Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 12 : Мишель Лебрен

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22

вы читаете книгу




Глава 12

На первый взгляд вилла занимала неприступное стратегическое положение. Возвышаясь на вершине холма над городом, она была окружена обширным парком и высокой стеной. Холм пересекала проезжая дорога, вдоль двух других дорог располагались частные владения.

Наемник Корпорации изучил местность.

Проехав мимо виллы, он остановился, вышел из машины и медленно вернулся назад. Он увидел «дофин», припаркованный недалеко от ограды, и человека, который топтался рядом под палящим солнцем.

Он увидел и машину жандармов с рацией, стоящую в конце ограды перпендикулярно «дофину». Таким образом, два возможных доступа к вилле находились под наблюдением.

Прекрасно,

Убийца продвигался по переулку между двумя ветхими стенами, делая большой крюк, чтобы не попадаться лишний раз на глаза полицейскому, наблюдающему за местностью.

В конце концов он добрался до какого-то кафе, перед которым в тени платана четверо мужчин в матерчатых туфлях обсуждали партию в шары. Он вошел, заказал пастис и закрылся в телефонной будке.

Он попросил соединить его с жандармерией и взволнованным голосом произнес:

— Столкновение по дороге на Больё, вышлите подкрепление, погибло по крайней мере человек десять, необходимо очистить проезд!

Он резко прервал свою тираду, проглотил пастис и вернулся к вилле, чтобы проверить результат своей хитрости.

Получив информацию из жандармерии, машина с рацией исчезла, полицейский с «дофином» остался один. Он переместился на угол стены и таким образом мог просматривать оба направления.

Незамеченный, убийца приближался к полицейскому. Он перешел дорогу, прячась за Проезжавшим грузовиком, и очень быстро подошел к «дофину». Как он и предполагал, в машине был радиопередатчик.

Полицейский почувствовал опасность, когда заметил этого рослого парня, неизвестно откуда взявшегося. Но слишком поздно. Он не успел завершить движение руки к карману.

С невероятной силой Жак Стенэй ударил его ребром ладони по переносице.

У полицейского из Интерпола подогнулись колени, и он рухнул на руки своего агрессора.

Скрипнув тормозами, остановилась машина, и вездесущий идиот доброжелатель спросил:

— Что случилось? Я могу чем-нибудь помочь?

— Солнечный удар, вы же видите, у него идет кровь... Помогите мне перенести его в «дофин»

Удар Жака был таким быстрым, что свидетель не видел его. При помощи любезного автомобилиста Жак оттащил тело полицейского в «дофин», затем уселся за руль, отодвинув сиденье, чтобы уместить свои длинные ноги.

— Спасибо, друг.

— Не за что, это вполне естественно!

Свидетель сел в машину и исчез. Убийца размышлял, стоит ли прикончить полицейского? И решил, что не стоит, так как у того не было времени разглядеть его лицо. Он ограничился тем, что связал полицейскому руки его же собственным ремнем, затем перетащил его на переднее сиденье.

Включив зажигание, он отвел машину в переулок, откуда ее не будет видно жандармам, когда они вернутся, что произойдет очень скоро. Но все же им понадобится добрая четверть часа. А за четверть часа он многое успеет.

Прежде чем выйти из «дофина», рукояткой пистолета он разбил рацию. Затем, выбрав место, где с дороги его не будет видно, он взобрался на ограду виллы при помощи своей веревки с крюком.

Он мягко спрыгнул в парк и снял веревку. Когда работа будет выполнена, ему надо уйти через какую-нибудь соседнюю виллу.

Довольно долго он осматривался, опасаясь, что полиция могла расставить своих людей и в парке, и в доме.

Он осторожно пересек голое пространство, в центре которого находился бассейн, ожидая каждую секунду крика или пули.

Но из дома с опущенными жалюзи не донеслось ни звука. Может быть, они находились за дверью., — вооруженные до зубов, готовые открыть огонь? Ему не было страшно. Прежде чем пройти по террасе, он снял свои белые мокасины и сунул их в карманы пиджака.

Он миновал входную дверь, не останавливаясь дошел до другой стороны дома. Окна там тоже были закрыты.

Он спокойно закурил сигарету. В тени стены, невидимый снаружи, он дожидался возвращения жандармов. Это входило в его план. Узнав, что вызов был ложным, они скоро вернутся на свой пост и, не обнаружив «дофина», заподозрят, что что-то не так, и придут расспросить обитателей виллы.

Прошло еще десять минут, и он услышал шум мотора машины с рацией. Он прислушался, и ему удалось уловить разговор жандармов,

Странно все это!

