Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 20 : Гэвин Лайл

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34

вы читаете книгу




Глава 20

Уже в начале седьмого, хмурым, пасмурным утром мы добрались до здания аэропорта. Внутри все еще горел свет, но он уже начинал казаться тусклым на фоне розовато-лилового сияния, просачивавшегося из-за гор с востока.

На стоянке напротив входа стояло несколько машин, а рядом с ними небольшой автобус с прицепом для багажа. Света в нем не было.

— Зайдем внутрь и приведем себя в порядок, — предложил я. Встречаемся у входа через пять минут.

Глядя вслед удалявшейся мисс Джармен, и подумал, что даже при ярком освещении по ее виду никак нельзя было сказать, что она почти пять часов тряслась в кузове фургона, а затем совершила двухмильную пешую прогулку по сырым полям с препятствиями в виде изгородей и заборов. Она обладала прирожденным лоском, к которому грязь просто не приставала. Лицо ее слегка побледнело, да ноги промокли — и все.

Маганхард выглядел так, будто только что проиграл серьезный бой с дикой кошкой. Его щегольской непромокаемый плащ цвета бронзы был весь измят, заляпан грязью и порван в двух местах; брюки промокли и испачкались, волосы были всклокочены. Он просто стоял — взъерошенный, раздраженный, несчастный и исполненный решимости сохранять и дальше этот имидж. Он по-прежнему считал, что я повел его отвратительным маршрутом без всякой необходимости, и, черт побери, не понимал, с какой стати он должен с этим мириться.

Мы проводили его в умывальную комнату, прикрывая с обеих сторон. Мы с Харви выглядели не так уж плохо — правда, главным образом потому, что наша одежда и прежде выглядела не блестяще. Харви был бледен, глаза его ввалились, морщины на лице обозначились резче, но он заметно приободрился.

Только я начал приводить себя в порядок, как Маганхард заявил:

— Вы забыли, что мы должны позвонить Мерлену. Я и вправду умудрился позабыть об этом и был бы рад не вспоминать и дальше, однако путешествие оплачивал все-таки он. Я почистил плащ, умылся, вымыл ботинки и, причесавшись, отправился на поиски телефона: в моем распоряжении оставалось четыре минуты.

Я позвонил в отель Мерлену, сказал телефонистке, что это tres important[61], и наконец связался с самим Мер-леном.

— Mon Dieu![62] — взорвался он. — Что там с вами стряслось? После Динадана от вас никаких известии! Уже больше суток! Все, чем я располагаю, — это радио и газеты, и кругом только и разговоров, что о перестрелке в Оверни! Что за…

— Помолчите, Анри, — оборвал я его. — Мы уже здесь. Если желаете повидаться с нами, минут через двадцать мы будем на станции Корнавен.

Последовала пауза, затем он произнес:

— Я вас там встречу.

— Просто пройдите через билетную кассу к буфету.

Кто-то проскользнул в соседнюю кабину. Я мельком глянул через стекло и, торопливо проговорив: — В общем, встретимся в Корнавене через двадцать минут, — повесил трубку.

Я выскочил наружу и очутился в соседней кабине, прежде чем мисс Джармен закончила набирать номер. С размаху хлопнув рукой по рычажку телефона, я прервал связь, а другой рукой рывком выдернул ее из кабинки.

Она изобразила на лице невинное удивление:

— И зачем же вы….

— На границе вы держались молодцом, — мрачно заметил я. — Ни к чему сейчас портить впечатление. Я же вам сказал — все звонки запрещены.

— Но я всего лишь хотела позвонить в замок.

— Могли бы спросить у меня разрешения. Одной рукой я крепко держал ее под локоть и, пока мы шли через зал, со стороны нас никак нельзя было принять за влюбленную парочку во время медового месяца.

— Но я подумала, что вы можете не разрешить, — проворковала она.

Я лишь метнул на нее взгляд и промолчал. Мы подошли ко входу одновременно с Харви и Маганхардом. В автобусе включили свет, и пассажиры с утомленным видом забирались в салон. Судя по обилию бород и гитар, они, похоже, прибыли каким-нибудь дешевым ночным рейсом из Парижа или Лондона. Я-то рассчитывал на более высокий класс — из соображений маскировки, а не снобизма. Каким бы помятым ни был Маганхард, его все же никак нельзя было принять за студента.

Но по крайней мере студенты не читают криминальной хроники в газетах. Мы забрались в автобус и оплатили проезд, не привлекая ничьего внимания.

Я сел рядом с мисс Джармен, Маганхард сразу позади нас. Откинув голову назад, я сказал:

— Возможно, на станции встретимся с Мерленом.

— На какой? — осведомился Маганхард.

— Корнавен, железнодорожная станция, где находится конечный пункт следования автобуса. Когда доберемся туда, разделимся. Харви останется со мной.

— Нет, — тут же возразил Харви. — Правило номер один гласит: телохранитель должен неотступно находиться при охраняемом теле.

— Знаю, — кивнул я. — Но на станции никто не станет затевать стрельбу. Сейчас для нас представляют опасность легавые. Я хочу, чтобы вы оставались сзади, вместе со мной, дабы удостовериться, что никто не висит у Маганхарда на хвосте, — или же впереди, чтобы проверить, не поджидает ли его кто-нибудь.

— Ладно. Пожалуй, сделаем так, — согласился он, сочтя мои соображения разумными.

— И что же будем делать дальше? — продолжал допытываться Маганхард.

— Сядем на поезд до Берна.

— Я считал, что мы возьмем напрокат машину.

— Пока что не возьмем. И все прочие, рассчитывавшие на это, также ошиблись.

— Полагаю, вы имеете в виду меня, — холодно заметила мисс Джармен.

— Я говорю вообще.

Автобус заполнился пассажирами, теперь люди сидели слишком близко от нас, и продолжать разговор было небезопасно.

* * *

В это время суток, ранним утром, автобус долетел до конечной остановки за десять минут, и в половине седьмого мы уже были на станции Корнавен.

Остальные пассажиры, наступая друг другу на ноги, устремились за своими гитарами. Я повернулся к Маганхарду.

— Идите впереди с мисс Джармен. Возьмите два билета второго класса до Берна — пусть она их купит. Затем поднимайтесь на платформу. Нас вы не знаете.

— Раз уж я должна покупать билеты, — заметила девушка, — мне понадобятся швейцарские деньги.

— Они у вас и так есть. Вы ведь звонили по телефону, или забыли?

Она одарила меня испепеляющим взглядом и вышла из автобуса.

Мы с Харви дали им пройти десять ярдов, а затем прогулочным шагом двинулись следом.

Билетная касса представляла собой мрачное помещение в стиле «модерн»; сколько его ни отмывай и ни отапливай, оно всегда будет казаться грязным и холодным. Специфическая особенность железнодорожных станций.

Там было несколько рабочих-строителей, отправлявшихся на работу в пригород, и десятка полтора пассажиров, прибывших ночным поездом из Парижа и Лондона, но на всех лицах застыло одно и то же пустое и бессмысленное выражение, которое встретишь разве что на фотографиях, сделанных в концентрационных лагерях. Судя по их виду, в это время суток они и самих себя-то вряд ли узнают в зеркале, не говоря уже о том, чтобы опознать человека, находящегося в розыске.

Мы с Харви совершили быстрый обход помещения касс, затем он коротко мотнул головой. Я согласился: никто не смахивал на переодетого полицейского.

Работала только одна касса. Маганхард слегка под-отстал, в то время как девушка направилась к окошечку. Я кивнул Харви, и он двинулся вверх по длинному, тускло освещенному наклонному туннелю, ведущему к платформам.

Если держишь станцию под наблюдением, удобнее всего поджидать именно там, наверху, возле стойки буфета, где всем придется проходить мимо вас и можно, не привлекая к себе лишнего внимания, просто стоять и ждать.

Я подошел и встал в очередь за билетами позади мисс Джармен. Повернувшись, она посмотрела прямо сквозь меня.

Краем глаза я заметил, что она подошла к Маганхарду и они двинулись по туннелю к платформам, а затем внезапно остановились. Я схватил свои билеты и огляделся по сторонам.

Через зал вприпрыжку семенил, весьма смахивая на белый резиновый мячик, Анри Мерлен в своем аккуратном, дождевике. Он увидел Маганхарда, но не заметил; меня. Я инстинктивно оглянулся.

Худощавый мужчина в грязном плаще свободного покроя и зеленой фетровой шляпе с узкими полями торопливо протолкался через главный вход, но тут же оста. новился и, поспешно отвернувшись, принялся изучать расписание поездов. Черт!

Я намеревался проинструктировать Мерлена, чтобы он убедился, что за ним нет слежки, и, кроме того, не заговаривал ни с кем из нас, пока и я тоже в этом не удостоверюсь. Но мне не хватило времени, и все благодаря этой девице и ее страсти к телефонным звонкам!

Мерлен с Маганхардом торопливо переговаривались. Я повернулся к ним спиной и бочком двинулся к дверям, не сводя глаз с Плаща. Он обернулся и устремил на них пристальный взгляд, чересчур пронзительный и живой для столь раннего часа.

Необходимо было что-то срочно предпринять. Я должен был увести отсюда Маганхарда, прежде чем Плащ поймет, кто он такой, если только он уже не догадался об этом. Пока я наблюдал за ним, он вдруг вытащил из кармана сложенную газету, развернул ее и принялся торопливо просматривать, будто что-то искал.

Мерлен, Маганхард и девушка все еще стояли у начала туннеля. Я прошел мимо них и, углубившись в туннель на несколько ярдов, оказался вне поля зрения Плаща, но они-то меня по-прежнему видели. Я принялся яростно размахивать руками, и девушка подошла ко мне.

— За Мерленом хвост, — быстро сказал я. — Уводите Маганхарда и поднимайтесь на платформу. И запомните: вы по-прежнему не знакомы ни со мной, ни с Харви. Ясно?

Она кивнула. Я повернулся и стал подниматься по туннелю. Харви отделился от небольшой толпы, попивающей кофе у ярко освещенной стойки закусочной, и сказал:

— Здесь тоже все чисто.

