Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 27 : Роберт Ладлэм

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36

вы читаете книгу




Глава 27

Тот, кто обратил бы внимание на белый универсал, возвращавшийся в центр Нью-Хейвена, и его водителя, подумал бы: вот мчится дорогой автомобиль под стать богатому пригороду и за рулем сидит человек под стать автомобилю.

Сторонний наблюдатель не знал бы, конечно, что водитель не замечает или почти не замечает потока машин, не в силах прийти в себя от того, что узнал в течение последнего часа. Это был измученный человек, который не спал двое суток; ему казалось, что он держится за тоненькую веревку, натянутую над бездонной пропастью, и в любое мгновение эта его связь с жизнью может оборваться и он рухнет вниз.

Мэтлок пытался заставить себя ни о чем не думать. Он хорошо знал, что человеческий мозг, по крайней мере его мозг, не может нормально работать, если он устал и переполнен впечатлениями.

А ему надо действовать.

Он находился в неисследованных водах. В морях, где на крошечных островках обитали гротескные люди. Джулиан Дюнуа, Лукас Херрон, Бартолоцци, Айелло, Шарп, Стоктон и Пэйс. Отравленные и отравители.

Нимрод?

Неисследованные воды?

Нет, они не неисследованные, подумал Мэтлок.

Скорее, хорошо исследованные. Они нанесены на карты, и пользуются этими картами величайшие циники планеты.

Мэтлок подъехал к отелю «Шератон» и снял номер.

Он присел на кровать и позвонил Говарду Стоктону в Кармаунт. Стоктона не было.

Сухо и официально он попросил телефонистку в Кармаунте передать Стоктону, чтобы тот позвонил ему (Мэтлок посмотрел на часы — было без десяти два) через четыре часа. В шесть. Мэтлок назвал свой номер в «Шератоне» и повесил трубку.

Ему необходимо поспать хотя бы четыре часа. Неизвестно, когда теперь удастся прилечь.

Он опять снял телефонную трубку и попросил разбудить его без четверти шесть.

Как только голова утонула в подушке, он поднес руку к глазам. Даже через ткань рукава Мэтлок почувствовал, какая у него отросла щетина. Придется пойти в парикмахерскую, и еще он оставил свой чемодан в машине. Мэтлок настолько устал и был поглощен своими мыслями, что забыл захватить его в номер.

* * *

Три коротких, резких телефонных звонка: служба «Шератона» выполнила его просьбу. Было ровно без четверти шесть. Через пятнадцать минут раздался еще один звонок — на сей раз более длинный, нормальный. Звонил Говард Стоктон.

— Я буду краток, Мэтлок. С вами встретятся. Только не на самом Парусно-лыжном. Подъезжайте к восточному склону ущелья, откуда весной и летом туристам показывают окрестности, и поднимитесь наверх на подъемнике. Вы должны быть там в восемь тридцать сегодня вечером. Наверху вас встретит человек. Больше я вам ничего сказать не могу. Меня это не касается.

Стоктон повесил трубку, раздались короткие гудки.

Но он добился своего! Добился своего! Он установил контакт с Нимродом! С теми, кто будет на совещании.

Мэтлок прошел по тропинке к лыжному подъемнику. На автомобильной стоянке Парусно-лыжного курорта он дал сторожу десять долларов, и тот сразу понял, что у этого приятного мужчины, приехавшего на универсале, свидание с какой-то дамочкой. Муж явится не скоро, жизнь есть жизнь. Сторож оказался очень услужливым человеком.

Когда Мэтлок достиг восточного склона ущелья, начался дождь, который собирался весь день. В Коннектикуте апрельские ливни всегда оборачиваются майскими грозами, и Мэтлок выругал себя за то, что не купил плащ.

Он окинул взглядом безлюдный сейчас подъемник, его туго натянутые высоко над головой две линии тросов, смутно вырисовывающиеся в усиливающемся дожде, похожие на тугие канаты от кораблей к причалам в гавани. В помещении, где находились машины, приводившие в движение подъемник, горел едва заметный свет. Мэтлок подошел к двери и постучал. Невысокий жилистый человек открыл дверь и уставился на него.

— Это вы должны наверх подниматься?

— Похоже, что да.

— А зовут вас как?

— Мэтлок.

— Видать, вы и есть. Знаете, как держаться за штангу?

— Я катаюсь на лыжах. Согнутой рукой надо обхватить штангу, сесть на скамейку, ноги положить на перекладину.

— Помощь вам не потребуется. Я сейчас включу, а уж вы вскакивайте.

— Прекрасно.

— Промокнете вот только.

— Что делать.

Мэтлок встал справа от шахты подъемника и услышал, как заработали колеса. Канаты, поскрипывая, медленно поползли, задергались, и одновременно появилась штанга. Он вскочил в подъемник, уперся ногами в перекладину и закрыл планку, запиравшую его на уровне поясницы. Мэтлок ощутил, что канаты, раскачивая, отрывают его от земли.

Он двигался вверх по восточному склону ущелья на встречу с человеком Нимрода. Дождь уже не раздражал его, а наоборот — возбуждал. Его путешествие, его гонка подходила к концу. Тот, кто ждет его там, наверху, будет в сильном замешательстве. Мэтлок на это и рассчитывал, из этого исходил в своих планах. Если то, что рассказывали ему убитый Лоринг, а потом Гринберг, правда, — иначе и быть не может. Абсолютная секретность встречи; делегаты, не знающие друг друга; омерта; настоятельное требование пользоваться кодами и контркодами — все это было правдой. Он это видел в действии. А такая сложная система — особенно если она вдруг нарушается — неизбежно рождает подозрительность, страх и в конечном счете замешательство. На это Мэтлок и рассчитывал.

Лукас Херрон обвинял его в том, что он слишком дал волю воображению, возомнив всевозможные заговоры и контрзаговоры. Однако все это ему вовсе не мерещилось — он чувствовал, что они существуют на самом деле. В этом и была вся разница. Именно это внутреннее восприятие и привело Мэтлока к тому, что от Нимрода его отделяет один шаг.

Дождь усилился, сопровождаемый пронизывающим ветром, который здесь, наверху, ощущался намного сильнее, чем на земле. Штанга Мэтлока раскачивалась и крутилась все больше всякий раз, как он преодолевал очередной пролет над склоном. Слабый свет в машинном отделении был уже едва различим в темноте и потоках дождя. Он решил, что находится уже на полпути к вершине.

Неожиданный рывок: машина остановилась. Мэтлок вцепился в запорную планку и посмотрел вверх, пытаясь через Дождь рассмотреть, что могло попасть в шкив, чтобы воспрепятствовать подъему. Все вроде было нормально.

Он неуклюже повернулся на узкой планке, служащей сиденьем, и, прищурив глаза, стал вглядываться вниз по склону, Туда, где находилось машинное отделение. Оттуда не пробивалось ни малейшего света, даже мерцания. Мэтлок поднес руку ко лбу, наподобие козырька, чтобы по возможности предохранить глаза от попадания дождевых капель. Должно быть, он ошибся, ливень исказил его зрительное восприятие, возможно, металлический прут заслонил от него слабый свет. Мэтлок наклонился вправо, потом влево. Все напрасно — никакого света у подножия горы не было.

Возможно, перегорели предохранители? Если так, то они должны были захватить туда фонари. Ведь шел дождь, а управлять работой подъемника в такую погоду — дело нешуточное.

Мэтлок глянул себе под ноги. Он был футах в пятнадцати над землей. Если он повиснет на руках, уцепившись за нижнюю перекладину, ему придется падать с высоты не более восьми или девяти футов. Ничего, как-нибудь. И тогда оставшийся путь он проделает пешком. Медлить нельзя. Ибо подъем по склону займет двадцать минут, а то и больше.

Нельзя допустить, чтобы тот, с кем он должен встретиться, заподозрил неладное и ушел.

— Не шевелиться! Планку не снимать!

Голос донесся из темноты, сквозь дождь и ветер. Это было не только неожиданно, но и страшно. Внизу, справа от канатов, стоял человек в непромокаемом плаще и кепке. Было невозможно разглядеть его лицо или хотя бы определить рост.

— Кто вы?! Что вам надо?!

— Я тот, на встречу с кем вы пришли. Я хочу видеть бумагу. Бросьте ее вниз.

— Я покажу вам свою бумагу, когда увижу вашу. Такое условие я поставил.

— Бросьте бумагу, Мэтлок. Вот и все.

— Вы соображаете, что говорите?! Свет мощного фонаря ослепил его. Он потянулся рукой к запорной планке.

— Не трогать! Руки вперед, или я вас убью.

Яркий луч передвинулся с его лица на грудь. Когда зрение вернулось, Мэтлок увидел, что человек, освещая себе путь фонарем, подходит ближе к канатам. В правой руке он держал большой тупорылый автоматический пистолет. Слепящий свет снова ударил в лицо Мэтлоку — теперь прямо снизу.

— Ты что, угрожать? — крикнул Мэтлок, вспомнив, какое впечатление произвела вспышка его ярости на Стоктона в четыре часа утра. — Убери свою пушку и помоги мне слезть! У нас мало времени!

Однако на этот раз все получилось иначе. Человек, стоявший внизу, громко расхохотался.

— Ну и смешной же ты! Умора, да и только! Знаешь, на кого ты сейчас похож? На картонную обезьянку в тире. Ты меня понимаешь? А теперь кончай валять дурака и бросай мне бумагу!

Он снова расхохотался, и Мэтлоку вдруг все стало ясно.

Никакого контакта он так и не сумел установить. И никого не загнал в угол. Все его хитроумные планы и продуманные действия ни на шаг не приблизили его к Нимроду.

Он попал в западню.

Тем не менее, надо попытаться что-то сделать. Иного выхода у него нет.

— Ты делаешь большую глупость.

— Ладно, кончай трепаться! Давай сюда бумагу. Мы ее уже целую неделю ищем. Мне ведено без нее не возвращаться.

— Я не могу ее отдать.

— Тогда я вышибу тебе мозги!

— Я сказал, что не могу! Я не сказал, что не хочу!

— Не ври. Она при тебе! Без нее ты бы сюда не приехал.

— Она в пакете у меня на пояснице.

— Достань ее!

— Да не могу я! Я сижу на деревяшке десять сантиметров шириной, ноги у меня на перекладине, и я болтаюсь в воздухе на высоте около двадцати футов.

Половину его слов заглушил шум дождя. Человек внизу начал проявлять нетерпение.

— Я тебе сказал — достань ее!

— Тогда мне придется спрыгнуть вниз! Я не могу дотянуться до завязок! — кричал Мэтлок, стараясь, чтобы тот расслышал. — Я же ничего не могу сделать! И у меня нет оружия!

Человек с большим тупорылым пистолетом отошел от канатов и нацелил луч своего мощного фонаря, и пистолет на Мэтлока.

— О'кей, прыгай! Но одно неверное движение — и я прострелю тебе башку!

Мэтлок откинул планку, ухватился за перекладину для ног, соскользнул вниз и повис в воздухе.

— Убери фонарь! Я ничего не вижу!

— Как же, как же, сейчас! Падай!

Он упал, громко вскрикнул и схватился за ногу, извиваясь от боли.

— А-а-а! Я сломал ногу!

— Заткнись! Давай бумагу! Ну!

— Господи, да ты что! Я же сломал ногу!

— Не повезло! Ладно, давай бумагу! Мэтлок лежал на земле, мотая головой из стороны в сторону.

— Вот тут завязки, — с трудом произнес он. — Развяжи. — Он рванул рубашку, под которой оказался брезентовый пояс.

— Сам развязывай! Живо!

Но все же человек подошел ближе. Теперь фонарь был прямо над головой Мэтлока. Затем луч передвинулся Мэтлоку на живот, и Мэтлок увидел черное дуло пистолета.

Этого мгновения он и ждал.

Резким движением правой руки он схватился за дуло и одновременно, с силой распрямившись, ударил человека в плаще по ногам. Прогремели два выстрела, и отдача чуть не сломала Мэтлоку руку. Человек был теперь под ним — он извивался, бил ногами и свободной рукой, пытаясь сбросить с себя более тяжелого Мэтлока. Мэтлок изловчился и вонзил зубы в запястье руки, державшей оружие, с такой яростью и силой, что почувствовал на губах привкус крови, хлынувшей из руки и смешавшейся со струями дождя.

Человек взвыл от боли и выпустил пистолет. Мэтлок схватил его и несколько раз ударил им человека по лицу. Фонарь валялся поодаль в высокой траве, освещая мокрые листья деревьев.

Мэтлок склонился над оглушенным, окровавленным человеком, который совсем недавно держал его на мушке. Мэтлок тяжело дышал, во рту был тошнотворный вкус крови. Он сплюнул несколько раз, стараясь очистить зубы и горло.

— О'кей! — Он схватил человека за шиворот и дернул. — Теперь рассказывай, в чем дело! Устроили мне западню, да?

— Бумага. Мне нужна бумага. — Слова были еле слышны.

— Значит, это западня! Всю неделю вы меня вели в западню.

— Угу... Угу... Бумага.

— Эта бумага очень для вас важна, да?

— Они убьют тебя... убьют, чтобы получить ее! У тебя нет ни единого шанса, мистер. Ни единого.

— Кто это «они»?

— Я не знаю... не знаю!

— Кто такой Нимрод?

— Не знаю... Омерта! Омерта!

Глаза у человека вдруг стали вылезать из орбит. Какая-то мысль заслонила все остальное в его измученном мозгу. Это было тяжкое зрелище. Слишком он напоминал обезумевшего от ужаса Лукаса Херрона, перепуганного Алана Пэйса.

— Пойдем. Я помогу тебе спуститься.

Но спускаться не пришлось. Человек с залитым кровью лицом из последних сил вдруг рванулся вперед в отчаянной попытке выхватить пистолет из правой руки Мэтлока. Мэтлок отшатнулся и инстинктивно нажал на курок. Кровь брызнула во все стороны.

Мэтлок медленно встал. Над мертвецом еще висел дымок от выстрела, дождь прибивал его к земле.

Мэтлок потянулся в траву за фонарем, и, когда он наклонился, его вырвало.


Содержание:
 0  Бумага Мэтлока : Роберт Ладлэм  1  Глава 2 : Роберт Ладлэм
 2  Глава 3 : Роберт Ладлэм  3  Глава 4 : Роберт Ладлэм
 4  Глава 5 : Роберт Ладлэм  5  Глава 6 : Роберт Ладлэм
 6  Глава 7 : Роберт Ладлэм  7  Глава 8 : Роберт Ладлэм
 8  Глава 9 : Роберт Ладлэм  9  Глава 10 : Роберт Ладлэм
 10  Глава 11 : Роберт Ладлэм  11  Глава 12 : Роберт Ладлэм
 12  Глава 13 : Роберт Ладлэм  13  Глава 14 : Роберт Ладлэм
 14  Глава 15 : Роберт Ладлэм  15  Глава 16 : Роберт Ладлэм
 16  Глава 17 : Роберт Ладлэм  17  Глава 18 : Роберт Ладлэм
 18  Глава 19 : Роберт Ладлэм  19  Глава 20 : Роберт Ладлэм
 20  Глава 21 : Роберт Ладлэм  21  Глава 22 : Роберт Ладлэм
 22  Глава 23 : Роберт Ладлэм  23  Глава 24 : Роберт Ладлэм
 24  Глава 25 : Роберт Ладлэм  25  Глава 26 : Роберт Ладлэм
 26  вы читаете: Глава 27 : Роберт Ладлэм  27  Глава 28 : Роберт Ладлэм
 28  Глава 29 : Роберт Ладлэм  29  Глава 30 : Роберт Ладлэм
 30  Глава 31 : Роберт Ладлэм  31  Глава 32 : Роберт Ладлэм
 32  Глава 33 : Роберт Ладлэм  33  Глава 34 : Роберт Ладлэм
 34  Глава 35 : Роберт Ладлэм  35  Эпилог : Роберт Ладлэм
 36  Использовалась литература : Бумага Мэтлока    



 




sitemap