Детективы и Триллеры : Триллер : 48 : Анри Лёвенбрюк

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  5  10  15  20  25  30  35  40  45  50  55  60  65  70  74  75  76  80  85  90  95  100  105  110  115  120  125  130  135  140  145  150  155  160  162  163

вы читаете книгу




48

— Эрик Левин с женой покинули комплекс.

Вэлдон, сидевший за своим столом, уткнувшись в старинную книгу в кожаном переплете, никак не отреагировал. Совершенно невозмутимый, он даже не поднял голову, словно ничего не слышал.

— Вэлдон? Вы меня слышите?

— Конечно, Робертс. Но я уже в курсе. Tell me something I don’t know,[49] — добавил он с жутким французским акцентом.

— И вы никого не пошлете за ними в погоню?

— Пока нет. Торопиться некуда.

Марку Робертсу, высокому, худому и элегантному, на вид было лет сорок. Ухоженный, с зачесанными назад волосами, в строгом, сшитом на заказ костюме, — словом, вылитый английский бизнесмен. Вынужденный сотрудничать с Доктором, он был полной противоположностью старому чудаку. Не считая неутолимой жажды денег и власти, у них не было почти ничего общего.

— Вас это нисколько не беспокоит?

Вэлдон наконец поднял голову. Он походил на директора школы, который собирается отчитать ученика в своем кабинете.

— Марк, вот уже два дня, как мне известно, что Эрик с женой собираются сбежать. Признаюсь, я даже постарался предоставить им эту возможность, конечно, так, чтобы они ничего не заметили. И да, меня это нисколько не беспокоит.

— Но с какой стати? — возмутился Робертс.

— Потому что так было лучше всего. Или вы бы предпочли перестрелку в стенах комплекса? Скандал? Чтобы все переполошились и впали в панику? Нет, мы все сделали правильно. Успокойтесь, далеко они не уйдут. Завтра возвращается Борджиа.

— Борджиа! Борджиа! По-вашему, этот шут — панацея от всех бед?

Доктор снова склонился над книгой.

— Ваш отец понял бы все с полуслова, — бросил он с легким презрением.

— Да, знаю. Отец то, отец се… Но отец умер, Вэлдон, и именно меня, а не вас он сделал своим наследником; так что придется вам привыкать к моему обществу. Отец слепо вам доверял, он и так дал вам больше, чем следовало. Не рассчитывайте, что я буду таким же щедрым.

— Ваш отец доверял мне, потому что знал: только я способен решить задачу, которую мы перед собой поставили. Он нуждался во мне, как и вы.

— Тут мы на равных. Вы зависите от меня не меньше, чем я от вас.

— Будьте же реалистом! Я нуждаюсь не в вас, Марк, а в деньгах, которые оставил вам отец.

— К вашему несчастью, мы идем в комплекте. So you’d better play by my rules, now.[50]

— Марк, это не игра.

— Порой, глядя на вас, я начинаю в этом сомневаться. Бегство Эрика и Каролины Левин вовсе не кажется мне забавным. А вот вам, похоже, наплевать…

— Я же сказал: далеко им не уйти. Завтра возвращается Борджиа. Он ими займется. А вы идите спать. У меня и без вас хватает забот.

— Вы правда думаете, что ваш Борджиа сможет что-то сделать? Как он их догонит?

— Борджиа никогда не проигрывает.

Англичанин насмешливо расхохотался. Потом сел напротив Вэлдона.

— Что ж, тогда объясните мне раз и навсегда, чем вам так нравится этот тип? По-моему, он просто ненормальный, как, впрочем, и многие ваши друзья.

— А вы разве не мечтаете стать моим другом?

Робертс проигнорировал этот выпад.

— Борджиа неоценим. Такие, как он, — редкость. Просто подарок судьбы. Природа создала его уникальным, и он оправдал ее ожидания, — продолжал Вэлдон.

— О чем это вы?

Вэлдон поднял голову. Его взгляд потемнел. Он больше не улыбался.

— У Борджиа врожденная анальгезия. Вы знаете, что это такое?

— Нет.

— Нечувствительность к боли. Это чрезвычайно редкое генетическое заболевание.

— Это, наверное, и правда удобно…

— Да нет, боль, дорогой Марк, — необходимое условие выживания. Больные врожденной анальгезией то и дело обжигаются, сами того не замечая, прикусывают себе язык во время еды, наносят раны… У них больные суставы, потому что они слишком много времени проводят на ногах и не переворачиваются во сне. Когда они больны, то не ощущают первых симптомов недуга… Поэтому все они умирают преждевременно.

— Но ведь вашему Борджиа за пятьдесят…

— Справедливое замечание, Робертс. Вместо того чтобы считать эту болезнь проклятьем, он превратил ее в источник силы. Надо гнуться вместе с ветром, друг мой.

Доктор поднялся и направился в угол комнаты. Здесь на столике было приготовлено все необходимое для чайной церемонии. Прежде всего он несколько раз ополоснул горячей водой керамический заварочный чайник. Потом открыл резную деревянную шкатулку и отрезал кусочек прессованного чая — судя по консистенции, хорошо выдержанного.

— По легенде, Дзигоро Кано открыл «путь гибкости», наблюдая суровой зимой за ветками вишни. Самые толстые ветки ломались под тяжестью снега, а самые гибкие — гнулись и легко освобождались от своего врага.

Озадаченный Марк Робертс наблюдал за тем, как Доктор завершал чайную церемонию. Ничего не скажешь, старик никогда не перестанет его удивлять. Он готовил свою бурду, тщательно соблюдая древний ритуал, с поразительной элегантностью, словно на глазах у множества зрителей.

— Для таких людей, как мы с Борджиа, «путь гибкости» — лучший способ избавиться от врагов. Налить вам чаю?

— Спасибо, нет. А таблетки, которые он то и дело принимает? — сказал Робертс, возвращаясь к прежней теме разговора. — Как я могу доверять человеку, который без конца глотает лекарства?

Вэлдон с дымящейся чашкой в руках снова сел за стол.

— Напротив. Это лишнее доказательство его исключительности, — пояснил он с саркастической улыбкой. — Он не лечит свой недуг, а делает его сильнее, страшнее и эффективнее. Хлорпромазин — антипсихотик, успокоительное средство, применяемое при лечении психозов, например шизофрении…

— Ну и к чему вы ведете? В том, что ваш Борджиа — шизофреник, никто и не сомневается.

— Отнюдь. Борджиа в здравом уме. Просто этот нейролептик подавляет эмоции. Таким образом, благодаря врожденной анальгезии и нейролептикам, которые Борджиа пьет горстями, он вообще не чувствует боли — ни физической, ни эмоциональной.

— Да он чудовище.

— Скорее произведение искусства.


Содержание:
 0  Соборы пустоты Les cathédrales du vide : Анри Лёвенбрюк  1  02 : Анри Лёвенбрюк
 5  07 : Анри Лёвенбрюк  10  13 : Анри Лёвенбрюк
 15  18 : Анри Лёвенбрюк  20  25 : Анри Лёвенбрюк
 25  30 : Анри Лёвенбрюк  30  35 : Анри Лёвенбрюк
 35  41 : Анри Лёвенбрюк  40  46 : Анри Лёвенбрюк
 45  52 : Анри Лёвенбрюк  50  58 : Анри Лёвенбрюк
 55  63 : Анри Лёвенбрюк  60  69 : Анри Лёвенбрюк
 65  75 : Анри Лёвенбрюк  70  43 : Анри Лёвенбрюк
 74  47 : Анри Лёвенбрюк  75  вы читаете: 48 : Анри Лёвенбрюк
 76  49 : Анри Лёвенбрюк  80  55 : Анри Лёвенбрюк
 85  60 : Анри Лёвенбрюк  90  65 : Анри Лёвенбрюк
 95  71 : Анри Лёвенбрюк  100  78 : Анри Лёвенбрюк
 105  83 : Анри Лёвенбрюк  110  89 : Анри Лёвенбрюк
 115  95 : Анри Лёвенбрюк  120  102 : Анри Лёвенбрюк
 125  111 : Анри Лёвенбрюк  130  80 : Анри Лёвенбрюк
 135  85 : Анри Лёвенбрюк  140  91 : Анри Лёвенбрюк
 145  98 : Анри Лёвенбрюк  150  105 : Анри Лёвенбрюк
 155  Эпилог Алкахест : Анри Лёвенбрюк  160  114 : Анри Лёвенбрюк
 162  116 : Анри Лёвенбрюк  163  Использовалась литература : Соборы пустоты Les cathédrales du vide



 




sitemap