Детективы и Триллеры : Триллер : 3 : Уилл Лэвендер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  5  10  15  20  25  30  35  39  40  41  45  50  55  60  65  70  75  80  85  90  95  100  105  110  115  120  125  130  135  140  145  150  155  160  163  164

вы читаете книгу




3

В среду Мэри заметила, что две или три девушки не пришли на лекцию. Ей стало любопытно: может, их напугала фотография казни? Интересно, станет кто-нибудь из них жаловаться на Уильямса и угодит ли профессор в неприятности за рассылку подобных снимков по электронной почте университета. Но больше всего Мэри размышляла о Полли, и ей не терпелось обсудить с преподавателем свои предположения. Почти всю ночь напролет она обдумывала различные теории, и, несмотря на то что утром у нее едва хватило сил пойти на лекцию по литературе доктора Кизли, к Мэри вновь вернулось то необычное возбуждение, которое она впервые ощутила в понедельник после занятий.

Когда Уильямс вошел в аудиторию (сегодня он был в тех же синих джинсах и фирменной футболке Винчестера), все заметили у него в руках маркер и несколько прозрачных листов для диапроектора. Лектор занял место на подиуме.

— Есть вопросы? — начал он без всяких приветствий.

Мэри попыталась сформулировать свою первую теорию, но не успела издать и звука, как позади нее заговорил Брайан Хаус:

— Мы хотим знать, что все это значит.

— Что именно? — мягко осведомился Уильямс.

— А все, — продолжал Брайан. — Тема занятий, Полли, эта… — Он никак не мог справиться со словом «фотография».

— Всего лишь Курс логики и мышления двести четыре, — ответил профессор. Некоторые студенты рассмеялись.

— Я о другом, и вы это знаете, — произнес Брайан. Он выпрямился на скамье и указывал пальцем на Уильямса, как будто обвиняя его в чем-то.

— Вы хотите сказать, мистер Хаус, что все это вранье? — Студенты заметили, что профессор впервые обратился к кому-то из них по имени.

— Ага. Точно. Именно так я и хотел сказать.

— А разве не все знания человечества — вранье? Разве наш разумный мир сам по себе не полон противоречий и уловок? Подвохов? Ложных представлений? Откуда вы знаете, что каждый раз, гуляя по двору, вы в действительности плывете через целое море монад? Вас так учили. А кто вам сказал, что «Гордость и предубеждение» — шедевр? Мы, преподаватели. Откуда вам известно, что некое доказательство объясняет природу света или скорость звука? Так написано в учебниках. А вдруг уравнение не такое уж точное? А что, если доказательство хромает? А что будет, если измерения окажутся ошибочными? Что произойдет, если все, во что вы верили, в один прекрасный день обернется, не дай Бог, ложью? Этот мир живет по определенному набору принципов, и большинство из них вам объясняют здесь, в этих стенах.

Уильямс поднял руки и жестом обвел стены, свет и плясавшую в воздухе пыль Восточного зала.

— То есть все, чему нас учат в университете, — ложь? — спросил кто-то.

— Нет, не все, — сказал профессор, — но кое-что. Суть в том, чтобы уметь отличить истину от обмана.

— Какое это имеет отношение к вашему курсу? — поинтересовался Брайан.

— А такое, — резко ответил Уильямс. — По-моему, лучший способ научиться мыслить логически — это решать головоломки. Исчезновение Полли как раз и представляет собой хитроумную головоломку. Некоторых из вас подобный подход задевает. Кое-кого мой метод преподавания загонит в тупик. Но вы научитесь думать, делать выводы и замечать все те заблуждения, недочеты и ложные ходы, которые неподвластны нерасторопному разуму. Только лучшие из вас найдут Полли, и только им я поставлю «отлично».

Брайан успокоился и принялся рассматривать свои обгрызенные ногти. Казалось, он остался доволен ответом профессора.

Наконец Мэри удалось сформулировать свою теорию.

— Полли похитил собственный отец, — выпалила она на одном дыхании.

— Каким образом? — спросил Уильямс.

— И почему? — вставил Дэннис Флаэрти, наклонился вперед и вопросительно посмотрел на Мэри.

— Это мотив, — сказал профессор, — а я хочу знать, как в похищении девушки может быть замешан ее отец.

