Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 25 : Уильям Лэшнер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  23  24  25  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  71

вы читаете книгу




Глава 25

Есть множество людей, которых не хочется слышать поздним воскресным вечером. Например, я не хотел бы, чтобы позвонил онколог, или девушка, с которой занимался любовью полгода назад и с тех пор не встречался, или инспектор дорожной полиции, или морской пехотинец, или мать… ну, лично я не хотел бы услышать свою мать. Но детектив из убойного отдела в этом списке занимает первое место.

Детектив Макдейсс из отдела по расследованию убийств Управления полиции Филадельфии направил меня на улицу в южном конце Грейт-Нортист в нескольких кварталах к востоку от дома Калакосов. Само местоположение давало ключ к разгадке, потому что Макдейсс мне почти ничего не сказал. Он был крупным мужчиной, мало доверявшим мне, что вполне объяснимо, поскольку его работа заключалась в том, чтобы сажать моих клиентов, а моя – в том, чтобы расстраивать его планы при каждом удобном случае. Он не сообщил никаких подробностей, просто дал адрес, но когда я нашел улицу, мне оказалось нетрудно выбрать нужный дом, потому что перед ним толпились зеваки, бегали копы, вспыхивали «мигалки», желтела лента, которой огораживают место преступления, стояли грузовики со спутниковыми антеннами, набитые репортерами, ждущими своего часа. Я удивился, когда не увидел продавцов футболок.

Припарковав машину в двух кварталах от этого балагана, я надел пиджак (нет ничего более неприметного, чем парень в простом синем костюме) и медленно двинулся к эпицентру события – скромному кирпичному дому с открытой бетонной верандой и маленьким газоном всклокоченной травы. На подъездной дорожке виднелся фургон с открытыми задними дверями и чем-то темным и бесформенным на носилках внутри. Когда я подошел, двери фургона захлопнулись. Я облегченно вздохнул, когда машина отъехала. За годы работы адвокатом я повидал достаточно, чтобы знать: мой желудок предпочитает, чтобы я появлялся на месте преступления после убытия трупа в морг.

Подойдя к желтой ленте, я жестом подозвал полицейского в форме, наклонился к нему и как можно более тихо, но весьма разборчиво произнес:

– Макдейсс попросил меня приехать.

– Вы адвокат, которого нам рекомендовали остерегаться? – спросил полицейский чуть громче, чем следовало.

– Можно потише? Не нужно, чтобы пресса знала, что я здесь.

– Понятное дело, – сказал он тихо и подмигнул.

– Да, я тот самый адвокат. Виктор Карл.

– Проходите.

– Спасибо.

Я поднырнул под ленту, стараясь быть как можно незаметнее. Едва ступив на вторую ступеньку крыльца, я услышал за спиной грубый крик.

– Эй, парень! – орал тот самый полицейский. – Скажи Макдейссу, что приехал этот подонок, Виктор Карл, придурочный адвокат, которого нам велели остерегаться.

Я инстинктивно повернулся к репортерам, выскочившим из грузовиков. Засверкали вспышки. Кто-то выкрикнул мое имя, кто-то стал громко задавать вопросы о Чарли и Рембрандте и о том, связано ли это убийство с ажиотажем вокруг картины. Вот вам и тайное появление на месте преступления.

Я обернулся к полицейскому:

– Спасибо, приятель.

– Всегда рады услужить, – ответил он с усмешкой.

Я опять повернулся к стае репортеров и, прежде чем направиться в дом, заметил в толпе рыжие волосы, обрамлявшие бледное веснушчатое лицо.

Это было настоящее место преступления. Повсюду сновали копы, что-то записывая в блокноты, криминалисты брали пробы и наносили дактилоскопический порошок на стены и дверные ручки, фотографы делали снимки, и все шутили и поедали сандвичи.

Я двинулся в гостиную. Меня остановил полицейский в форме и попросил подождать, пока он не найдет Макдейсса.

Дом нуждался в ремонте. Возможно, это не замечали его обитатели, но я без труда обнаружил потравы времени. Когда-то светлые стены потемнели, лак на мебели потускнел, ковровый ворс истерся. На всем лежал коричневатый оттенок, а пахло так, словно дом вымачивался в никотине бесчисленное количество лет. Здесь был и другой запах – отталкивающий, говорящий о гниении, распаде и смерти. Мне он показался знакомым, и вскоре я вспомнил, где его чувствовал: в комнате миссис Калакос.

На ковре были разложены пронумерованные карточки – каждая рядом с меловым кружочком. А на краю ковра, напротив заставленного бутылками сервировочного столика, виднелись нарисованный мелом контур человеческой фигуры и безобразное темное пятно.

Через дверной проем я увидел кухню, озаренную яркой лампой, и Макдейсса в коричневом костюме и черной шляпе, который разговаривал с Лоренсом Слокумом. К ним подошел тот самый полицейский, просивший меня подождать. Выслушав его, они одновременно повернули головы. Макдейсс неодобрительно покачал шляпой и поманил меня пальцем. Слокум, когда я направился к ним, с отвращением отвернулся.

– Кто? – спросил я, имея в виду жертву преступления.

Макдейсс проводил взглядом полицейского и сказал:

– Парень по фамилии Чулла.

– Я его знаю?

– Подозреваю, что знаешь. Мы нашли твою визитку в его бумажнике.

– Вот как. – Тут я вспомнил, где слышал эту фамилию. Ее называла миссис Калакос. – А зовут его, случайно, не Ральф?

– Именно так.

– Отчего он умер?

– Одна пуля в колене, две в голове.

– Когда?

– Несколько часов назад.

– Кто убийца?

– Если б мы знали, ты бы нам не понадобился.

– Друзья называли его Дубина Ральф.

– Да, он был крупным парнем. Почти как я.

– Дайте мне минутку, ребята.

– Не думал, что ты можешь побледнеть сильнее, – сказал Макдейсс. – Выходит, ошибся.

Я прошаркал в гостиную, плюхнулся в большое мягкое кресло и обхватил голову руками. Мне нужно было перевести дух, а также усмирить страх, грозивший проявиться медвежьей болезнью. Дубина Ральф погиб всего через несколько часов после того, как я с ним и Малышом Джоуи попил пива в «Голливуде». Дело Чарли Калакоса принимало плохой оборот. Я посмотрел сквозь пальцы на истертый ковер. Между моими ботинками лежала карточка под номером семь, а рядом с ней, в центре кружка, проступало бурое пятно. Передышка не помогала.

Я взглянул на Макдейсса и Слокума. Они, не обращая на меня внимания, пытались восстановить картину происшествия. У них были вопросы, и я на некоторые знал ответы. Но одни ответы я не мог дать, потому что это запрещал мне закон, а другие, угрожавшие тому, что я еще накануне считал легким заработком, – не хотел. Пока я прикидывал, как поступить, кучка драгоценностей в ящике письменного стола истаяла в моем воображении. Вместо нее возник бесформенный мешок на носилках в фургоне.

Я задумался о том, кто мог хладнокровнейшим образом убить Ральфа Чуллу. Наверное, Дубина Ральф за много лет нажил себе кучу врагов, которые и убрали «совсем не приятного парня», по выражению моего отца. Но почему именно сейчас, когда Ральф и Джоуи влезли в самый эпицентр событий? Неужели совпадение? И кто знал, чем интересуется Ральф? Лавендер Хилл, сделавший ему более чем щедрое предложение? Джоуи Прайд, напарник Ральфа в этом предприятии? Миссис Калакос со своим громадным револьвером, к которой старые бандюги заходили, прежде чем заявиться к моему отцу? Или Грек Чарли, услышавший о намерении бывших дружков от матери? Все они попадали под подозрение, но такие подозрения вряд ли можно было назвать серьезными.

– Как, по-вашему, это случилось? – спросил я, не вставая с кресла.

– Ты готов разговаривать? – осведомился Макдейсс.

– Я готов слушать.

Макдейсс раздраженно покачал шляпой и посмотрел на Слокума – тот кивнул.

– Ральф Чулла был дважды женат и дважды разведен, – начал Макдейсс. – Его мать умерла пять лет назад, и после этого он жил здесь один. Очевидно, он впустил убийцу в дом и закрыл за ним дверь. Насколько мы можем судить, борьбы не было. Убийца стоял там, жертва – здесь. Жертва повернулась к журнальному столику, чтобы, может быть, наполнить стаканы. Первый выстрел, произведенный сзади, раздробил Чуллу колено и вызвал сильное кровотечение. Никто из соседей не слышал выстрела, поэтому возможно, что пистолет был с глушителем. Гильзы мы не нашли. Баллистики определят калибр точно, но навскидку – средний, например тридцать восьмой. После того как жертва упала на пол, убийца два раза выстрелил в правую часть головы.

– Левша?

– Я тоже так подумал.

– Сколько времени прошло между выстрелами в колено и в голову?

– Трудно сказать. Может быть, коронер определит примерное время. Но колено было обернуто кухонным полотенцем, и это кажется немножко странным.

– В кухню вел кровавый след?

– Нет.

– Тогда рану забинтовал убийца, – предположил я.

– Мы считаем так же, – сказал Макдейсс. – Вероятно, он что-то искал – и хотел, чтобы жертва не истекла кровью и сама указала, где хранится это что-то. Поэтому мы так заинтересовались, когда нашли твою визитку. Надеялись, что ты прояснишь причину убийства.

– Кто вызвал полицию?

– Звонок по номеру девять-один-один от неизвестного поступил из телефонной будки недалеко отсюда. Панический голос. Жертва названа по имени.

– Убийца?

– Тот, кто это сделал, не мог паниковать. В любом случае мы сняли отпечатки пальцев с телефонной трубки и мелочи в автомате.

– Кто-нибудь хоть что-то заметил?

– Детективы обходят соседей. Пока никаких результатов.

– Что-нибудь пропало?

– Непохоже. Дорогое кольцо на пальце, часы на месте, бумажник с твоей визиткой и кредитной картой в кармане. Наличных мы не нашли.

– А зажим для денег?

– Какой такой зажим?

Я посмотрел в окно на улицу. Перед моим внутренним взором мелькнуло что-то желтое.

– У него была с собой сегодня довольно толстая пачка денег, перехваченная золотой скобой с медальоном.

Макдейсс посмотрел на Слокума, и тот пожал плечами.

– Значит, ты сегодня встречался с Ральфом Чуллой? – спросил Макдейсс.

– Да.

– О чем вы разговаривали?

Я встал с кресла, на секунду закрыл глаза и попытался утихомирить желудок.

– Продолжай, Виктор, – велел Слокум.

– Ральф Чулла был старым другом Чарли Калакоса, – сказал я.

Слокум даже не моргнул: он уже знал об этом.

– Ральф хотел встрять в переговоры о возвращении потерянного Рембрандта. Они со старым другом, Джоуи Прайдом, полагали, что могут продать картину какому-нибудь денежному мешку, поэтому встретились со мной, чтобы я уговорил Чарли.

– Как они с тобой связались? – спросил Слокум.

– По телефону.

– Где вы встречались?

– В баре «Голливуд».

– Он находится недалеко от дома твоего отца?

– Не заметил.

– Во сколько вы встречались?

– Около двух.

– С вами был кто-нибудь еще?

– Нет, только Ральф, Джоуи Прайд и я.

– Ты знаешь, где живет этот Джоуи Прайд?

– Не знаю.

– Как он выглядит?

– Ровесник Ральфа. Худощавый, нервный, чересчур разговорчивый. Афроамериканец. Водит желтое такси. Вот и все.

– Если он с тобой свяжется, дашь нам знать?

– Можете на это рассчитывать.

– Они говорили, кто именно хочет купить картину?

– Нет, но Ральф показал пару стодолларовых купюр, которые получил в задаток. Вот откуда я узнал о зажиме для денег.

– А теперь они исчезли. Что ты им сказал?

– Объяснил, что картина по закону принадлежит музею.

– А дальше?

– И что я не собираюсь заниматься незаконной деятельностью.

Слокум безучастно посмотрел на меня, воздержавшись от вопроса, как следует воспринимать мои слова: как полуправду или откровенное вранье.

– Избавь нас от словоблудия, – посоветовал Макдейсс, менее воздержанный на язык. – Мы слишком давно тебя знаем.

– Как они реагировали на твой отказ? – спросил Слокум.

– Не слишком хорошо.

– Но ты дал им свою визитку, – констатировал Макдейсс.

– Я бизнесмен. Я раздаю свои визитки и нищим, и посыльным, и детям в колясках.

– Почему Ральф Чулла и Джоуи Прайд решили, что имеют какие-то права на картину? – спросил Макдейсс.

– Из их рассказа я понял, что они участвовали в краже.

Слокум и Макдейсс посмотрели друг на друга, как будто уже обсуждали эту версию.

– Что говорит насчет их соучастия твой клиент? – спросил Слокум.

– То, что он говорит, является конфиденциальной информацией, – ответил я.

– Выходит, о задатке знал только парень, который вручил его Чулле и Прайду.

– Ты вправду думаешь, что Ральфа убили за пару сотен баксов?

– Если бы ты проработал на моем месте столько же, сколько я, то знал бы, как дешево ценят человеческую жизнь те, кто нажимает на спусковой крючок.

– Мы хотим поговорить с твоим клиентом, – сказал Слокум.

– В таком случае скажи Хатэуэй, чтобы она перестала воображать себя ангелом в белых одеждах. Ситуация становится опасной.

– Я поговорю с ней.

– Хорошо.

– Что ты скажешь Чарли?

– Когда я в конце концов с ним свяжусь, скажу правду. Скажу, что обстановка ухудшается, что произошло убийство, поэтому для него лучше всего забыть об этой несчастной картине и убраться к чертовой матери из Додж-сити.[9]


Содержание:
 0  Меченый Marked Man : Уильям Лэшнер  1  Глава 2 : Уильям Лэшнер
 2  Глава 3 : Уильям Лэшнер  4  Глава 5 : Уильям Лэшнер
 6  Глава 7 : Уильям Лэшнер  8  Глава 9 : Уильям Лэшнер
 10  Глава 11 : Уильям Лэшнер  12  Глава 13 : Уильям Лэшнер
 14  Глава 15 : Уильям Лэшнер  16  Глава 17 : Уильям Лэшнер
 18  Глава 19 : Уильям Лэшнер  20  Глава 21 : Уильям Лэшнер
 22  Глава 23 : Уильям Лэшнер  23  Глава 24 : Уильям Лэшнер
 24  вы читаете: Глава 25 : Уильям Лэшнер  25  Глава 26 : Уильям Лэшнер
 26  Глава 27 : Уильям Лэшнер  28  Глава 29 : Уильям Лэшнер
 30  Глава 31 : Уильям Лэшнер  32  Глава 33 : Уильям Лэшнер
 34  Глава 35 : Уильям Лэшнер  36  Глава 37 : Уильям Лэшнер
 38  Глава 39 : Уильям Лэшнер  40  Глава 41 : Уильям Лэшнер
 42  Глава 43 : Уильям Лэшнер  44  Глава 45 : Уильям Лэшнер
 46  Глава 47 : Уильям Лэшнер  48  Глава 49 : Уильям Лэшнер
 50  Глава 51 : Уильям Лэшнер  52  Глава 53 : Уильям Лэшнер
 54  Глава 55 : Уильям Лэшнер  56  Глава 57 : Уильям Лэшнер
 58  Глава 59 : Уильям Лэшнер  60  Глава 61 : Уильям Лэшнер
 62  Глава 63 : Уильям Лэшнер  64  Глава 65 : Уильям Лэшнер
 66  Глава 67 : Уильям Лэшнер  68  Глава 69 : Уильям Лэшнер
 70  Глава 71 : Уильям Лэшнер  71  Использовалась литература : Меченый Marked Man



 




sitemap