Детективы и Триллеры : Триллер : 61 : Пьер Леметр

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  27  30  33  36  39  42  45  48  51  54  57  60  63  66  69  72  75  78  81  82  83  84  87  90  93  95  96

вы читаете книгу




61

— Видите ли, — сказал Камиль, — у нас есть некоторые сомнения относительно смерти вашей сестры. Сводной сестры, простите.

Вассер никак не отреагировал. Он пытался понять, что это значит. Сказывалась усталость. Он обдумывал этот вопрос и те, которые, вероятнее всего, последуют за ним. Он был спокоен. К смерти Алекс он никоим образом не причастен. Это было буквально написано у него на лбу. Он глубоко вздохнул, расслабился, скрестил руки на груди. По-прежнему не произнес ни слова. Только в очередной раз взглянул на часы. Затем спросил, без всякой связи с прозвучавшей ранее фразой Камиля:

— Срок моего задержания заканчивается в восемь вечера, так?

— Я вижу, смерть Алекс вас совсем не волнует.

Вассер поднял глаза к потолку, словно в поисках вдохновения. Можно подумать, что он сидит за столом не на допросе, а в ресторане, где ему предстоит сделать выбор между двумя видами десерта. Кажется, он и вправду не знал ответа на этот вопрос. Слегка пожевав губами, он сказал:

— Отчего же, ее смерть меня огорчает. Сильно огорчает. Вы же знаете, семейные связи — очень прочные… Но что вы хотите… С людьми, подверженными депрессии, такое случается…

— Я говорю сейчас не о смерти как таковой, но о том, что послужило ее причиной.

Он понял и кивнул:

— Снотворное, да, это ужасно. Алекс говорила, что у нее проблемы со сном, что без этих таблеток она не может сомкнуть глаз.

Последнюю фразу он подчеркнул особенным образом — чувствовалось, что даже сейчас, даже в таком вымотанном состоянии, он едва сдерживается, чтобы не отпустить какую-нибудь сальную шуточку по поводу этого «не может сомкнуть глаз». Но потом он добавил уже другим, преувеличенно озабоченным тоном:

— Но все же, что касается медикаментов, она могла бы найти что-то получше, чем обычное снотворное. Она ведь медсестра, ей нетрудно достать любые надежные средства…

Помолчав немного, словно раздумывая, он добавил:

— Я не знаю, каким именно образом снотворные таблетки вызывают смерть… наверное, начинаются конвульсии, судороги?..

— Если организм вовремя не избавить от этих таблеток, — ответил Камиль, — человек впадает в глубокую кому и утрачивает защитные рефлексы — в частности, дыхательных путей. Он извергает рвоту, она заполняет легкие, человек задыхается и умирает.

Вассер не удержался от гримасы отвращения. Фу… Захлебнуться собственной блевотиной — нет, такую смерть никак нельзя считать достойной.

Камиль кивнул в знак того, что понимает такие чувства. Глядя на него, вполне можно предположить — если не обращать внимания на слабую дрожь пальцев, — что он вполне разделяет мнение Тома Вассера. Он поднял голову от лежавшего перед ним досье, перевел дыхание и произнес:

— С вашего позволения, мне хотелось бы вернуться к вашему визиту в отель. В ту ночь ваша сестра умерла. Итак, вы приехали туда вскоре после полуночи?

— У вас же есть свидетели. Вам следовало обратиться к ним.

— Что мы и сделали.

— И что же?

— Они назвали время двадцать минут первого.

— Ну, пусть будет двадцать минут первого, я не против.

Вассер откинулся на спинку кресла. Его регулярные взгляды на часы более чем красноречивы.

— Итак, — снова заговорил Камиль, — вы вошли следом за ними, и это показалось им вполне естественным. Обычное совпадение — просто еще один клиент возвращался в отель в это же время… Свидетели сказали, что вы остановились у лифта. Поскольку сами они жили на первом этаже, они ушли к себе и вас больше не видели. Итак, вы поднялись на лифте.

— Нет.