Я мотнул головой в сторону туннеля.

— Прибыл Мерлен и за ним хвост. Я велел им оторваться от него.

* * *

— Боже правый! — воскликнул Харви и направился к туннелю. Место телохранителя — рядом с телом. Но я остановил его.

— Если это легавый, все равно уже слишком поздно, а если нет — там, внизу, стрельбы наверняка не будет. Просто поглядим, засек ли он Маганхарда. — Я стал теснить Харви обратно в толпу у закусочной. Он смерил меня каменным взглядом, потом пожал плечами и повиновался.

Маганхард с девушкой вышли из туннеля, миновали буфет и подошли к расписанию. Человек в плаще поднялся следом за ними и слегка притормозил, заметив, что они остановились.

Мне даже не потребовалось указывать на него пальцем. Бестолковым он быть не мог, значит, вероятно, ему просто не повезло — пришлось висеть на хвосте у людей, торопливо продирающихся сквозь толпу, шествовавшую со скоростью разбуженных мертвецов. Но для того, кто его искал, эти смены темпа ходьбы были столь же очевидны, как пронзительный визг в тишине ночи.

— Итак, он знает, — мрачно изрек Харви. — Теперь нам нельзя рисковать и садиться в поезд.

— Придется садиться. Ничего другого просто не остается. Если он последует за нами — значит, по крайней мере никуда не успеет позвонить.

— В этом что-то есть.

Маганхард и девушка повернулись и поднялись по лестнице на платформу номер три. Человек в плаще устремился за ними. Харви вразвалочку двинулся следом, держась в нескольких ярдах позади него.

Я уже собрался было спуститься обратно к туннелю, как оттуда появился Мерлен; бодрости и пружинистости в его походке несколько поубавилось. Он мельком глянул на меня и отвернулся, дожидаясь, когда я сам к нему подойду. Что я и сделал.

— Канетон, что происходит? — Он побледнел и выглядел встревоженным.

— Вы привели за собой хвост, черт побери. Теперь он следит за Маганхардом.

— Pas possible![63] — Лицо его исказилось в страдальческой гримасе. — Я просто идиот! Слишком многое подзабыл. Что же мне теперь делать? — Затем он принял решение. — Я поеду с вами. И помогу с ним разделаться.

Произнес он это таким тоном, словно готов был спихнуть нашего нового приятеля под поезд.

— Нет, черт возьми, никуда вы не поедете, — торопливо проговорил я. У меня и без того проблем хватает.

Можете сообщить мне хоть что-то полезное? Знаете что-нибудь об этом Галлероне, бельгийце, который, судя по всему, нас и преследует?

— Я пытался выяснить через друзей в Брюсселе, но… — Он слегка пожал плечами. — Никто его не знает. Думаю, это вымышленное имя. А для акций на предъявителя ему вообще не требуется никакого имени.

Я мрачно кивнул.

— Примерно этого я и ожидал. Что ж, свое дело он безусловно знает.

Наверху прогрохотал, подходя к платформе, поезд.

— До встречи в Лихтенштейне сегодня ночью. Постарайтесь, чтобы за вами не было хвоста.

Когда я побежал к лестнице, Мерлен все еще всплескивал руками, демонстрируя угрызения совести, печаль и отчаяние. В этом деле французским адвокатам нет равных.


Содержание:
 0  Успеть к полуночи : Гэвин Лайл  1  Глава 2 : Гэвин Лайл
 2  Глава 3 : Гэвин Лайл  3  Глава 4 : Гэвин Лайл
 4  Глава 5 : Гэвин Лайл  5  Глава 6 : Гэвин Лайл
 6  Глава 7 : Гэвин Лайл  7  Глава 8 : Гэвин Лайл
 8  Глава 9 : Гэвин Лайл  9  Глава 10 : Гэвин Лайл
 10  Глава 11 : Гэвин Лайл  11  Глава 12 : Гэвин Лайл
 12  Глава 13 : Гэвин Лайл  13  Глава 14 : Гэвин Лайл
 14  Глава 15 : Гэвин Лайл  15  Глава 16 : Гэвин Лайл
 16  Глава 17 : Гэвин Лайл  17  Глава 18 : Гэвин Лайл
 18  Глава 19 : Гэвин Лайл  19  вы читаете: Глава 20 : Гэвин Лайл
 20  Глава 21 : Гэвин Лайл  21  Глава 22 : Гэвин Лайл
 22  Глава 23 : Гэвин Лайл  23  Глава 24 : Гэвин Лайл
 24  Глава 25 : Гэвин Лайл  25  Глава 26 : Гэвин Лайл
 26  Глава 27 : Гэвин Лайл  27  Глава 28 : Гэвин Лайл
 28  Глава 29 : Гэвин Лайл  29  Глава 30 : Гэвин Лайл
 30  Глава 31 : Гэвин Лайл  31  Глава 32 : Гэвин Лайл
 32  Глава 33 : Гэвин Лайл  33  Глава 34 : Гэвин Лайл
 34  Использовалась литература : Успеть к полуночи    



 




sitemap