Точно что-то произошло.

— Нужно выяснить.

Он довольно улыбнулся, раздавил сигарету о подошву. Ожидаемый момент настал. Жандармы нажали на кнопку звонка на ограде.

Дверь виллы открылась в двух метрах от убийцы. Он скосил глаза и увидел Марию, которая, шаркая ногами, направилась к ограде.

Мягким прыжком он подскочил к открытой двери и через секунду вошел в дом.

Еще двух шагов ему было достаточно, чтобы подойти к двери погреба. Он открыл ее, спустился по первым двум ступенькам и тихонько закрыл ее за собой.

Затем он спустился дальше, осторожно продвигаясь в темноте к связанному человеку, который, как он полагал, находился здесь. Он ощупал тело, сел рядом с ним и сказал:

— Привет, приятель, это опять я.

— Кто вы? — донесся хриплый голос.

— Я. Я вчера уже приходил сюда посмотреть. Помнишь? Но я тебе ничего не сказал.

— Развяжите меня, я с ума сойду,

— Сейчас. Расскажи мне сначала, почему тебя здесь заперли.

— Эта идиотка приняла меня за преступника. А меня наняли защищать ее!

Убийца расхохотался.

— Смешно. А я — тот, кто сейчас убьет ее, представляешь!

С яростным криком Патрик еще раз попытался порвать веревки. Жак осторожно проверил их прочность и для большей уверенности засунул носовой платок в рот несчастному Затем он объяснил ему свой план:

— В этот момент жандармы прочесывают парк. Они ничего не найдут, и не без основания: ведь я здесь с тобой. Хозяйка им не позволит войти в дом. Они уйдут несолоно хлебавши, а у меня будет свободное поле действия.

По крайней мере если тип в «дофине» еще не придет в себя. В принципе обморок должен продлиться час, а этого вполне достаточно.

Он выкурил еще одну сигарету, затем, посчитав, что время настало, поднялся и дружески похлопал Патрика по плечу.

— Привет, старина, я пошел на работу. Жаль что ты не смог меня разглядеть, позднее эта тебе наверняка пригодилось бы

В темноте он поднялся по лестнице, приоткрыл на несколько миллиметров дверь, выходящую в прихожую. Он услышал голоса двух женщин:

— Ты правильно сделала, что выгнала их! Никто не входил: все окна были закрыты и дверь тоже. К тому же убийца связан в погребе... Пойди посмотри, не удалось ли ему развязаться. Возьми мой пистолет, будь осторожна, может быть, он ждет тебя за дверью.

— Но... я боюсь.

— Тогда дай мне пистолет, я пойду сама.

Посмеиваясь про себя, убийца достал револьвер из кобуры. Большим пальцем он снял его с предохранителя.

Одно удовольствие работать в таких условиях, подумал он. Девица сейчас подойдет, откроет дверь погреба и не успеет охнуть, как окажется мертвой, с пулей в сердце.

Он услышал стук каблуков по плитке коридора. Он поднял свое оружие. Девушка была по ту сторону двери. Она взялась за ручку...

Раздался телефонный звонок, к большой досаде убийцы.

— Я отвечу, — крикнула Кристина Марии.

Ее шаги удалились. Телефон находился в гостиной, и из своего укрытия убийца не упустил ни слова из разговора Кристины.

— Да, это я... Как? Американец лет пятидесяти спрашивал обо мне?.. Вы не дали ему мой адрес и правильно сделали, профессор... Нет, все хорошо, спасибо.

Убийца вскинул брови. Что понадобилось тут этому пятидесятилетнему американцу?

Но он никогда не мучился над разрешением вопросов слишком долго Приоткрыв дверь, он через узкую щель бесцеремонно оглядел коридор.

В гостиной Кристина повесила трубку. Он услышал, как она сказала Марии:

— Я думаю, кто это может быть? Какой-то американец пытался узнать мой адрес у профессора Кавиглиони... Возможно, друг Боба, проездом на побережье,..

Она сейчас пройдет через третью дверь, на несколько секунд попадет в полосу света... Он закрыл дверь, поднялся по двум последним ступенькам и стал в коридоре, раздвинув ноги, приготовившись стрелять. Дело нескольких секунд.

Стук каблуков. Третья дверь...

Он был удивлен. Женщина появилась, но через вторую дверь. И это была не Кристина, а Мария, которая в страшном испуге отшатнулась и закричала:

— Там мужчина! С...

Он выстрелил. Но Мария еще раньше рухнула в обморок. Пуля врезалась в дверной косяк, откуда разлетелись щепки как раз на том уровне, где десятью секундами раньше находилась голова служанки.

— Черт! — воскликнул убийца.

Более не медля, он бросился к двери гостиной, но когда он подошел к ней, раздался выстрел, и пуля задела его волосы.

Инстинктивно он бросился на пол, проклинав неудачу.

Перед его носом дверь захлопнулась, и он услышал звук закрывающейся задвижки. О н зная, что ee комнаты сообщаются внутренними дверями, и устремился к той, откуда вышла Мария. Ярость его нарастала. Так эта слепая еще и пистолетом умеет пользоваться!

Но Кристина не потеряла ни секунды, закрывая смежную дверь. Она была заперта в гостиной вместе с телефоном.

Он услышал, как она кричит в трубку:

— Полиция, быстрее!

Пока она тщетно звала на помощь, он выскочил из виллы, обошел вокруг и приблизился к окну гостиной. Рукояткой револьвера он разбил стекло. В то же время раздался выстрел, и он почувствовал жгучую боль в правом плече Выругавшись, он отпрянул назад и присел за одной из каменных декоративных чаш с многолетним кустарником.

Он осмотрел свой пиджак, удивился, обнаружив лишь маленькую дырочку, даже улыбнулся. Его испугал пустяк. Калибр 2,7 Салонное оружие. Если только пуля не попадет в глаз, жизнь его вне опасности. л К тому же он знал, что этот тип оружия заряжается всего пятью пулями. Две Кристина уже израсходовала.

Достав из кармана один из мокасин, он бросил его на террасу.

Хлоп! Кристина потратила третью пулю.

Другой мокасин — в другую сторону Она опять выстрелила.

Тогда он пошевелил кустарник над своей головой, на этот раз слепая не поверила и не стала стрелять.

Однако надо помешать ей перезарядить свой пистолет. Рискуя, он вышел из укрытия и перешел террасу.

Кристина больше не стреляла.

Он по-прежнему испытывал боль, которая распространялась понемногу на всю правую руку. Он переложил «Ольстер» в левую.

Вдруг он застонал. Кристина выстрелила, и пуля задела его.

Этого ему было достаточно, чтобы определить ее точное местоположение. Он поднял свой револьвер.

И тут события стали разворачиваться в ускоренном темпе. С ужасным скрежетом решетка ограды буквально взорвалась под ударом огромной американской машины, черного «доджа», настоящего танка. С выбитым стеклом, оторванным крылом, таща на себе одну из створок ворот, он остановился в десяти метрах от удивленного убийцы.

Из «доджа» выскочил толстый мужчина, весь в поту, и, подняв в мольбе руки, закричал:

— Стой! Не стреляй!

Спотыкаясь, он сделал несколько шагов к убийце, не переставая махать своими коротенькими ручками и кричать:

— Приказ изменился! По этому контракту вас нанял я! Не стреляйте!

Не доверяя, за долю секунды убийца рассмотрел этого жирного человечка, которого он никогда не видел раньше, и пустил ему пулю в голову.

С гибкостью марионетки толстячок сделал поворот и упал лицом на плиточный пол террасы.

Убийца спрятался. Теперь приближались жандармы. Нужно было спасать свою шкуру. Тем хуже для контракта.

— Бросай оружие.

Хриплый голос сзади. Холодный ствол револьвера. Инстинктивно он бросил «Ольстер».

— Вставай. Иди медленно вперед.

Тип из погреба, которого освободила, придя в себя, эта дуреха служанка. — И убийца понял, что еще не все потеряно: ведь этот парень, ослабленный из-за долгого нахождения в неудобном положении, едва способен держать оружие.

Он развернулся, схватил ствол грозного оружия и изо всех сил ударил Патрика коленом в живот. Патрик рухнул на пол, одновременно оставив свой револьвер в руке убийцы.

Жак Стенэй растерянно огляделся. Исковерканный «додж». Толстяк с разбитым черевом. Тип из погреба, корчившийся на полу от боли. В окне — искаженное от страха лицо вопящей Марии. В дверях — два полицейских с револьверами и полицейский из «дофина».

Нет, он не даст себя взять. Наугад он выстрелил в полицейских, затем побежал в противоположном направлении, по-прежнему босой, пытаясь неловкими движениями правой руки развязать веревку на поясе.

За ним слышались крики, приказания. Он добежал до угла виллы, быстро повернул в сторону бассейна.

Слепая стояла перед ним, взгляд ее невидящих глаз был пристален, губы плотно сжаты. В ее руке сверкнул маленький пистолетик. Жак сбавил скорость и попытался было сделать полукруг, чтобы уйти от Кристины.

Но та, предупрежденная шумом его шагов по гравию, следила за его движениями. Глухим голосом он сказал ей:

— Не заставляйте меня убивать вас, мадам. Дайте мне пройти.

— Это было бы слишком просто, — сказала она.

Потеря времени. Другие приближались. Он поднял свой револьвер. В конце концов, зачем ему беседовать с этой женщиной? Ему заплатили, чтобы он убил ее, ведь так?

Она выстрелила первой, с бедра.

Попавшая в него пуля заставила Жака отступить на два шага. Он упал в бассейн, откуда его вытащили полицейские.

Пока его везли в машине «Скорой помощи», у него открылось внутреннее кровотечение. Умирал он долго.

* * *

Связь с Чикаго была прекрасной. На другом конце провода Боб лишь издавал удивленные восклицания, когда Кристина не без злорадства рассказывала ему о событиях.

— У инспектора Интерпола были фотографии основных подозреваемых в смерти моего отца. В принципе он опознал человека, который явился как раз вовремя, чтобы спасти меня. Все-таки это странно, убийца моего отца погибает, пытаясь защитить меня!

— А тот человек, которого он нанял?

— Он умер после того, как во всем признался.

— Ты знаешь, здесь это дело получило большую огласку. Полиция разыскивает для допроса всех крупных шишек Корпорации. Благодаря тебе ФБР сделало большой шаг вперед... А как наши друзья Франсуа и Вероника?

— Приходят потихоньку в себя после аварки. Они, наверно, поженятся.

— Ну и дай им Бог! — усмехнулся Боб.

Он кашлянул, а потом спросил:

— А операция когда?

— Операция? Какая операция?

— Но... Твоя операция.

Кристина рассмеялась.

— Значит, ты тоже, мой дорогой, решил, что меня можно вылечить? Профессор Кавиглиони уверен в противном. О том, чтобы сделать мне операцию, и речи никогда не шло!

— Однако после первого осмотра... Он же сделал заявление в прессе, что в твоем случае имеется так много шансов на выздоровление...

— Девяносто девять из ста, точно. Но это было ложью. Он сделал это заявление по моей просьбе, чтобы оказать мне услугу и заставить убийцу моего отца предпринять что-нибудь! В конце концов, все прекрасно получилось!

— Ты, должно быть, огорчена...

— Чем? Ты знаешь, я смирилась со своей участью. А в слепоте есть даже свои плюсы... Я никогда не увижу, как я старею, дорогой...

— Я обожаю тебя. Я вернусь, как только смогу. Ты останешься в Вильфранше?

— Да, здесь чудесная погода.

— Крис... ты не слишком сердишься на меня из-за Патрика Вебера?

Кристина хитро улыбнулась.

— Из-за телохранителя?.. О нет, он был безупречен, дорогой!

Кристина положила трубку, откинула простыню, покрывавшую ее обнаженное тело, повернулась на левый бок и нежно погладила мускулистую грудь лежащего рядом Патрика.

Уткнувшись лицом в плечо своего любовника, она удовлетворенно повторила:

— Безупречен.


Содержание:
 0  По заданию преступного синдиката : Мишель Лебрен  1  Глава 1 : Мишель Лебрен
 2  Глава 2 : Мишель Лебрен  3  ВТОРАЯ ЧАСТЬ ПАРИЖ : Мишель Лебрен
 4  Глава 4 : Мишель Лебрен  5  Глава 5 : Мишель Лебрен
 6  Глава 3 : Мишель Лебрен  7  Глава 4 : Мишель Лебрен
 8  Глава 5 : Мишель Лебрен  9  ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ АВТОСТРАДА №7 : Мишель Лебрен
 10  Глава 7 : Мишель Лебрен  11  Глава 8 : Мишель Лебрен
 12  Глава 6 : Мишель Лебрен  13  Глава 7 : Мишель Лебрен
 14  Глава 8 : Мишель Лебрен  15  ЧЕТВЕРТАЯ ЧАСТЬ ВИЛЬФРАНШ : Мишель Лебрен
 16  Глава 10 : Мишель Лебрен  17  Глава 11 : Мишель Лебрен
 18  вы читаете: Глава 12 : Мишель Лебрен  19  Глава 9 : Мишель Лебрен
 20  Глава 10 : Мишель Лебрен  21  Глава 11 : Мишель Лебрен
 22  Глава 12 : Мишель Лебрен    



 




sitemap