— Вот как? Однако…

— Нет, а что? Куда бы вы хотели, чтобы я пошел?

— Именно этот вопрос мы себе задавали, месье Вассер. Куда же вы пошли?

Вассер нахмурился:

— Послушайте, Алекс мне позвонила, попросила меня приехать, зачем — не сказала, а после не явилась сама! Я поехал к ней в отель, но на ресепшене уже никого не застал, и я не мог выяснить, в каком номере она живет. Чего бы вы хотели? Чтобы я начал стучать поочередно во все двести номеров? «О, извините, пожалуйста, я просто ищу свою сестру!»

— Сводную сестру.

Вассер стиснул зубы, затем глубоко вдохнул, после чего продолжал, словно не расслышал этих слов:

— Я прождал ее в машине черт знает сколько времени, до отеля, в котором она остановилась, было две сотни метров, — в такой ситуации любой поступил бы, как я! Разумеется, я поехал в отель, надеясь, что найду ее в списке постояльцев — или как там это называется. Но когда я приехал, на ресепшене уже никого не оказалось, все ушли. Я сделал все от меня зависящее, но больше ничего не мог. Поэтому я вернулся домой. Вот и все.

— То есть, по сути, вы действовали необдуманно.

— Ну, считайте, что так. Недостаточно обдуманно.

Камиль в притворном замешательстве покачал головой.

— Ну и что это меняет? — раздраженно спросил Вассер.

Он повернулся к Луи и Арману, словно призывая их в свидетели.

— А? Что это меняет?

Те не шелохнулись, лишь пристально смотрели на него.

Тогда его взгляд вновь обратился на часы. Время шло. Он успокоился. Даже улыбнулся.

— Ну хорошо, — сказал он, вновь обретя уверенность в себе. — Допустим, это ничего не меняет. Разве что…

— Да?

— Разве что, если бы я ее нашел, ничего этого не случилось бы.

— То есть?

Вассер с добродетельным видом соединил ладони.

— Думаю, я бы ее спас.

— Но — увы, это все же случилось. Она мертва.

Вассер развел руками — ничего не поделаешь, судьба… Затем снова улыбнулся.

Камиль собрался с силами.

— Месье Вассер, — медленно произнес он, — если уж говорить начистоту, наши эксперты сомневаются в самоубийстве Алекс.

— Сомневаются?..

— Да.

Камиль немного подождал, словно давая собеседнику полностью осознать смысл произнесенной фразы.

— Мы скорее полагаем, что вашу сестру убили и что убийство постарались замаскировать под самоубийство. Причем достаточно топорно, если уж хотите знать мое мнение.

— Что означает этот бред?

Всем своим существом Вассер выражал удивление.

— Ну, во-первых, — начал Камиль, — Алекс по натуре не из тех людей, которые склонны кончать жизнь самоубийством.

— Не склонны?.. — машинально повторил Вассер, нахмурившись.

Казалось, он не вполне понимает смысл этих слов.

— Авиабилет в Цюрих, дорожные сборы, заказ такси на утро — все это, может быть, и не столь важно, однако у нас есть и другие основания для подозрений. Например, ее затылок разбит о край раковины в ванной комнате. Несколькими ударами подряд. Вскрытие выявило повреждения черепа на затылке, свидетельствующие о жестокости ударов. Мы полагаем, что кто-то проник в ее номер. Кто-то несколько раз ударил ее головой о край раковины… с невероятной жестокостью.

— Но… кто же?

— Ну, если уж начистоту, месье Вассер, мы полагаем, что это были вы.

— Что? — Вассер вскочил с места. Он почти кричал.

— Я бы посоветовал вам сесть на место.

Не сразу, но Вассер все-таки сел. На самый краешек стула. Готовый в любой момент снова вскочить.

— Речь идет о вашей сестре, месье Вассер, и я понимаю, до какой степени все это мучительно для вас. Но если бы я не боялся задеть вашу чувствительность, показавшись чересчур официальным, я сказал бы, что люди, которые собрались покончить с собой, выбирают какой-то один метод. Они бросаются в окно или вскрывают себе вены. Порой они прибегают к членовредительству или глотают снотворные. Но не то и другое сразу.

