Детективы и Триллеры : Триллер : 45 : Уилл Лэвендер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  5  10  15  20  25  30  35  40  45  50  55  60  65  70  75  80  85  90  95  100  105  110  115  120  125  130  135  140  144  145  146  150  155  160  163  164

вы читаете книгу




45

Мэри выехала на парковку возле крытого бассейна на Прайд-стрит и еще раз посмотрела на фотографии. Конечно, она видела эту красную машину на снимке, который рассылал Уильямс. Но этот же автомобиль упоминался во время их поездки в Белл-сити. По словам Пола, именно красную «хонду» продавали в доме на Сент-Луис-стрит. Не пытается ли Уильямс вновь направить ее туда, где он когда-то жил вместе с Дженнифер и Полли?

Двигатель «камри» работал на холостом ходу, а вокруг опускалась ночь. Чтобы рассмотреть фото, Мэри пришлось включить внутреннее освещение. Уже почти семь вечера, и ее родители наверняка собираются: отец принимает душ, а мать выходит из ванной с мокрым полотенцем на голове. Но Мэри не встретится с ними в ресторане. У нее еще есть дела в Винчестере, и она собирается закончить то, что начала. Мэри позвонила матери на сотовый. Объяснила, что приедет домой поздно, и попросила не ждать ее. Да, все в порядке. Да, она хорошо сдала все экзамены. Нет, ей ничего не нужно. Они увидятся позже, и пусть пообещают — «обещай, мам», — что не станут ждать.

Закрыв глаза, Мэри задумалась. Как же использовать эти фотографии, эти «подсказки» Уильямса, чтобы что-нибудь понять? В ушах раздался тихий гул, возникло ощущение предвкушения, и Мэри понимала, что растратит его впустую, если не разгадает намек профессора.

«Уверен, это уже не игра, — сказал ей Брайан три ночи назад, вспоминая поездку с Элизабет Орман. — Думаю, она говорила всерьез».

Развернувшись на Прайд-стрит, Мэри отправилась назад в Винчестер. На холме справа, который студенты называли Грейс-Хилл, она увидела дом ректора. Мэри свернула на подъездную дорогу и поехала вверх по склону, направляясь к жилищу Орманов. Слово «жилище» никак не подходило этому зданию. В действительности это был особняк, отстроенный в стиле загородной виллы девятнадцатого века. Высоко над деревьями вздымалась двухскатная крыша. Мэри знала, что там четыре этажа площадью более пятисот квадратных футов.

Девушка вышла из машины и направилась к входной двери. Она и понятия не имела, что сказать жене ректора, если та подойдет к двери. Сообщить, что ее муж является соучастником убийства, произошедшего двадцать лет назад? Или что она знает, что Элизабет спала с Дэннисом Флаэрти? Мэри позвонила в дверь и немного подождала. Внутри раздались слабые шаги, и, со скрипом отворив дверь, перед ней предстал ректор Орман.

— Чем могу помочь? — спросил он.

— У меня есть информация о профессоре Уильямсе, которая вас заинтересует, — сказала Мэри. Она импровизировала, изобретая рассказ на ходу. Это бодрило, и Мэри не подавляла это ощущение.

Глаза старика приняли мрачное подозрительное выражение, и он произнес:

— Входите.

Мэри последовала за ректором в дом. На полу возле дивана валялись газеты, а мерцавший в углу плазменный телевизор показывал какую-то спортивную передачу.

— Извините за беспорядок, — сказал Орман, заталкивая несколько газет под диван.

Он жестом пригласил Мэри сесть, и она устроилась на неустойчивом антикварном стуле напротив старика. Ей раньше не доводилось видеть ректора таким взъерошенным. На нем был университетский балахон и спортивные штаны. Дырявые носки. Волосы Ормана спутались и торчали хохолком, как будто он только что встал с постели.

— Говорите, — сказал ректор.

— Уильямс вел у меня логику в этом семестре, — начала Мэри. — И кое-что из того, что профессор нам рассказывал, было… скажем так, весьма необычно.

— Что, например? — заинтересовался Орман. Он подался вперед к Мэри, зажав бифокальные очки между сплетенными пальцами.

— Про Дианну Уорд.

Когда Мэри произнесла это имя, ректор не шелохнулся. Она внимательно посмотрела на старика в поисках каких-либо признаков волнения, но тот сидел неподвижно.

— Об исчезновении этой девушки, — продолжала Мэри, — и еще одной, по имени Полли, которую, по его словам, вы знали.

Орман рассмеялся. Это был низкий гортанный смех, едва уловимый на слух.

— Леонард вечно что-нибудь болтает, — сказал Орман. — Он уже лет двадцать трезвонит без умолку. Здесь, в Винчестере, мы привыкли пропускать мимо ушей его… теории. Большинство из них безобидны, хотя некоторые его предположения весьма некорректны, если не назвать их потенциально опасными. Вы и представить себе не можете, как много я с ним беседовал об этом. Каждый раз Леонард обещает исправиться. Но изменений никаких. Пустые слова. И мы предполагаем, что именно по этой причине профессор уехал.

— Потому что вы обсуждали с ним его методику обучения? — поинтересовалась Мэри.

— Потому что он устал играть по нашим правилам, — ответил ректор. — Если работаешь в коллективе, иногда нужно считаться с мнением большинства. Такова Америка. Леонард не мог соблюдать наши правила, потому он и уехал ночью и больше не будет здесь преподавать.

— Вы уволили Уильямса? — изумилась Мэри.

— Конечно, нет. Мы не увольняем профессоров, работающих на постоянной должности. Но мы можем устроить так, что Леонард останется без преподавательской нагрузки. И ему придется жить в подвале «Карнеги», выкраивая себе на кусок хлеба из субсидии на научные исследования. Когда-то он был блестящим лектором, но эти времена прошли. Леонард слишком озабочен несущественными проблемами, житейской суетой, чтобы хорошо учить студентов.

— Кто такая Дианна Уорд? — настаивала Мэри.

Ректор посмотрел на нее. И вновь Мэри не заметила и намека на волнение или замешательство, которое выдало бы притворство старика.

— Какая-то девушка из Кейла, которая пропала много лет назад, — беспечно ответил Орман. — Леонард написал книгу об этом происшествии и уже долгое время пытается втолковать свою безумную теорию всем, кто согласится его слушать.

— И в чем же она состоит?

Глаза ректора едва заметно сузились. Неужели Мэри зашла слишком далеко?

— Не знаю, — смиренно признался Орман. — Я ни разу не читал его книгу. Насколько мне известно, это был какой-то дешевый ужастик.

Мэри решила временно закрыть данную тему. Они обсудили курс Уильямса и поговорили о том, как ей получить зачет. Мэри старательно изображала беспокойство за свою оценку по логике и мышлению. Орман рассказал девушке обо всех стадиях проверки работ и выдал примерные сроки, когда оценка появится в ее академической справке.

— Я просто пытаюсь сохранить свой средний балл, — сказала Мэри. Теперь она поняла, что поменялась с Орманом ролями. Сейчас именно Мэри вела разговор, поймав себя на мысли, что ей, как ни странно, это нравится.

— Понимаю, мисс Батлер. Университет сделает все возможное, чтобы возместить ваше потерянное время.

Мэри встала, и вслед за ней поднялся ректор.

— Не возражаете, если перед уходом я воспользуюсь ванной? — спросила студентка. — До Кентукки ехать так долго.

Старик проводил Мэри по коридору направо, и она вошла впустую ванную, в которой имелись лишь умывальник и туалет. Девушка принялась расхаживать из угла в угол, пытаясь сообразить, какой вопрос задать Орману, когда выйдет из ванной. «Думай! — подстегивала себя Мэри. — Он почти раскололся. Прижми его вопросами про Дианну Уорд!» Стоя перед зеркалом, она услышала, как открылась и закрылась дверь черного входа. Затем в коридоре, ведущем на кухню, прямо напротив ванной раздался женский голос. Элизабет Орман.

Когда Мэри покинула ванную, супруги были на кухне. Женщина принесла несколько пакетов с продуктами, и ректор складывал овощи в холодильник.

— Мне пора, — сказала Мэри.

Элизабет повернулась к девушке. Ректор произнес:

— Лизи, это Мэри Батлер. Она только что рассказала мне о курсе профессора Уильямса.

Коротко кивнув, женщина вернулась к своим пакетам. Мэри внимательно посмотрела на ее лицо в поисках ссадин, однако ничего не заметила. Неужели все зажило так быстро? Может, тогда в лесу она и вправду разыгрывала сцену, как предполагал Брайан?

Орман проводил Мэри к выходу, и она вернулась в машину. Нужную информацию раздобыть не удалось, но Мэри понимала, что не сможет задавать ректору вопросы о Дианне Уорд, не вызвав подозрений.

На улице наступил вечер. Мэри плюхнулась на сиденье, по щекам ударил горячий воздух салона. В конце концов она зашла в тупик. Переключив на задний ход, Мэри принялась осторожно спускаться вниз по склону. Но, выезжая на дорогу, она кое-что заметила. Гараж Ормана был открыт, горело охранное освещение. Припарковав «камри» в парке, Мэри вышла из машины, украдкой обогнула крыло дома и заглянула в гараж. Там стояла красная «хонда-цивик».

Задняя дверь машины была открыта, и Мэри увидела сложенные на сиденье пакеты. На бампере красовалась наклейка «Ученые — лучшие любовники». Едва Мэри развернулась, чтобы уйти…

— Понятия не имею, зачем она сюда приходила, — произнес женский голос, раздавшийся из двери, которая вела из дома в гараж.

Мэри пригнулась так низко, что почти скрылась под автомобилем. Женщина ни за что ее не заметит, если только не выйдет из гаража через ворота.

Пока жена ректора спускалась по ступенькам, Мэри совсем забилась под машину. Она видела ноги Элизабет, слышала стук ее каблуков, который отдавался в ушах. Женщина говорила по сотовому.

— Но почему? — продолжала Элизабет. — Не понимаю. По-моему, мы можем ее упустить.

Она вновь замолчала, внимая собеседнику. Мэри услышала второй голос, но не могла разобрать слов. Всего лишь приглушенный скрипучий мужской говор. Глубоко вздохнув, Элизабет сказала:

— Надеюсь, ты прав. Тем более сейчас… когда мы так близки к цели. Если мы ее упустим и мне придется начать все заново, я точно с ума сойду.

В эту секунду из машины выпала банка томатного супа. Она покатилась по короткой дуге и остановилась всего в паре футов от носа Мэри. Девушка отпрянула. В поле зрения Мэри возникла рука Элизабет. Не глядя под машину, женщина стала на колени и попыталась отыскать пропажу. Нащупав банку, она пальцами подкатила ее к себе и положила обратно в пакет.

— Ты прав, — говорила Элизабет. — Не стоит волноваться. Так всегда получается. Я вечно беспокоюсь о том, чего не могу изменить. Если она поедет домой, мы найдем способ ее вернуть. Если она сделает все правильно и придет в другое место, то закончим дело сегодня. Спасибо. Ты мне очень помог. Мне пора возвращаться к Эду. Мы сегодня устраиваем ужин перед нашим мероприятием, если все пройдет гладко. Знаю-знаю. Если. Если все пройдет гладко. В любом случае сегодня еще поболтаем.

На этом Элизабет захлопнула телефон. Она поднялась по ступенькам и вошла в дом, закрыв за собой дверь. К счастью, ворота гаража остались открыты. Мэри выбралась из-под машины, а затем, пригнувшись, обежала вокруг дома и забралась в «камри». Через минуту она мчалась вниз по склону Грейс-Хилл.

Лишь спустившись с холма, Мэри вдруг вспомнила, что задержала дыхание.


Содержание:
 0  Тест для убийцы Obedience : Уилл Лэвендер  1  Винчестер, штат Виргиния : Уилл Лэвендер
 5  4 : Уилл Лэвендер  10  8 : Уилл Лэвендер
 15  12 : Уилл Лэвендер  20  16 : Уилл Лэвендер
 25  20 : Уилл Лэвендер  30  25 : Уилл Лэвендер
 35  4 : Уилл Лэвендер  40  3 : Уилл Лэвендер
 45  8 : Уилл Лэвендер  50  8 : Уилл Лэвендер
 55  13 : Уилл Лэвендер  60  14 : Уилл Лэвендер
 65  19 : Уилл Лэвендер  70  Осталось две недели… : Уилл Лэвендер
 75  25 : Уилл Лэвендер  80  23 : Уилл Лэвендер
 85  28 : Уилл Лэвендер  90  33 : Уилл Лэвендер
 95  38 : Уилл Лэвендер  100  31 : Уилл Лэвендер
 105  36 : Уилл Лэвендер  110  29 : Уилл Лэвендер
 115  34 : Уилл Лэвендер  120  39 : Уилл Лэвендер
 125  42 : Уилл Лэвендер  130  47 : Уилл Лэвендер
 135  58 : Уилл Лэвендер  140  43 : Уилл Лэвендер
 144  43 : Уилл Лэвендер  145  вы читаете: 45 : Уилл Лэвендер
 146  Время вышло… : Уилл Лэвендер  150  53 : Уилл Лэвендер
 155  48 : Уилл Лэвендер  160  Два месяца спустя : Уилл Лэвендер
 163  7 августа 1961 года : Уилл Лэвендер  164  Использовалась литература : Тест для убийцы Obedience



 




sitemap