Детективы и Триллеры : Триллер : 32 : Уильям Лэндей

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  16  20  24  28  32  36  40  44  48  52  56  60  64  68  72  76  80  84  88  91  92  93  96  100  104  108  112  116  120  122  123

вы читаете книгу




32

Джо терпеть не мог работать сверхурочно, но иного выхода не было. Он нуждался в деньгах. Разумеется, за сверхурочную работу он получал сущие гроши — три с половиной доллара в час. Повезет, если в итоге наберется долларов двадцать пять. Для сравнения, его долг у букмекера составлял около двадцати тысяч долларов, запредельная сумма — вдвое больше того, что он зарабатывал за год. Он даже не знал наверняка, сколько должен в итоге, — долг был поделен между десятком букмекеров, в основном в Саут-Энде. Все они взимали разную таксу и разный процент, вытаскивали номера из шляпы, шевелили губами, закатывали глаза, производя подсчеты, и что-то записывали иероглифами в своих блокнотах. Когда они заканчивали считать, Джо так и не узнавал, какова истинная сумма. Оставалось лишь поверить им на слово. Если говорят, что ты должен, значит, ты должен.

Однако судьба переменчива, и вскоре у него будет достаточно денег, чтобы расплатиться с долгами, сколько бы их ни было. Он всех осчастливит, даже Кэт. Нужно только играть и дальше, не сдаваться, пока снова не окажешься на плаву. Это непременно должно произойти, темная полоса обязана смениться светлой, а десять проигрышей — десятью выигрышами. Невозможно вечно терять. Чем чаше Джо проигрывал, тем сильнее убеждался, что не может просто так бросить. Все потраченные им деньги — своего рода вложение в будущую удачу. С каждой потерянной ставкой чаша весов слегка склонялась в его сторону. Суть в том, чтобы вовремя вырваться из полосы неудач и получить награду.

Джо долго верил, что так и будет. Он способен сохранить веру. Конечно, придется потуже затянуть пояс и кое в чем отказать себе, хотя он не очень-то это умеет. А еще выход — чаще работать сверхурочно. Но, получая дополнительно сто долларов, он сможет сводить концы с концами. Нужно примерно шестьсот баксов в неделю, чтобы вовремя вносить проценты. Иногда ему удавалось раздобыть нужную сумму — ну или почти удавалось. Конечно, Джо понимал всю тщетность своих попыток расплатиться с букмекерами таким образом. Эти деньги приходили к нему из Норт-Энда и, точно почтовые голуби, туда же и возвращались. Один из подручных Капобьянко платил сержанту из первого участка, тот отдавал деньги Джо, а Джо нарезал круги по Саут-Энду, расплачиваясь с букмекерами. Через несколько дней те же самые банкноты оказывались в исходной точке, в руках у людей Капобьянко. Чарли Капобьянко создал длинную цепочку, по которой двигались наличные, и тратил ровно столько, сколько нужно, чтобы система работала. Разумеется, чаще всего Джо не хватало денег, порой катастрофически не хватало, и тогда приходилось договариваться. Но это никогда не было проблемой. Наверное, такова привилегия полицейского — настоящий щит. С его помощью Джо как-то пробивался.

Но теперь он понял, что никогда не выберется. Он себя обманывает. В этой яме его и похоронят. Вероятно, причиной тому послужила гибель Эми. А может, то, что он впервые обратился к местным шейлокам и занял денег, чтобы залатать дыру, — смертельная ошибка, которая неизбежно должна навести волков на след раненого, хромающего животного. А может, жестокость городского криминала или все, вместе взятое. После стольких убийств всех горожан охватила мрачная паранойя.

Кампания Чарли Капобьянко по захвату букмекерских контор привела к целой череде кровопролитий: конкурирующие банды ощутили опасность. Впоследствии этот период назовут войной ирландских банд, но никаким военным благородством здесь и не пахло. Ребята с Уинтер-Хилла систематически истребляли соперников из банды Маклафлина, но по большей части всякая мелочь охотилась друг за другом. Война кланов — хорошая возможность свести старые счеты. Вскоре начали появляться трупы. В брошенных машинах, в чемоданах — их обнаруживали по запаху… Обезглавленный труп в незапертой квартире… Загадочная темная жидкость, просочившаяся из багажника машины — прохожие жаловались на вонь)… Почти двадцать убитых, большинство застрелено, двое удушены, у одного перерезано горло, один обезглавлен, один утоплен. Излюбленный способ убийства — выстрел в затылок. Берегись улыбчивого парня, который распахивает перед тобой дверь или предлагает сесть впереди.

Тем временем Капобьянко все сильнее прижимал не только букмекеров и местных ростовщиков, но и тех, кто пользовался их услугами. Он предпочитал политику силы: отсчет не должен останавливаться. Неисправным должникам приходилось платить, даже если у них не оставалось ни гроша. Это была бессмыслица, не виданная ни в Нью-Йорке, ни в Чикаго — по той очевидной причине, что с разорившегося должника все равно ничего не возьмешь. Но этот нюанс ускользнул от Чарли Капобьянко — он требовал деньги, все и сразу. В Бостоне часы тикали до тех пор, пока бедолага так или иначе не выплачивал последний взнос.

Поэтому Джо, в своих чересчур тесных форменных брюках и слишком маленькой фуражке, стоял на автовокзале Грейхаунд в час ночи и гадал, сможет ли он позволить себе покупку новых брюк (он уже давно истратил те двести долларов, которые полицейский департамент ежегодно выдавал своим сотрудникам на обмундирование). Автовокзал, по мнению Джо, был худшим местом дежурства. Кому-то достается смена возле Симфони-Холла, а Джо — на автовокзале. Но это было единственное учреждение, работавшее семь дней в неделю, — Джо стоял в тепле и не возражал. Он отрабатывал обычную смену до полуночи, а потом сверхурочную — от полуночи до шести или семи утра. Ночь, в течение которой ему неизбежно придется будить бродяг, тыкая их дубинкой, выгонять из кабинок в мужских туалетах уединившиеся парочки — и чего ради? Чтобы отдать заработанные гроши какому-то итальяшке? По крайней мере можно припарковаться поблизости и поспать в машине. Довольно и того, если он будет раз в час проходить по автовокзалу.

В час ночи здесь было совершенно безлюдно, и Джо уже успел ошалеть от скуки, когда увидел черный блестящий «кадиллак». Подобным машинам здесь было не место в это время, да, собственно, и в любое другое. Джо подошел к окну вокзала и увидел, что из автомобиля выходит Винни Гаргано. Гаргано постоял, оглядываясь, пожал плечами и покачал головой, словно боксер, который пытается расслабиться перед схваткой. Просто удивительно, как эти парни застают тебя в самый неподходящий момент. Джо, который в это время размышлял о Кэт и о двадцати тысячах долларов, быстро попытался обрести прежнюю уверенность. Он втянул живот, застегнул брюки (расстегнутые, чтобы легче дышалось) и выпятил грудь. Но тело утратило былую форму. Когда Гаргано миновал стеклянные двери, Джо все еще тщетно пытался принять надлежащий вид.

— Эй, — окликнул его Гаргано. — Когда идет следующий автобус до Покипси?

Джо заставил себя слабо улыбнуться.

Гаргано обошел пустое помещение. Потертые пластмассовые сиденья, закрытые окошки касс. Ни одного автобуса. Автовокзал оставался открытым круглые сутки на тот случай, если вдруг придет автобус из какой-нибудь глуши и выгрузит кучку измученных, помятых пассажиров, похожих на эмигрантов из далекой страны. И снова наступит тишина.

— Какого хрена ты тут торчишь? — поинтересовался Гаргано.

— Я тут работаю.

— А я думал, ты детектив. Большая шишка.

— А тебе какое дело?

— Я имею право знать, на что уходят налоги.

— Ты платишь налоги?

— Нет.

— Тогда какая разница? — Джо мысленно продолжил: «Ну и вали отсюда».

Гаргано снова обошел зал ожидания рассеянной походкой человека, погруженного в собственные мысли. Джо медленно поворачивался, чтобы Гаргано не зашел ему за спину. Этот тип был обезьяноподобен — руки свисают почти до колен, на шее бугрится толстая складка жира. По слухам, Винни Гаргано разрубил одну из своих жертв на части и упаковал куски в три чемодана, причем уложил голову лицом вверх, своеобразный привет полицейским.

— Мне объяснили в участке, где тебя найти.

— Да? Кто?

— Не знаю, кто там взял трубку.

— Придется сказать им пару ласковых…

— Это что значит — «придется сказать пару ласковых»? Я все время о тебе слышу одно и то же — с Джо не сговоришься, никто с ним не желает дела иметь. Знаешь что? Ты как заноза в заднице. Ищешь себе проблемы.

— Ты недослышал. Я не ищу себе проблем.

— Нет? Значит, они сами тебя находят.

— Похоже на то.

— Ну да. — Гаргано распахнул дверь туалета и заглянул внутрь, чтобы убедиться, что там пусто. — Ну и что мы будем делать?

— По какому поводу?

— «По какому поводу»… Ну ты и шутник — «по какому поводу». Слушай, ты, умник, я знаю, какие у тебя проблемы. Может, ты и в состоянии обмануть пачку тупых копов или тех баб, за которыми бегаешь… может быть, ты способен обмануть своего дурака братца — кто он там, вор или взломщик, не знаю… но меня ты не одурачишь. Не одурачишь. Я повидал таких, как ты. Я таких, как ты, вижу каждый день. Меня не проведешь.

— Я и не пытаюсь.

Гаргано помолчал; покорность Джо его успокоила.

— Я никого не пытаюсь обмануть, — повторил Джо на всякий случай. Он слегка поморщился: Гаргано — это много мускулов и ни грамма мозгов.

— Ну и что мы будем делать, Джо?

Тишина.

— В том-то и беда, Джо. У тебя должок. Большой должок. — Гаргано погрозил пальцем. — Нехорошо. Это проблема. У тебя, мать твою, серьезная проблема.

— Я плачу.

— Нет, Джо. Если б ты платил и все было как следует, я бы, наверное, здесь не торчал, правда? Я бы даже не знал, как тебя зовут. Для меня ты был бы всего лишь еще одним тупым копом.

Гаргано опустился на сиденье.

— Когда вернешь долг, Джо?

— Скоро.

— Нет-нет. Я спросил — когда. Назови мне день, когда ты заплатишь. Понедельник, вторник, среда…

Тишина.

— Видимо, у тебя нет денег.

— Сейчас — нет.

— Сейчас нет?

— Нет.

— Тогда какого хрена ты пудришь мне мозги своим «скоро»?

— Я достал некоторую сумму.

— Некоторую?

— Да.

— Какую?

— В точности не знаю, но…

— Сколько?! Джо, сколько?

— Не знаю. Пару тысяч.

— Пару тысяч? Ты шутишь? Думаешь, это смешно? Ты решил со мной пошутить? Тебе смешно, да? Думаешь, две тысячи — и все? Да? По-твоему, это шутка такая?!

— Нет.

— Что — «нет»?

— Нет, не шутка.

— Разумеется, не шутка. Правду говорят, что ты не самый умный коп на свете. — Гаргано покачал головой. — Ну и что нам делать?

— Не знаю.

— Где ты возьмешь столько денег?

— Не знаю.

— «Не знаю, не знаю». Ни хрена ты не знаешь. — Гаргано постепенно сдвигался на край сиденья, упираясь руками в колени, а потом снова откинулся на спинку. — Я отсюда не уйду, пока не узнаю, где ты собираешься взять деньги.

Тишина.

— Как насчет твоего братца-вора?

— Давай не будем его в это впутывать.

— Почему?

— Это моя проблема, мне ее и решать.

— Но у него есть деньги.

— Не такие.

— Слышал про «Копли»? У твоего братца денег хватит.

Джо не знал, кем именно называет себя Рики теперь — торговцем машинами, риелтором или владельцем клуба, — но он понимал, что не стоит откровенничать с человеком вроде Винни Гаргано. Когда речь заходила о Рики, Джо предпочитал не знать ничего. Скажешь слишком много — и парня убьют.

— У моего брата нет таких денег, и он не вор.

Гаргано ухмыльнулся:

— Господи, да ты действительно туп как пробка.

Джо пожал плечами. Он ощутил одновременно унижение и странное облегчение. Появление Гаргано было своего рода кульминацией — как будто Винни Зверь пришел сюда, воплощая собой все проблемы Джо. Теперь по крайней мере им каким-то образом мог прийти конец — возможно, скверный, но все-таки это лучше, чем медленное скольжение. Гаргано прав — Джо миновал ту отметку, когда еще можно было надеяться на уплату долга. Теперь лавина его раздавит. У него нет возможности остановить отсчет, время само по себе стало тяжкой ношей, каждый час приносит страдания. Нужно это прекратить.

— Ну и как ты собираешься раздобыть деньги? У тебя хороший дом, я видел.

— Он уже заложен.

— Ну так продай что-нибудь. Что у тебя есть?

— Хм… Ничего.

— Знаешь, что я обычно говорю в таких случаях? Я говорю: «Слушай, ты задолжал десять штук, ну или пятьдесят, или сколько там. У тебя есть одна вещь, которая стоит пятьдесят штук. Я ее у тебя покупаю». Знаешь, что это?..

— Нет. Что?

— Твоя голова. Я говорю: «Продай мне свою голову за пятьдесят кусков, и мы в расчете. Могу забрать ее прямо сейчас. Если хочешь, даже лично отрежу». И показываю нож. — Винни полез в карман кожаного пальто и вытащил небольшой нож.

— А если у человека действительно нет пятидесяти тысяч?

— Он постарается их найти.

Джо закрыл глаза.

— Расслабься, твой котелок и пятидесяти центов не стоит. Сейчас я тебе объясню, что мы сделаем. Ты будешь работать на меня.

— Я не… я не могу.

— Да брось. Я видел список Ники Капобьянко. — Ники был братом Чарли Капобьянко, посредником и казначеем. — Знаешь, утром после пьянки поздновато называть себя целкой. Ты взял деньги, теперь придется их отработать.

— Как?

— Если услышишь что-нибудь интересное — расскажи. Например, если намечается облава. Или если за кем-нибудь установили слежку — несомненно, нам следует об этом знать. Ты ведь коп, тебе многое известно.

— Вряд ли. Вы разочаруетесь.

— Ты можешь делать и кое-что другое. Например, ходить по поручениям. Мы найдем для тебя занятие.

Джо опустил голову.

— Расслабься, все не так плохо. Я прошу от тебя лишь немного помощи. Внеси свой вклад. Это самое малое, что ты можешь сделать. Учти.


Содержание:
 0  Душитель The Strangler : Уильям Лэндей  1  Часть 1 : Уильям Лэндей
 4  4 : Уильям Лэндей  8  8 : Уильям Лэндей
 12  12 : Уильям Лэндей  16  16 : Уильям Лэндей
 20  20 : Уильям Лэндей  24  24 : Уильям Лэндей
 28  2 : Уильям Лэндей  32  6 : Уильям Лэндей
 36  10 : Уильям Лэндей  40  14 : Уильям Лэндей
 44  18 : Уильям Лэндей  48  22 : Уильям Лэндей
 52  26 : Уильям Лэндей  56  30 : Уильям Лэндей
 60  34 : Уильям Лэндей  64  38 : Уильям Лэндей
 68  42 : Уильям Лэндей  72  46 : Уильям Лэндей
 76  51 : Уильям Лэндей  80  55 : Уильям Лэндей
 84  59 : Уильям Лэндей  88  28 : Уильям Лэндей
 91  31 : Уильям Лэндей  92  вы читаете: 32 : Уильям Лэндей
 93  33 : Уильям Лэндей  96  36 : Уильям Лэндей
 100  40 : Уильям Лэндей  104  44 : Уильям Лэндей
 108  49 : Уильям Лэндей  112  53 : Уильям Лэндей
 116  57 : Уильям Лэндей  120  61 : Уильям Лэндей
 122  Эпилог : Уильям Лэндей  123  Использовалась литература : Душитель The Strangler



 




sitemap