— Какое отношение я имею ко всему этому?

Он уже не спрашивал про Алекс, его интересовали более насущные вопросы. В его голосе ощущалось недоверие, смешанное с негодованием.

— То есть?.. — удивленно переспросил Камиль.

— Каким боком это меня касается?

Камиль адресовал Арману и Луи беспомощный взгляд человека, который уже отчаялся быть понятым, затем снова повернулся к Вассеру:

— Но… это напрямую вас касается из-за отпечатков пальцев!

— Каких еще отпечатков? Что…

В этот момент зазвонил телефон, но Вассера это не остановило. В то время как Камиль снял трубку и произнес «алло», он повернулся к Арману и Луи:

— Какие там еще отпечатки?!

Луи в ответ состроил сочувственную гримасу, как человек, который сам не понимает, о чем речь, и тоже хотел бы это выяснить. Арман был всецело поглощен тем, чтобы, высыпав на листок бумаги табак из трех окурков, смастерить из них одну полноценную сигарету, и не обращал внимания на происходящее вокруг. Он даже не взглянул на Вассера.

Тогда последний снова повернулся к Камилю, который, рассеянно глядя в окно, по-прежнему сжимал в руке телефонную трубку, слушая, что ему говорит собеседник. Вассер буквально впивал молчание Камиля, а оно все тянулось, тянулось бесконечно. Наконец Камиль положил трубку и взглянул на Вассера с таким видом, словно хотел сказать: так на чем бишь мы с вами остановились?..

— Какие еще отпечатки? — снова спросил Вассер.

— Ах да… Ну, во-первых, отпечатки Алекс.

Вассер едва не подпрыгнул на месте.

— Ну и что там с отпечатками Алекс?

В самом деле, Камиля не всегда легко понять.

— В ее номере, — продолжал Вассер, — само собой, должны остаться ее отпечатки, это же естественно, разве нет?

Он рассмеялся — преувеличенно громко. Камиль несколько раз хлопнул в ладоши, выражая полное одобрение этому мнению.

— Именно! — воскликнул он, перестав аплодировать. — Должны остаться! Но они практически отсутствуют!

Вассер почувствовал, что здесь кроется какая-то проблема, но не мог ясно понять, в чем ее суть.

Камиль, придя ему на помощь, заговорил преувеличенно любезным тоном:

— Видите ли, мы нашли очень мало отпечатков пальцев Алекс в ее номере. Вот в чем дело. Мы полагаем, что кто-то захотел стереть собственные отпечатки и заодно стер и ее отпечатки тоже. Не все, но почти… Некоторые могли быть вполне красноречивы, если бы сохранились. Например, на дверной ручке. До этой ручки дотрагивался тот, кто вошел в номер Алекс…

Вассер слушал, уже не зная, куда оборачиваться.

— Ведь по логике вещей, месье Вассер, тот, кто хочет покончить с собой, не будет стирать собственные отпечатки пальцев — это же бессмысленно!

Слова и образы сплетались в единое хаотичное месиво. Вассер судорожно проглотил слюну.

— Вот почему, — заключил Камиль, — мы полагаем, что в номере Алекс на момент ее смерти находился кто-то еще.

Он помолчал, давая Вассеру время осмыслить эту информацию, но, судя по лицу последнего, это давалось ему с трудом.

Камиль продолжал с интонацией терпеливого учителя:

— Бутылка виски, обнаруженная в номере, также вызывает много вопросов. Алекс выпила больше половины. Алкоголь усиливает воздействие снотворного, так что смерть была гарантирована. Так вот, бутылка тщательно протерта, на ней обнаружены микроволокна хлопчатобумажной майки, которая валялась тут же, на кресле. Что любопытно — отпечатки пальцев Алекс, которые все же остались на бутылке, словно расплющены — как будто кто-то, держа ее руку в своей, с силой прижимал ее пальцы к стеклу. Без сомнения, уже после ее смерти. Чтобы заставить нас поверить, что она держала эту бутылку сама. Что вы на это скажете?

