Детективы и Триллеры : Триллер : Осталось две недели… : Уилл Лэвендер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  5  10  15  20  25  30  35  40  45  50  55  60  65  69  70  71  75  80  85  90  95  100  105  110  115  120  125  130  135  140  145  150  155  160  163  164

вы читаете книгу




Осталось две недели…

20

Актеры.

Их и отправился разыскивать Брайан Хаус в понедельник после обеда. Когда Джейсон Неттлз рассказал ему о Кейле, он тут же подумал: «Именно так я смогу найти девчонку с вечеринки». Но чем больше он об этом размышлял, тем сильнее ему казалось, что поездка в Кейл поможет разоблачить всю шайку. Детектива Турмана, Полли, которую встретил Брайан. А может, и самого Уильямса. Теперь Брайан не сомневался: его одурачили. Их всех одурачили. Профессор стер грань между Курсом логики и мышления 204 и реальным миром. Брайан поймал себя на том, что уже начал сомневаться в истинности всего вокруг: других преподавателей, людей на вечеринке, даже соседа по комнате. Везде, куда бы он ни приходил, Брайан чувствовал тревогу и боялся, что мир обрушивается на него и выворачивается наизнанку, а его внутренний механизм торчит наружу, как острые пружины старого матраса сквозь поролон.

Уже не в первый раз Брайан хотел знать, чувствовал ли Марк то же самое. За день до самоубийства брата Брайан позвонил ему из Винчестера. «Чувствую себя прекрасно», — сказал тогда Марк. Но за этими словами что-то скрывалось, что-то завуалированное и трепещущее. Брайан до сих пор слышал ту интонацию в голосе брата. «Завтра будет еще одно прослушивание», — сказал Марк. Снимался рекламный ролик автомобильного страхования, и гонорара должно было хватить на оплату его студии в Бруклине. Произошел обычный телефонный разговор между двумя братьями, который должен был придать им надежды, но Брайан повесил трубку, предчувствуя опасность. Марк притворялся.

А сейчас, два года спустя, Брайан пытается раскрыть еще одну тайну. Он никак не мог избавиться от ощущения, что обе загадки как-то связаны, что над ним жестоко пошутили. Мир вокруг был умышленно прозрачен, просматривался насквозь. Марк дал ему несколько подсказок: прислал коробки со своей старой одеждой; говорил — словно одержимый — о мостах; а два года назад по дороге из Кингстона в Покипси они остановились на шоссе № 9 на краю моста через Гудзон, а позже, вернувшись в машину, Марк спросил: «Как думаешь, какой он высоты?» И последний телефонный звонок, такой откровенно обманчивый, оказался его попыткой сообщить брату о том, что должно случиться.

Тогда Брайан, конечно, этого не понял. Через пару часов он даже не думал об их разговоре, благополучно выпивая на квартире у одной девчонки по имени Кара Брайт за пределами университета. Утром его разбудил звонок матери.

— Брайан, — сказала она. И Брайан все понял.

Отец был просто раздавлен. От горя он впал в глубокую депрессию, медленно реагировал на все, был угнетен, и Брайану пришлось силой протащить его через все мероприятия на похоронах Марка. Отец: сидящий на диване вдали от всех, беззвучно произносивший слова, шевеля губами. Отец: отказывающийся от еды, громко расхаживающий по дому в два, иногда в три часа ночи. Отец: как-то ночью разбудивший Брайана, чтобы спросить: «Ты не знаешь, куда подевался старый велосипед Марка?» Затем они вместе пошли из дома в гараж, и впервые Брайан захотел успокоить старика, но потом, когда велосипед так и не нашелся, его поиски превратились в испытание, как будто велосипед мог вернуть Марка. Они искали до самого рассвета, продираясь через груду старых компьютеров, инструментов и коробок с каким-то хламом, то там, то здесь сбрасывая вещи на пол, переворачивая гараж вверх дном.

Они, конечно, ничего не нашли. Этот случай превратился в Тайну Старого Велосипеда. Вскоре, всего пару недель спустя, отец Брайана ушел от матери, оставив короткую записку: «Я больше так не могу».

За что бы Брайан ни взялся после смерти Марка, он ничего не доводил до конца. Он останавливался на полпути, оставляя все незавершенным. Кэти и ее мать. Стеклянные вазы, которым следовало придать цилиндрическую форму, а они, даже когда Брайан старался и бережно выдувал, плющились и округлялись прямо на глазах. Мир вокруг таял, растекался и обрушивался. Брайан ничего не мог поделать.

