Детективы и Триллеры : Триллер : 116 : Анри Лёвенбрюк

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  5  10  15  20  25  30  35  40  45  50  55  60  65  70  75  80  85  90  95  100  105  110  115  120  125  130  135  140  145  150  155  160  161  162  163

вы читаете книгу




116

Укрывшись в первом попавшемся баре, Ари приканчивал одну порцию односолодового за другой, пока взгляд официанта не стал откровенно осуждающим. Подвыпивший, он все же пересек Париж за рулем кабриолета MG-B, утонув в музыке со своей неизменной кассеты. Из динамиков вырывался пронзительный голос Брюса Спрингстина:


Baby this town rips the bones from your back
It’s a death trap, it’s a suicide rap
We gotta get out while we’re young
Cause tramps like us, baby we were born to run.[77]

Он припарковал старую англичанку возле дома у Порт-де-Баньоле. Сюда он приехал не раздумывая, словно необходимость увидеть отца была продиктована инстинктом самосохранения. Выключил двигатель, с трудом выбрался из машины и, цепляясь за перила, поднялся по лестнице.

Нетвердо держась на ногах, Ари потер лицо ладонями и выпрямился. Как обычно, старик, шаркая подошвами, долго подходил к двери.

— Здравствуй, папа.

— Надо все время менять имя, если не хочешь, чтобы тебя обозначили.

Ари тяжело вздохнул. Он закрыл за собой дверь и прошел за отцом в гостиную. Раз в жизни он не исполнил свой ритуал — не стал убираться на кухне, пока Джек Маккензи смотрел телевизор. Вместо этого наполнил два бокала виски и сел рядом со стариком.

— Держи, папа.

— Доктор говорит, мне нельзя пить.

— Доктора все придурки, папа. Держи. В Каол Айла cask strength[78] больше пятидесяти градусов, оно только поднимет нас на новую высоту.

Шутка заставила семидесятилетнего старика улыбнуться. После чего с пресыщенным видом он включил телевизор.

— Как ты себя чувствуешь, папа?

— Раскрытым и заподозренным в реформаторских и мессианских наклонностях.

— Ты меня достал. Не надо все время пялиться в телевизор. Лучше бы пошел прогулялся, погода отличная.

— Я говорю все шиворот-навыворот, чтобы сказать что-нибудь настоящее.

Ари пожал плечами и отпил глоток виски, поудобнее устраиваясь в кресле. Голова кружилась, но это ощущение нельзя было назвать неприятным. Здесь он, по крайней мере, чувствовал себя на своем месте. В правильном месте. Возможно, единственном, которое способен выносить. Безумие отца даже успокаивало его — таким оно было верным и неизменным.

Наконец Джек выключил телевизор и посмотрел на сына:

— Ты схватил убийцу Поля?

На этот раз Ари едва ли не пожалел, что отец задал ему осмысленный вопрос. Уж лучше бы продолжал молчать.

— Да, папа… В каком-то смысле.

— То есть?

— Он мертв.

Старик кивнул:

— Значит, тайна Виллара в безопасности…

Борясь с опьянением, Ари подвинулся поближе к отцу:

— Нет, папа, все шесть страниц давно уже найдены, и…

— Да-да, про шесть страниц я все знаю. Ари, я еще не совсем впал в старческий маразм. Я сумасшедший, но это не то же самое. Нет. Я говорю про седьмую страницу.

Ари нахмурился:

— Седьмая? Какая еще седьмая страница?

По лицу старика скользнула улыбка:

— Тссс…

— Какая седьмая страница, папа?

Джек оперся о подлокотники кресла и медленно встал. В своем поношенном халате он с усилием пересек комнату и открыл ящик под телевизором. Плохо соображавший Ари проводил его озадаченным взглядом.

Бурча что-то себе под нос, Джек порылся в ящике и наконец извлек из него большой пожелтевший конверт, вернулся и протянул его сыну.

Аналитик медленно открыл конверт, изумленно поглядывая на отца:

— Что это такое?

Вместо ответа старик снова сел в кресло, взялся за пульт и включил телевизор.

Ари дрожащими пальцами вытащил старый пергамент, стараясь его не повредить. Он тут же узнал руку Виллара из Онкура, а вверху страницы — знак ложи компаньонов долга, в которую входили его отец и Поль Казо: «L:. VdH:.». Он не поверил своим глазам.

— Как получилось, что мне никто не сказал о существовании этой страницы? И почему… ты не говорил мне, что она у тебя, папа?

Ответа не последовало. Джек снова погрузился в дивный мир своего неврологического слабоумия.

— Я… я считал, что ты давно покинул ложу и все бросил, — настаивал Ари. — Как вышло, что…

Он не закончил фразу, осознав, что больше ничего от отца не добьется.

Смирившись, он опустил взгляд и рассмотрел старинный пергамент. От виски у него перед глазами все расплывалось, и несколько раз он сморгнул.

В отличие от шести остальных страниц на этой не было никакого текста на средневековом пикардийском диалекте. Ни единой надписи. Только рисунок.

И этот рисунок представлял собой не что иное, как звездную карту. Обычную звездную карту, какой ее себе представляли в XIII веке.

Ари прикусил губы. Он не был уверен, что понимает смысл этой седьмой страницы. Наверное, этот тот самый документ, который так отчаянно искал Доктор. Что же он означает? Какое тайное послание Виллар из Онкура хотел передать потомкам при помощи этого жалкого наброска?

Он осторожно убрал пергамент обратно в конверт и обхватил голову руками.

В тот же миг его отец снова поднялся и встал перед ним, протягивая руку. Слегка удивленный, Ари вернул ему конверт. Не говоря ни слова, старик повернулся и направился к телевизионному столику, чтобы положить пергамент на место, словно какой-нибудь иллюстрированный журнал. Вернувшись в свое кресло, он с отсутствующим видом снова погрузился в созерцание эстрадного шоу.

Какое-то время Ари просидел задумавшись. Под влиянием виски и нереальности этой сцены он не был вполне уверен, а не снится ли ему все это. И вдруг у него вырвался смешок. Принцип бритвы Оккама. Самое простое решение… Смысл всего происходящего внезапно показался ему очевидным.

Он представил себе физиономию Вэлдона при виде этого документа.

Это почти смешно. Кристалл происходил не из полой Земли.

117

Взъерошенный, в белой рубашке с расстегнутым воротом и застиранных джинсах, Ари, сунув руки в карманы, поднялся по улице Турнель. Уже почти вечер. Воздух мягкий. Люди вокруг улыбаются — на его вкус даже чересчур.

Как всегда, он остановился на тротуаре напротив маленького книжного магазина с зеленым фасадом. И тут же увидел за витриной силуэт Лолы. Ее темные волосы, ее хрупкие плечи.

Он долго наблюдал, как она расхаживает по магазину, разговаривает с покупателями, расставляет книги по полкам. Она была в своем собственном мире. А он — не совсем в своем.

Ему хотелось войти, поговорить с Лолой, выложить ей все без остатка, все, что скопилось у него на душе. Но потом он передумал.

Время еще не пришло.

Однажды, он знал, он переступит через этот порог, и больше никто и ничто не сможет его удержать. Ни денди кинооператор, ни тревога, ни страх перед будущим. Он забудет обо всем на свете. И тогда он похитит ее. Увезет с собой. Далеко. Далеко отсюда и от того, чем они были. Потому что все остальное утратит значение. И он знал, что это она. Это они.

Но пока время еще не пришло.

118

Завороженные пустотой, мы творим безумства.

Мы проводим жизнь, пытаясь заполнить пустоты — у каждого они свои. Строим соборы, храмы во имя богов, с которыми нам не суждено встретиться. Роем землю, чтобы найти клады, которых не существует. Режем себе вены во имя неясного чувства.

И в этом, возможно, волнующая красота человеческой природы. Упорство, с каким мы заполняем пустоту, которая однажды поглотит нас всех.

Это присущее всем нам упорство и делает меня твоим братом, твоим спутником.

Благодарности

Этот роман создавался с января 2008 года по май 2009-го между баром «Сансер» в парижском квартале Абесс, красноземами Сен-Шиньяне и солнечным покоем островов Карибского моря. И как всегда, страшась одиночества, словно пустоты, я искал советов и вдохновения у тех, кто оказался рядом. Список людей, которых я должен поблагодарить, выйдет немного длинным.

И прежде всего благодарю тех, кто оказал мне в работе над «Соборами пустоты» поистине неоценимую помощь: Фабриса Маца, Жана Франсуа Дована, Патрика Жан-Батиста, Арно Аллегре и тех сотрудников разведслужб, которые просили не называть их имен, но поймут, что я говорю о них…

Также я признателен всем сотрудникам издательств «Фламмарьон» и «Ж’э лю», особенно Стефани Шеврие, Жилю Аэри и Каролине Ламули.

А еще семье: JP&C, Pich&Love, Сент-Илерам и клану Уормби.

Ну и, конечно, друзьям: «Лиге Воображаемого», моим товарищам из Канадской ассоциации врачей скорой помощи, из «Шато Пигаль», братьям Сешан, Иву Рагаццоли и его шайке, Бенедикт Орьон & Марион Легуастер, Себастьяну Друэну, Тифени Шёэр, верноподданным Монморанси-Люксембург и, above all,[79] всем мушкетерам издательства «Бражелон».

Музыкантам, которые выходят со мной на сцену, Гарри, Жану, Селине и Тиму (myspace.com/travaillermoins), и тем, с которыми я всегда рад быть рядом: рок-группе «Келкс», ЛуизА, Николя Вита, Клое Рубино и Бенуа Доремю.

И наконец мысленно посылаю нежнейший привет трем моим солнышкам: фее Дельфине, принцессе Зоэ и дракону Эллиоту.

Об авторе

Француз Анри Лёвенбрюк — рок-певец, композитор и блистательный автор фэнтези, приключенческих романов и триллеров, переведенных более чем на 15 языков. Роман «Завещание веков» поставил его в один ряд с такими корифеями, как Умберто Эко и Дэн Браун, чей знаменитый «Код да Винчи» был издан в том же году. Серия триллеров, посвященных «гадкому утенку» госбезопасности Ари Маккензи, мгновенно завоевала признание и любовь читателей. В 2011 году Анри Лёвенбрюк стал кавалером ордена Искусств и изящной словесности.

О романе

«Соборы пустоты» — умный эзотерический триллер а это большая редкость. Масонским триллером его не назовешь, хотя автор — масон и этого не скрывает.

Petits potins de La Foire du Livre

Этот роман завораживает…

Vol de Nuit

Лёвенбрюк достигает главного — он от начала до конца держит читателя в напряжении, причем делает это исключительно умно и элегантно.

Lanfeust Magazine

Содержание:
 0  Соборы пустоты Les cathédrales du vide : Анри Лёвенбрюк  1  02 : Анри Лёвенбрюк
 5  07 : Анри Лёвенбрюк  10  13 : Анри Лёвенбрюк
 15  18 : Анри Лёвенбрюк  20  25 : Анри Лёвенбрюк
 25  30 : Анри Лёвенбрюк  30  35 : Анри Лёвенбрюк
 35  41 : Анри Лёвенбрюк  40  46 : Анри Лёвенбрюк
 45  52 : Анри Лёвенбрюк  50  58 : Анри Лёвенбрюк
 55  63 : Анри Лёвенбрюк  60  69 : Анри Лёвенбрюк
 65  75 : Анри Лёвенбрюк  70  43 : Анри Лёвенбрюк
 75  48 : Анри Лёвенбрюк  80  55 : Анри Лёвенбрюк
 85  60 : Анри Лёвенбрюк  90  65 : Анри Лёвенбрюк
 95  71 : Анри Лёвенбрюк  100  78 : Анри Лёвенбрюк
 105  83 : Анри Лёвенбрюк  110  89 : Анри Лёвенбрюк
 115  95 : Анри Лёвенбрюк  120  102 : Анри Лёвенбрюк
 125  111 : Анри Лёвенбрюк  130  80 : Анри Лёвенбрюк
 135  85 : Анри Лёвенбрюк  140  91 : Анри Лёвенбрюк
 145  98 : Анри Лёвенбрюк  150  105 : Анри Лёвенбрюк
 155  Эпилог Алкахест : Анри Лёвенбрюк  160  114 : Анри Лёвенбрюк
 161  115 : Анри Лёвенбрюк  162  вы читаете: 116 : Анри Лёвенбрюк
 163  Использовалась литература : Соборы пустоты Les cathédrales du vide    



 




sitemap