— Но… мне нечего на это сказать. Откуда я знаю, как там все происходило на самом деле?

— Да нет же, месье Вассер! — воскликнул Камиль. — Вы должны это знать, потому что вы там были!

— Ничего подобного! Я не был в ее номере! Я же вам уже говорил — я вернулся домой!

Камиль сделал небольшую паузу. После этого подался вперед, наклоняясь к Вассеру, — насколько это позволял ему рост.

— Если вас там не было, — заговорил он очень спокойным тоном, — как тогда объяснить, что мы нашли отпечатки ваших пальцев в ее номере, месье Вассер?

Вассер застыл на месте. Камиль снова откинулся на спинку стула.

— Именно потому, что мы нашли ваши отпечатки, мы и предполагаем, что это вы убили Алекс.

Вассер открыл рот, но первый же звук, который он собирался произнести, застрял где-то между животом и горлом, словно блуждающий тромб.

— Это невозможно!.. — наконец прохрипел он. — Я не был в ее номере! Где вы нашли мои отпечатки?

— На пластмассовой трубочке со снотворным, которое использовала ваша сестра. Вы забыли их стереть. От переизбытка чувств, я полагаю.

Голова Вассера судорожно подергивалась туда-сюда, словно у петуха. Внезапно он воскликнул:

— Я вспомнил! Я видел раньше эту трубочку! С розовыми таблетками… Я выхватил ее у Алекс!

Смысл его слов был довольно туманным. Камиль нахмурился. Вассер буквально захлебывался слюной, он пытался излагать свои соображения связно, но перевозбуждение и страх ему мешали. Он закрыл глаза, сжал кулаки и сделал глубокий вдох, пытаясь сконцентрироваться.

Камиль подбадривающе кивнул, словно хотел ему помочь.

— Когда я видел Алекс…

— Так-так…

— …в последний раз…

— Это когда?

— Не помню… недели три назад… может, месяц…

— Хорошо.

— Она достала эту трубочку с таблетками…

— Ах вот что. Где это было?

— В кафе, недалеко от моей работы. Оно называется «Модерн».

— Очень хорошо. Расскажите, пожалуйста, подробнее, месье Вассер.

Он шумно выдохнул воздух. Свет в конце туннеля снова появился. Так-то лучше. Сейчас он все объяснит, и им придется признать справедливость его доводов. Нельзя строить обвинение на таком шатком основании. Он попытался заговорить, но горло у него сжалось. Наконец он произнес, нарочито отчетливо выговаривая слова:

— Около месяца назад Алекс попросила меня о встрече.

— Ей нужны были деньги?

— Нет.

— А что?

Вассер не знал. В сущности, она так и не сказала, зачем он ей понадобился, — их свидание было коротким. Алекс заказала кофе, он — пиво. И почти сразу после этого она достала эту самую трубочку с таблетками. Вассер спросил ее, что это. Он и сам признавал, что тогда вышел из себя.

— Видеть, как она глотает всякую дрянь…

— Да, понимаю. Вас беспокоило здоровье вашей сестры.

Вассер сделал вид, что не заметил саркастической нотки в этих словах. Он решил на это не отвлекаться — ему слишком хотелось разъяснить это недоразумение и наконец-то выйти отсюда.

— Я выхватил у нее эту трубочку — вот тогда там и остались мои отпечатки!

Странно, но на лицах полицейских не читалось понимание. Они молчали и, кажется, ждали продолжения. Как будто он еще не все сказал.

— Что это было за снотворное, месье Вассер? — спросил наконец Камиль.

— Я не разглядел названия! Я открыл эту трубочку, увидел розовые таблетки, спросил у Алекс, что это, — и все!

На лицах полицейских проступило облегчение. Ну вот и еще одна непонятная деталь наконец-то прояснилась.

— Хорошо, — кивнул Камиль, — теперь я понимаю. Но дело в том, что таблетки, которых наглоталась Алекс, чтобы покончить с собой, были голубыми. Не розовыми.

— Ну и что?

— Это означает, что речь идет о другой трубочке.

Вассер вновь впал в ярость. Он замотал головой, тряся указательным пальцем в воздухе — «нет, нет, нет!». Наконец он смог заговорить:

— Вам не удастся этот трюк! Не удастся!

Камиль поднялся.

— Подведем итоги, с вашего позволения.

Он заговорил, одновременно загибая пальцы:

— У вас имелся серьезный мотив для убийства. Алекс вас шантажировала, она уже вытянула из вас двадцать тысяч и, без сомнения, хотела потребовать больше, чтобы иметь возможность спокойно уехать за границу. У вас очень хлипкое алиби. К тому же вы солгали вашей жене по поводу телефонного звонка. Вы собирались встретиться с Алекс в безлюдном месте, где никто бы вас не увидел. Вы не сразу признались, что, не дождавшись ее, поехали к ней в отель. Впрочем, у нас есть два свидетеля, которые это подтвердили.

Камиль помолчал, давая Вассеру возможность оценить масштаб проблемы.

— Но при всем при том у вас нет ни одного доказательства!

— У нас есть как минимум мотив, отсутствие алиби и ваше пребывание на месте преступления. Если добавить сюда тот факт, что Алекс с силой ударяли головой о раковину, а также стертые отпечатки ее пальцев и сохранившиеся — ваших, то все вместе — это не так уж мало…

— Нет, нет, нет, этого недостаточно!

Но он мог сколько угодно повторять «нет» и трясти указательным пальцем — за этой напускной уверенностью ощущалось смятение. Без сомнения, именно поэтому Камиль добавил:

— Мы также нашли образец вашей ДНК на месте преступления, месье Вассер.

Эта фраза произвела эффект разорвавшейся бомбы.

— Мы подобрали ваш волос с ковра рядом с кроватью Алекс. Вы позаботились о том, чтобы стереть отпечатки своих пальцев, но не подумали о более тщательной уборке.

Камиль поднялся и, глядя на Вассера сверху вниз, спросил:

— Ну а теперь, месье Вассер, когда анализ ДНК подтвердил, что это ваш волос, — как вы думаете, у нас достаточно улик?

До этого момента Тома Вассер демонстрировал весьма бурную реакцию. Последние слова майора Верховена, которые, по сути, содержали в себе открытое обвинение, вроде бы должны были заставить Вассера взвиться до потолка. Но ничего подобного. Полицейские внимательно смотрели на него, пытаясь предугадать, какую манеру поведения он выберет, — поскольку сейчас он погрузился в размышление до такой степени глубокое, что казалось — он полностью отключился от происходящего, его вообще здесь нет. Опершись локтями о колени, он ритмично сводил и разводил ладони, словно аплодируя. Его взгляд быстро скользил по полу, туда-сюда, одна нога нервно притоптывала. Присутствующие уже начали опасаться за его душевное здоровье, как вдруг он резко выпрямился, застыл и, глядя прямо в глаза Камилю, произнес:

— Она сделала это нарочно…

Можно было подумать, он говорит сам с собой. Но на самом деле он обращался к полицейским:

— Она нарочно устроила все так, чтобы меня подставить… Верно?

Он снова вернулся в окружающую реальность. Его голос дрожал от возбуждения. Вероятно, он ожидал, что полицейские удивятся, услышав такое предположение, но ничуть не бывало. Луи был поглощен тем, что собирал документы из папки в ровную стопку, Арман старательно чистил ногти половинкой разломанной канцелярской скрепки. Лишь Камиль еще принимал участие в разговоре, но, предпочитая не вмешиваться, скрестил перед собой руки на столе и молча слушал.

— Я дал ей пощечину… — произнес Вассер.

Его голос звучал абсолютно бесстрастно. Он смотрел на Камиля, но как будто говорил все это самому себе:

— В кафе. Когда я увидел таблетки, меня это взбесило. Она хотела меня успокоить, стала гладить по голове, и несколько волосков зацепились за кольцо у нее на пальце… Когда она убрала руку, то выдернула их. Это было больно, и я, чисто рефлекторно, ее ударил. Мои волосы…

Наконец он сумел стряхнуть оцепенение.

— С самого начала она все подстроила, так ведь?

Взглядом он просил о помощи. Но ни от кого ее не получил. Арман, Луи, Камиль — все трое просто смотрели на него.

— Вы и сами знаете, что все это подстроено, так? Это манипуляция чистой воды — и вы об этом знаете! Билет в Цюрих, новый чемодан, заказ такси на утро — все это для того, чтобы заставить вас поверить в ее намерение скрыться за границей! В то, что якобы она не собиралась кончать жизнь самоубийством! Она специально назначила мне свидание в таком месте, где никто не мог меня увидеть, она сама ударилась головой о раковину, она стерла отовсюду свои отпечатки и оставила на видном месте трубочку с моими… наконец, она бросила мои волосы на ковер…

— Боюсь, это трудно будет доказать. Для нас это выглядит так: вы находились на месте преступления, у вас имелась серьезная причина избавиться от Алекс, вы ударили ее головой о раковину, заставили выпить алкоголь и снотворное, — и ваши отпечатки пальцев, а также ваши волосы лишь подтверждают наши предположения.

Камиль встал.

— У меня две новости для вас, хорошая и плохая. Хорошая состоит в том, что сорок восемь часов с момента вашего задержания только что истекли. Плохая — в том, что вы арестованы по обвинению в убийстве.

Камиль улыбнулся. Вассер, грузно обмякший на стуле, все же нашел в себе силы поднять голову:

— Это не я! Вы ведь знаете, что это не я, так ведь? Вы это знаете! — На сей раз он обращался персонально к Камилю. — Вы прекрасно знаете, что это не я!

Камиль со сдержанной улыбкой ответил:

— Несколько раз вы демонстрировали, что не чужды черному юмору, месье Вассер. Позвольте теперь и мне немного пошутить в подобном стиле. На сей раз это Алекс вас поимела.

Арман, сидевший на другом конце кабинета, при этих словах поднялся, сунул сделанную из трех окурков сигарету за ухо и вышел в коридор. Вместо него вошли двое полицейских в форме. Камиль договорил — кажется даже, с искренним сожалением:

— Мне жаль, что пришлось так долго продержать вас в предварительном заключении, месье Вассер. Два дня — это очень долго, я понимаю. Но все эти тесты и сравнительные анализы ДНК… Лаборатория сейчас завалена работой. Два дня при таком раскладе — фактически минимальный срок…


Содержание:
 0  Алекс Alex : Пьер Леметр  1  1 : Пьер Леметр
 3  3 : Пьер Леметр  6  6 : Пьер Леметр
 9  9 : Пьер Леметр  12  12 : Пьер Леметр
 15  15 : Пьер Леметр  18  18 : Пьер Леметр
 21  21 : Пьер Леметр  24  24 : Пьер Леметр
 27  27 : Пьер Леметр  30  30 : Пьер Леметр
 33  33 : Пьер Леметр  36  36 : Пьер Леметр
 39  39 : Пьер Леметр  42  43 : Пьер Леметр
 45  46 : Пьер Леметр  48  50 : Пьер Леметр
 51  28 : Пьер Леметр  54  31 : Пьер Леметр
 57  34 : Пьер Леметр  60  37 : Пьер Леметр
 63  40 : Пьер Леметр  66  44 : Пьер Леметр
 69  47 : Пьер Леметр  72  Часть III : Пьер Леметр
 75  54 : Пьер Леметр  78  57 : Пьер Леметр
 81  60 : Пьер Леметр  82  вы читаете: 61 : Пьер Леметр
 83  62 : Пьер Леметр  84  51 : Пьер Леметр
 87  54 : Пьер Леметр  90  57 : Пьер Леметр
 93  60 : Пьер Леметр  95  62 : Пьер Леметр
 96  Использовалась литература : Алекс Alex    



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap