Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 30 : Эрик Ластбадер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  49  50  51  52  54  56  58  60  62  63  64

вы читаете книгу




Глава 30

Степан Спалко бежал по бетонному коридору подземелья, держа наготове керамический пистолет, взятый им у Борна. Он знал, что звуки стрельбы заставят сбежаться к геотермальной подстанции чуть ли не всю охрану, находящуюся в отеле. Впереди себя Спалко увидел Файла аль-Сауда, начальника саудовской службы безопасности, с двоими из своих людей. Он юркнул в сторону, чтобы не попасться им на глаза, а когда арабы подошли поближе, выскочил из укрытия и, в полной мере использовав эффект внезапности, застрелил всех троих.

Когда он подошел к телам, Фаид аль-Сауд застонал и пошевелился, после чего Спалко выстрелил ему в лоб — почти в упор. Несчастный дернулся и застыл. Спалко стащил с одного из арабов форму, натянул ее на себя, прикрепив на лацкан его идентификационную бирку, и избавился от синих контактных линз. Пока он занимался всем этим, его мысли непроизвольно вернулись к Зине. Она была бесстрашной женщиной, это верно, но ее преданность, ее любовный пыл по отношению к нему сослужили ей плохую службу. Она пыталась защитить его от всех, и в первую очередь от Арсенова. Ей это нравилось, тут не могло быть сомнений, но его поразило то, что именно он стал объектом ее страсти. Именно эта любовь, противоестественная слабость, каковой является тяга к самопожертвованию, заставила его бросить ее умирать в одиночестве.

Быстрые шаги, послышавшиеся сзади, заставили Спалко вернуться к реальности. Роковая встреча с саудовцами оказалась обоюдоострым кинжалом: с одной стороны, она подарила Спалко возможность безопасно выбраться из отеля, снабдив его формой и идентификационной карточкой, с другой — заставила задержаться, потерять темп. Оглянувшись, он увидел неумолимо приближающуюся фигуру в камуфляжной форме и грязно выругался. Он почувствовал себя Ахабом, который в своем стремлении отомстить Моби-Дику добился противоположного и совершенно неожиданного эффекта — тот, кому он мстил, сам настиг его. Человек в камуфляжной форме был Джейсоном Борном.

* * *

Теперь и Борн увидел Спалко, переодетого в форму саудовского телохранителя. Тот открыл дверь и выскочил на лестничную клетку. Перепрыгнув через тела арабов, убитых Спалко, он бросился в погоню и вскоре оказался в самой гуще суматохи, царившей в вестибюле. Совсем недавно, когда они с Ханом входили в отель, здесь было тихо и пустынно, теперь же вестибюль напоминал растревоженный улей. Сотрудники служб безопасности разбили персонал гостиницы на небольшие группы в зависимости от их служебных функций и того, где находился каждый из них, когда случилось проникновение террористов и началась стрельба. После этого начался долгий и мучительный процесс допросов, в ходе которого каждый из работников отеля должен был буквально по секундам отчитаться в том, где именно и когда он находился на протяжении последних двух дней. Остальные охранники, получившие вызов по рации, либо бежали в подвальные помещения отеля, либо направлялись в другие его секторы. Толкотня царила неимоверная, поэтому никто не обратил внимания на двух «охранников» в форме, которые — один за другим — пересекли вестибюль и вышли из отеля.

Эта картина показалась Борну сюрреалистичной: Спалко — в гуще охранников, он смешивается с ними, растворяется в их массе. На какую-то долю секунды Борну пришла мысль поднять тревогу, крикнуть охранникам, что этот человек и есть тот, за кем они гоняются, но он тут же выбросил ее из головы. Спалко, несомненно, сумеет выкрутиться. Ведь именно Борн числится в списке международных преступников, именно на его уничтожение Центральное разведывательное управление выдало карт-бланш, который по-прежнему остается в силе. Спалко, разумеется, знал обо всем этом. Это был умный и осведомленный негодяй, иначе ему не удалось бы столь мастерски выстроить и осуществить схему, в результате которой Борн превратился в «особо опасного убийцу».

Выйдя следом за Спалко из дверей отеля, Борн осознал еще одну вещь. «Мы теперь — одного поля ягоды, — подумал он. — Мы оба — хамелеоны, использующие одни и те же средства для того, чтобы спрятать от окружающих свою истинную личину». Мысль о том, что он является для секретных служб всего мира таким же врагом, как Спалко, казалась дикой и не давала покоя.

В следующий момент после того, как Борн оказался на улице, он понял, что отель намертво блокирован. С восхищением профессионала он наблюдал за тем, как Спалко непринужденной походкой направляется к автостоянке, специально выделенной для автомобилей сотрудников служб безопасности. Хотя она и находилась внутри кордона, людей там не было, поскольку вход на нее без особого распоряжения не дозволялся даже охранникам.

Борн последовал за Спалко, но почти сразу потерял его среди верениц стоящих машин. Тогда он перешел на бег. Сзади послышались крики. Борн дернул на себя дверь первой попавшейся на его пути машины — американского джипа. Пошарив под пластиковой панелью приборов, он нашел провода, ведущие к замку зажигания, и вырвал их, но тут же услышал, как зарычал мотор еще одной машины, стоявшей неподалеку. Поглядев вбок, Борн увидел Спалко, который выруливал со спецстоянки на украденной им машине.

Крики становились все громче, а вместе с ними — и топот сапог по асфальту. Раздались выстрелы. Борн, понимая, что в его распоряжении — считанные секунды, закоротил провода. Двигатель джипа чихнул и заработал, после чего Борн утопил педаль в пол, и машина, взвизгнув покрышками, сорвалась с места и помчалась по направлению к блокпосту, установленному на выезде с парковки.

* * *

Ночь была безлунной, но, в соответствии с общепринятыми стандартами, ее и ночью-то назвать было нельзя. Безжизненная, пресная темнота нависла над Рейкьявиком, свесившись с небесных высей наподобие пыльного одеяла цвета устричных раковин. Повторяя маневры Спалко, машина которого виляла по крутым поворотам города, Борн понял, что тот направляется на юг.

Это показалось Борну странным, поскольку со стороны Спалко было бы логичным направиться в аэропорт. Однако чем дольше Борн размышлял над этим, тем менее парадоксальным ему казался выбор Спалко. Теперь он знал своего противника гораздо лучше, чем в начале их противостояния. Мозг Спалко был уникален, самым высшим наслаждением для него было составлять единую картину из разрозненных кусочков головоломки. Это был мастер невероятных сценариев и неожиданных поворотов, человек, которому доставляло гораздо большее удовольствие загнать противника в ловушку, нежели просто убить его.

Итак, аэропорт Кефлавик исключается. Этот путь отхода слишком очевиден, Спалко наверняка предусмотрел это обстоятельство и подобрал для себя какой-то другой коридор. Борн попытался восстановить в памяти карту города из компьютера, полученного от Оскара. Что находится к югу от города? Хафнарфьёрдюр — рыбацкий поселок, слишком маленький для того, чтобы там мог приземлиться самолет Спалко. Берег — вот в чем дело! Ведь, в конце концов, они находятся на острове, и Спалко, конечно же, решил убраться отсюда морем.

В этот ночной час шоссе было почти пустым, а когда город остался позади, другие машины и вовсе перестали попадаться. Дорога стала уже и принялась петлять между холмов и прибрежных скал. После того как машина Спалко скрылась за особо крутым поворотом, Борн выключил фары и увеличил скорость. Сам он видел задние габаритные огни машины, ехавшей впереди него, но надеялся на то, что его самого Спалко, глядя в зеркало заднего вида, не заметит. На каждом из поворотов он терял автомобиль Спалко из виду, и это таило в себе определенный риск, но иного выхода у него не было. Спалко должен поверить в то, что ему удалось избавиться от «хвоста».

Из-за полного отсутствия деревьев пейзаж выглядел суровым, безжизненным и напоминал театральные декорации, отчего возникало жутковатое ощущение, что ты попал в страну вечной зимы. В необъятном небе метались силуэты морских птиц, то взлетая под облака, то падая к самой поверхности моря. При виде этих вольно парящих созданий Борн испытал чувство освобождения, и мрачные бетонные подземелья отеля «Оскьюлид» показались ему кошмарным сном. Невзирая на холод, он опустил оба стекла и полной грудью вдыхал соленый морской воздух. Справа распростерся широкий луг, усеянный крапинками полевых цветов, и запах стал сладким.

Дорога сузилась еще больше и повернула к морю. Теперь она вилась по узкой горной долине с буйной растительностью — травой и невысокими кустарниками. Дорога пошла под уклон, и спуск сделался круче. Машина Спалко то маячила впереди, то исчезала за очередным поворотом. После одного из них взгляду Борна открылись воды Северной Атлантики, ее грифельная поверхность тускло отсвечивала в призрачном свете луны.

Машина Спалко ушла на новый виток асфальтового серпантина, и Борн повторил этот маневр, однако очередной поворот располагался так близко, что Спалко уже скрылся за ним, поэтому, несмотря на явный риск, Борну пришлось еще сильнее надавить на педаль акселератора.

Уже почти преодолев крутой поворот, Борн услышал знакомый звук, который из-за свиста ветра прозвучал едва слышно. Такой звук издавал при стрельбе его керамический пистолет; Переднее левое колесо его джипа лопнуло, и машина закрутилась вокруг своей оси. Краем глаза Борн заметил Спалко с пистолетом в руке. Он бежал по направлению к своей машине, стоящей на обочине. Однако времени глядеть по сторонам у Борна не было — необходимо было справиться с управлением и не позволить джипу вылететь с дороги, поскольку слева тянулся глубокий обрыв, уходящий к морю.

Борн включил нейтральную передачу, но этого оказалось недостаточно. Необходимо было выключить двигатель, но без ключа зажигания и это было невозможным. Задние колеса соскочили с дороги. Борн расстегнул ремень безопасности, напрягся и ждал. Продолжая вращаться, машина вылетела с дороги и, дважды перевернувшись, медленно поплыла по воздуху. На Борна дохнуло раскаленным металлом, он явственно ощутил едкий запах горящего то ли пластика, то ли резины.

Борн успел выпрыгнуть из кабины за долю секунды до того, как машина ударилась о склон горы и превратилась в огненный шар. В воздух взметнулся столб пламени, и в его свете Борн увидел внизу маленькую бухту, на поверхности которой, обращенная носом к берегу, покачивалась рыбацкая шхуна.

* * *

Спалко, словно обезумев, гнал машину к берегу и резко затормозил в тупике, которым кончалась дорога, ведущая к берегу бухты. Оглянувшись на джип, догорающий на склоне утеса, он со злостью подумал: «Все, к черту Джейсона Борна! Его больше нет!» Однако забыть его, к сожалению, не удастся еще очень долго — слишком дорого обошлось его вмешательство в планы Спалко, который лишился теперь и NX-20, и чеченцев, которым была уготована роль жертвенных баранов. Столько месяцев кропотливой подготовки — и все пошло прахом!

Он вышел из машины и двинулся по плотному ковру выброшенных на берег сухих водорослей. Хотя был высокий прилив и шхуна покачивалась на волнах рядом с берегом, с нее за ним уже выслали шлюпку. На борту находились лишь несколько членов команды во главе с капитаном, которому Спалко позвонил сразу же после того, как ему успешно удалось улизнуть из отеля, миновав блокпосты охраны. Как только он забрался в шлюпку, один из матросов оттолкнулся веслом от берега, и шлюпка взяла обратный курс.

Спалко был вне себя от злости, поэтому в течение всего недолгого путешествия к судну не было произнесено ни слова, и весь путь они проделали в гнетущем молчании. И, только оказавшись на борту шхуны, Спалко приказал:

— Приготовьтесь сниматься с якоря, капитан.

— Прошу прощения, сэр, а как же все остальные?

Спалко в бешенстве схватил капитана за отвороты куртки.

— Я отдал приказ, капитан, и извольте выполнять его.

— Да-да, сэр, конечно, — пролепетал моряк, напуганный диким блеском в глазах Спалко. — Но большая часть экипажа — на берегу, а нас тут только трое: я и двое матросов. Поэтому нам понадобится больше времени, чем обычно.

— Вот и не теряйте его, черт бы вас подрал! — рявкнул Спалко и, оттолкнув капитана, стал спускаться в каюту.

Вода была ледяной и непроницаемой, словно чернила. Борну было необходимо как можно скорее оказаться на борту рыбацкой шхуны. Уже через полминуты после того, как он, оттолкнувшись от дна, поплыл по направлению к судну, пальцы на руках и ногах стали неметь, а затем он и вовсе перестал их чувствовать.

Две минуты, которые понадобились Борну, чтобы добраться до шхуны, показались ему самыми долгими в жизни. Ухватившись за измазанный машинным маслом перлинь, Борн вытянул себя из воды и, ежась от пронизывающего ветра, стал перебирать руками по стальному тросу, приближаясь к борту шхуны.

Неожиданно Борна охватило странное, жутковатое ощущение: ему на миг показалось, что он находится не в Исландии, преследуя Степана Спалко, а в Марселе, тайно пробираясь на борт роскошной яхты, чтобы выполнить приказ и уничтожить международного преступника Карлоса Шакала. Именно там, в Марселе, начался этот кошмар, когда после схватки с Карлосом его подстрелили и выбросили за борт, в результате чего он потерял память.

Когда Борн перелез через планшир и оказался на палубе баркаса, его вдруг охватил страх — тяжелый, парализующий. Он оказался точно в такой же ситуации, как тогда, когда впервые потерпел неудачу при выполнении задания, и поэтому теперь ощутил себя незащищенным, беспомощным, словно у него на лбу горело клеймо: «Неудачник». Борн едва не споткнулся, но тут перед его внутренним взором всплыл образ Хана, и он вспомнил, как спросил его в их первую встречу: «Кто вы?» Только теперь Борн понял: Хан и сам не знал ответа на этот вопрос, и, если Борн не поможет ему, он так никогда этого и не узнает. Борн вспомнил, как там, в подвале отеля, Хан опустился на колени и положил на пол оружие, и теперь ему подумалось о том, что Хан тогда избавился не только от автомата, но и, возможно, от изрядной ненависти, которая до этого клокотала в нем беспрерывно.

Сделав глубокий вдох, Борн сконцентрировал мысли на том, что ему предстояло сделать сейчас, и, крадучись, двинулся по палубе. Капитан и его помощник находились в рулевой рубке и были настолько поглощены приготовлениями к отплытию, что Борну ничего не стоило отправить обоих в нокаут. Веревок тут было в изобилии, и Борн как раз занимался тем, что связывал морским волкам руки, когда за его спиной прозвучал голос Спалко: — Полагаю, вам стоит оставить кусок веревки и для себя самого.

Борн в этот момент сидел на корточках. Моряков он до этого уложил на бок, прижав их спинами друг к другу. Теперь он незаметно для Спалко достал из рукава нож с выпрыгивающим лезвием и тут же подумал, что допустил роковую ошибку. Помощник капитана лежал к нему спиной и не мог ничего видеть, но сам капитан смотрел на Борна широко раскрытыми глазами и видел каждое его движение. Борн ожидал, что капитан крикнет, предупредит Спалко, но, как ни странно, тот не издал ни одного звука, не сделал ни единого жеста, который мог бы заставить Спалко насторожиться. Капитан просто закрыл глаза, как если бы уснул.

— Встаньте и повернитесь! — приказал Спалко.

Борн повиновался, но при этом держал правую руку позади себя, пряча ее за спиной. Спалко, одетый в выглаженные джинсы и грубой вязки свитер с высоким воротом, стоял на палубе, широко расставив ноги. В руке он сжимал керамический пистолет Борна. А тот вновь испытал странное ощущение, почувствовав, будто время сместилось. Спалко, как некогда Карлос, одержал над ним верх, и теперь этому негодяю остается только нажать на курок, а затем сбросить бездыханное тело Борна за борт. Однако это были не теплые воды Средиземного моря, а ледяная пучина Северной Атлантики, и на помощь рассчитывать не приходится. Уже через считанные минуты он погибнет от переохлаждения и пойдет ко дну.

— Ну никак вы не хотите умирать, а, мистер Борн? До чего же вы упрямый человек!

Борн кинулся на Спалко, выбросив перед собой руку с ножом. От неожиданности Спалко отпрянул и в тот же миг нажал на курок, но слишком поздно: пуля, не причинив Борну вреда, просвистела возле его уха, зато нож глубоко вонзился в бок Спалко. Он зарычал от боли и попытался прижать дуло пистолета к щеке Борна, но тот отпрыгнул в сторону. Спалко попробовал достать противника ударом согнутой в колене ноги, но Борн снова увернулся и упал спиной на палубу.

Видимо, вспомнив о самом уязвимом месте Борна, Спалко изо всех сил ударил его по сломанным ребрам, отчего тот едва не потерял сознание, а затем выдернул из своего тела нож и швырнул его за борт. После этого Спалко наклонился, схватил Борна за одежду и потащил к планширу. Борн попытался сопротивляться, но тогда Спалко ударил его ребром ладони и, кое-как подняв на ноги, заставил перегнуться через борт шхуны.

Борн то терял сознание, то вновь приходил в себя, но все же черная ледяная купель, в которую погрузилась его голова, заставила измученного мужчину окончательно очнуться и осознать, что еще немного, и он погибнет. Все повторялось по тому же сценарию, что и много лет назад. Борн изнемогал от боли, едва мог дышать, но в этот момент он подумал о жизни. Нет, не о той, которую у него пытались отобрать в эти секунды, а о той, которую он не успел прожить до конца, которая еще ждала его. Нет, он не позволит ограбить себя еще раз!

Когда Спалко напрягся, пытаясь сбросить его за борт, Борн ударил его ногой, вложив в это движение все оставшиеся силы. С отвратительным чавкающим звуком его каблук погрузился в лицо Спалко, раздробив тому челюсть и отшвырнув его назад. Прижав руку к исковерканному лицу, Спалко взвыл, а Борн перевернулся, вскочил и кинулся на врага. У Спалко уже не оставалось времени прицелиться — Борн взломал его защиту, и все же он успел выстрелить. Пуля угодила Борну в плечо. Он пошатнулся, но устоял на ногах.

Следующим движением Борн впился скрюченными пальцами в сломанную челюсть Спалко. Тот завопил от боли, и, воспользовавшись этим, Борн вырвал из его руки пистолет. Затем он прижал дуло к подбородку Спалко и нажал на спусковой крючок.

Звук выстрела оказался почти беззвучным, но удар пули был столь сильным, что подбросил тело Спалко над палубой и швырнул его за борт. Выдающийся филантроп и гениальный террорист упал в воду.

Несколько мгновений Борн смотрел на безжизненное тело, плававшее в воде лицом вниз и безвольно качавшееся на волнах, которым не было покоя. А затем труп начал погружаться, словно нечто тяжелое и огромное тянуло его в глубь океанской пучины.


Содержание:
 0  Возвращение Борна : Эрик Ластбадер  1  Часть первая : Эрик Ластбадер
 2  Глава 2 : Эрик Ластбадер  4  Глава 4 : Эрик Ластбадер
 6  Глава 6 : Эрик Ластбадер  8  Глава 8 : Эрик Ластбадер
 10  Глава 10 : Эрик Ластбадер  12  Глава 2 : Эрик Ластбадер
 14  Глава 4 : Эрик Ластбадер  16  Глава 6 : Эрик Ластбадер
 18  Глава 8 : Эрик Ластбадер  20  Глава 10 : Эрик Ластбадер
 22  Глава 12 : Эрик Ластбадер  24  Глава 14 : Эрик Ластбадер
 26  Глава 16 : Эрик Ластбадер  28  Глава 18 : Эрик Ластбадер
 30  Глава 20 : Эрик Ластбадер  32  Глава 12 : Эрик Ластбадер
 34  Глава 14 : Эрик Ластбадер  36  Глава 16 : Эрик Ластбадер
 38  Глава 18 : Эрик Ластбадер  40  Глава 20 : Эрик Ластбадер
 42  Глава 22 : Эрик Ластбадер  44  Глава 24 : Эрик Ластбадер
 46  Глава 26 : Эрик Ластбадер  48  Глава 28 : Эрик Ластбадер
 49  Глава 29 : Эрик Ластбадер  50  вы читаете: Глава 30 : Эрик Ластбадер
 51  Глава 31 : Эрик Ластбадер  52  Глава 21 : Эрик Ластбадер
 54  Глава 23 : Эрик Ластбадер  56  Глава 25 : Эрик Ластбадер
 58  Глава 27 : Эрик Ластбадер  60  Глава 29 : Эрик Ластбадер
 62  Глава 31 : Эрик Ластбадер  63  Эпилог : Эрик Ластбадер
 64  Использовалась литература : Возвращение Борна    



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap