Детективы и Триллеры : Триллер : Мания : Крэйг Ларсен

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  69  70

вы читаете книгу

Старший брат Ника жестоко убит прямо на его глазах! И сам он – главный подозреваемый… Герой на грани безумия. Спасительной соломинкой, которую протянула ему подруга Сара, должен был оказаться доктор Барнс. Но после встречи с ним Ник окончательно теряет связь с реальностью, а приходит в себя… над трупом отчима Сары. Рука Ника судорожно сжимает нож. Кто же он: маньяк или жертва дьявольского заговора? Память Ника скрывает шокирующую правду.

Моему брату, а которого я всегда могу опереться который исправляет все мои ошибки

Часть 1

Глава 1

Убийство, казалось, не шло в ногу со временем.

Было уже заполночь, воздух был холодным и свежим. Ноябрь поддавался напору декабря, на Сиэтл надвигался шторм. В небе собирались дождевые тучи, весь день висевшие низко над городом. Над водой тяжелым одеялом лежал туман, медленно пробиравшийся в город вместе с коварным соленым ветром. Ночь выдалась безлунной и очень темной.

Ник шел за старшим братом, пытаясь не отставать. Он был обеспокоен. В прокуренном, шумном баре он чувствовал себя нехорошо и, когда они с Сэмом решили уйти оттуда, пулей выскочил на свежий воздух. Они прошли уже несколько домов, но лицо Ника по-прежнему покрывал пот. Он раскраснелся и никак не мог отдышаться. В ушах гремела музыка джаз-клуба. Словно не замечая состояния брата, Сэм – молча шел к машине. Его шаги эхом отдавались в тишине.

Тени сгустились настолько, что они едва могли разглядеть край пустой парковки, где несколько часов назад оставили новенький БМВ Сэма. У Ника возникло смутное ощущение, что за ними следят, но он и не подозревал, что в тридцати футах от них за заржавевшим мусорным контейнером прятался нищий в лохмотьях и наблюдал за ними. Ждал зачарованный эхом их шагов. За спинами братьев слабо мерцали огни пристани. Сэм и Ник пересекли Аласкан-вэй. Впереди, за пустой парковкой, к общественному рынку Пайк Плэйс Маркет вела широкая лестница, скрытая темнотой, плотной, как стена. Рядом находилось несколько клубов, и тишину ночи нарушали далекие крики. Через две улицы в машину усаживались пьяные студенты, громко обсуждая, возвращаться ли в кампус или отправиться на поиски ночных развлечений. Визгливый смех девушки разорвал тишину ночи, обрушившись на братьев, словно вой сирены. Послышался металлический хлопок двери.

Ник с трудом различал все эти звуки.

Он нащупал в кармане куртки пачку банкнот и взвесил же на ладони. На ощупь деньги показались ему грязными. Зябко поеживаясь, Ник посмотрел на своего более успешного брата, понимая, что тот, должно быть, сунул их ему в карман за ужином. Сэм уже не в первый раз приходил ему на помощь, без него Ник вообще оказался бы на улице. Около десяти лет назад, после смерти родителей, Ник пережил нервный срыв. Сэм тогда поддержал его и помог с обучением в колледже. Нику хотелось бы испытывать к нему благодарность, ему нужны были эти деньги, ведь средств на его счету едва хватало на то, чтобы оплатить аренду. Тем не менее сейчас в его душе кипела ярость и Ник едва сдерживался, чтобы не швырнуть пачку купюр брату в затылок. Словно камень. Острый такой, тяжелый камень.

Ник стиснул зубы. Сэм спокойно шел впереди, как будто. водка на него не подействовала. Он держался очень прямо. До этого момента Ник никогда не думал об этом, но слова сами собой сложились в его голове: Сэм сильнее его. Брат вырос, в то время как Ник почему-то по-прежнему чувствовал себя ребенком. Он напрягся и, пытаясь отдышаться, изо всех сил отгонял от себя наваждение: ему казалось, будто Сэм схватил его за шею и давит большими пальцами на горло. Асфальт под ногами Ника закачался, и он не обратил внимания на какое-то движение в нескольких шагах впереди. Темнота всего лишь изменила форму, вот и все. Сэм ничего не заметил. Пытаясь собраться с мыслями, Ник огляделся. На краю темной пустой парковки горел фонарь, и его тусклое свечение терялось в клубах тумана.

Когда тень снова шевельнулась, Ник резко остановился и положил руку брату на плечо. У него упало сердце.

Там, в двадцати футах впереди, кто-то был!

С бухты Эллиотт дул ветер и, забираясь под легкую куртку Ника, теребил полы его рубашки, словно парус.

Сэм открыл рот, собираясь спросить Ника, почему тот остановился, но успел только повернуться к нему, как из темноты выскочила огромная тень и набросилась на братьев с яростью настолько ошеломительной, что они не смогли сдвинуться с места. Все произошло очень быстро. Только когда нападавший оказался рядом с ними, Ник увидел, что это высокий взъерошенный человек в лохмотьях.

Сэм был в полушаге перед Ником, как раз на пути нападавшего. Брат не двигался. Ветер развевал его волосы, а он застыл, словно статуя. У Ника не было времени на то, чтобы предупредить его: незнакомец уже напал. Одной рукой он схватил Сэма за плечо, а другую занес над его головой. Сверкнул нож. Ник не раздумывая прыгнул вперед, пытаясь поймать нападавшего за запястье, и успел еще подумать, что тот сейчас свалит его с ног.

Он почувствовал, насколько грязным был рукав нападавшего. Одежда его тошнотворно пахла, а небритый подбородок уперся Нику в щеку. Он попытался схватить неизвестного за вторую руку и остановить, но пальцы нападавшего впились в его ребра, словно гвозди. Почему же Сэм ему не помогает? Бродяга тяжело дышал, пытаясь удержаться на ногах и высвободиться. Выхода не было. Он убьет их! Ник не отпускал его руку.

– Сэм, помоги! – Он слышал себя словно со стороны. – Сэм, пожалуйста! – И громче: – Сэм!

Ник проигрывал. Нападавший был выше, руки его были длиннее, а запястья казались каменными. Устояв на ногах, незнакомец отбросил Ника в сторону, и тот рухнул лицом в асфальт, словно его швырнул циклон.

Ник почти не воспринимал того, что происходило дальше. Нож блеснул в тумане, и он услышал звук, с которым лезвие вошло в плоть. Наступила тишина. Сэм задрожал и беззвучно осел на землю. Ник не мог дышать, а голос в его голове кричал: «Почему, Сэм, почему? Почему ты не защищался?»

Наконец Нику удалось взять себя в руки. Его трясло. Может, он тоже ранен? Нет, крови не было. Он ударился лбом о землю, ребра пронзала боль, но в остальном все было в порядке. Похоже, подошла его очередь. Нападавший уже разобрался с Сэмом и теперь повернулся к нему.

Прикрываясь руками, Ник полз назад, на мостовую, а незнакомец, занеся нож, приближался к нему.

– Мы с тобой братья.

От безумных слов незнакомца у Ника кровь застыла в жилах. Ему хотелось спросить, что тот имеет в виду. «Почему мы с тобой братья? Сэм мой брат».

Или это ему только послышалось?

Он заметил какое-то движение в темноте за спиной незнакомца. У него сжалось сердце, когда он понял, что Сэм поднимается с земли, собираясь сбить сумасшедшего с ног.

Последним, что увидел Ник, было лицо нападавшего: жирная, изъеденная оспой кожа, нависающий над верхней губой длинный нос, черные поры и синие вены. Глаза нападавшего были водянисто-голубыми, с залитыми кровью белками. И они были распахнуты слишком широко.

А потом все исчезло…


Ник открыл глаза и не понял, почему находится в полной темноте. Ноги у него замерзли, во рту чувствовался теплый солоноватый привкус крови. На мгновение он решил, что лежит в снегу. И откуда взялся гудок корабля в тумане, почему гравий колет ему щеку? Ник прищурился, ожидая, что сейчас в глаза ему ударит яркий дневной свет.

Постепенно воспоминания начали возвращаться. Он был в Сиэтле и пару часов просидел в джаз-клубе, пока уши не заболели от музыки. Она звучала слишком громко, так что им с Сэмом приходилось кричать, чтобы хоть что-то расслышать.

Сэм…

Упершись руками в землю, Ник приподнялся. Он лежал лицом вниз, прижавшись щекой к чему-то острому. Ноги его были раскинуты, как будто он пытался поудобнее устроиться во сне.

Где он?

Ник перевалился на бок. Он должен быть на парковке. Но почему не слышно голосов и смеха пьяных студентов?

– Сэм?

Было душно и влажно. Ник слышал плеск воды о пирс и крик чайки. Все его тело болело. Острая боль пронзала ребра всякий раз, когда он пытался пошевельнуться, щека подергивалась. Он поднес руку к лицу, понимая, что сильно порезался. Над левым глазом уже набухла большая шишка. – Сэм? – снова позвал он.

Гигантская туманная тень неподалеку приобрела очертания корабля, застывшего на черной воде у пирса в пятидесяти ярдах отсюда.

Ник охнул.

Он снова услышал дыхание сумасшедшего, бросившегося на них из темноты. Мертвенно-бледное лицо, шершавая кожа, потрескавшиеся губы. Голубые глаза, панически распахнутые, словно нападавший и сам был напутан. Ладони незнакомца были замотаны рваными грязными тряпками. В слабом свете фонаря блеснул нож. Человек собирался ударить Сэма. Он громко дышал, и звук этот казался оглушительным. Падая на землю, Ник зажмурился и выставил руки вперед, готовясь встретить удар…

– Сэм!

Эхо его голоса прокатилось в темноте, и видение отступило.

Стук колес по ржавым рельсам заставил Ника открыть глаза. Наконец-то он начал воспринимать происходящее. Вместо асфальта парковки он увидел траву и ухоженный кустарник. На один из заводов «Боинг» поезд вез гигантские алюминиевые корпуса для самолетов…

Ник был в парке бухты Эллиотт, вот где. В полумиле от парковки, где на них с братом напали. И пришел в себя на беговой дорожке между зелеными насаждениями неподалеку от железнодорожных путей и доками, где на корабли грузили щебенку.

Борясь с болью во всем теле, Ник встал на четвереньки и выпрямился. Лицо его было перепачкано кровью и покрыто синяками. Несколько ребер, несомненно, сломаны. Ступни саднило, и Ник вдруг понял, что стоит на земле босиком. Где же его кроссовки? Поправив куртку, он огляделся.

Вокруг царил мрак, а туман был настолько густым, что Ник почти ничего не видел. Оглянувшись на черную тень корабля у пристани, он пошел назад, на парковку у Аласкан-вэй. Его тревога все усиливалась. Через несколько шагов он побежал.


Красный свет полицейской мигалки был заметен издалека. В клубах тумана, предвещавшего грозу, машина казалась серебристой. Ник замедлил шаг. По отблескам света, танцующим в темноте, он понял, что на звонок откликнулся не один полицейский наряд. Копов, осматривавших парковку – место преступления, было много. С Сэмом произошло что-то ужасное. Ник прислушался, пытаясь разобрать голоса, отдающие команды по рации, и шуршание ног по гравию. Его охватило смятение. Он не понимал, почему не помнит случившегося.

Ник полз по мостовой, когда незнакомец приблизился к нему. Шероховатый асфальт царапал пальцы. Увидев за спиной нападавшего брата, Ник обрадовался. Сэм не позволит этому случиться! Он схватит психопата и выбьет ножу него из рук! Но Сэм сделал шаг вперед и едва не упал. Он был ранен.

Сумасшедший обернулся.

– Осторожно, Сэм!

Брат едва держался на ногах, и нападавший не торопился. Он размахивал ножом, сжимая рукоятку грязными пальцами, а потом, согнув колени, рванулся вперед и всадил лезвие Сэму в живот. На лицо Ника брызнула кровь. От удара Сэм покачнулся и согнулся. Его лицо застыло, но не от ужаса, а от изумления. Сэм не боялся. Он только оцепенел, а потом рухнул на землю. Острое стальное лезвие зловеще сверкнуло в темноте ночи.

Ник приподнялся, пытаясь дотянуться до брата…

Неподалеку были припаркованы три полицейские машины. Дверцы ближайшей из них оказались распахнутыми, как будто автомобиль резко затормозил и полицейские поспешно выпрыгнули наружу. Рядом стояла «скорая помощь». На земле были расставлены оранжевые конусы, на которые уже натянули желтую ленту. Несмотря на поздний час, за лентой толпились зеваки, глазевшие на полицейских. Увидев людей в белых халатах, Ник бросился к ним. Медики как раз поднимали с земли большой черный мешок, собираясь переложить его на носилки. Перепрыгнув через желтую ленту. Ник принялся проталкиваться мимо полицейских. Он не понимал, как они могут быть настолько спокойными, в то время как его брат лежит в мешке.

– Пропустите меня!

Его кто-то удержал. Ник попытался высвободиться, но хватка была железной. Чьи-то пальцы впились ему в плечо. Ник обвел полицейских взглядом. Один из них улыбался, другой говорил о «Сиэтлских ястребах» и футболе. Луч света отражался от латунного значка, приколотого к форме. Наконец Ник смог сфокусировать взгляд на лице стоявшего перед ним человека.

– Кто это тут у нас? – осведомился полицейский. – Что за спешка, приятель?

К ним повернулись еще несколько полицейских. Вид у них был равнодушный. Судя по всему, ситуация беспокоила только детектива в гражданской одежде, стоявшего перед Ником, Это был высокий молодой человек со слегка припухшим лицом, в помятой куртке, но в галстуке. Детектив держал Ника за плечи, внимательно разглядывая порезы и синяки у него на лице.

– Детектив Адам Стоули, – представился он. – Эй, а я вас часом не знаю?

Ник покачал головой. Горло у него сдавило, и он не мог произнести ни слова.

– Погодите-ка… Вы же Ник Уайлдер, да? Фотограф из «Телеграф»? Вас так обработали, что я не сразу и узнал. – Детектив взглянул ему через плечо и позвал кого-то: – Эй, Джонни, подойди-ка сюда и помоги мне!

От группы полицейских отделился низенький худой патрульный. Детектив продолжал рассматривать Ника.

– Не хотите рассказать мне, что вы здесь делаете?

Ник посмотрел на черный мешок на носилках. Медики, защелкивая стальные крепежи, как раз фиксировали его с помощью широких синих ремней.

– Это мой брат. – Глаза Ника наполнились слезами. – Сэм.

Он дернулся, пытаясь вырваться. Стоули разжал руку, и Ник упал на колени рядом с носилками. Санитары отступили.

– Откройте! – приказал Стоули.

Помедлив, один из медиков протянул руку и расстегнул змейку на мешке.

Глаза Сэма были открыты. Ник никак не мог понять, что произошло с лицом его брата. Оно было все в порезах. Лохмотья, в которые превратилась щека, отстали от кости, рот превратился в окровавленную дыру, губ вообще не было видно. Зубы были выбиты, а волосы слиплись в черный колтун, прилипший ко лбу. Из ушей текла желтая жидкость…

Но Ник не обращал на все это внимания. Он смотрел в открытые мертвые глаза Сэма и не мог сдержать рыданий.

– Что вы, черт побери, дедаете? – Дикий крик донесся словно издалека, и Ник не сразу понял, что это кричит он сам. – Зачем вы положили его в мешок? – Его руки сдирали плотный черный материал, пытаясь вытащить брата из мешка. – Вы что, не понимаете? Вы его задушите! – Ник повернулся к медикам и умоляюще протянул к ним окровавленные руки, а потом перевел взгляд на детектива Стоули. – Он же не может дышать. Черт побери, помогите мне! – Он сорвался на крик. – Вы его убьете. Пожалуйста, помогите мне вытащить его!

Глава 2

Месяц назад в начале ноября Ника перед рассветом разбудил звонок мобильного. На улице было холодно, но отопление в помещении барахлило, и поэтому в захламленной квартире было жарко и душно. Проснувшись, он не сразу понял, что происходит, но тут телефон зазвонил снова и тусклый свет экрана залил комнату. Щурясь спросонья, Ник приподнялся на локте и взял трубку, прислушиваясь к ударам ветра в тонкие стекла окон. Узнав номер, он откинулся на кровати и прикрыл глаза. И только потом поднес трубку к уху.

– Полисмен Тайлер?

– Привет, Николас дружище! – Голос у полицейского был бодрый, он явно дежурил этой ночью. – Прости, что разбудил.

Ник пропустил извинения мимо ушей. Он привык к таким звонкам.

– Я подумал, что тебе полезно будет узнать… Я тут высылаю пару отрядов в Кент. Знаешь мост Пек?

– Да, конечно.

– Там труп. Говорят, вид у него не очень. Тебе стоит на это посмотреть.

Ник спустил ноги с кровати.

– Телевизионщикам уже сообщили?

– Ты же знаешь, я всегда звоню тебе первому, дружище. – А который час?

Диспетчер не ответил. Невесело рассмеявшись, он отключился.

Прошло двадцать пять минут, и небо уже начало светлеть. На окраине Сиэтла неподалеку от моста Пек клубился туман. Старенькая белая «тойота» заскрипела, замедляя ход. Когда Ник нажал на тормоз, мотор отключился. Он не стал заводить машину снова и позволил ей подъехать к краю дороги, а затем нажал на аварийный тормоз.

Снаружи было холодно. Вдоль дороги не было видно ни одного здания, лишь серый бесплодный пустырь. Деревья, обрамлявшие берег реки, уже лишились листвы, и их ветви острыми когтями тянулись к небу. Остаток пути до плоского невзрачного моста Ник прошел пешком. У реки наряд полицейских огораживал место преступления, натягивая желтую полицейскую ленту вокруг штырей, воткнутых во влажную землю. Хотя уже было совсем светло, несколько полицейских до сих пор не выключили фонарики, и их лучи вырезали желтые дыры в тонком тумане. Как раз в этот момент на мосту остановился белый фургончик команды новостей Одиннадцатого канала. Стекло опустилось, и наружу высунулась сильно накрашенная женщина, похоже, тщательно следящая за своей прической.

– Иногда мне кажется, что ты приезжаешь сюда вместе с копами, – сказала она Нику.

Ник оглянулся через плечо. На экране из-за косметики эта женщина казалась старше, но вот так, лицом к лицу, она выглядела как юная девушка, переборщившая с тональным кремом, подумал он. У нее им даже бровь намазана.

– Мне не нужно возить с собой столько оборудования, как тебе, Шейла. – Ник не поздоровался.

– И что там происходит? Представителей СМИ пускают?

Ник заметил недобрый взгляд водителя фургона.

– Я только приехал. Ничего не знаю.

– Значит, еще увидимся, Ник.

Стекло поднялось, и фургончик поехал дальше – водитель искал место, чтобы припарковаться. Переходя улицу Ник чувствовал взгляд Шейлы на своем затылке.

Подойдя к краю моста, он попытался найти тропинку ведущую к берегу, и в конце концов направился к густым зарослям кустарника. Земля была грязной, и ботинки с каждым шагом увязали в ней все больше. Ник чувствовал, как грязь проникает в обувь и пропитывает носки. Он совсем недавно купил эти кроссовки, оранжево-черные «найки». Придется их стирать.

Работой руководил полицейский, которого Ник раньше не встречал. Все еще ждали детективов из отдела убийств. Они должны были вот-вот прибыть из отделения в центре города.

– Что у вас тут? – поинтересовался Ник.

Полицейский указал на тело, и Ник почувствовал запах кофе.

– Насколько мы можем судить, ее убили в другом месте. Тело холодное. Похоже, убийца принес труп сюда, чтобы бросить в воду.

– Кем она была?

– Ты из «Телеграф», верно? – смерил его взглядом коп.

Ник показал ему удостоверение.

Прочитав документ, полицейский удовлетворенно кивнул.

– Она была уличной проституткой в центре города, работала на Первой и Второй авеню.

– А кто ее нашел?

Полицейский пожал плечами.

– Пара подростков, собиравших бумагу. Ну, знаешь, они сдают ее за деньги.

– Они еще здесь?

– Мы усадили их в фургон на улице.

– Я могу задать им пару вопросов?

– У нас свободная страна.

Полицейский снова пожал плечами.

– Вы уже знаете, как ее звали?

– Мы считаем, что это Клэр Скотт. О ее пропаже сообщили несколько дней назад. Сейчас сюда везут кого-то, чтобы опознать тело.

– Вы не против, если я взгляну?

– Главное, не топчитесь тут, пока не прибудут криминалисты. Но парочка фотографий не повредит, я думаю.

– Спасибо.

– Скажите Бенсону, что я вам разрешил.

Направляясь к телу, Ник заметил, что оставляет следы на влажной земле, но никто его не остановил. Может быть, потому что жертва была проституткой. Всем было наплевать. Тем не менее Ник решил не портить криминалистам картину и остановился в пятнадцати футах от тела, как только ощутил запах. Он не мог отвести глаз от мерзких фиолетовых следов зубов на желтоватой коже женщины. Подняв фотоаппарат к лицу, Ник настроил фокус, увеличивая изображение. Уже щелкнув затвором, он обратил внимание на запекшуюся кровь на лобке и, прищурившись, опустил камеру. Он едва сдержал позыв рвоты. Убийца ударил жертву ножом во влагалище.

Отвернувшись, Ник попытался отвлечься от стайки мух, жужжавших над гниющей плотью и откладывавших яйца в открытые раны, и заметил следы, ведущие к высокой траве и зарослям крапивы у реки. Следы показались Нику необычными. Оглянувшись, он сравнил их с отпечатками своих ног, а потом сделал пару снимков. И пошел назад, стараясь наступать на собственные следы.

Полицейский, пропустивший его к телу, как раз пытался спровадить Шейлу с места преступления, объясняя, что ее команда уничтожит улики.

– Но его-то вы пропустили!

Шейла ткнула пальцем в Ника.

– Наверное, не стоило этого делать.

С лица копа не сходило равнодушное выражение.

По мосту проехало пять-шесть полицейских машин. Мигалки бросали на поверхность реки разноцветные отблески.

– А вот и детективы из отдела убийств, – сказал коп телевизионщикам. – Поговорите с ними. На данный момент место преступления закрыто, и я вынужден попросить вас отойти. И вас тоже, – повернулся он к Нику. – Отойдите на дорогу.

Ник подошел к полицейскому.

– Мне бы хотелось задать вам один вопрос.

– Не задерживайтесь! – ушел от ответа коп.

– Вы видели следы, ведущие к телу?

– Конечно!

Полицейский уже начинал злиться.

– Вы не заметили ничего странного?

– Например?

– Посмотрите еще раз, – посоветовал Ник. – Вы увидите, что человек, который оставил эти следы, шел босиком.

– Откуда вы знаете?

– Просто посмотрите, – повторил Ник.

Он прошел мимо детектива Адама Стоули, даже не поздоровавшись. Сейчас полицейскому было не до этого, и он не обратил на Ника внимания. Рядом с детективом шел какой-то мальчик. Он попытался рвануть с места и броситься через заграждение к телу, лежащему в луже крови, но Стоули успел схватить его за плечо.

– Погоди, Дэниэл! Не торопись. Мы даже не знаем наверняка, твоя ли это мама.

Остановившись на краю моста, Ник поставил фотоаппарат на низкую бетонную опору и навел фокус на тело. Через десять минут у него было несколько хороших снимков, на которых мальчик опознавал свою мать. В лице Дэниэла не было ни кровинки. Он был морально раздавлен.


Когда Ник покинул место преступления, начался дождь. Шейла помогала команде Одиннадцатого канала убрать оборудование в фургон. Проходя мимо, Ник улыбнулся, но шаг не замедлил.

– Знаешь, – обратилась к нему Шейла. – Я тебя недавно видела. На пресс-конференции в мэрии.

Ник уже направлялся к машине. Он понимал, что Шейла пытается задержать его, но все-таки решил остановиться.

– Вот как?

Он не помнил, чтобы девушка там была.

– Да. Я… ну, я тут хотела спросить… не хочешь ли ты как-нибудь пообедать со мной? Или что-то вроде того…

Ник понял, что раньше никогда к ней особо не присматривался. Слой ее грима был настолько толстым, что пудра начала трескаться, как земля в пустыне, но при этом он заметил, что под всей этой косметикой щеки у Шейлы раскраснелись.

– Конечно, – улыбнулся он. – Это было бы очень мило. Слушай, мне уже пора. Нужно обработать снимки, чтобы они попали в вечерний выпуск.

– Да, конечно.

Маска тонального крема на лице Шейлы растянулась в улыбке.

Подходя к машине, Ник мотнул головой, пытаясь отогнать воспоминания о неловких заигрываниях девушки.


Остановившись у капота, он посмотрел на небо, а потом стер грязь, прилипшую к подошвам кроссовок. За последнюю неделю погода сильно изменилась, наконец-то наступила настоящая осень. Теперь начнутся дожди, а ночи станут холоднее. Солнечный день сократится, и на улице будет зябко.

Вид изуродованного трупа потряс его. Усевшись за руль, Ник решил заглянуть в кафе «Старбакс», которое было неподалеку от его квартиры, и выпить чашку кофе, а потом уже ехать в редакцию. Ему нужно было время, чтобы успокоиться, а в кафе можно было загрузить фотографии в лэптоп и послать их в газету, пользуясь беспроводным Интернетом. Вставив ключ в замок зажигания, он запустил дворники и, сам того не замечая, замер, вцепившись руками в руль. Его преследовал вид обезображенного тела на влажной траве. Ник не знал, что всего лишь через пару минут в его жизни появится Сара Гарланд, и эта встреча будет неожиданной. Она бросится в его жизнь с изяществом прыгуна с вышки, входящего в воду без брызг.

Глава 3

В десять утра на улице еще горели фонари. Серое небо нависало над городом, дул сильный ветер, по улице неслись коричневые и желтые листья. Тяжелые капли холодного дождя били в толстые зеркальные окна кафе. В «Старбаксе» было полно студентов из Вашингтонского университета, и очередь к кассе тянулась почти от двери. Нику удалось заполучить место за столиком перед газовым камином. По-прежнему чувствуя себя не в своей тарелке, он смотрел на экран небольшого ноутбука, не обращая внимания на гул голосов вокруг.

От этого занятия Ника отвлекла девушка с зелеными глазами и нордическими светлыми волосами. Незнакомка подошла к его столику и что-то сказала. Эта блондинка наверняка была одной из усталых, невыспавшихся студенток, пытающихся найти свободный столик. Положив узкую бледную руку рядом с лэптопом, девушка наклонилась к Нику.

– Здесь занято? – повторила она.

Ник, очарованный гладкостью ее кожи и длинными тонкими пальцами, присмотрелся к девушке повнимательнее. Первая мысль, пришедшая ему в голову, была о том, что он никогда не видел женщины красивее. Стройная незнакомка улыбнулась, и Ник, пораженный сиянием ее глаз, не сумел держать улыбку.

– Нет, – покачал он головой.

– Можно? – Девушка опустила ладонь на спинку стула напротив Ника, вежливо дожидаясь его ответа.

Ник пожал плечами.

– Тут хорошее место, – заметила она, усаживаясь. – Прямо рядом с огнем.

Отодвинув лэптоп в сторону, чтобы освободить место на столе, Ник увидел, что кофе у нее не было.

– Я только что зашла, хотела спрятаться от дождя, – объяснила она, заметив его взгляд. – Сегодня утром вышла из дому без плаща. А снаружи так холодно.

– Да, отвратительно.

В волосах девушки крошечными бриллиантами блестели капли воды. На ней была тонкая белая блузка, плечи которой промокли от дождя. Ник не мог отвести взгляда от бретелек ее бюстгальтера, проглядывавших сквозь тонкую ткань.

– Я увидела это место у камина и подумала, что стоит его занять. – Она взглянула в окно, на темную, продуваемую ветром улицу. – Надеюсь, вы не против.

Ник снова покачал головой.

– Придержите для меня это место, ладно?

Повернувшись в кресле, она посмотрела на очередь перед прилавком.

Один из официантов громко крикнул:

– Кейт! Ваш обезжиренный капуччино готов!

– Пожалуй, и я возьму кофе.

Ник проводил ее взглядом. Другие мужчины в кафе тоже повернули головы, когда девушка прошла мимо. Она была невероятно красива. Уверенная в себе, элегантная, безукоризненная. Нику стало интересно, кто она и чем занимается. Ей было по меньшей мере двадцать пять, так что она вряд ли учится в университете. Незнакомка отвлекла его от работы, и Ник следил за ней несколько минут, пока официант за прилавком не крикнул:

– Сара, ваш двойной обезжиренный латте готов!

Девушка улыбалась, направляясь к их столику. Ник покраснел. Он снова отметил, как на нее смотрят окружающие. Ее походка была легкой. Казалось, незнакомка светилась, настолько она была прекрасна в этой белой блузке и узких джинсах.

– Значит, вас зовут Сара, – сказал Ник, когда девушка села напротив него.

– Отличная работа, детектив. Сара Гарланд. – Она поднесла кофе к губам и подула на него. – А вы Ник, я так понимаю.

Он удивленно приподнял брови.

– На чашке написано.

Сара улыбнулась.

Проследив за ее взглядом, Ник увидел, что официант действительно написал на чашке его имя толстым черным маркером.

– Да, Ник Уайлдер.

– Надеюсь, я вас не отвлекаю. По-видимому, вы очень заняты.

Ник взглянул на лэптоп. Экран уже давно потух.

– Нет. Я не против сделать перерыв.

Она внимательно посмотрела на Ника, пытаясь определить его возраст.

– Вы не студент. Может быть, аспирант. Или преподаватель.

– Я репортер, – ответил Ник. – Работаю в «Сиэтл телеграф».

– Замечательная, наверное, работа.

– На самом деле не очень. – Он пожал плечами. – Работать нужно много, а оплата небольшая. Думаю, человек должен быть немножко сумасшедшим, чтобы заниматься такой работой.

– А что вы сейчас делаете? Пишете статью?

Ник покачал головой. Вопрос Сары заставил его вспомнить о трупе Клэр Скотт. Образ убитой женщины настолько контрастировал с красавицей, сидевшей напротив него! Прикрыв глаза, Ник провел ладонью по лицу и запустил пальцы в волосы, понимая, насколько растрепанный у него сейчас должно быть, вид. Он вышел из квартиры несколько часов назад, не умывшись и не побрившись.

– С вами все в порядке?

Ник заметил обеспокоенность в глазах Сары.

– Что, все настолько очевидно?

– Вы выглядите расстроенным.

– Должен признать, что так и есть. Извините. Я проработал в газете уже несколько лет, наверное, следовало бы привыкнуть. – Ник сам удивился тому, что настолько искренни его слова. – Я работаю фотографом, и всякое приходится видеть, понимаете? А меня это по-прежнему берет задушу.

Сара не отвела взгляд.

– Извините, – повторил он. – Не нужно было об этом говорить.

– Ничего, не извиняйтесь, – отмахнулась она. – Все дело в трупе. Произошло убийство, так?

– А вы откуда знаете? – удивился Ник.

– Я тоже должна вам кое в чем признаться.

Ник ждал ее объяснений.

– Я села здесь не из-за камина. Прежде чем подойти к столику, я простояла за вашей спиной около двух минут. Вы были настолько поглощены работой на компьютере…

– Значит, вы видели фотографии.

Сара кивнула.

– Должна сказать, – она криво улыбнулась, – я очень рада, что вы оказались репортером.

Ник удивленно взглянул на девушку, заинтригованный тем, что она села рядом с ним, даже увидев фотографии на экране лэптопа.

– Вы сделали эти снимки сегодня?

Ник опустил глаза.

– Значит, вы были там. Я имею в виду, вы стояли прямо там. Рядом с ней.

– Да.

«Достаточно близко, чтобы почувствовать запах…»

– Неудивительно, что вы расстроены.

Краем глаза Ник заметил, что Сара смотрит на его ноги и засыхающую на кроссовках грязь.

– Это даже меня пугает. – Она вздрогнула. – А ведь меня там не было. Наверное, очень страшно смотреть на такой труп. И неважно, сколько раз ты уже побывал на местах преступлений.

– Так и есть, – согласился Ник.

– Я не очень хорошо рассмотрела фотографии, но видела, каким жестоким было преступление. Наверное, человек, который его совершил, настоящий псих.

– Меня не это путает.

Сара молчала, пытаясь заглянуть Нику в глаза.

– Меня больше пугает то, насколько он был вменяемым.

Сара вздрогнула.

– Что вы имеете в виду?

Ник уже пожалел, что позволил разговору зайти настолько далеко.

– Расскажите, – настаивала Сара.

– Насколько один и тот же человек может быть одной личностью ночью, а днем другой, – наконец сказал Ник и почувствовал, что Сара его не понимает. – Этот человек бил женщину ножом так много раз и так жестоко, что ее едва можно было узнать. Тем не менее тот же самый человек понял, что нужно взять тело и отнести на берег реки, чтобы избавиться от него. Вот это-то меня и путает. Один и тот же человек может каким-то образом объединять две реальности.

– Потому что вы полагаете, будто мы все способны на такое. – Сара не сводила с него глаза. – Вы это имеете в виду, правда?

– Да, в какой-то степени.

– Нормальные люди днем, убийцы ночью.

Ник снова опустил глаза.

– Думаете, вы способны на такое?

Слова Сары вертелись у Ника в голове, и он не знал, задала ли она этот вопрос на самом деле.

«Думаю, человек должен быть немножко сумасшедшим, чтобы заниматься такой работой».

Голос эхом отдавался в его голове, и Ник почувствовал, что краснеет.

– И все равно это очень увлекательно, – нарушила Сара неловкое молчание. – Ваша работа, я имею в виду.

– Ну а что насчет вас? – Нику хотелось сменить тему разговора. – Чем вы занимаетесь? Вы же не студентка, правда?

На мгновение глаза Сары потемнели, и Ник внезапно понял, насколько светлой была эта девушка: пепельные волосы, ярко-зеленые глаза, ослепительно белые зубы, кожа цвета слоновой кости. И несмотря на такую внешность, в ней было что-то загадочное, неуловимое.

– Нет, я не студентка. Но неужели настолько очевидно, что я уже слишком стара для этого?

Немного расслабившись, Ник осмотрел ее с ног до головы. В конце концов, она сама ему это предложила.

– Не совсем. Просто вы слишком взрослая, чтобы быть студенткой. И слишком серьезная.

– Вот уж неправда! – Смех Сары был настолько искренним, что Ник почувствовал, как спадает сковывавшее его напряжение. – Так и скажите, что я слишком старая, чтобы быть студенткой.

Не клюнув на эту наживку, Ник решил сделать другой комплимент:

– В любом случае, у вас для этого слишком ухоженный вид.

– Я актриса. Ну, иногда этим подрабатываю. Прямо сейчас я этим не занимаюсь, именно поэтому и вернулась в Сиэтл.

– Так вы родом из Сиэтла?

– Мои родители живут в Бельвью.

– Вы остановились у них?

– Ненадолго. Может быть, на днях куплю себе здесь квартиру. – Сара пожала плечами. – Или просто вернусь в Лос-Анджелес.

– Вы хотите вернуться туда по определенной причине? Я имею в виду, вас там ждет какой-то проект, фильм?

Сара покачала головой.

– Думаю, мне всегда везло, но я не пользовалась везением в должной мере. Возможно, займусь чем-то совсем другим, например бизнесом. Еще не знаю.

Мобильный Ника завибрировал, и он посмотрел на экран. Узнав номер Лоры Дейли из редакции, он вспомнил о совещании сегодня утром. Это было первое совещание в октябре, и редакторы должны были раздавать репортерам задание. Наверняка главный редактор заметила его отсутствие.

– Простите, мне нужно ответить. – Нажав кнопку на телефоне, Ник поднес его к уху. – Лора?

– Ты планировал почтить нас своим присутствием, Ник?

– Да, я знаю, прости. – Ник смущенно улыбнулся Саре.

– Ничего, не переживай. Поговорим, когда ты придешь. Слушай, ты где-то рядом? У меня есть для тебя работа. Это в паре кварталов от редакции. Дело неотложное. У тебя есть ручка?

Прижав телефон к плечу, Ник порылся в сумке в поисках авторучки и бумаги. Записав адрес, он выключил мобильный и виновато посмотрел на Сару.

– Мне нужно идти.

– Правда? Жаль.

Сара взглянула на часы, и Ник заметил «Ролекс» из золота и платины, отделанный бриллиантами. Такие часы были бы не по карману начинающей актрисе.

– Мне тоже жаль, но работа есть работа.

Закрыв лэптоп, он собрал со стола свои вещи и сложил их в мягкую кожаную сумку. Потом встал и придвинул свой стул к столу.

– Что ж, приятно было познакомиться с вами, Ник.

– Мне тоже было приятно.

Он уже торопился.

– Вы ничего не забыли?

Ник остановился, еще раз осмотрел стол, проверяя, все ли вещи собрал, и посмотрел на Сару. Он не был уверен в том, что понял, чего она ждет, и на его лице отразилось замешательство.

– Я подумала, что, возможно, вы захотите пригласить меня куда-нибудь.

Она говорила шутливым тоном, но явно была смущена.

Ник провел кончиками пальцев по небритой щеке, пытаясь понять, насколько Сара искренна. Он не ожидал такого поворота событий.

– У меня слабость к застенчивым парням, – видимо, решила ответить Сара на так и не заданный вопрос.

– Я подумал, что вас испугали мои фотографии.

– Из-за фотографий я тут и оказалась. И она мило рассмеялась.

Ник, заинтригованный, снова окинул ее взглядом. Хорошенькое личико явно было не единственным ее достоинством. Поначалу ее красота затмевала все остальное, но в сравнении с ее внешностью внутренние качества ничуть не проигрывали.

«А она опасна!»

Наконец Ник сумел улыбнуться.

– Думаю, что мог бы пригласить вас на кофе, но мы ведь уже выпили вместе кофе, не так ли?

– Значит, займемся чем-то другим. – Сара посмотрела ему в глаза.

Повторив про себя эти вполне невинные слова, Ник почувствовал внезапное возбуждение, так что у него даже перехватило дыхание.

– Звучит многообещающе.

– А вам, я так посмотрю, палец в рот не клади. Я имела в виду обед.

– Правда?

– Вы как-то неуверенны. Не хотите, чтобы я увидела вас после захода солнца?

– Ну вот, теперь вы надо мной смеетесь. Я просто застенчивый, вот и все. Вы сами так сказали. Именно это и делает меня столь неотразимым.

– Идите на работу. Вот мой номер телефона. – Протянув руку через стол, Сара взяла мобильный Ника и, набрав цифры на дисплее, сохранила свой номер. – Позвоните мне. Сегодня вечером я свободна, если для вас это все не слишком быстро.

– Нет. – Ник не знал, как вытерпит так долго. – Это вовсе не быстро. Я сегодня вечером тоже свободен.

Она проводила его взглядом до выхода из кафе. В этот момент, когда за Сарой никто не наблюдал, ее лицо отражало истинные чувства, и если бы Ник сейчас оглянулся, то опешил бы от выражения грусти на этом лице. Стоя за спиной Ника и глядя на фотографии, сделанные этим одержимым сегодня утром на месте преступления, Сара не ожидала, что он ей понравится. Только не он. Не настолько.

Глава 4

Выйдя из кофейни, Ник направился в центр города. Он припарковал машину у редакции и прошел пару кварталов пешком, до Четвертой авеню, по адресу, продиктованному главным редактором по телефону. Дождь уже почти закончился, но еще немного моросил, и влага пропитала его одежду. Остановившись, Ник вытащил фотоаппарат из сумки и, убивая время, проверил все настройки. Стерев капельки воды с линз, он осмотрел улицу. За исключением пары прохожих, которые порой заглядывали в магазинчики, эта часть города в середине дня оставалась пустынной. На пару секунд поднялся ветер и принес с собой холодные дождевые капли. Ник повернулся спиной, ожидая, пока он прекратится.

По адресу, названному редактором, находилось ничем не примечательное трехэтажное кирпичное здание. На втором и третьем этаже были расположены массажные кабинеты, а на первом торговали витаминами и пищевыми добавками. В окне второго этажа слабо мерцала небольшая неоновая вывеска, запыленные красные буквы складывались в слово «Массаж». Тяжелые занавески на окнах уже так давно не поднимали, что они выгорели на солнце и потускнели. Некоторые из них, похоже, пришлось прибить гвоздями.

Прошло уже десять минут, а хлипкая дверь, ведущая на второй этаж, так и не открылась. За исключением мерцания неона, никаких признаков жизни там не наблюдалось. Продавец в магазине витаминов, тип с жирными волосами, заметил Ника, прислонившегося к фонарю за старым ржавым автомобилем, и время от времени поглядывал на него, пытаясь понять, что происходит. Ник посмотрел на небо, раздумывая, достаточно ли освещения. Было довольно темно, но особо беспокоиться не стоило. Изменив пару настроек, Ник сделал снимок на пробу и просмотрел его на цифровом экране. Довольный собой, он поднес фотоаппарат к глазам и сделал несколько снимков неоновой вывески и входной двери.

Через пару минут патрульный автомобиль притормозил перед массажным кабинетом, но потом поехал дальше по улице. Ник увидел, что машина остановилась в конце квартала напротив пожарного гидранта. Тормозные огни мигнули, заливая влажный воздух ярко-красным светом, и погасли. Все четыре дверцы открылись одновременно. Ник отрегулировал изображение и сделал несколько снимков полицейских, выходящих из автомобиля. К полицейским подъехал белый фургончик с зарешеченными окнами и остановился прямо перед ними. Старший патрульный подошел к боковому окну фургона и перекинулся парой слов с водителем, а потом повернулся к остальным трем полицейским.

– Ладно, давайте займемся этим, – заявил он.

Патрульный осмотрел улицу, и Ник понял, что его заметили. Полицейский кивнул Нику и, посмотрев на часы, направил своих людей к массажному кабинету.

– Я с Вилкинсом поднимусь наверх. Горос, ты останешься на улице. Мерфи, обойди дом и встань у заднего входа. Сообщи по рации, когда будешь на позиции.

– Понял, – откликнулся один из колов.

Патрульный посмотрел на небо.

– Поторопился бы ты, Мерф. Через пару минут опять дождь пойдет.

Коп скрылся в переулочке позади здания, и Ник услышал эхо его шагов и скрип металлических ворот в решетчатом заборе.

Через пару мгновений раздалось шипение в рации. Старший патрульный проверил оружие и вместе с еще одним копом направился к облупившейся двери на втором этаже. Четвертый остался на улице. Ник быстро сфотографировал двух полицейских, входящих в здание.

Они были друг от друга футах в двадцати, так что Ника не удивило, когда оставшийся коп обратился к нему:

– Вы из газеты?

– Из «Телеграф», – ответил Ник.

– Пал на вас жребий, да?

Ник пожал плечами.

– Рутинная облава, – поделился коп. – Мы не ожидаем никаких неприятностей.

– Вы нечасто закрываете подобные места.

Полицейский пожал плечами.

– Да, нечасто, – согласился он.

– И чем же вас заинтересовало это место?

– Говорят, тут работают несовершеннолетние девчонки.

Коп покачал головой.

Ник кивнул, вспомнив, что Дейли сказала ему по телефону то же самое: «Говорят, что они нелегально ввозят сюда молоденьких девчонок из Китая». Лора произнесла эти слова странным тоном, совершенно равнодушно, как будто такое происходит каждый день. Ее спокойствие удивило Ника, и он запомнил эти слова.

Сверху послышался какой-то визг. Коп, повернув голову, посмотрел на занавешенные окна.

– Наверное, одна из девчонок. Судя по всему, они застукали ее прямо во время сеанса. – Он подмигнул Нику. – Ничего, скоро все это закончится.

Через пять минут обшарпанная дверь распахнулась, и Ник поднес фотоаппарат к глазам. Первой на улицу вышла старая китаянка в халате и шлепанцах с наручниками на запястьях. За ней шел старший патрульный.

– Поднимись-ка сюда, Горос, – сказал он. – Помоги мне с этим.

Коп поднялся по лестнице, а командир вернулся в здание, чтобы вывести следующую арестованную – одну из проституток. Ник щелкнул фотоаппаратом, когда она спустилась на улицу. Несовершеннолетней ее назвать было никак нельзя – низенькая и толстая женщина в узких черных брюках, обтягивавших жирные ноги, и розовой рубашке в горошек. Спускаясь по лестнице, она наклонила голову и закрыла лицо руками, вероятно, от стыда. За ней вышли еще четыре женщины, все азиатки. Ни одна из них не была привлекательна, и, как и первые две, они были уже немолоды.

За проститутками вышли три клиента, и Ник сфотографировал каждого из них. Первый оказался неуклюжим юношей с прыщавым лицом, второй – высокий мужчина в клетчатой рубашке и джинсах – чем-то напоминал строителя, наконец третий был одет в дешевую синюю спортивную куртку и не подходящие к его наряду брюки цвета хаки. Это был коренастый мужчина с усами и густой курчавой шевелюрой. Его вывел последний коп. Заметив золотой отблеск, Ник навел камеру на тяжелое обручальное кольцо на толстом пальце третьего арестованного и сделал снимок.

Командир отряда что-то сказал в рацию, и к массажному кабинету подъехал белый фургон, Ник сфотографировал полицейских, усаживающих проституток и их клиентов в автомобиль. Коп оказался прав, это обычная облава. Здесь не было ничего особо зрелищного, но Нику показалось, что он сумел передать мрачную атмосферу, которая понравится Дейли. Фургон повез арестованных в участок.

Уже собираясь спрятать фотоаппарат в сумку, Ник с изумлением заметил, что толстяк в синей спортивной куртке по-прежнему говорит с командиром патруля. «Почему его не арестовали, как всех остальных?» Он сфотографировал, как полицейский снимает наручники с толстяка, и направился в редакцию.


Сидя в напоминающей склеп комнате отдела новостей, Ник смотрел на экран своего компьютера. Здесь было полно репортеров. Все столы были заняты, и посыльные бегали в проходах между ними. Редакторы сгрудились вокруг макета выпуска, готовя тексты следующего номера. Сдав фотографии, сделанные во время облавы, Ник успел на вторую половину заседания редакции, но так и не начал заниматься новым заданием. Вместо этого он «прогуглил» имя Сары Гарланд и провел остаток дня, просматривая обнаруженные в Интернете фотографии.

– Какая красавица, – сказала Лора, наклоняясь через его плечо.

Ник не слышал, как главный редактор вошла в отдел новостей, и теперь, развернув кресло, уставился на высокую седую женщину. Несмотря на массивность и мужской наряд, Лора Дейли, несомненно, была очень женственной. Она управляла газетой, считая каждый грош, и требовала уважения от всех, начиная с редакторов и заканчивая клерками. При этом она редко повышала голос и не пыталась давить на сотрудников. Ее авторитет основывался на силе характера. Лора руководила всеми, потому что люди хотели следовать за ней.

Ник проследил за ее взглядом.

– Я с ней сегодня познакомился.

– Вот как? – Дейли повнимательнее присмотрелась к фотографии. – Какие у нее странные глаза! Она выглядит так, словно многое повидала в жизни.

– Как вы думаете, сколько она может зарабатывать, снимаясь в фильмах? – спросил Ник. – Эпизодические роли, я имею в виду. На телевидении. – Он вспомнил «Ролекс» из золота и платины у Сары на запястье.

Дейли задумалась.

– Понятия не имею. Впрочем, такие актрисы зарабатывают мало. Пару сотен долларов, может быть, тысячу за эпизод, если повезет. Я ее не узнаю, а ты?

– Нет. – Ник подумал, что запомнил бы ее, даже если бы увидел всего лишь в эпизодической роли. Она была настоящей красавицей. – Ее зовут Сара. Сара Гарланд.

– Гарланд?

Дейли тихонько присвистнула.

– Вы ее знаете?

– Я знаю ее отца. Ты на него работаешь.

Ник, опешив, уставился на свою начальницу.

– Джейсон Гэмлин – ее отчим. Она дочь Джиллиан. Теперь я вижу сходство. Она очень похожа на Джиллиан, как тебе кажется?

Ник пару раз видел Джейсона Гэмлина в редакции, но с его женой никогда не сталкивался.

– Я никогда не встречал Джиллиан.

– Ну так «прогугли». – Дейли хмыкнула. – Так что неважно, сколько эта девушка получает, работая актрисой.

– Она сказала, что живет с родителями в Бельвью.

– Да, это Гэмлины, – подтвердила Дейли. – У них дом на озере Вашингтон. Прямо на озере, с собственной пристанью. Эти места произвели бы впечатление даже на самого Джея Гэтсби.[1]

– Я сегодня с ней обедаю, – сказал Ник и тут же пожалел о том, что решил похвастаться.

Дейли поджала губы.

– Кстати, это напомнило мне кое о чем, Ник. Я хотела спросить о твоем брате. Сэм владеет мелкой биоинженерной компанией, кажется, «Матрикс Заркон», да? Он и тот парень из Гарварда, Блейк Вернер, основали эту компанию пару лет назад.

– Да, это так.

– По городу ходят слухи, что эта компания существует на деньги Гэмлинов и сейчас ее будут раскручивать. Ты бы расспросил своего брата. Принимая во внимание все эти разговоры об исследовании стволовых клеток, материал может получиться интересный. Могу поспорить, что мы захотим осветить это событие в нашей газете. – Дейли улыбнулась. – Может быть, ты спросишь Сару об этом сегодня вечером? Возможно, она скажет тебе что-то, что мы сможем использовать.

– Да без проблем, Лора! – с сарказмом ответил Ник. – Я подниму эту тему в разговоре где-то между фразами «Откуда ты родом?» и «Какой твой любимый цвет?».

– Молодец, Ник! – Лора Дейли постучала пальцами по столу Ника. – Все эти газетные дела у тебя в крови, правда? – Она уже отошла на пару шагов от стола Ника, но внезапно повернулась. – Только не забудь об утечке в бухте Эллиотт. – Она имела в виду задание, которое Ник получил раньше. – В Управлении по охране окружающей среды говорят, что в бухту попало более пятидесяти тысяч галлонов токсичных отходов, прежде чем «Ханзин Шиппинг» удалось остановить утечку. Эти фотографии я хочу получить в течение недели. Мы используем их в воскресной передовице.

Ник подождал, пока Дейли отойдет чуть подальше, и снова уставился в экран.

Глава 5

Было уже четыре часа дня. Ник сидел у себя в квартире на краю диванчика, который приобрел еще студентом, и мечтал, не выпуская мобильный из рук. Он жил к северу от Вашингтонского университета в дешевой квартирке, которую снимал еще со времен старшей школы. Жилище было тесным и довольно убогим, но ничего другого он себе позволить не мог. Ник задумчиво смотрел через окно на парковку тремя этажами ниже. Он никак не мог выбросить Сару из головы – с того самого момента, как встретил ее этим утром. Он думал о ее глазах, белоснежной коже, длинных изящных пальцах, о том, как покачивались ее бедра, когда она шла по кафе.

Поднявшись, Ник посмотрел на часы у кровати и набрал номер телефона Сары, оставшийся в памяти мобильного. Ему потребовалось несколько секунд, чтобы собраться с духом и нажать кнопку вызова. Раздалось всего три долгих гудка, а Ник уже совсем извелся. Он плохо спал последнюю неделю, да и сегодня встал рано. У него кружилась голова, и он чувствовал общую слабость, так что, когда Сара взяла трубку, ее сразу смог заговорить.

– Алло? – повторила девушка.

– Сара? Это я, Ник. – Он наконец взял себя в руки. Нельзя было упускать такой шанс. – Из кафе. Столик перед камином.

– Я тебя помню, Ник. Даже без упоминания о камине.

Обрадованный ее приветливостью, Ник расслабился и наконец-то прекратил теребить кожаный браслет на правом запястье.

– Я хотел спросить, по-прежнему ли ты не против пообедать со мной.

– Я рада, что ты позвонил, – ответила Сара. – Я очень на это надеялась и как раз думала о тебе.

По его телу прокатилась волна адреналина. Ник растерялся, но списал это на расшатанные нервы. Он пару раз вздохнул, пытаясь справиться с собой.

– Это означает «да», Ник, – нарушила молчание Сара.

– Да, я понял.

В мобильном послышался гудок, и Ник посмотрел на экран. К нему пытался дозвониться Сэм, на Ник продолжил разговор с Сарой. Брату он перезвонит позже.

– И что ты планируешь на ужин? – спросила Сара.

– Честно говоря, я не уверен, что смогу позволить себе ужин, на который ты можешь рассчитывать.

– А почему ты думаешь, что я жду чего-то особенного? – засмеялась Сара.

– Не знаю.

Нику не хотелось признаваться, что он провел весь день в редакции, просматривая в Интернете страницы, посвященные Саре и ее семье.

– Может быть, я просто хочу провести с тобой время, Ник, и мне неважно, где это будет. И может быть, я думаю не только об обеде.

– Тебе палец в рот не клади, – ответил Ник, вспомнив ее слова в кафе.

– Туше, – рассмеялась Сара.

– У меня есть одна необычная идея.

– Любопытно.

– Не буду тебя особо обнадеживать… – Ник рассмеялся, осознав, что нервный приступ закончился. – у меня есть одно задание.

– Из редакции?

– Что ты скажешь насчет поездки на пароме на остров Бейнбридж? Я должен сделать фотографии к статье в «Телеграф». Бели мы поспешим, то успеем на паром в половине шестого. И я смогу сделать пару отличных снимков на закате солнца.

– Ты за мной заедешь?

– Скажи, где ты, и я приеду.

Ник совсем забыл, что Сэм пытался к нему дозвониться, и уже спускался по каменной лестнице к парковке, когда телефон зазвонил снова.

– Привет, Сэм! – ответил Ник, не останавливаясь. – Как дела?

Его голос эхом отдавался в лестничном пролете.

– Нормально. Какой-то голос у тебя счастливый.

– Правда?

– Да. А еще мне кажется, что ты торопишься. Ты где?

– Дома. Уже выхожу.

– Я подумал, что мы могли бы встретиться.

– Сейчас не могу. Может быть, завтра?

– Всего лишь на минутку, – продолжал настаивать Сэм.

Ник уже открыл дверь и вышел на небольшую парковку, где стояла его старенькая ржавая «тойота». Кучевые облака повисли над Олимпийскими горами. День близился к вечеру, и облака уже начали темнеть, как вата, опущенная в чернила.

– Я сейчас действительно не могу, – ответил Ник, – извини, я уже сажусь в машину. Мне нужно ехать.

– Я за углом. Дождись меня. Я хочу тебе кое-что показать.

И он повесил трубку, прежде чем Ник успел возразить.


Ник стоял у своей «тойоты», когда Сэм въехал на парковку в новом автомобиле и опустил тонированное стекло.

– Ну, что думаешь, братишка?

Ник не вполне понял, что он имеет в виду.

– Я о машине, – объяснил Сэм, улыбаясь и поднимая темные очки на лоб. – Ты что, даже не заметил?

Сделав шаг назад, Ник осмотрел серебристый БМВ. Из открытого окна доносился запах новой кожи. Он знал, что дела Сэма в «Матрикс Заркон» идут хорошо. Сэм основал компанию два года назад вместе со своим старым другом, Блейком Вернером. Они разрабатывали новый препарат от шизофрении. Сэм даже собирался начать раскрутку компании, если лекарство одобрит Управление по контролю за продуктами и медикаментами. Если компанию финансировал кто-то вроде Джейсона Гэмлина, как сказала Дейли, то Сэм мог получить огромные деньги. И все же Нику не нравилось, что он потратился на такую дорогую машину.

– Представляешь, если я поеду на этой машине в Мэдисон? – спросил Сэм, ожидая реакции брата.

Но Ник только покачал головой.

– Прекрасная машина, Сэм. Похоже, у вас с Вернером дела идут хорошо.

На лице брата мелькнула тень.

– А я что, не рассказывал тебе, братишка? Несколько месяцев назад мы с Блейком пошли каждый своей дорогой.

– Что? – Эта новость удивила Ника. Блейк Вернер и Сэм были друзьями много лет, и, насколько он знал, компания принадлежала им обоим. – Что случилось?

– Ничего не случилось. – Скрывая неловкость, Сэм улыбнулся и пожал плечами. – Блейку не хватало веры. Он хотел идти дальше. Как бы то ни было, он остался в проигрыше. Дела идут в гору. Если повезет, я припаркую эту красавицу перед собственным домом уже через несколько месяцев.

– Ты, наверное, шутишь?

– Почему бы нам не прокатиться вместе? – предложил Сэм. – Я могу дать тебе порулить, если хочешь. К северу отсюда продается дом, и мне хочется, чтобы ты на него посмотрел.

– Давай завтра, ладно? – улыбнулся Ник. – Мне нужно бежать.

– Что, у тебя даже десяти минут не найдется? Ты должен ощутить, как движется это сокровище. А завтра у меня тяжелый день.

– Извини, но сейчас я занят.

Сэм внимательнее присмотрелся к брату.

– Что случилось? Ты выглядишь отвратительно.

– Правда?

– У тебя черные крути под глазами.

– Я плохо спал, – признался Ник.

– С тобой все в порядке?

– Да, все отлично. Просто был трудный день.

Сэм повернул ключ в замке зажигания, уменьшая шум двигателя.

– Дело ведь не в деньгах, правда?

– Нет. – Ник уже начинал волноваться. – Ничего такого. Правда. И мне действительно нужно идти, Сэм.

Не обращая внимания на его слова, Сэм вышел из машины. Порывисто обняв брата, он прислонился к капоту и посмотрел на часы – все те же кварцевые часы из нержавейки фирмы «Ситизен», которые родители купили ему в подарок на школьный выпускной.

– Погоди, Ник. Расскажи мне, что происходит. Если тебе нужны деньги, просто скажи. У меня сейчас все в порядке, и ты знаешь, что я все для тебя сделаю.

Ника захлестнула волна чувств: волнение из-за того, что брат его задерживает, в то время как Сара ждет, благодарность Сэму за щедрость и внезапная ярость, причин которой он не понимал.

– Ты всегда говоришь только о деньгах, – пробормотал он. – Это твой ответ на все проблемы. Пока они у тебя есть, все в порядке, а без них твоя жизнь превращается в дерьмо.

– Ну и какого черта ты говоришь мне такое?

Потребовалось несколько секунд, чтобы Ник понял, что Сэм просто смотрит на него, а вовсе не хватает его за запястья и не прижимает к чему-то твердому и острому, не бьет по лицу. Наваждение развеялось с такой же скоростью, как исчезают сны после пробуждения.

– Прости. – Ник пытался успокоиться. Обидные слова сами сорвались с его языка. – Я не хотел. Я знаю, какой ты щедрый.


Да, Ник уж точно знал, насколько щедрым был Сэм. Он понимал, что в вечном долгу у своего старшего брата. Когда Нику было семнадцать, их родители погибли в автокатастрофе, и братья продали дом в Висконсине и большую часть семейных владений. В целом их состояние было не очень большим – по пятьдесят пять тысяч долларов каждому. Сэм сберег свою половину наследства. Он проконсультировался с финансовым советником и предпочел положить деньги в банк под проценты. Ник же, закончив школу на тройки, принялся проматывать свое наследство.

Вспоминая об этом, он никак не мог понять, куда делись деньги. Он истратил все за полтора года. Большую часть времени Ник катался по Азии и Южной Америке. В конце концов он остановился в Коста-Рике, на побережье Тихого океана, закрутил роман с голландкой, занимался серфингом, курил травку, спал до полудня и платил за них двоих, хотя едва мог покрывать собственные расходы.

И вот однажды Ник проснулся один в обчищенной квартире: у него остались только фотоаппарат и серебряная цепочка, которую он носил с детства как талисман. У него не было ни гроша, но он знал, что Сэм собирался учиться в Вашингтонском университете. Путешествуя автостопом и работая за еду, Ник направился в Сиэтл. Он быстро научился обходиться без денег. На дорогах было полно народу, и он подъезжал в кузовах грузовиков, иногда с иммигрантами, искавшими на севере работу. Однажды он даже привязал себя к днищу грузовика, чтобы преодолеть значительное расстояние по шоссе. Когда не было другого выхода, приходилось идти пешком. Попав в Соединенные Штаты, Ник зайцем путешествовал на поездах, как заправский бродяга.

Ему удалось без приключений проехать по Центральной Америке, по Панамериканскому шоссе, самой длинной автомобильной трассе в мире, и преодолеть путь из Никарагуа по Мексике. Когда он шел по переулку в центре Эль-Пасо в Техасе в поисках мотеля, на него напали двое грабителей. Было уже заполночь, и Ник заметил, что за ним следят. На улицах никого не было, бежать было некуда. Он не ответил первому из громил, когда его окликнули, но второй успел добежать до него, прежде чем Ник осознал опасность.

У него не было ничего, что эти двое могли бы отнять, лишь пара долларов в кармане. Грабители забрали, что смогли. Они сорвали цепочку с шеи Ника и выбили фотоаппарат у него из рук, а потом, хотя это и не имело смысла, избили его. Следующие несколько дней Ник провел на улице. Впервые в жизни ему пришлось просить милостыню. К моменту, когда он оказался у двери Сэма, он настолько зарос, что брат едва узнал его, а губы его потрескались так, что он не мог говорить.

За прошедшие полтора года Ник ни разу не связывался с Сэмом. Не зная, жив ли брат, Сэм какое-то время тосковал, а потом смирился с этим. Тем не менее, даже не спросив, что произошло и куда делось наследство родителей, Сэм потратил остаток своих сбережений на то, чтобы оплатить Нику колледж.


– Я знаю, что ты заботишься обо мне.

Ник чувствовал на себе взгляд Сэма. У него занемели руки, и он пару раз сжал кулаки, чтобы почувствовать кончики пальцев.

Наконец Сэм улыбнулся.

– Не переживай, братишка.

– Я просто устал, – продолжал оправдываться Ник. – Каждую ночь я просыпаюсь в одно время. Мне все время снится этот сон. Один и тот же сон каждую ночь.

– О чем он? Что происходит?

Ник покачал головой.

– Я не знаю.

– Так о чем же этот сон?

– Он о тебе, Сэм.

На лице брата промелькнуло странное выражение, и впоследствии Ник подумал, что почему-то это было выражение понимания, а не удивления. Как будто брат увидел призрак, но при этом ожидал его увидеть.

– Сон об озере, правда? – спросил Сэм. – Тебе снится тот день, когда мы пошли кататься на озеро?

– Расскажи мне, что произошло в тот день.

Сэм сжал губы и промолчал.

– Я помню, что мы вместе катались на коньках, а потом лед проломился. Ты ушел под воду. Исчез на полминуты, а может, и больше. Я был испуган до смерти. Подкатился к краю дыры, где лед проломился. Я помню, как лежал на льду, а он прогибался подо мной. Вода была такой холодной… И я подумал, что ты погибнешь, – Ник пытался восстановить воспоминания. – Но дело в том, что после этого я ничего не помню.

– Прекрати.

– В моем сне происходит то же самое. Я опускаю руки в воду и пытаюсь поймать тебя. Мне так холодно, что руки начинают синеть. Но в моем сне там кровь. Вода становится красной.

– Говорю тебе, прекрати! – отрезал Сэм.

– Ты выбрался из воды. Так ты рассказывал мне раньше. Я сунул руки в воду и поймал тебя. Ты сумел выбраться. Вот что произошло, правда, Сэм?

Сэм смущенно положил руку Нику на плечо.

– Давай прекратим этот разговор, ладно? – с трудом произнес он. – Тебе просто снится кошмар, вот и все.

Ник сбросил его руку и отвернулся.

– В последнее время я очень странно себя чувствую. Голова все время кружится. Не знаю, что происходит. Все это началось неделю назад. Мне каждую ночь снятся кошмары. С тех пор как мы с тобой пообедали в прошлую пятницу.

– Может быть, ты подхватил грипп. На прошлой неделе погода изменилась, стало холодно.

Ник, взяв себя в руки, улыбнулся.

– Наверное, ты прав. Со мной действительно все в порядке.

Сэм похлопал его по плечу.

– Так куда ты собираешься? – улыбнулся он. – И почему так торопишься? Наверное, это что-то важное.

Глаза Ника посветлели.

– Я познакомился с девушкой. Как раз собирался тебе рассказать.

– Она тебе нравится, да? Наверное, что-то особенное.

Ник уже открыл рот, чтобы рассказать ему о Саре, но его смутило странное выражение, промелькнувшее на лице Сэма.

– С тобой все в порядке, братишка?

Ник вспомнил, что Сара ждет его.

– Все хорошо, – ответил он. – В самом деле. Но мне нужно идти.

– Ты уверен?

Ник подошел к «тойоте» и уселся в нее.

– Хочешь, я тебя подвезу?

Ник вставил ключ в замок зажигания, но мотор, заурчав, умолк. Он попробовал еще раз. Цилиндры заискрили и отключились. Видимо, сел аккумулятор.

– Давай подвезу, – повторил Сэм.

Ник ощутил очередной выброс адреналина. Если бы у него было больше времени, он взял бы такси. Ник не понимал, откуда взялось это чувство, но ему очень не хотелось садиться в новую машину брата.

– В любом случае, лучше заехать за девушкой на таком автомобиле. А у меня появится шанс увидеть твою новую подружку.

Глава 6

Невероятно, но Сара была еще прекраснее, чем образ, сохранившийся в памяти Ника.

Он заметил ее издалека, пока Сэм, маневрируя в потоке, пытался проехать вперед на своем новом БМВ. Девушка выделялась из толпы на автобусной остановке в центре города, где они договорились встретиться. Высокая, стройная, одетая в джинсы и короткий блестящий кожаный жакет. Ее длинные светлые волосы были подобраны платком, украшенным серебристым узором. Ник заметил выражение лица брата в тот момент, когда он увидел девушку. Сэм не произнес ни слова. Он просто не сводил с Сары глаз.

Отстегнув ремень безопасности, Ник выпрыгнул из машины на красный бордюр. Встретив взгляд Сары, он едва смог сдержать возбуждение. Она же почти не обратила на него внимания.

– Я думала, ты придешь один, – сказала она.

Кто это?

– Это мой брат, Сэм.

Сара нагнулась, заглядывая в машину.

– Моя «тойота» сломалась, и Сэм предложил подвезти нас.

Ожидая, что Сара повернется к нему, Ник потрясенно смотрел, как Сэм и Сара глядят друг на друга сквозь тонированное стекло. Руки у него похолодели.


Ник сжал кулаки. Лишь расслабив пальцы, он понял, насколько замерз. Январская полночь в Мэдисоне, штат Висконсин, была самой холодной той зимой. Улицы пригорода замело, и лишь казавшиеся кукольными домики выглядывали из-под толстого слоя снега. Было безветренно и настолько тихо, что Ник слышал, как снег падает с ветвей в нескольких кварталах отсюда.

«Я не могу посмотреть с тобой телевизор, Ник. Я не хочу. – Голос Элизабет Монро эхом отдавался в его голове. – Сегодня будут танцы».

Сегодня днем Ник пересек лужайку, разделявшую его дом и дом Монро. Элизабет ждала его у входа. Правой рукой Ник сжимал в кармане куртки серебряную цепочку, купленную для нее неделю назад. Было четыре часа дня, и солнце уже садилось, бросая на лицо девушки оранжевые тени. Ник любовался семнадцатилетней Элизабет, чувствуя, как нагрелась цепочка в руке. Он понимал, что наступил решающий момент.

«Тогда я пойду на танцы вместе с тобой».

Элизабет отвела глаза.

«Я пригласила кое-кого другого».

«Кого?»

Элизабет помедлила.

«Это неважно, правда?»

Ник хотел возразить, хотел напомнить ей, что они встречаются, но не смог произнести этих слов.

«Ты действительно этого хочешь?» – слабым голосом спросил он.

«Я должна идти. Мне нужно собираться».

Опустив цепочку в карман, Ник вернулся через занесенную снегом лужайку. Не сняв школьную форму, он улегся на кровать и заснул. Мать позвала его обедать, но он не ответил. В десять часов начался сильный снегопад. Ник не закрыл окно, и крупные снежинки, залетая в комнату, таяли в тепле.

Он проснулся перед полуночью, мокрый как мышь. Родители уже спали, в доме было темно. Натянув куртку, шарф и перчатки, он пошел по лужайке к дому Монро. Лампочка над входом еще горела. Увидев, что мама Элизабет вышла из гостиной в кухню, он собрался с духом и поднялся к двери. Женщина осторожно выглянула наружу, удивляясь, кто может звонить в дверь так поздно. Она улыбнулась, щурясь от яркого света. Ник ей всегда нравился.

– Элизабет еще не вернулась. – Она посмотрела на часы. – Я думала, она с тобой.

– Нет.

Ник отвел глаза.

– Я не знаю, когда она вернется. Сегодня же пятница. Она стояла в дверях, глядя на Ника.

– Зайди и подожди ее, если хочешь.

– Нет, не нужно.

Он попытался скрыть смущение.

– Тогда я скажу ей, что ты заходил.

Ник спустился по ступеням крыльца и снова пошел по лужайке, стараясь наступать на свои следы. Он уселся на ступеньках, ведущих вниз на лужайку, между домом родителей и бордюром в тени двух высоких берез. С неба падали тяжелые снежинки, покрывая его тонким слоем, так что казалось, будто он присыпан содой. Время шло медленно, и Ник не вспоминал о холоде, пока не расслабил пальцы и снова не сжал их в кулаки. Острая боль пронзила руки.

Было уже заполночь, когда ночную тишину нарушил шум подъезжавшего автомобиля. Еще издалека Ник узнал автомобиль Монро: Элизабет получила права год назад, когда ей исполнилось шестнадцать. Ник пошевелился, собираясь выйти ей навстречу. Он не знал, что сказать. Он ждал этого момента всю ночь, и теперь, когда время настало, ощущал лишь смятение.

Машина проехала мимо дома Ника, и он с изумлением понял, что в машине с Элизабет кто-то сидит. Она вернулась не одна. Ник видел, как автомобиль остановился. Он не сводил с него глаз, чтобы увидеть, кто же был с Элизабет.

Но дверца не открывалась. Два силуэта в машине слились в один. Ник понял, что Элизабет целуется со своим спутником, и почувствовал, как слезы наворачиваются на глаза. Ему хотелось повернуться и убежать домой, но он не мог заставить себя сдвинуться с места.

В конце концов дверца распахнулась и наружу выплеснулся слабый желтый свет. Сердце Ника сжалось, когда его отблеск упал на лицо человека, целовавшего Элизабет.

Из машины вышел Сэм.


– Ник?

Он только сейчас заметил, что Сара положила руку ему на плечо и легонько встряхнула его. Ник посмотрел на нее, но не смог сфокусировать взгляд. Ее голос доносился словно издалека, отдаваясь эхом, будто стук камня, упавшего в глубокий узкий тоннель.

– Ник? С тобой все в порядке?

Он пару раз моргнул и наконец-то смог сосредоточиться на лице Сары. Грохот проезжавших мимо машин ударил ему в уши. Он с изумлением обнаружил, что находится в центре Сиэтла. Всего мгновение назад он был в Мэдисоне и сейчас не мог понять, что происходит.

– Ты как?

Сара не скрывала своего беспокойства.

– Что?

– Ты словно погрузился в транс.

Ник улыбнулся, и девушка улыбнулась ему в ответ. Ник почувствовал ее прохладные пальцы, сжимающие его руку. Девушка прижалась к нему, и Ник почувствовал свежий запах ее губной помады. И вновь, когда он пришел в себя, его захлестнула волна возбуждения.

– Давай притворимся, что твоего брата здесь нет, – прошептала она. – Я так рада видеть тебя! Я весь день о тебе думала. Мне хотелось остаться с тобой наедине, чтобы сделать вот это без смущения.

Ее движение было настолько неспешным, что Нику казалось, будто он смотрит фильм в замедленной съемке. Ее щеки были холодными, но губы оставались теплыми. Сара крепче сжала его руку и вдруг, приподнявшись на цыпочки и закрыв глаза, украдкой поцеловала его. Помедлив, он ответил на поцелуй.

Какой-то звук отвлек Ника. Это Сэм постучал в стекло автомобиля. Отодвинувшись от Сары, Ник понял, что брат торопится: за БМВ должен был остановиться автобус, и Сэму следовало освободить место.

– Пора ехать, – сказал он.

Сара по-прежнему держала его за руку, и Нику пришлось высвободиться, чтобы открыть ей переднюю дверцу. Усаживаясь в машину, он повернулся и посмотрел на автобус. На лице водителя была зависть.

– Надеюсь, мы вас не побеспокоили, – сказала Сара Сэму, когда Ник захлопнул дверцу. – Ездить по центру города в час пик не так уж и весело.

– Меня зовут Сэм, – представился он.

– Да, Ник сказал. – Повернувшись на сиденье, Сара заглянула Нику в глаза. – Вы его старший брат. – Улыбнувшись Нику, она повернулась к Сэму. – Вам не нужно было этого делать, – вежливо заметила она. – Мы могли бы пройтись пешком.

– Тут всего несколько минут езды.

Кожаный жакет Сары скрипнул, соприкоснувшись с кожаной обивкой сиденья, когда она снова повернулась к Нику.

– Вы могли бы быть близнецами. Вы так похожи!

– Сэм на три года старше меня, – возразил Ник.

– И на пару дюймов выше.

Сэм посмотрел на Сару, и Ник заметил, как расширились его зрачки.

– Да, и машина у вас лучше, – рассмеялась Сара.

Насмешка в ее голосе не ускользнула от Ника. Ее ладонь начала ласкать его колено.

– Как хорошо, что мне нет дела до подобных вещей. Я знаю, что мне нужно на самом деле.

Глядя в зеркало заднего вида, Ник заметил напряжение на лице Сэма. Чувствуя пальцы Сары на своем бедре, он едва сумел подавить смесь гордости и паники, разрывавшую его душу. Наклонившись вперед, он, стесняясь старшего брата, взял ее руку в свои ладони.

Движение на улице было оживленным, но они без труда подъехали к пристани через пару минут.

Глава 7

Они поднимались по холму от бетонной пристани острова Бейнбридж, направляясь в небольшую деревушку Уинслоу. Сара взяла Ника за руку, и хотя это был совершенно невинный жест, у него сладко защемило сердце. Правда, он попытался не выказать своего удивления.

Солнце садилось, и верхушки облаков окрасились мягким, золотисто-оранжевым цветом. С другой стороны залива мерцали огни Сиэтла, и лучи заходящего солнца на небоскребах напоминали желтые нити. Ник и Сара остановились полюбоваться паромом, который, вспенивая воду, медленно плыл назад к городу. Над паромом вились чайки, и их крики эхом отдавались на холме. С парома донесся звук гудка. Когда он умолк, вечер показался невероятно тихим.

Во время поездки Ник сделал несколько фотографий. Паром был почти пуст, и ему удалось подобрать хорошие ракурсы. На снимках остров Бейнбридж возвышался над водой в лучах заходящего солнца, и пленка токсичных отходов блестела на поверхности залива, переливаясь всеми лучами радуги, словно в психоделической галлюцинации.

– Что будем делать теперь? – наконец спросила Сара, отворачиваясь от парома.

– В деревушке есть небольшая закусочная. Ничего особенного, по-моему, у нее даже нет названия. Может, ты знаешь эти места?

Тишину нарушило донесшееся издалека гудение мотора. Ник услышал шум, но не обратил на него внимания.

– Я плохо знаю Бейнбридж, – покачала головой Сара. – Когда я была маленькая, мы всегда останавливались с другой стороны, на озере Вашингтон.

Рев мотора стал громче. Какой-то автомобиль поднимался по холму.

– В этом заведении подают икру, которую привозят из Канады. Единственная икра в Сиэтле, которую я могу себе позволить. Я подумал, что, возможно, тебе она понравится.

Вспыхнули фары, и лучи света разогнали сумерки. Машина выехала из-за поворота слишком быстро. Послышался скрип тормозов. Обернувшись, Ник сообразил, что их могут сбить, ведь они стояли в центре лужайки, схватил Сару за руку и оттолкнул в сторону. Машина промчалась совсем близко, и Ник успел заметить водителя – мужчину с волосами цвета соломы и в гавайской рубашке.

– Не знаю, заметил ли он нас вообще, – выдохнула Сара.

– Он ехал слишком быстро.

– Ну, если он и хотел нас сбить, то промазал, – рассмеялась девушка. – Ну что ж, почему бы нам не отправиться в закусочную, капитан Ник? – пошутила она.

Сара взяла его под руку, и это ощущение показалось Нику не просто приятным. Оно было правильным. Пальцы Сары приятно щекотали кожу, и, чувствуя себя совершенно счастливым, Ник вспомнил прикосновение ее губ на автобусной остановке, рядом с новой машиной Сэма.

Закусочная была уютной и теплой. И посетителей там было много. На застеленных скатертями столах стояли тарелки со свежей жареной рыбой и бокалы белого вина.


Вечер был холодным, и в ожидании официанта Сара прижались к нему. Их уже усадили за стол, когда Ник разозлился, увидев мужчину с соломенными волосами, который сидел с молодой женщиной за столиком у окна.

– Не надо портить такой прекрасный вечер! – прошептала Сара, положив ладонь ему на плечо.

Ник только сейчас заметил, что она налила ему вина. Он поднес бокал к губам, собираясь игнорировать рассердившего его незнакомца.

«Нужно было просто выкупить его! – Голос незнакомца прогремел на весь ресторан в тот самый момент, когда официантка поставила холодную тарелку с икрой на стол перед Ником и Сарой. – Появилась такая возможность, и я заполучил бы его по неплохой цене».

Ник изо всех сил старался не обращать на него внимания, но не мог не заметить, что незнакомец не сводит глаз с Сары. Ника обдало потом. Он почему-то не мог совладать с ненавистью к этому человеку.

Внезапно он почувствовал, как пальцы Сары легонько сжали его руку. Она поправила рукав его рубашки, привлекая к себе внимание.

– О чем ты вдруг задумался?

Ник смущенно поерзал на кресле.

– Ни о чем, – улыбнулся он. – Я весь внимание.

– Ответь мне на один вопрос, Ник.

Он опять ощутил ее пальцы на своей руке. Ее прикосновения сводили его с ума.

– О чем ты подумал, когда впервые увидел меня этим утром?

Ник поднял брови, удивленный вопросом. «Я подумал, что ты самая красивая женщина, которую я когда-либо видел», – хотелось сказать ему.

– Ты мне кое-кого напомнила.

– Твою бывшую? – предположила Сара.

– Мы встречались, когда я был совсем еще юным.

– Она тоже была блондинкой?

В ответ Ник лишь пожал плечами.

– Как ее звали?

– Элизабет Монро. Мы были соседями, когда я жил в Висконсине. Мы выросли вместе.

– Значит, соседка.

Ник признал, что это банально.

– Но я действительно был совсем еще юнцом, – повторил он.

– Каковы были шансы на то, что ты скажешь «нет»?

Ник не понял вопроса.

– Сегодня утром, когда я тебя пригласила, – объяснила Сара. – Ты помедлил пару секунд, прежде чем сказать «да».

Ник улыбнулся. Тогда он ответил не сразу, потому что у него перехватило дыхание.

– Сомневаюсь, что в тот момент я смог бы даже назвать тебе свое имя.

– А мне показалось, что ты вел себя очень спокойно. Ты бы удивился, узнав, как иногда на меня реагируют мужчины.

Ник вовремя прикусил язык. В этом смысле его бы ни что не удивило.

– Расскажи мне о Сэме. О твоем брате, я имею в виду. Ник почувствовал, как у него немеют плечи.

«За эту цену его купил бы любой. Он был в отчаянии. Пытался прыгнуть выше головы».

Ник почувствовал, что у него перед глазами все плывет, и, сам не зная почему, уставился на человека в гавайской рубашке.

– Ник? – Пальцы Сары гладили его руку.

– Что тебе хотелось бы узнать?

– Он завидует своему младшему брату?

– Завидует? Сэм?

– Ну да. Он показался мне завистливым. Но ты выглядишь удивленным. Я не права?

– Просто обычно люди предполагают, что все как раз наоборот, вот и все.

– Что? Что ты завидуешь Сэму?

Ник покраснел, сам не понимая почему. Не хотелось признаваться, что у него были причины завидовать старшему брату.

– Ну конечно. Он всегда был более удачливым. Сколько я его помню, Сэм, похоже, всегда знал, чего хочет и как это получить.

– Этому не очень-то стоит завидовать. – Сжав его руку, Сара подняла бокал вина. – На его месте я бы завидовала тебе. В конце концов, тебе удалось заполучить такую девушку!

Ник просто купался в лучах ее внимания.

После ужина выяснилось, что осталось всего лишь двадцать минут до отправления парома в Сиэтл, который отплывал в полдесятого, и они поспешили выйти из закусочной. Внезапно Сара схватила Ника за руки и, притянув к себе, страстно поцеловала. Они стояли на парковке, и Ник чувствовал тепло ее тела и вкус вина на ее губах. Ее нежные пальцы забрались к нему под рубашку. Но очарование момента было разрушено. Ник услышал шуршание шагов по гравию, и из тени вышли светловолосый болтун с блондинкой.

– Юные влюбленные… – присвистнул незнакомец. – Как мило! – А когда Ник отстранился от Сары, заглянул ему в глаза. – Ну ты и счастливый сукин сын! Довелось отведать вкус столь сладких губ!


Снег уже таял. Была суббота, и Ник проснулся поздно. Ночью он почти не спал, ведь сначала дожидался Элизабет, а потом увидел, как Сэм выходит из ее машины, так что сон пришел лишь на рассвете.

В окна его комнаты на третьем этаже кирпичного дома били яркие лучи. На карнизах образовались сосульки, блестевшие на солнце, словно хрусталь. Окно было немного приоткрыто, и ветер принес в комнату нежный травяной запах тающего снега. Только сейчас Ник заметил серебряную цепочку у себя на шее. Эту цепочку он купил для Элизабет, но надел ее вчера вечером, вернувшись домой. Он решил сохранить ее как память о своих чувствах к Элизабет. Во сне цепочка врезалась ему в кожу…

Ник услышал шаги на первом этаже. Кто-то звал его. Поднявшись с кровати, он в трусах подошел к окну. Во дворе своего дома стояла Элизабет Монро.

Через десять минут Ник встретил ее под навесом на заднем крыльце. Девушка бросилась ему в объятия, и он почувствовал ее пальцы на своей коже.

– Прости, Ник, – прошептала Элизабет. – Поверь, мне действительно очень жаль.

Ника поразила сила ее чувств, и он нежно провел пальцами по длинным светлым волосам.

– Я видел тебя, Лиз. Прошлой ночью ты ходила на танцы с Сэмом.

Раньше они только держались за руки, и Ник до сих пор не осмеливался поцеловать ее. Ему нравилось, как она прижимается к нему, он чувствовал прикосновение ее груди… Сейчас Элизабет поднялась на цыпочки и приоткрыла губы. Ник чувствовал запах ее волос. Она прижалась к нему губами, и ее слезы попали на его лицо.

– Прости, – повторяла она. – Мне не нужен Сэм. Мне нужен ты.

Сэм подкараулил его за березами на лужайке. Когда Ник шел домой, брат выскочил и, схватив его за куртку, толкнул. Ник поскользнулся на покрытой льдом земле и ударился спиной о дерево. Сучок оцарапал ему кожу. Ошеломленный внезапным нападением, Ник не сразу сориентировался. Он пытался отбиваться, но Сэм был выше и сильнее, так что Ник с трудом устоял на ногах. Кулак Сэма ударил его в челюсть и Ник чуть было не упал, но брат удержал его у дерева, продолжая бить, пока Ник с окровавленным лицом не упал на землю. Его щеки были мокрыми от крови и слез.

Сэм наклонился к нему, и Ник подумал, что брат поможет ему подняться, но вместо этого Сэм, обхватив руками его шею, прижал его коленом к земле. Ник лежал и смотрел на брата. Он не понимал, что происходит, не мог сопротивляться, а брат сдавил пальцами его горло и начал душить. Ник запаниковал. Казалось, он вот-вот умрет, но Сэм не отпускал. Он остановился только тогда, когда Ник начал терять сознание. Когда Ник понял, что его жизнь в руках брата.

– Держись от нее подальше! – прорычал Сэм. – Слышишь?

В конце концов он отпустил Ника.

– Держись от нее подальше, черт тебя подери!


Ник не раздумывая отстранился от Сары. Он чувствовал собственную силу. Необъяснимое ощущение удовлетворения пронзило его тело в тот момент, когда руки сжали куртку незнакомца. Он дернул так сильно, что ткань порвалась. Притянув к себе светловолосого, Ник оттолкнул его назад, и бедняга ударился о собственную машину, прежде чем сумел отреагировать.

Лицо Сары побелело от страха. Она зажала рот, когда Ник прыгнул на противника и поднял его над землей за лацканы куртки, а потом снова ударил о машину. На парковке слышалось громкое дыхание дерущихся мужчин и шуршание гравия под их ногами, но оба молчали.

– Эй, прекратите! – крикнула спутница светловолосого. – Прекратите!

Одной рукой Ник схватил противника за горло, а другой надавил ему на грудь, прижимая к машине. Горло мужчины оказалось удивительно мягким. Зубы Ника сжались. Выражение его лица не изменилось даже тогда, когда светловолосый начал задыхаться.

– Ник, прошу тебя! – Сара попыталась растащить их, схватив Ника за плечи. – Не надо, Ник! Пожалуйста, ты же убьешь его!

Постепенно Ник осознал, что Сара пытается его остановить, и, в последний раз ударив противника, отошел в сторону. Светловолосый упал на землю. Подружка бросилась к нему, с опаской поглядывая на Ника.

– Пойдем! – Сара потащила Ника в сторону. – Пора убираться отсюда!

Они уже плыли на пароме, и Сиэтл поднимался над темной гладью воды, когда Ник понял, что же он натворил.


Паром доплыл до Сиэтла, и Ник подумал, что Сара сейчас сбежит. Он по-прежнему ощущал рвущуюся твидовую ткань, как в тот момент, когда схватил мужчину за куртку. Челюсть болела – возможно, светловолосому удалось его ударить, но Ник этого не помнил. В его голове звучали слова Сары: «Не надо, Ник! Пожалуйста, ты же убьешь его!» Он позволил этому болтуну вывести его из себя, сорвался и, несомненно, до смерти перепугал Сару. Спускаясь по трапу в док, Ник не сомневался, что сейчас девушка попрощается с ним.

И в это мгновение она взяла его за руку Они как раз сошли на землю. Ник заглянул в ее глаза и снова ощутил тепло ее поцелуя. Страсть вспыхнула в его теле с той же силой, что и ярость час назад.

– Я так возбуждена! – Голос Сары напоминал пение сирен, нежное» мелодичное и соблазнительное. – я так хочу тебя!

Ник понимал, что все происходит слишком быстро. Они едва знали друг друга. Сара могла увидеть в нем лишь печального и замкнутого юношу, не способного справиться со своим гневом. Но за этой мыслью пришла другая: Ник понял, что сколь бы утонченной ни была эта девушка, у нее тоже должны быть недостатки. Он хотел взять ее, хотел заняться с ней сексом прямо здесь и сейчас.

Ник склонился к Саре и, целуя, укусил ее за губу. Его пальцы впились в ее тело, и ему пришлось взять себя в руки, чтобы не причинить ей боль.

– Прости, – прошептал он.

Сара поднялась на цыпочки, прижимаясь к нему и снова целуя.

– Нет! – выдохнула она. – Я хочу тебя. Я хочу тебя именно так!

Ник оглядел пустую парковку. К пристани они ехали на чужой машине, а в это время года такси здесь почти не было.

– Придется идти пешком.

– Я не могу ждать, Ник.

– Что?

Отстранившись, она схватила его за руку и потащила за собой по темной, парковке. Стук ее каблучков по мостовой заглушил рев парома.

– Сюда!

Сара оглядела причал.

Подул ветер, и она заправила выбившиеся серебристые пряди за ухо.

– Вон клуб «Заполночь». Пойдем в уборную.

Вспоминая позже эту ночь, Ник думал не о возбуждении от первого секса с Сарой, не о том, как он был напуган, не о стуке в запертую дверь после того как они пробыли в уборной уже десять минут. Нет, Ник вспоминал музыку. Музыку, игравшую в клубе и доносившуюся сквозь запертую дверь. The Police. «I'll be Wrapped Around Your Finger». Bob Marley. «No Woman No Cry». The Killers. «Romeo and Juliet».[2] Кожа Сары была прохладной и гладкой. Она сама раздела его. Под звуки музыки Сара медленно занималась с ним любовью. Так медленно, черт побери! В мире не было никого – лишь музыка, музыка и Сара. Ее поцелуи, ее нагота. Высокая стройная женщина, стоявшая обнаженной в грязной уборной, ее медленные поцелуи, ее медленный минет. Такой медленный. И вдруг Нику показалось, что он видит снег.


Содержание:
 0  вы читаете: Мания : Крэйг Ларсен  1  Глава 1 : Крэйг Ларсен
 2  Глава 2 : Крэйг Ларсен  4  Глава 4 : Крэйг Ларсен
 6  Глава 6 : Крэйг Ларсен  8  Часть 2 : Крэйг Ларсен
 10  Глава 10 : Крэйг Ларсен  12  Глава 8 : Крэйг Ларсен
 14  Глава 10 : Крэйг Ларсен  16  Часть 3 : Крэйг Ларсен
 18  Глава 14 : Крэйг Ларсен  20  Глава 13 : Крэйг Ларсен
 22  Часть 4 : Крэйг Ларсен  24  Глава 17 : Крэйг Ларсен
 26  Глава 19 : Крэйг Ларсен  28  Глава 21 : Крэйг Ларсен
 30  Глава 23 : Крэйг Ларсен  32  Глава 16 : Крэйг Ларсен
 34  Глава 18 : Крэйг Ларсен  36  Глава 20 : Крэйг Ларсен
 38  Глава 22 : Крэйг Ларсен  40  Часть 5 : Крэйг Ларсен
 42  Глава 26 : Крэйг Ларсен  44  Глава 28 : Крэйг Ларсен
 46  Глава 30 : Крэйг Ларсен  48  Глава 32 : Крэйг Ларсен
 50  Глава 24 : Крэйг Ларсен  52  Глава 26 : Крэйг Ларсен
 54  Глава 28 : Крэйг Ларсен  56  Глава 30 : Крэйг Ларсен
 58  Глава 32 : Крэйг Ларсен  60  Часть 6 : Крэйг Ларсен
 62  Глава 36 : Крэйг Ларсен  64  Глава 38 : Крэйг Ларсен
 66  Глава 35 : Крэйг Ларсен  68  Глава 37 : Крэйг Ларсен
 69  Глава 38 : Крэйг Ларсен  70  Использовалась литература : Мания
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap