте вреда, но она сразу же отбросила эту мысль. Это было бы слишком нелепо. У них просто не может быть никаких доказательств.

Чувствуя на себе взгляды полицейских, Триш прошла к столу, нашла ежедневник и проверила дату ужина у Антонии.

– Дайте-ка взглянуть.

От раздавшегося прямо у нее за спиной голоса констебля Триш вздрогнула и круто развернулась, прижимая ежедневник к груди.

– Не смейте подкрадываться ко мне подобным образом, – сказала она, ей понадобилось мгновение, чтобы подавить испуг. – Нет. Не вижу причин, по которым я должна показывать вам мой ежедневник. Что все это значит?

Если бы он попросил вежливо, не пытаясь запугать ее, она, вероятно, разрешила бы ему посмотреть. Никаких секретов в ежедневнике не было. Но нельзя позволять полиции думать, что она имеет право на все, чего ни пожелает. И кроме того, констебль ей не понравился.

– Нервничаете, мисс Макгуайр. С чего бы это? Какие-то личные записи, а? Скрываете что-то от посторонних глаз?

Глядя на него и пытаясь понять, зачем он пытается ее разозлить, Триш заметила, что он чуть вытянул вперед губы, словно намекая на поцелуй. Триш не смогла удержаться от гримасы.

– А это все что значит? – спросил он, указывая на кучи бумаг, книги и ксерокопии статей, разложенные на большом столе.

– Я пишу книгу о преступлениях против детей по заказу «Миллен букс».

– Интересуетесь этим вопросом, да?

– Да. – Она подняла брови, по-прежнему чувствуя боль между ними. – Я адвокат. С окончания учебы я специализируюсь на делах, имеющих отношение к детям.

– А почему? – спросил он, видно было, что это не произвело на него впечатления. Триш не удивилась. Она знала, что большинство полицейских презирают адвокатов, так же, как большинство адвокатов исполнено решимости никогда ни в чем не давать полицейским спуску. Обе стороны слышали слишком много страшных историй о судебных процессах, пошедших по неверному пути, запуганных подозреваемых и приговорах на основании неправильно интерпретированных улик.

– Потому что я женщина, констебль Хэррик. Когда я начинала в адвокатуре, женщинам обычно поручали именно такую работу. Как одно время и в полиции, насколько мне известно.

Он отошел от нее к компьютеру:

– Вы подключены к Интернету?

– Да, – настороженно ответила Триш. – А что?

– Заходили когда-нибудь на порносайты?

– Да, констебль Хэррик. Заходила. Это часть моей работы.

– Нравится, да?

– Нет. Я нахожу вашу манеру задавать вопросы отвратительной. Если вам больше нечего мне сказать, я бы попросила вас обоих уйти. Мне вам сказать абсолютно нечего.

– Вы ошибаетесь, мисс Макгуайр. Вы очень многое можете нам сказать. Для начала, что именно вы делали с Шарлоттой Уэблок, когда находились в ее спальне во время приема, который давала ее мать. И сколько еще раз вы были с ней наедине, и как вы заставили ее…

Потрясенная Триш уставилась на него. То краткое время, что она провела с Шарлоттой, значило для нее очень много. Мысль о том, что такой человек, как констебль Хэррик, попытается придать их общению грязный смысл, была ей отвратительна.

– Достаточно, – перебила она. – Я попросила вас уйти. Пожалуйста, сделайте это.

Констебль попытался угрожать и требовал отчета обо всем, что она делала, начиная с утра прошлой субботы, но Триш была слишком зла, чтобы отвечать на какие бы то ни было вопросы. Когда же он попытался запугать ее, она процитировала закон, относящийся к допросу подозреваемых, которые не находятся под арестом. Она хотела, чтобы ее голос звучал холодно и тихо, но поймала себя на том, что к концу перешла на крик.

К ним подошла сержант Лейси.

– Мисс Макгуайр, – значительно улыбнувшись, сказала она, – вы должны понимать, что при попытке найти Шарлотту Уэблок нам приходится задавать самые разные неприятные вопросы всем, кто может сообщить нам хоть что-нибудь полезное.

– Я прекрасно это понимаю, – процедила сквозь зубы Триш.

– Тогда не могли бы вы разрешить Сэму осмотреть вашу квартиру?

– Только с ордером, – сказала она, двигаясь к входной двери. – Я прошу вас уйти, если, конечно, вы не собираетесь меня арестовать. Это возмутительно.

– Мне очень жаль, что вы так это восприняли. Все остальные, с кем мы разговаривали, изъявили готовность помочь. Вы уверены?..

– Пожалуйста, уйдите. Немедленно.

– Сэм?

Казалось, он собирался поспорить, но мгновение спустя покорно последовал за сержантом. Захлопнув за ними дверь, Триш направилась на кухню, ругаясь на ходу.

Она кляла констебля и себя за то, что потеряла самообладание, и даже Бена, из-за которого она разнервничалась и плохо спала. Если бы она хорошенько выспалась, то обращалась бы с полицейскими более разумно.

Ударившись рукой о стойку и стукнув о край раковины одну из кружек так, что от той откололся кусок и ее пришлось выкинуть, Триш в конце концов сделала себе напиток, отдаленно напоминающий кофе. Она съела тост, надеясь, что углеводы помогут ей успокоиться, и, когда наконец пришла в себя, позвонила Антонии, которая показалась ей занятой и неприветливой.

– Что ты хочешь, Триш?

– Сообщить о предварительных результатах теста на полиграфе.

– Да? Она выяснила что-нибудь полезное?

– Только то, что рассказ Ники про детскую площадку, по-видимому, правда.

– Что ж, толку от этого немного, не так ли?

– И что, похоже, она видела там Шарлоттиного тренера по плаванию. Правда, она запуталась, когда Эмма попыталась это уточнить, и сказала, что, наверное, просто видела его раньше в тот же день в бассейне, но я подумала, что, возможно, ты захочешь сообщить об этом инспектору Блейку. Ему будет полезно узнать, что там мог быть ее тренер по плаванию.

Наступила тишина.

– Антония? Ты слышишь?

– Да, конечно, я слышу. Ладно, я скажу ему, но не понимаю, какой в этом смысл. От бассейна до площадки четыре минуты пешком. Он вполне мог захотеть прогуляться по парку.

– Да, пожалуй, да. Антония?

– Да? Что еще? Я очень занята, и Блейк может появиться в любую минуту. Он настоял, чтобы Роберт дождался его здесь и ответил на новые вопросы.

– А, понятно. Хорошо. Что ж, в таком случае не буду тебя задерживать.

– Да, еще минутку! Триш, если будешь разговаривать со своей матерью, поблагодари ее за письмо. Она была так добра, и, по счастью, ее письмо пришло до того, как я начала сжигать почту.

– Что?

– С каждой доставкой я получаю кучу анонимной грязи. «Так тебе и надо, такой суке, как ты». «Если не можешь следить за ребенком, то не надо было рожать». «Таких матерей, как ты, надо вешать». Ну и тому подобное. Я больше не могу читать их. Теперь я просто отбираю письма, надписанные знакомыми почерками – или явно официальные, – а остальные сжигаю, не распечатывая. На имя Роберта и Ники тоже. Они оба тоже получили отвратительные послания. Лучше уж сжечь их, прежде чем они прочтут.

– А полиция не против? – спросила встревоженная Триш.

– Это их не касается. До свиданья, Триш.

Что ж, особой пользы звонок не принес, подумала Триш, сделав себе еще кофе. Поставив кружку на письменный стол, она начала наводить там порядок. Снабдив новыми этикетками целую коробку дискет и разложив по папкам груду писем, она, по крайней мере, создала иллюзию того, что работа идет полным ходом.

Покончив с этим, Триш включила компьютер и перечитала написанное ею краткое вступление к книге. Читая, она сама удивилась ясности целей, которые поставила, и ощутила удовлетворение, пока не дошла до описания убийства четырехлетней девочки.

Этого ребенка задушили. Невозможно было не представить на ее месте Шарлотту – бледное личико застыло, темные кудряшки растрепались, багровая полоса на шее похожа на какое-то жуткое ожерелье.

– О боже, – проговорила Триш, пряча лицо в ладонях.


Содержание:
 0  Ползучий плющ : Наташа Купер  1  Глава первая : Наташа Купер
 2  Глава вторая : Наташа Купер  3  Глава третья : Наташа Купер
 4  Глава четвертая : Наташа Купер  5  Глава пятая : Наташа Купер
 6  Глава шестая : Наташа Купер  7  Глава седьмая : Наташа Купер
 8  Глава восьмая : Наташа Купер  9  Глава девятая : Наташа Купер
 10  Глава десятая : Наташа Купер  11  Глава одиннадцатая : Наташа Купер
 12  Глава двенадцатая : Наташа Купер  13  Глава тринадцатая : Наташа Купер
 14  Глава четырнадцатая : Наташа Купер  15  Глава пятнадцатая : Наташа Купер
 16  вы читаете: Глава шестнадцатая : Наташа Купер  17  Глава семнадцатая : Наташа Купер
 18  Глава восемнадцатая : Наташа Купер  19  Глава девятнадцатая : Наташа Купер
 20  Глава двадцатая : Наташа Купер  21  Глава двадцать первая : Наташа Купер
 22  Глава двадцать вторая : Наташа Купер  23  Глава двадцать третья : Наташа Купер
 24  Глава двадцать четвертая : Наташа Купер  25  Глава двадцать пятая : Наташа Купер
 26  Глава двадцать шестая : Наташа Купер  27  Глава двадцать седьмая : Наташа Купер
 28  Глава двадцать восьмая : Наташа Купер  29  Эпилог : Наташа Купер
 30  Использовалась литература : Ползучий плющ    



 




sitemap