— Ну… — начала Мэри, но никак не могла продолжить. Преподаватель вновь обращался к ней, и уже во второй раз она не знала, что сказать.

— Из-за Майка, — предположил Брайан.

— Ах, Майк, — произнес Уильямс. — Они с отцом Полли недолюбливали друг друга?

— Наверное, да, — ответил Брайан, возможно, по той причине, что сам когда-то пережил нечто подобное: строгий отец, привлекательная девушка, звонки с угрозами от отчаявшегося родителя.

— Правильно, — сказал профессор. — Они не нравятся друг другу. В действительности они друг друга ненавидят. Однажды отец Полли угрожал Майку, сказав, что убил бы его, окажись они наедине. Но это не ответ на вопрос, который подразумевает мисс Батлер. Почему именно отец? Зачем ему похищать дочь?

— Чтобы защитить ее! — воскликнула Мэри. Девушка почувствовала приятный холодок, знакомое чувство азарта, которое возникало каждый раз, когда она приближалась к очередной разгадке. Кровь бурлила. Ответ был где-то рядом.

— Любопытно, — тихо заметил Уильямс.

Взглянув на профессора, Мэри увидела, что он смотрит на нее с явным интересом. Вспыхнув, Мэри все-таки отвела глаза.

— Чтобы защитить ее, — продолжил Уильямс. — Итак, вы хотите сказать, что Майк представляет собой настолько большую опасность для девушки, что собственному отцу пришлось ее похитить, лгать полиции, прилюдно горевать о якобы пропавшей дочери и хранить тайну почти целый месяц? Неплохо для обыкновенного пожилого учителя, у которого не так уж много сбережений.

Теперь Мэри поняла, насколько смешно выглядит ее теория в устах профессора. Девушке ничего не оставалось, как уставиться на мигающий курсор лэптопа.

— Но если Майк и вправду опасен, — продолжил Дэннис, — если он психически болен, то, возможно, отец Полли решил, что дочь в опасности, и спрятал ее.

— И где же? — спросил Уильямс.

— У кого-нибудь из родственников, — ответил Дэннис. Мэри не знала, действительно он согласен с ее догадкой или попросту подхватил нить разговора, чтобы спасти ее от позора.

— Кто из вас в это верит? — обратился Уильямс к аудитории. К нему подбирался луч света из окна. Лекция подходила к концу.

Руки так никто и не поднял.

— Но в убийстве… — начал Брайан.

— В похищении, — поправил его профессор.

— …разве не отец главный подозреваемый? Ведь так всегда бывает. Девушка пропала, и виновен ее отец. А может, он извращенец?

— Отец Полли был под подозрением, — сказал Уильямс, и сердце Мэри забилось вновь. — Но совсем по другому мотиву, нежели предложила мисс Батлер. Итак, скажите, что неверно в теории мисс Батлер?

И снова Мэри со стыдом склонила голову к дисплею.

Девушка, сидевшая на одном ряду с ней, робко подняла руку.

— Полли должны убить, — сказала она, бросив в сторону Мэри виноватый взгляд.

— Вдумайтесь, — произнес профессор, впервые проявляя нетерпение. — Я же предупредил, что ее убьют. Это факт. Так зачем ему «спасать» дочь от Майка, если через шесть недель он — отец — собрался ее убить?

Уильямс зашуршал листами, щелкнул выключателем, и в Восточном зале стало настолько темно, насколько позволял проникавший в окна солнечный свет. Затем послышалось жужжание кодоскопа, и на северной стене образовался квадрат тусклого желтоватого свечения. Скользящим движением профессор снял со стопки верхний лист и закрепил в кодоскопе. Это была фотография девушки в летнем платье. Она стояла босиком на траве, вытянув руку ладонью вперед, как будто не хотела, чтобы ее снимали. Все сразу догадались: это Полли. Затем Уильямс поменял лист. На стене возникло изображение татуированного загорелого юноши с воспаленными глазами. Он изрядно набрался и сидел на диване без рубашки. Розовая кожа на плечах шелушилась. Какая-то невидимая девушка, не попавшая в кадр, обнимала парня за шею. Это был Майк. Третий снимок: полный мужчина, стоящий справа от школьного класса. Отец Полли. Глаза детей скрывались за широкими черными полосами. И наконец, четвертое фото: дом, обычный «кейп-код»[6] с вымершим огородом и развевающимся на крыше американским флагом. Дом Полли, где ее видели в последний раз.

— Ну что ж, — сказал Уильямс, оборачиваясь к доске. — Все это вам уже известно.

Он написал дату: «1 августа».

— В этот день Полли видели в последний раз. Вы также знаете, когда обнаружили ее машину.

Профессор написал: «2 августа».

— Вам известно, что весь вечер первого августа Майк провел в доме, где отмечали праздник. Вам известно, что ночью первого августа последним видел Полли ее отец, который смотрел с ней телевизор, пока девушка не уснула. И еще вам известно, что человек, похитивший Полли, и есть ее потенциальный убийца. Верно?

Никто в группе не произнес ни звука. Наверху, в Верхнем зале, студенты покидали аудиторию, и их парты мелодично поскрипывали.

Здесь есть что-то еще, подумала Мэри. Ей никак не удавалось сформулировать мысль, тем более высказать. Словно туман, идеи плыли совсем рядом, прямо перед ней.

— Ну ладно, — сказал профессор. Он собрал листы для проектора, оставил маркер в лотке в дар преподавателю, который придет сюда позже, и выключил кодоскоп. — Не забудьте: по пятницам у нас нет занятий.

Именно по этой причине многие стремились попасть на курс Уильямса. В пятницу после обеда лекции не ставились. Только теперь Мэри поняла, что раньше понедельника не сможет поговорить с профессором. Все, что пришло ей в голову, нужно было выкладывать немедленно, иначе другие студенты могли ее просто заклевать.

— Телефонный звонок, — все же произнесла Мэри. Ее сердце вновь ускорило ритм, а лицо запылало.

— Какой звонок? — спросил Уильямс.

— Тот странный звонок отцу Полли, когда голос в трубке сказал: «Я здесь». Как будто девушка находилась в колодце. Это была Полли. Ей как-то удалось добраться до телефона. Она…

— Обстоятельства, — сказал Брайан насмешливо, и задние ряды разразились смехом.

Уильямс взял маркер и вывел на доске: «4 августа».

Затем мягко произнес:

— «Я здесь, — сказала незнакомка, — я здесь». Это была Полли? А может, чья-то дурная шутка? И где это «здесь»?

Профессор не стал включать флуоресцентные лампы, и аудиторию пронизывали полосы желтого, почти золотистого света. Уильямс стоял позади солнечных лучей, едва различимый за завесой пыли.

— Итак, леди и джентльмены, — сказал лектор, громко щелкнув колпачком маркера, — теперь у вас чуть больше пяти недель, чтобы разыскать Полли, иначе ее убьют.


Содержание:
 0  Тест для убийцы Obedience : Уилл Лэвендер  1  Винчестер, штат Виргиния : Уилл Лэвендер
 5  4 : Уилл Лэвендер  10  8 : Уилл Лэвендер
 15  12 : Уилл Лэвендер  20  16 : Уилл Лэвендер
 25  20 : Уилл Лэвендер  30  25 : Уилл Лэвендер
 35  4 : Уилл Лэвендер  39  2 : Уилл Лэвендер
 40  вы читаете: 3 : Уилл Лэвендер  41  4 : Уилл Лэвендер
 45  8 : Уилл Лэвендер  50  8 : Уилл Лэвендер
 55  13 : Уилл Лэвендер  60  14 : Уилл Лэвендер
 65  19 : Уилл Лэвендер  70  Осталось две недели… : Уилл Лэвендер
 75  25 : Уилл Лэвендер  80  23 : Уилл Лэвендер
 85  28 : Уилл Лэвендер  90  33 : Уилл Лэвендер
 95  38 : Уилл Лэвендер  100  31 : Уилл Лэвендер
 105  36 : Уилл Лэвендер  110  29 : Уилл Лэвендер
 115  34 : Уилл Лэвендер  120  39 : Уилл Лэвендер
 125  42 : Уилл Лэвендер  130  47 : Уилл Лэвендер
 135  58 : Уилл Лэвендер  140  43 : Уилл Лэвендер
 145  45 : Уилл Лэвендер  150  53 : Уилл Лэвендер
 155  48 : Уилл Лэвендер  160  Два месяца спустя : Уилл Лэвендер
 163  7 августа 1961 года : Уилл Лэвендер  164  Использовалась литература : Тест для убийцы Obedience



 




sitemap