Детективы и Триллеры : Триллер : 12 : Уилл Лэвендер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  5  10  14  15  16  20  25  30  35  40  45  50  55  60  65  70  75  80  85  90  95  100  105  110  115  120  125  130  135  140  145  150  155  160  163  164

вы читаете книгу




12

— Итак, — начал Уильямс.

Сегодня он сидел перед аудиторией на крутящемся стуле. Профессор спустился с подиума и задрал ноги на первую парту. Он извинился за свое отсутствие на прошлой неделе, сказав, что его сын подхватил грипп и его пришлось вести к педиатру. Маленький сын, подумала Мэри. Но ни единой фотографии в кабинете.

— Есть какие-нибудь теории?

— Прозвище Свин, — сказал Дэннис Флаэрти.

— Так? — отозвался Уильямс.

— Вы знакомы с кем-либо, кого так называют?

— В Дилейне есть один человек с таким прозвищем. Бывший полицейский. Сейчас он работает ночным сторожем на пристани для яхт. Он помог мне… разработать несколько подсказок, и я не остался в долгу.

— А-а, — тихо произнес Дэннис.

Мэри посмотрела на него вдоль ряда. Ей показалось, что Дэннис изменился и выглядит каким-то уставшим. Он поймал взгляд Мэри и выдержал его, пытаясь что-то сообщить девушке, но затем резко отвернулся к своему блокноту, который раскачивал на портфеле.

— Еще что-нибудь? — осведомился профессор.

— На фото, где изображен «цивик» Полли, — сказала студентка, сидевшая позади Мэри, которая вдруг почувствовала, что залилась краской. Она даже не рассмотрела этот снимок как следует, потому что слишком увлеклась другим. Была ли на той фотографии какая-нибудь подсказка, нечто необходимое?

— И что же там?

— Справа в углу видна железная дорога, — продолжила студентка.

— И?

— Ну, с помощью железной дороги можно было инсценировать преступление. Отец Полли мог отвезти ее на Стрибблинг-роуд…

— Мы все еще это обсуждаем? — вздохнул Дэннис.

— …и посадить на поезд.

— На дворе давно двадцать первый век, мисс Дэвис. В тех местах, откуда вы родом, люди все еще запрыгивают на ходу в товарные вагоны?

Когда девушка притихла, заговорила Мэри. Но едва она открыла рот, как Дэннис произнес:

— Я хотел бы вернуться к подсказке «место».

— Продолжайте, — сказал Уильямс.

— Полли и Свина что-то связывает, — предположил Дэннис.

— Любопытно, не правда ли? — заметил профессор удивленно. — Этот парень старше Полли лет на пятнадцать. Он явно — явно! — не в ее весовой категории. Она привлекательна, а он… нет.

Несколько человек засмеялись. Уильямс крутился на кресле туда-сюда, не отрывая ног от стола.

— Полли воспитывалась в семье, а Свин рос на улице. Крутой парень. Но девушка в нем что-то разглядела. Что именно?

— Он заботится о ней, — вставила студентка с заднего ряда. — Он ей совсем как отец.

— Отец, — повторил Уильямс. — Продолжайте.

— Полли привязалась к Свину, потому что у нее не заладились отношения с собственным отцом?

— С человеком, который ждал ее до глубокой ночи в день, когда ее видели последний раз? — спросил Уильямс. — Попытайтесь еще.

— Свин защищает девушку, — подхватил эстафету Дэннис. — Майк бьет Полли, оскорбляет и почти все время обижает. А Свин тут как тут, нянчится с ней, залечивает ее раны и разбитое сердце.

— Тоже мне, благодетель, — сказал Брайан. Опустив голову, он смотрел на Уильямса исподлобья.

— Итак, они трахались, — подытожил профессор. От этой фразы всех передернуло. Несколько студентов нервно захихикали. Очевидно, Уильямс не придавал особого значения той неестественности, тому волнению, которое возникает, когда лектор говорит на языке, совершенно не свойственном преподавателям. — У них была любовная связь. Что это меняет?

— Свин влюбился в нее, — вновь сказала девушка с последнего ряда.

— И?

— И он пригрозил убить Майка, если тот еще хоть раз тронет Полли. Свидетели видели, как они спорили у бассейна.

— Может быть, Полли просто подчинялась Свину, — сказал Уильямс.

— Что вы имеете в виду? — спросил Дэннис.

— А вот что. Возможно, он давил на Полли авторитетом. Может, Свин демонстрировал свое превосходство во всем: в манере одеваться, в речи. Вероятно, Полли стала страшно сопротивляться ему.

— Может быть, — сказала Мэри, — он заронил в ее душе семена покорности?

— Весьма любопытное предположение, мисс Батлер. Совсем как у Милгрэма.

— У кого? — спросил кто-то.

— Стэнли Милгрэма. Вы разве не видели скульптуру во дворе библиотеки Ормана? Она посвящена Милгрэму. Ученый приезжал сюда в семидесятых в гости к ректору. В семьдесят шестом Милгрэм читал лекции в этой самой аудитории. Вы ходите мимо статуи и ни разу даже не обратили внимания на надпись? И почему у студентов такой узкий кругозор?

— А тут разве есть библиотека? — пошутил какой-то студент на заднем ряду.

Все засмеялись, но Уильямс, усмехнувшись, только покачал головой.

— В шестидесятых годах Милгрэм проводил бихевиористские эксперименты в Йельском университете, — продолжил профессор. — Он обнаружил, что люди с готовностью соглашаются на все, если им приказывает некий авторитет. Вероятно, Свин стал для Полли именно таким авторитетом.

— Я не верю, — отозвался Дэннис.

— Давайте проверим, — предложил Уильямс. — Если бы вам сказали, что вы получите высший балл по данному предмету лишь в том случае, если, скажем, станете на голову вон там в углу. Вы бы согласились на таких условиях?

— Нет, — ответил Дэннис. Мэри заметила, как он побледнел, — она знала, что он солгал.

— Что ж, — продолжал Уильямс. — А если бы прямо сейчас сюда вошел человек, обладающий непререкаемым авторитетом, например, ректор Орман, и сказал бы, что вас исключат, если вы не дернете за волосы мисс Батлер?

— Но это же не мои волосы, — отозвался Дэннис.

— Вот именно! — рассмеялся профессор. — Милгрэм доказал, что мы готовы зайти довольно далеко, причиняя вред другим, если нам приказал некто влиятельный. В конце концов, ректору ведь виднее, верно? Ему лучше знать. Он ведь авторитетный человек, не так ли? Он образован, и уровень знаний наделяет его властью.

— Фашисты, — сказал Брайан.

— Верно, — подтвердил Уильямс. — Милгрэм указывал, что под давлением авторитета стирается даже грань между добром и злом. Мы доверяем авторитету больше, чем собственным инстинктам.

Профессор замолчал. Он успокоился, глубоко вдохнул и продолжил:

— Итак, у нас есть двое людей, которые угрожали убить Майка: отец Полли и этот тип, Свин. Похоже, окружающие не очень любят Майка. А это говорит о том, что?..

— Полли симпатичная, — сказала Мэри.

— Ну еще бы. Она ведь героиня нашей истории и к тому же надеется, что вы ее найдете. Кое-кто из вас уже бредит Полли.

Мэри отвела взгляд. Она хотела знать, что ему рассказал Трой.

— Некоторые из вас думают об этом преступлении даже в тот момент, когда следовало бы готовиться к другим предметам. Я знаю, каково это. То, что вы ощущаете, это интуитивное желание глубоко проникнуться, спасти. Как биологический вид только мы наделены таким свойством. Конечно, самка шимпанзе спасет своего детеныша, но лишь в том случае, если опасность угрожает ему здесь и сейчас. В нашем случае опасность абстрактна. Вам неизвестно, в чем она заключается. Она всего лишь плод моего воображения. Я сказал, что Полли погибнет, и вы мне поверили — чисто метафорически, конечно. И все вы следовали за моим рассказом до тех пор, пока судьба Полли не стала для вас чем-то важным, а для некоторых — даже необходимым.

— А мне плевать, — раздался голос Брайана.

— Неужели, мистер Хаус? И почему же?

— Потому что в конце концов все узнают, в чем там дело. Кто-нибудь вычислит ответ и расскажет остальным по телефону, и в итоге мы все узнаем.

— А если никто не вычислит? — спросил Уильямс, и в аудитории воцарилась тишина.

— Зачем вы послали мне фото моей подруги? — сказала Мэри, резко нарушив всеобщее молчание. Она не стала упоминать про звонок из службы безопасности; она пока не знала наверняка, что́ все это значит. Мэри смолчала о том, что вычислила, откуда диван на снимке: он стоял в подвале дома, где проживало братство «Сигма-Ню». Мэри дозвонилась Саммер, и та сказала, что ни разу не была в доме братства.

— Обратите внимание, — произнес профессор, улыбаясь и поворачиваясь в кресле обратно к столу, — кажется, мисс Батлер полагает, что данный курс создан исключительно для нее. Она единственный студент здесь. Кстати, я получил вашу записку.

Он говорил громко, обращаясь к аудитории. Смысл сказанного: Мэри Батлер пытается получить над вами преимущество.

Что плохого она совершила? Она всего лишь задала вопрос о Саммер Маккой. Разве любой в группе, кто знал Саммер так же близко, не решил бы, что Уильямс сочинил это письмо специально для него?

— Снимок был всего лишь снимком, Мэри, — сказал Дэннис. — Обычная фотография с вечеринки. Кажется, я знаю кое-кого на этом фото.

— Когда я рассылаю подсказки, — заметил профессор, — я никого не выделяю особо. Вы все получаете одинаковую информацию.

— Но там была моя… — Мэри была не в силах продолжить. Ей вдруг стало ужасно обидно, словно не только Уильямс, но все на Курсе логики и мышления 204 ее одурачили.

— Дело не в тебе одной, — сказал Дэннис, не обращаясь ни к кому конкретно.

— Но он был там, — тихо произнесла Мэри. — Рядом с Саммер на диване сидел Майк…

«О Боже, Боже, Боже… Что же я наделала? Почему зашла так далеко?»

Она встала и, опустив голову, неспешно, методично, даже решительно направилась к двери. Не успела Мэри достичь выхода, как Уильямс, подкатившись в кресле, преградил ей путь. Впервые она оказалась так близко к профессору. Мэри посмотрела на его испещренное шрамами лицо, на глубоко посаженные необычные глаза, неизменно выражавшие какое-то восторженное изумление. Она почувствовала, как от него пахнуло табачным дымом.

— Останься, — прошептал Уильямс. В его голосе ощущалась некоторая строгость и даже грубость. Своим телом он полностью закрывал дверной проем.

— Пожалуйста… пропустите меня, — шепнула Мэри сквозь зубы.

Протянув руку, она коснулась профессора. Мэри не хотела отталкивать его, лишь показать, как ей неловко и как необходимо выйти на свежий воздух. Но Уильямс оказался достаточно силен, и она не сумела его сдвинуть.

— Останься, — повторил он еще строже. И, сама того не желая, Мэри вернулась на место. Она чувствовала на себе взгляды всей группы и понимала, что сейчас любой готов над ней посмеяться.

— Те фотографии, — сказал Уильямс, — конечно же, были фальшивыми изначально. Я использовал их, чтобы создать ощущение реальности происходящего. Визуальный образ помогает понять то, что невозможно передать словами. На снимке автомобиль одной студентки, которая проходит курс докторантуры здесь, в Винчестере. Машину припарковали у шоссе номер семьдесят два. Я хотел, чтобы все выглядело как можно правдоподобнее: известная вам дорога, знакомая местность.

Профессор улыбнулся, обращаясь непосредственно к Мэри. Он пытался вернуть ее расположение, изменить атмосферу в аудитории.

— Второе фото отсняли в доме братства «Сигма» на одной из пятничных вечеринок. На диване сидел мой бывший сокурсник, а девушка — ваша подруга, мисс Батлер, — оказалась там совершенно случайно. Это не более чем совпадение. Но я хочу извиниться перед мисс Батлер. Я не знал, что на фото окажется кто-то из ваших знакомых. Иначе я бы ни за что не послал этот снимок.

Уильямс откатился назад к стене, чтобы вновь видеть всю группу целиком. Солнечный свет Восточного зала уже падал ему на ноги и полз выше.

— Раз уж с этим покончено, — продолжал Уильямс, — у меня объявление: на лекции в среду будет гость.

Позже, вернувшись к себе в комнату и пытаясь читать «Стеклянный город», Мэри впервые задумалась над вопросом: «Что же происходит на самом деле, а что вымысел?» Разве татуировка у отца Полли настоящая? Уильямс указывал на нее во время лекции, поэтому она тоже может быть всего лишь выдумкой. Почему одни детали имели значение, а другие являлись всего лишь совпадениями? Вот чем занимается профессор: намеренно запутывает, уводит все дальше от истинной сути преступления, заставляя поверить в истинность одних фактов и мнимость других.

В таком случае разгадать тайну можно лишь методом исключения. Необходимо отбросить все ложное и сконцентрироваться на сути игры. Будет непросто, потому что все сводится к самому Уильямсу. Нужно разоблачить профессора, раскрыть его замысел. Придется быть повнимательней.


Содержание:
 0  Тест для убийцы Obedience : Уилл Лэвендер  1  Винчестер, штат Виргиния : Уилл Лэвендер
 5  4 : Уилл Лэвендер  10  8 : Уилл Лэвендер
 14  Осталось четыре недели… : Уилл Лэвендер  15  вы читаете: 12 : Уилл Лэвендер
 16  13 : Уилл Лэвендер  20  16 : Уилл Лэвендер
 25  20 : Уилл Лэвендер  30  25 : Уилл Лэвендер
 35  4 : Уилл Лэвендер  40  3 : Уилл Лэвендер
 45  8 : Уилл Лэвендер  50  8 : Уилл Лэвендер
 55  13 : Уилл Лэвендер  60  14 : Уилл Лэвендер
 65  19 : Уилл Лэвендер  70  Осталось две недели… : Уилл Лэвендер
 75  25 : Уилл Лэвендер  80  23 : Уилл Лэвендер
 85  28 : Уилл Лэвендер  90  33 : Уилл Лэвендер
 95  38 : Уилл Лэвендер  100  31 : Уилл Лэвендер
 105  36 : Уилл Лэвендер  110  29 : Уилл Лэвендер
 115  34 : Уилл Лэвендер  120  39 : Уилл Лэвендер
 125  42 : Уилл Лэвендер  130  47 : Уилл Лэвендер
 135  58 : Уилл Лэвендер  140  43 : Уилл Лэвендер
 145  45 : Уилл Лэвендер  150  53 : Уилл Лэвендер
 155  48 : Уилл Лэвендер  160  Два месяца спустя : Уилл Лэвендер
 163  7 августа 1961 года : Уилл Лэвендер  164  Использовалась литература : Тест для убийцы Obedience



 




sitemap