Детективы и Триллеры : Триллер : 46 : Анри Лёвенбрюк

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  5  10  15  20  25  30  35  39  40  41  45  50  55  60  65  70  75  80  85  90  95  100  105  110  115  120  125  130  135  140  145  150  155  160  162  163

вы читаете книгу




46

Около часа ночи Ари встретился с Жеромом Малансоном возле научно-исследовательского центра, где работала Сандрина Мани. Швейцарец ничуть не изменился. Волосы с проседью, аккуратно подстриженная бородка, искрящийся взгляд и неизменный костюм: темно-синие джинсы «левис», черная водолазка и серые кроссовки «Нью Баланс 992М». Так одевался его кумир — основатель «Эппла» Стив Джобс.

— Надеюсь, ты понимаешь, Ари, что, придя сюда, я рискую своим местом? Если об этом прознает начальство, я пропал. Ты хоть способен оценить, сколь безграничны мои дружеские чувства к твоей августейшей особе?

Чтобы заручиться поддержкой агента САП,[47] Маккензи пришлось привести множество доводов. Даже ловко сыграть на его чувстве вины. И великодушный Малансон не смог устоять. Особенно когда Ари упомянул о бутылке японского односолодового виски «Никка» урожая 1996 года.

— Не сходи с ума, Жером, все пройдет как надо, — заверил его Маккензи, прекрасно сознавая, как сильно они рискуют.

Стоит швейцарской полиции прознать, что агент САП помог агенту ЦУВБ, даже не находящемуся в официальной командировке, оба тут же вылетят с работы.

Маккензи и Малансон подружились еще в 1995-м, когда Ари только начинал работать в госбезе, в отделе по борьбе с изуверскими сектами. Тогда им пришлось вместе заниматься делом Храма Солнца — секты, печально известной тем, что в Швейцарии и Франции скончались около шестидесяти ее последователей.

В доктрине этой секты, вдохновлявшейся философией неотамплиеров и розенкрейцеров, которых в XX веке развелось великое множество, легко уживались идеи хилиазма, экологии, адептов «Ньюэйдж», эзотеризма и уфологии. 5 октября 1994 года в Швейцарии погибли сорок восемь сектантов: половина в кантоне Вале, другая — во Фрибуре. Полиция, обнаружившая обугленные трупы с простреленной головой, так и не смогла разобраться, кто из этих людей был убит, а кто добровольно покончил с собой. Через год, 23 декабря 1995-го, во Франции, в горном массиве Веркор, были найдены обгоревшие тела еще шестнадцати последователей Храма Солнца, в том числе троих детей.

Маккензи и Малансон вели расследование соответственно во Франции и Швейцарии, причем нередко обменивались информацией, что совершенно не типично для сотрудников спецслужб. В ходе совместной работы они высказали предположение, что итальянские спецслужбы, а точнее, «Гладио»[48] косвенно причастны к этой темной истории. Через несколько дней следствие по делу было прекращено.

Конечно, в то время они были еще слишком молоды и не могли рассчитывать, что им удастся предъявить обвинение подпольным сетям, управляемым НАТО… Как бы то ни было, аналитики сохранили прекрасные отношения. Их объединяла общая неприязнь к административному произволу, и нередко они оказывали друг другу услуги. К тому же оба были знатоками и любителями хорошего виски и постоянно делились своими находками в этой области.

Но на этот раз Ари вынужден был признать, что требует от друга слишком многого.

— Так, держи рот на замке, а я просто сделаю свою работу, идет? — сказал Жером, открывая стеклянную дверь.

— Ты меня совсем за придурка держишь?

— Нет, но у тебя жуткий французский акцент.

— Еще не хватало, чтобы швейцарец учил меня французскому…

Они вошли в холл и направились к стойке, где ночной охранник, откинувшись на сцепленные за затылком руки, смотрел телевизор.

— Добрый вечер…

Малансон вынул удостоверение федеральной полиции.

— Добрый вечер. Майор Малансон. Мы расследуем смерть Сандрины Мани. Хотелось бы осмотреть ее рабочее место.

Охранник в замешательстве выпрямился.

— Но… Меня не предупредили, и…

— А с какой стати нам вас предупреждать? — отрезал агент, стараясь казаться внушительным. — Будьте любезны немедленно проводить нас в ее офис.

Поколебавшись, охранник ответил:

— Я… Как скажете…

Он встал, нашел в ящике ключи и подвел посетителей к лифту. Ари сдержал улыбку: блеф его приятеля был шит белыми нитками, и то, что им попался такой доверчивый охранник, — неслыханное везенье. Хотя как знать, возможно, в Швейцарии полицейское удостоверение производит более сильный эффект?

Они поднялись наверх, прошли по двум коридорам, и охранник открыл им дверь кабинета.

— Вообще-то ваши коллеги уже не раз сюда приходили…

— Да, мы в курсе, — сухо бросил Малансон. — Пока можете быть свободны, мы вас позовем, когда закончим.

Охранника не пришлось просить дважды. Он явно хотел убраться подальше от этих не слишком любезных легавых.

— Тонкая работа, ничего не скажешь, — прошептал Маккензи, наклоняясь к другу.

— Главное, сработало. Он из тех, кто боится за свое место. Таких легко запугать.

— Ну-ну…

Они осмотрели кабинет Сандрины Мани. Ее личные вещи, очевидно, забрал муж, но компьютер и документы остались на месте.

— Ты ведь у нас компьютерный гений, — объявил Маккензи, указывая на компьютер. — Поднатужься и откопай то, что мне нужно.

— Было бы проще, если бы ты сказал, что именно тебе нужно…

— Досье, составленное Сандриной Мани. Это отчет для ООН, в котором идет речь о напряженности в провинции Киву в Демократической Республике Конго, или о колтане, или же о МФП. Последняя версия, вероятно, датирована днем, когда она умерла. В компьютере наверняка остались следы поисков, записей, короче, сам не знаю…

— О’кей, о’кей, я попробую. Надеюсь, твое односолодовое того стоит!

— Японское. Семнадцать лет выдержки. Может, для тебя и крепковато.

Малансон покачал головой, сел за стол и включил компьютер.

Швейцарец с головой ушел в поиски, Ари же обыскивал комнату. Все это уже было. Он точно так же рылся в кабинете Чарльза Линча, пока Мари Линч копалась в компе. Ему вновь пришлось перебирать одну за другой картонные папки, перелистывать книги, изучать кучи бумаг, бегло их проглядывая.

— Смотри-ка, а у нее был объект, созданный в Линуксе, — вдруг прошептал Малансон.

— Чего?

Швейцарец улыбнулся.

— Такая штука, которую тебе все равно не понять, а вот я попробую в ней поковыряться.

Малансон вставил в компьютер диск и перезагрузил машину. Проделав несколько манипуляций, он обернулся к Маккензи:

— Я обнаружил скрытую директорию, названную «Проект Рубедо», тебе это о чем-нибудь говорит?

Присевший на корточки перед книжным шкафом Маккензи тут же вскочил.

— Еще бы! — воскликнул он. — Это оно!

«Проект Рубедо». Сомневаться не приходится. Теперь понятно, почему Доктор написал букву «П» на папке с бумагами. «П» — это проект.

— Ага! Тогда вынужден тебя огорчить. Папка совершенно пустая.

Ари бросился к монитору.

— Ты шутишь!

— Нет. Все файлы удалены.

— А их нельзя восстановить? Я слышал, что наши компьютерщики в Левалуа иногда так делают. Восстанавливают файлы, стертые с жестких дисков.

— К примеру, когда их стирают такие криворукие умельцы, как ты?

— Да. К примеру.

— Ясно… Так вот, кто-нибудь наверняка с этим справится… Но не здесь. И не я.

— Вот подстава. Ну что за отстой! Мы почти у цели! Должен быть выход!

— Посмотрим, что мне удастся сделать, Ари. Но я ничего не гарантирую. С пи-си никогда не знаешь. Вот если наше начальство однажды раскошелится на «макинтоши», все станет намного проще, уж поверь…

Он проделал несколько манипуляций, в которых Ари ничего не понял. Жесткий диск пронзительно запищал, а на мониторе с бешеной скоростью замелькали какие-то списки.

— Смотри, — Малансон указал на ряд файлов. — Вот эти были удалены из директории в день гибели Стефана Друэна.

— Значит, это произошло уже после смерти Сандрины Мани. Может, Друэн заходил сюда, чтобы уничтожить ее досье…

— Я попробую восстановить несколько файлов, но на многое не рассчитывай. Если кластеры, на которых они хранились, теперь заняты новыми данными, мы в пролете.

— Ах да, ну еще бы, «кластеры»! — хмыкнул Ари. — Ладно, сделай что можно.

Швейцарец запустил автоматическую систему восстановления данных. Она проверяла файлы один за другим. Ари вцепился в спинку кресла, не сводя глаз с монитора. Индикаторы рядом с именами файлов постепенно заполнялись, внутри менялись цифры, но пока ни один процесс восстановления не дошел до ста процентов.

— Похоже, не получается, — признался огорченный Малансон.

— Вот черт…

От напряжения Ари заметался по кабинету, словно лев в клетке.

— Ну что?

— Погоди! — раздраженно отмахнулся швейцарец.

И тут Ари застыл перед окном:

— Проклятье!

— Что еще?

— Перед входом остановилась полицейская машина.

Малансон побледнел. Он лихорадочно застучал по клавиатуре, пока на экране не развернулось окно с видео. Это оказалось изображение с камеры наблюдения на посту охранника. Было видно, как тот говорит с двумя полицейскими, потом встает и указывает в сторону лифта.

— Твою мать! Надо валить отсюда, Ари!

— Нет! Мне нужны эти чертовы файлы!

— Если нас застукают, мы окажемся в полном дерьме, Маккензи! В полном! Здесь тебе не Франция…

— Да насрать! Мне нужны эти файлы!

Швейцарец вскочил и треснул кулаком по столу.

— Шевелись! — приказал он компу, не отрывая взгляда от видео с камеры, на котором было видно, как полицейские продвигаются по зданию.

Они только что вошли в лифт. И с минуты на минуту будут на их этаже.

И тут раздался пронзительный сигнал.

— Он восстановил только один файл, — пояснил швейцарец. — Немного, но хоть что-то.

— А что именно?

— Нет времени смотреть, я его скопирую и пошли отсюда. Идет?

— Идет.

Малансон вытащил из чехла сверхтонкий «мак» и подключил его к компьютеру Сандрины Мани.

— Ты чего? — удивился Ари. — Разве нельзя перекинуть его на флэшку?

— Я перекидываю не только твой файл, но и то, без чего нам отсюда не выбраться.

Он поколдовал над своим «маком», отсоединил его, закрыл приложения в компьютере Мани и знаком предложил Ари следовать за ним. Озадаченный аналитик подчинился.

Жером шел, не сводя глаз со своего ноута, который держал перед собой, словно компас. В углу монитора между многочисленными камерами слежения перемещались четыре прямоугольника. В нижней части экрана были раскрыты планы здания.

— Они только что вышли из лифта, — произнес Малансон, останавливаясь. — Возвращаемся. Если оба пойдут прямо, у нас есть шанс выбраться через аварийный выход.

— Легавые преследуют легавых, — усмехнулся Ари. — Даже смешно…

— Это не смешно, Ари. Если меня из-за тебя выпрут с работы, ты — труп.

Они пошли обратно, не сводя глаз с монитора, свернули в длинный коридор. Миновали несколько противопожарных дверей, как вдруг озадаченный швейцарец замер на месте.

— Теперь я вижу только одного, — он указал на один из прямоугольничков.

В тот же миг Ари схватил друга за плечи и грубо втолкнул его в чуланчик справа от себя.

— Ты чего? — возмутился Малансон.

Ари зажал ему рот и, вытаращив глаза, знаком велел ему замолчать.

Через пару секунд в коридоре совсем рядом с ними раздались шаги. Решительной походкой кто-то стремительно приближался к их укрытию. Ари вжался в стену. Он перехватил панический взгляд Жерома.

Звук становился все громче. Полицейский вот-вот будет здесь. Ари коснулся рукоятки револьвера. Малансон кинул на него дикий взгляд и поднес палец к виску, словно говоря: «Рехнулся?»

Ари пожал плечами и убрал оружие. Полицейский миновал их дверь… и пошел дальше, не останавливаясь.

Маккензи перевел дух. Они слышали, как шаги медленно удаляются. Переждали еще несколько секунд, пока Малансон не нарушил молчание:

— Слава богу, он пошел в другую сторону. Сейчас или никогда!

Они вышли из чуланчика и друг за другом двинулись в противоположный конец длинного коридора. Жером в последний раз взглянул на свой «мак», закрыл его и убрал во внутренний карман.

— За этой дверью есть аварийная лестница, — объяснил он.

Они спустились, перескакивая через ступеньки. Внизу они убедились, что путь свободен, и бросились в машину Малансона. Взвизгнув покрышками, она сорвалась с места.

— Имей в виду, парень, это в последний раз! — воскликнул швейцарец, мчась к центру Женевы.

— Спасибо, Жером.

Они проехали еще несколько минут, затем агент САП припарковал свою машину на небольшой аллее. Он покачал головой и вдруг расхохотался.

— Ну, Маккензи, вечно ты во что-нибудь вляпаешься!

Ари пожал плечами:

— Так что с этим файлом?

Швейцарец вытащил из сумки сверхтонкий ноут.

— Понятия не имею. Мне неизвестно это расширение. Но файл большой, так что это точно не текст. Здесь картинка, видео или звук.

— А открыть его ты можешь?

— Нет, но могу его переконвертировать.

Малансон включил «мак» и повозился несколько минут. Он пробовал так и сяк, пока, наконец, не взглянул на Ари с довольной улыбкой.

— Порядок…

— Получилось?

— Да.

— Так что там?

— Цифровая запись разговора.

— Как это?

— Есть устройства, позволяющие записывать разговоры в виде файлов. Похоже, Сандрина Мани сочла необходимым сохранить этот диалог в директории «Проект Рубедо».

— О’кей. А чей это разговор?

— Почем я знаю?

— Послушать его можно?

— Давай сюда свой телефон.

Ари нахмурился:

— Зачем?

— Так ты хочешь послушать разговор или как?

— Хочу.

— Тогда давай сюда мобильный.

Под насмешливым взглядом Жерома Ари вытащил свой телефон.

— Ну и ну. Где ты откопал эту реликвию?

Маккензи пожал плечами:

— По нему можно звонить, а больше мне и не надо.

Швейцарец извлек из телефона карту памяти и вставил ее в ноут. Скопировал файл и вернул аппарат Ари.

— Готово. Теперь файл у тебя на телефоне. Можешь спокойно слушать его через наушники. А теперь проваливай.

— Ты меня прогоняешь?

— В точку, Ари. За сегодняшний вечер мы и так совершили достаточно правонарушений, и мне не особенно хочется, чтобы нас видели вместе. Скажи спасибо, что вообще уносишь ноги. Все, пошел вон.

Маккензи дружески хлопнул его по плечу и вышел из машины.


Содержание:
 0  Соборы пустоты Les cathédrales du vide : Анри Лёвенбрюк  1  02 : Анри Лёвенбрюк
 5  07 : Анри Лёвенбрюк  10  13 : Анри Лёвенбрюк
 15  18 : Анри Лёвенбрюк  20  25 : Анри Лёвенбрюк
 25  30 : Анри Лёвенбрюк  30  35 : Анри Лёвенбрюк
 35  41 : Анри Лёвенбрюк  39  45 : Анри Лёвенбрюк
 40  вы читаете: 46 : Анри Лёвенбрюк  41  47 : Анри Лёвенбрюк
 45  52 : Анри Лёвенбрюк  50  58 : Анри Лёвенбрюк
 55  63 : Анри Лёвенбрюк  60  69 : Анри Лёвенбрюк
 65  75 : Анри Лёвенбрюк  70  43 : Анри Лёвенбрюк
 75  48 : Анри Лёвенбрюк  80  55 : Анри Лёвенбрюк
 85  60 : Анри Лёвенбрюк  90  65 : Анри Лёвенбрюк
 95  71 : Анри Лёвенбрюк  100  78 : Анри Лёвенбрюк
 105  83 : Анри Лёвенбрюк  110  89 : Анри Лёвенбрюк
 115  95 : Анри Лёвенбрюк  120  102 : Анри Лёвенбрюк
 125  111 : Анри Лёвенбрюк  130  80 : Анри Лёвенбрюк
 135  85 : Анри Лёвенбрюк  140  91 : Анри Лёвенбрюк
 145  98 : Анри Лёвенбрюк  150  105 : Анри Лёвенбрюк
 155  Эпилог Алкахест : Анри Лёвенбрюк  160  114 : Анри Лёвенбрюк
 162  116 : Анри Лёвенбрюк  163  Использовалась литература : Соборы пустоты Les cathédrales du vide



 




sitemap