А возможно, и мог. Курс Уильямса стал для него неким способом что-то спасти, своего рода освобождением. В случае с Марком Брайан облажался, отказавшись увидеть симптомы болезни брата, которые маячили у него перед носом. С тех пор в жизни Брайана ничего не происходило. Почти ничего. Он скорбел, вернулся к учебе, продолжал вести привычный образ жизни. Но здесь и сейчас перед ним наконец возникло нечто. Вызов. В последнее время одержимость Брайана настолько усилилась, что ночами ему приходилось расхаживать по комнате, чтобы успокоиться.

Давно уже Брайан не катался по городу. Его пикап простоял на парковке за пределами Дэвис-Холла нетронутым большую часть осеннего семестра. Было приятно ехать, опустив стекло и включив радио. Играл Джонни Кэш, любимый певец его отца. Брайан попытался привить парням из Нельсон-Холла вкус к такой музыке, но она, конечно же, прошла мимо них. Теперь, под гул ветряных вихрей, Брайан сделал радио погромче.

В сущности, он и понятия не имел, что станет делать, когда раскроет замысел Уильямса. Не хотелось думать об этом сейчас. Просто было приятно выбраться и побродить немного. По Монтгомери Брайан выехал на Прайд-стрит. Возле дома профессора притормозил, пытаясь хоть мельком увидеть этого человека. Дома никого не оказалось, кроме собаки, бешено метавшейся на привязи. Брайан направился на Тернер-стрит, а затем на шоссе № 72 в сторону Кейла. Он оказался на дороге округа Роу, прежде чем понял, куда едет. В кабину врывался ветер, стиравший все, каждую его мысль. Кэти, мама, возвращение домой — все развеялось на ветру.

Брайан знал Кейл. Пару раз он заезжал туда выпить пива. В округе Роу действовал сухой закон, поэтому студентам приходилось забираться примерно миль на двадцать в глубь Кейла, чтобы отовариться в одном из множества магазинов спиртного, расположенных прямо на дороге, которую учащиеся Винчестера называли Границей.

Кейл представлял собой два обширно раскинувшихся сельскохозяйственных района, окружавших сам город. Придерживаясь шоссе № 72, Брайан пересек городок и увидел на дороге знак: «БЕЛЛ-СИТИ 35 миль». Он вспомнил лекцию детектива Турмана: именно в Белл-сити и обнаружили девушку в трейлере, ту самую, что так была похожа на Дианну.

Размышляя о девушке, Брайан вдруг кое-что придумал.

Он поехал по знакам, указывавшим направление к центральной средней школе Кейла, находившейся как раз около шоссе. Естественно, в этот понедельник в школе шли уроки. Стоянка сверкала автомобилями, а на стадионе проходил урок физкультуры, и дети бегали по кругу. Здание школы оказалось одним из старых строений, сохранившихся еще с шестидесятых. Низкое и приземистое, как будто расплющенное, оно напоминало шрам на поверхности земли. Флаг захлопал на шесте, когда Брайан направился к главному входу. На газоне перед фасадом было выстрижено изображение зубастого оскалившегося сизого петуха, распростершего крылья в угрожающем жесте. Лозунг на здании гласил: «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ ДОМОЙ».

Когда Брайан вошел в здание, его охватила ностальгия. Средняя школа Кейла ничем не отличалась от других школ, в которых ему доводилось бывать. Вощеный до блеска пол, слоняющиеся тут и там ученики. Эхом отражаясь от стен, раздавался громкий стук баскетбольного мяча.

В фойе Брайан принялся искать памятный знак. Он хотел найти какое-нибудь упоминание о девушке, ходившей в эту школу много лет назад. Пока Брайан разглядывал запыленные таблички — некоторые оказались настолько древними, что надписи на них почернели, — позади раздался голос:

— Вам помочь?

Обернувшись, Брайан увидел молодую женщину немногим старше его. На ее бэйдже было указано имя: «миссис Самнер».

— Я разыскиваю выпускников, — сказал он нечто среднее между правдой и ложью. — Я тут искал кое-что, возможно, какое-нибудь упоминание о пропавшей девушке.

— Вы интересуетесь Дианной Уорд? — спросила женщина, как будто тот случай уже стал местной притчей во языцех, как будто она называла имя девушки уже тысячи раз. За ее словами скрывалась долгая история здешних мест.

— Да, — признался Брайан.

— Возможно, вам стоит поговорить с Бетани Кавендиш. Она родственница Дианны. После занятий ее можно найти в кабинете 213.

Брайан подождал, пока в 14.15 не прозвенел последний звонок, а затем отправился наверх навестить Бетани Кавендиш. Она оказалась маленькой, худощавой, мужеподобной женщиной. Когда Брайан вошел в класс химии, Бетани перебирала контрольные. На ней была футболка с изображением сизого петуха, в нескольких местах покрытая пятнами от химических реактивов. Пожимая руку Брайану, Бетани крепко сжала ее, а затем отпустила.

— У Дианны было много неприятностей, — рассказывала она, когда они присели за одну из парт у окна. Женщина потягивала кофе из чашки, рекламировавшей мотогонки 1995 года в Дейтоне. — Мне приходилось почти каждую неделю ездить к мистеру Филипсу и уговаривать его, чтобы девчонку не исключили. Я поступала так только из любви к ее матери, Уэнди. Такая милая женщина. Моя кузина, кстати. Единственный человек из рода Кавендишей, который вернулся в Кейл. Мне так было ее жаль, ведь Уэнди терпела не только выходки Дианны, но и своего мужа.

Бетани говорила резко, едва не выплюнув в Брайана слова «своего мужа».

— Дианна пропала первого августа. Уже лет двадцать назад, в восемьдесят шестом. Все решили, что она сбежала с Дэниелом Джонсом и вышла за него замуж. Забавная у них любовь приключилась. Дэнни был постарше, и Дианна на него запала. В смысле, влюбилась всерьез. В том полугодии я вела в ее классе химию. Девчонка целыми днями писала везде и всюду, в тетрадках, на себе имя Дэнни. Бывало, после школы она с виду напоминала человека-галерею, вся в сердечках и словечках типа «навечно» и клятвах бессмертной любви. На нее и вправду было жалко смотреть. Дианна стала совсем как одержимая.

— Они сначала решили, что в деле замешан Дэнни, верно? — спросил Брайан.

— Да, поначалу. Но все были в курсе. Все знали, кто виноват.

— Ее отец?

— Да. Стар. Отец Дианны. Его обвиняли в аналогичном преступлении в Нью-Мексико. Предполагалось, что он подстрелил человека и оставил его умирать в пустыне. Зная Стара, могу сказать, что он вполне был способен на такое. Сперва его называли Стардаст, и, как вы знаете, уже потом он стал Старом. Увлекался астрономией, телескопами и всем в таком духе. Стар хотел понять, каким образом то, что мы видим на небе сейчас, — на самом деле начало Вселенной.

— Большой взрыв, — заметил Брайан.

— Он даже захотел выкрасить свой мотоцикл звездами, и такой заказ обошелся им с Уэнди в кругленькую сумму, которой у них не было. Стар сделал себе татуировку целой галактики, выбил на спине и плечах эскиз Млечного пути с названиями звезд. Уэнди рассказала мне, что Стар отдал за эту татуировку почти двести долларов. Я как-то раз одолжила ему несколько дешевых телескопов, которые у меня завалялись, и он, конечно, ничего не вернул. Такой он был человек.

— Он убил того парня? В Нью-Мексико?

— Думаю, да. Нет, скажу по-другому: мне так рассказывали. Стар был опасен как сама смерть. Ума не приложу, что Уэнди в нем нашла. Возможно, однажды ночью он взял ее с собой покататься, потом показал на небе созвездия, вот она и поверила, что Стар чего-то стоит. Так всегда бывает в Кейле. Девчонок, умниц и красавиц, подминают под себя эти неудачники. Таково наследие этого города. Наверное, здесь больше нечего делать, кроме как водиться с какими-нибудь придурками. Уэнди следовало остаться в Винчестере, но она забеременела и уехала.

— Она училась в Винчестере?

— Должна была окончить в восемьдесят шестом, да только вышло по-другому. Уэнди забеременела и перебралась в Кейл, а потом…

— Да? — спросил Брайан заинтересованно.

— В любом случае все набросились на Стара за тот случай в Нью-Мексико. Я слышала, им почти удалось повесить на него это убийство, но затем пропала Дианна. И тут весь Кейл переполошился, и мы на время забыли про Стара. Но я всегда помнила о нем. Я знала, что это он убил девочку и спрятал где-нибудь.

— Собственную дочь, — сказал Брайан скорее самому себе, чем Бетани. Он вспомнил об отце Полли и безумной теории Мэри Батлер. Теперь Брайан задумался о том, что, вероятно, Мэри была права.

— Когда я кому-нибудь так говорила, на меня смотрели как на дуру. Убийство отцом собственной дочери — это выше человеческого понимания. Но люди не знают всей истории. Стар не был заурядным парнем. Он был гнилым до мозга костей. Злым. Я бы не стала с ним связываться. Ни за что.

Когда Дэнни вернулся из Цинциннати без Дианны, в Кейле разразился настоящий кризис. В «Индианаполис стар» напечатали передовицу об этом происшествии. Надавили на шерифа, чтобы арестовал хоть кого-нибудь, хотя Дианну так и не нашли, и в конце концов все нацелились на Стара. Когда его допрашивали в качестве подозреваемого по поводу того случая в Нью-Мексико, он ляпнул что-то насчет какой-то девицы, от которой хотел избавиться. «Подонки» поступали так со всеми девчонками: их использовали, избивали, унижали, а потом оставляли бедняжек где-нибудь на обочине. Точно так же случилось и с Уэнди. По сути, Стар ее бросил. Она вернулась в тот старый прогнивший дом на Дьюринг-стрит и стала заботиться о двух малышах, оплакивая Дианну.

«Дьюринг-стрит», — подумал Брайан. Там же, где жила Полли. Вдруг две истории стали сплетаться воедино, и он понял, что попал по адресу. Брайан начал понимать намерения Уильямса: придумав эту игру, логическую головоломку с девушкой по имени Полли в главной роли, профессор хотел направить их по следу убийцы Дианны Уорд. Здесь нет никакой логики, напомнил себе Брайан. Только случайность.

— Однажды я пошла ее навестить. Я увидела сломленную женщину. Униженную. Отчаявшуюся. Но Уэнди отказывалась выдать Стара. Я настаивала. Хотела заставить ее признаться, что он виновен, чтобы наконец покончить с этим делом. Но Уэнди заупрямилась. Сказала, что ей страшно даже подумать о таком. Потом сказала, что Стар имел недостатки, но был не так плох, как мы о нем думаем.

— Однако за ним наблюдала полиция, — заметил Брайан. — Детективы следили за ним до самого Белл-сити.

— Да. Они поехали за Старом. Нашли ту девушку. Он держал ее в своем трейлере за городом. Полиция вломилась туда и арестовала Стара. Они думали, что та девушка и есть Дианна, и отвезли ее Уэнди. Но как оказалось, детективы ошиблись. Никак в толк не возьму, с чего они так сглупили. Несколько лет назад я рассказала об этом одному репортеру из газеты. Нику Бурдуа. Он по утрам завтракал в «Макдоналдсе», и я в конце концов набралась смелости и заговорила с ним.

Ник Бурдуа. Брайан не мог вспомнить, где слышал это имя, но оно казалось знакомым.

— Бурдуа сказал, что та девушка была одета точь-в-точь как Дианна. Тот же цвет волос. Та же одежда. Он добавил, что девушка как будто заранее знала, как отвечать на вопросы. Она жила с дядей и тетей в Белл-сити, и полиция некоторое время подозревала их. Решили, будто они ее специально натаскивали. На вопрос полицейских девушка ответила, что она и есть Дианна. Они так и не выяснили, что это значило. И я тоже.

— Сказала, что ее зовут Дианна?

— Так мне рассказывали. Девушка назвалась Дианной, выглядела как Дианна, и они решили… — Бетани замолчала. Сняв очки, потерла глаза. — И все же так поступать нельзя. Непростительно так ошибаться. Это бесчеловечно.

— Что произошло со Старом? — спросил Брайан.

— Полиции, конечно, пришлось его отпустить. Им нечего было предъявить. Уэнди с мужем забрали мальчиков и переехали в Сан-Франциско, откуда родом семья Стара. А Дианну до сих пор не нашли. Я все твердила им: «Поройтесь вокруг старого дома около реки на Дьюринг-стрит. Она где-то там, на том поле, где Стар складывал запчасти от старых мотоциклов». Я уверена, она там.

— Их дом все еще на месте, — произнес Дэннис утвердительно. Он думал о диапозитивах Уильямса, о доме Полли. Уильямс ездил туда, чтобы отснять фотографии. Дэннис решил проехать мимо дома Дианны Уорд, чтобы увидеть все самому.

— Я иногда бываю на той улице. Подумываю о том, чтобы выйти и поискать. Там сейчас живет одна семья, пожилая пара. Коллинзы. Однажды я постучалась к ним, и они меня впустили. Я не стала рассказывать, зачем пришла, но старики и не спрашивали. Думаю, им просто было приятно хоть с кем-то поговорить. Я промолчала об истории этого дома и о пропавшей девочке. Полагаю, они в курсе. Мы просто побеседовали, вот как мы с вами сейчас, но я все время думала, как бы мне пробраться во двор и покопаться на их поле.

— Они все еще живут там?

— Не знаю. Пять лет прошло. Я все еще думаю о ней. И об Уэнди тоже. Несколько лет назад прошел слух, будто бы Дианну нашли мертвой в Калифорнии. Но это неправда. Просто мальчишки болтали всякую чушь. Иногда воображаю, будто Дианна все еще жива, будто Уэнди вернется в Кейл и выкупит старый дом матери. Непонятно только, за какие деньги. Но я представляю себе, как мать и дочь живут счастливо, забыв о прошлом.

Бетани Кавендиш вновь замолчала. Руки ее тряслись, а кольца едва слышно стучали по столу. Отвернувшись, она посмотрела в окно на футбольное поле, где тренировалась школьная команда.

— Вы из школьной газеты? — спросила Бетани.

Брайан сказал, что пишет исследование нераскрытых преступлений.

— Людям такое по вкусу. Думаю, их больше всего привлекает то, что дело нераскрыто. Они хотят получить ответ на все на свете, как будто эти ответы существуют. Вы юные идеалисты. Я знаю: когда была молода, сама верила, что мир абсолютно рационален. В то время мы с Уэнди учились в Винчестере. Каждый вечер по вторникам и четвергам катались в город на стареньком «шевроле» ее отца.

Брайан попытался представить эту женщину в Винчестере, как она гуляла по виадуку, веселилась на вечеринках на Верхнем дворе. Не получилось.

— Есть одна книга, которую написал один из профессоров несколько лет назад.

— Книга?

— Да, какая-то чушь о реальном преступлении. Называлась книга «Исчезновение». Как я понимаю, речь шла о похищении Дианны. Книжка эта стала настоящим плевком в сторону Кейла, парень хотел показать, какие мы тут отсталые. По-моему, это довольно оскорбительно, но все опять заинтересовались Дианной. Автор приезжал в нашу школу. Смешной он человек, с виду похож на страхового агента.

— А как его звали? — спросил Брайан, задумавшись. Актеры. Актеры. Его сердце сжалось, напряглось и затрепетало, как натянутый жгут.

— Уильямс, по-моему. Леон Уильямс. Насколько я знаю, он до сих пор преподает там же. Слышала, он схлопотал выговор за свою книгу. Полагаю, это неприлично, когда в строгую пресвитерианскую школу приезжает профессор, интересующийся похищениями молоденьких девушек. Еще я слышала, будто он собирается написать продолжение — добавить какие-то новые факты. Но было это года три или четыре назад, и книга так и не вышла.

Он собирается написать продолжение, думал Брайан. «Какие-то новые факты».

— Я попробовала связаться с ним. Послала письмо по электронке и рассказала о полосе непаханой земли на Дьюринг-стрит, но он не ответил. Даже не поблагодарил за сведения.

— Вероятно, был занят, — саркастично заметил Брайан.

— Ага. В любом случае вам следует полистать ту книжку. Этот парень знал о Дианне больше меня. Это уж точно. Подробности. Места и голоса. Как будто… вы, наверное, подумаете, что я спятила, но этот парень, профессор… как будто он сам был там.


Содержание:
 0  Тест для убийцы Obedience : Уилл Лэвендер  1  Винчестер, штат Виргиния : Уилл Лэвендер
 5  4 : Уилл Лэвендер  10  8 : Уилл Лэвендер
 15  12 : Уилл Лэвендер  20  16 : Уилл Лэвендер
 25  20 : Уилл Лэвендер  30  25 : Уилл Лэвендер
 35  4 : Уилл Лэвендер  40  3 : Уилл Лэвендер
 45  8 : Уилл Лэвендер  50  8 : Уилл Лэвендер
 55  13 : Уилл Лэвендер  60  14 : Уилл Лэвендер
 65  19 : Уилл Лэвендер  69  19 : Уилл Лэвендер
 70  вы читаете: Осталось две недели… : Уилл Лэвендер  71  21 : Уилл Лэвендер
 75  25 : Уилл Лэвендер  80  23 : Уилл Лэвендер
 85  28 : Уилл Лэвендер  90  33 : Уилл Лэвендер
 95  38 : Уилл Лэвендер  100  31 : Уилл Лэвендер
 105  36 : Уилл Лэвендер  110  29 : Уилл Лэвендер
 115  34 : Уилл Лэвендер  120  39 : Уилл Лэвендер
 125  42 : Уилл Лэвендер  130  47 : Уилл Лэвендер
 135  58 : Уилл Лэвендер  140  43 : Уилл Лэвендер
 145  45 : Уилл Лэвендер  150  53 : Уилл Лэвендер
 155  48 : Уилл Лэвендер  160  Два месяца спустя : Уилл Лэвендер
 163  7 августа 1961 года : Уилл Лэвендер  164  Использовалась литература : Тест для убийцы Obedience



 




sitemap